Жалоба что такое институт права

Жалоба что такое институт права

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции) : 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, [email protected]

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Институт права и публичной политики провел тренинг для адвокатов, заинтересованных в ведении дел в Конституционном Суде

27-28 сентября в Москве прошел тренинг «Обращение в Конституционный Суд России с жалобой и дальнейшее ведение дела». Организатором мероприятия выступил Институт права и публичной политики.

Людмила Балеевских, старший юрист коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», провела мастер-класс, посвященный ведению дела в Конституционном Суде РФ и поделилась с участниками тренинга личным опытом обращений в КС по делу Транснефтепродукта, делу о вступлении России в ВТО, делам об арбитрабильности споров и др.

Она рассказала, как оценить перспективы обращения в КС РФ и правильно подготовить жалобу, как избежать основных ошибок, ведущих к отказу в принятии жалобы к рассмотрению, и спланировать стратегию защиты при обращении КС РФ.

«После того, как дело было рассмотрено всеми судебными инстанциями, но лицо так и не получило защиты своих прав, обращение в КС РФ (при наличии оснований) может стать той «палочкой-выручалочкой», которая позволит в итоге добиться справедливого решения. Но чтобы труд не был напрасным, нужно чeтко понимать, с каким вопросом есть смысл идти в КС РФ, и как усилить жалобу, чтобы привлечь внимание судей КС РФ к той или иной проблеме», – считает Людмила Балеевских.

Жалоба что такое институт права

Фамилия, Имя, Отчество : Сидорович Ольга Борисовна

Название организации: Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

Название газеты, журнала, иного СМИ: Акционерное общество «Телекомпания НТВ»

Дата публикации материала: 24 марта 2017 года

Заголовок, название материала: «ЧП. Расследование: «Евроколлекторы»»

Фамилия автора оспариваемого материала: Роман Игонин

Настоящая жалоба касается выпущенной в эфир 24 марта 2017 г. Акционерным обществом «Телекомпания НТВ» (далее – «Телекомпания НТВ») телепрограммы «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”», в которой представлена не соответствующая действительности и искаженная информация о нескольких некоммерческих организациях, в том числе Автономной некоммерческой организации «Институт права и публичной политики» (далее также – Институт права и публичной политики, Институт, ИППП, заявитель).

Институт права и публичной политики является одним из ведущих независимых правовых центров, с 1993 года осуществляющим научно-исследовательскую, издательскую и просветительскую деятельность в области изучения и оценки конституционных процессов в России и в мире. В 2002 году Институт был отмечен дипломом Высшей юридической премии «Фемида» (Россия). В 2013 году награжден Гран-При Фонда Ельцина за научно-исследовательский проект «Двадцать лет демократического пути: становление конституционного порядка в России». В 2014 году директор Института награждена Почетной грамотой Конституционного Суда Российской Федерации за активное содействие процессу становления и развития конституционного правосудия в России. С 2009 года Институт является членом Международной ассоциации конституционного права (IACL), представляя в ней российских конституционалистов.1

Настоящая жалоба состоит из двух разделов. В разделе I обосновывается, что телепрограмма «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» основана на не соответствующей действительности и искаженной информации о деятельности и финансировании Института, а ее изготовление и распространение Телекомпанией НТВ противоречит стандартам профессиональной этики журналиста. Раздел II содержит просьбу заявителя, обращенную к Общественной коллегии по жалобам на прессу.

I. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

24 марта 2017 г. в 18 ч. 35 мин. (московское время) Телекомпания НТВ выпустила в эфир телепрограмму «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”». Данный выпуск телепрограммы был также размещен на официальном сайте Телекомпании НТВ2 и на канале Телекомпании НТВ на сайте YouTube,3 набрав по состоянию на 13 июля 2017 г. 6818 и 9679 просмотров соответственно.

В телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» присутствует умышленное искажение информации о деятельности и финансировании Института права и публичной политики, направленное на формирование общественного мнения об Институте как об организации, «тайно получающей заграничное финансирование»4 и осуществляющей «антироссийскую деятельность».5 По мнению заявителя, это противоречит правилам профессиональной этики и поведения журналиста.

В соответствии со статьей 49 Закона «О средствах массовой информации» журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации, а также уважать права и законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Пункт 8 Декларации принципов поведения журналиста Международной Федерации Журналистов устанавливает, что умышленное искажение фактов является серьезным нарушением стандарта профессионального поведения журналиста.

В соответствии с Принципом 3 Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу первоочередная задача журналиста – обеспечить право граждан на получение достоверной, точной и полной информации о фактах и текущих событиях. Журналист и редакция средств массовой информации обязаны заботиться о том, чтобы не публиковались неточные, вводящие в заблуждение или искаженные информационные материалы: как текстовые, так и выполняющие роль иллюстрации к тексту.

В телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» указанные стандарты нарушены применительно к освещению:

(1) участия Института в рассмотрении так называемого «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде Российской Федерации (далее – Конституционный Суд);

(2) организационных аспектов деятельности Института (финансирование, состав учредителей и попечителей);

(3) образовательной деятельности Института.

(1) Освещение участия Института в рассмотрении «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде

В телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» освещается участие Института в рассмотрении Конституционным Судом запроса Министерства юстиции Российской Федерации о возможности исполнения Постановления Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 31 июля 2014 г. по делу «ОАО “Нефтяная компания ‘ЮКОС’” против России».

11 ноября 2016 г. в адрес Института был направлен запрос судьи Конституционного Суда Л.М. Жарковой (исх. № 1347). В запросе содержалась адресованная Институту просьба дать правовую оценку доводам Министерства юстиции и поставлены вопросы для исследования. 7 декабря 2016 г. Институт направил в Конституционный Суд свое экспертное заключение, в котором были даны ответы на поставленные судьей Конституционного Суда вопросы.6 15 декабря 2016 г. по приглашению Конституционного Суда руководитель судебной практики Института Григорий Вайпан выступил в заседании Конституционного Суда по данному делу, изложив основные выводы заключения Института.7

Тем не менее в телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» тот факт, что юристы Института подготовили экспертное заключение и приняли участие в судебном заседании Конституционного Суда по запросу Конституционного Суда, сознательно замалчивается. Это позволяет авторам телепрограммы создать искаженное представление о роли Института в рассмотренном Конституционном Судом деле. В телепрограмме неоднократно подчеркивается, что Институт выступает в качестве представителя интересов акционеров ОАО «Нефтяная компания “ЮКОС”» – «поддерживает судебный иск бывших учредителей ЮКОСа против России»,8 «отстаивает интересы беглых акционеров скандальной компании»,9 «радеет за беглых олигархов».10 Эта характеристика некорректна как формально, так и по сути.

Институт не выступал представителем какой-либо из сторон конституционного судопроизводства, а являлся приглашенным лицом – независимым экспертом. Помимо Института в том же качестве в заседании Конституционного Суда 15 декабря 2016 г. принимали участие представители Санкт-Петербургского государственного университета и Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, однако об этом обстоятельстве авторы телепрограммы предпочли не сообщать.

Что касается сути экспертной позиции Института, то в телепрограмме сознательно умалчивается о разнице между «делом ЮКОСа» в широком смысле (серия судебных разбирательств в различных национальных и международных органах начиная с 2003 г.), включая многолетнее разбирательство по жалобе акционеров компании в ЕСПЧ, и конкретным запросом Министерства юстиции в Конституционный Суд (октябрь 2016 – январь 2017 гг.). Предметом последнего являлись не «судебный иск бывших учредителей ЮКОСа» и не вопросы нарушения прав ОАО «Нефтяная компания “ЮКОС”» или выплаты ее акционерам справедливой компенсации, а только вопрос возможности исполнения уже вынесенного постановления ЕСПЧ с точки зрения Конституции Российской Федерации. Институт был приглашен Конституционным Судом дать свою экспертную оценку исключительно этому вопросу, поскольку ранее имел опыт подготовки заключений по делам в Конституционном Суде об исполнении постановлений ЕСПЧ – в связи с делами «Маркин против России»11 и «Анчугов и Гладков против России».12 Судя по телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”», журналисты Телекомпании НТВ очень внимательно изучили сайт Института, а значит, должны были знать об этом опыте Института.13

Тем не менее данная информация в телепрограмме не упомянута. Вместо этого авторы телепрограммы создают у телезрителя ложное впечатление о том, что Институт участвовал в разбирательстве в Конституционном Суде исключительно ради материальной выгоды акционеров ОАО «Нефтяная компания “ЮКОС”».

Так, основной вывод заключения Института в телепрограмме резюмирован словами журналиста Олега Лурье следующим образом: «Обязательно Конституционный Суд должен вынести решение выплатить акционерам ЮКОСа вот эти вот миллиарды. Россия вообще, в принципе, по мнению этих экспертов (в кавычках, наверно, я не знаю), должна платить и каяться».14 Подобного вывода в заключении Института нет, а Конституционный Суд в принципе не компетентен разрешать вопросы выплаты либо невыплаты кому-либо каких-либо компенсаций.

С той же целью – исказить роль Института в рассмотренном деле – фраза представителя Института в заседании Конституционного Суда о том, что «окончательное решение Европейского Суда подлежит исполнению в том числе в части присуждения справедливой компенсации»,15 цитируется в телепрограмме сразу после слов «коллегия [Конституционного Суда] внимательно заслушивает стороны скандально известного дела “ЮКОСа”»16 (выделено нами. – ИППП) и «Европейский суд по правам человека уже вынес свой вердикт. В соответствии с ним наша страна обязана заплатить бывшим руководителям «ЮКОСа» без малого 2 млрд. евро».17 Между тем, слова представителя Института умышленно вырваны из контекста – как можно легко убедиться при ознакомлении с полным текстом выступления, цитируемая фраза является не требованием или просьбой стороны по делу выплатить ей определенную денежную сумму, как это стремятся представить авторы телепрограммы, а лишь воспроизведением общей правовой позиции Конституционного Суда об исполнении постановлений ЕСПЧ.18

Наконец, авторы телепрограммы пытаются изобразить независимые экспертные заключения как нечто подозрительное и предвзятое по самой своей сути. Для этого они используют недостоверные сведения, полученные от политического обозревателя Павла Шипилина, которого при этом выдают за «профессионального юриста».19 Господин Шипилин следующим образом комментирует факт подачи заключения Институтом: «Допустим, мы с вами написали экспертное заключение по делу Кеннеди и в Верховный суд Америки принесли свое заключение. Ну и что? Мы же понимаем, чем это кончится. Они просто — они просто даже не ответят на наш вот этот вот порыв души».20 Из публично доступных сведений о Павле Шипилине не следует, что он обладает юридическим образованием либо компетенцией в вопросах сравнительного правоведения.21 Никакие другие компетентные специалисты суждения господина Шипилина в телепрограмме не подтверждают, иные доказательства достоверности его суждений не приведены. В действительности же независимые экспертные заключения по делам, рассматриваемым судами США, — крайне распространенный феномен: например, согласно статистическим данным за последние годы такие заключения поступили в Верховный Суд США в 85 процентах рассмотренных дел.22 Умалчивают авторы телепрограммы и о том, что при рассмотрении «дела ЮКОСа» Конституционный Суд приобщил к материалам дела и опубликовал на своем официальном сайте 2 экспертных заключения, представленных в инициативном порядке.23

Ознакомьтесь так же:  Жалоба в жэу на горячую воду

Таким образом, путем использования недостоверной, неточной и неполной информации авторы телепрограммы «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» намеренно искажают роль Института при рассмотрении «дела ЮКОСа» в Конституционном Суде.

(2) Освещение организационных аспектов деятельности Института (финансирование, состав учредителей и попечителей)

В телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» приводятся сведения о текущих и прежних источниках финансирования Института, а также об отдельных его учредителях и попечителях. Указанные сведения являются недостоверными, неточными и неполными, что формирует искаженный образ Института в публичном пространстве.

Так, в телепрограмме содержатся ложные утверждения о том, что заявитель тайно получает (получал) иностранное финансирование. При этом на протяжении телепрограммы ее авторы вводят телезрителя в заблуждение, создавая ощущение сенсационности и давая понять, что предают огласке секретные сведения (например: «Нам удалось приоткрыть завесу тайны над бухгалтерией этой некоммерческой организации»).24

Однако в действительности источники финансирования Института публичны, а информация о них взята авторами телепрограммы из открытых источников.

В телепрограмме демонстрируются кадры с кратким описанием гранта Комиссии Европейского Союза, который был получен Институтом в 2015 году на реализацию проекта «Содействие участию гражданского общества в конституционно значимых судебных процессах в России».25 Указанные кадры взяты с открытого официального интернет-ресурса Комиссии Европейского Союза, где любой желающий может ознакомиться с информацией о финансируемом проекте Института.26

Также в телепрограмме неоднократно показаны кадры с официального сайта Фонда Макартуров, включая страницу профиля Института.27 Размещенная на этой странице информация о проектах Института, получивших финансирование указанного фонда в 2000-2015 годах, является открытой и также доступна для ознакомления любому желающему.28

Наконец, в стремлении «разоблачить» Институт авторы телепрограммы умудряются озвучить выводы о финансовой отчетности Института, которые противоречат ими же самими подобранным изображениям. Обращаясь к отчетам Института, размещенным на сайте Министерства юстиции, журналист заявляет: «Источники своих доходов Институт права и публичной политики скрывает под туманной формулировкой «иные». Странно, ведь официально организация не считается иностранным агентом и получать деньги из-за рубежа вроде бы не должна».29 При этом на экране демонстрируется страница 2 Отчета о деятельности некоммерческой организации и персональном составе ее руководящих органов за 2015 г. (Форма ОН0001), на которой в разделе «Источники формирования имущества» поставлена галочка напротив графы «Целевые поступления от иных иностранных организаций» (выделено нами. – ИППП).30 То есть озвученный журналистом вывод о том, что Институт скрывает иностранный характер своего финансирования, является заведомо ложным. Стоит отметить, что иностранные источники финансирования Института обозначены и в аналогичных отчетах Института, представленных в Министерство юстиции за другие годы.

К числу фальшивых сенсаций можно отнести и упоминание об учредителе Института – Московском общественном научном фонде. Авторы телепрограммы сообщают: «До 2001 г. организация носила название «Центр конституционный исследований восточной и центральной Европы» и входила в состав Московского общественного научного фонда. … Интересный момент: один из учредителей Московского общественного научного фонда – Ольга Сидорович. Она же возглавляет Институт права и публичной политики».31 Эти фразы сопровождаются в телепрограмме зловещей музыкой и демонстрацией символики МОНФ и фотографий Ольги Сидорович, что призвано подчеркнуть факт некого разоблачения. Однако информация о МОНФ как учредителе Института не представляет собой никакой тайны или сенсации: она имеется не только на сайте Института, но и в публично доступном Едином государственном реестре юридических лиц.32

Озвучиваемые авторами телепрограммы сведения об источниках формирования имущества Института основаны на посылке о подозрительности, вредоносности и компрометирующем характере любого иностранного финансирования (например: «Организация скомпрометировала себя, получая многочисленные зарубежные гранты»;33 «Как ни странно «Правовая инициатива», как, впрочем, и Институт права и публичной политики, несмотря на свою антироссийскую деятельность, иностранным агентом не считается»34). При этом данная посылка в телепрограмме основана на искажении фактов либо на умолчании о значимых фактах.

Во-первых, согласно действующему в России законодательству иностранное происхождение финансирования некоммерческой организации «не предполагает негативной оценки такой организации со стороны государства» (Постановление Конституционного Суда от 8 апреля 2014 г. № 10-П). Кроме того, вопреки положениям законодательства в телепрограмме понятие «некоммерческая организация – иностранный агент» отождествляется с понятием «иностранное финансирование» (например: «Странно, ведь официально организация не считается иностранным агентом и получать деньги из-за рубежа вроде бы не должна»),35 в то время как согласно пункту 6 статье 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях» для признания некоммерческой организации «иностранным агентом» необходимо также участие этой организации в «политической деятельности». Авторы телепрограммы создают у телезрителя ложное впечатление о том, что Институт неправомерно избегает регистрации в качестве «иностранного агента», однако ссылаются при этом лишь на факты получения имущества из иностранных источников, что согласно законодательству не является достаточным условием для регистрации в качестве «иностранного агента». Более того, в 2014 и 2016 гг. Институт подвергался проверкам Министерства юстиции, в том числе на предмет соблюдения законодательства об «иностранных агентах», в результате которых признаков «политической деятельности» в проектах Института обнаружено не было. Несмотря на то, что Министерство юстиции ведет активную и широко освещаемую в СМИ деятельность по выявлению некоммерческих организаций – «иностранных агентов», авторы телепрограммы либо не обращались в Министерство юстиции с запросом о причинах, по которым Институт не значится в реестре «иностранных агентов», либо, получив такую информацию, умышленно не упомянули о ней в телепрограмме. Тем самым выводы телепрограммы о том, что Институт работает в обход действующего законодательства, основаны на неподтвержденных и необоснованных предположениях.

Во-вторых, в телепрограмме утверждается, что «пару лет назад Фонд Макартуров был признан нежелательной организацией и свернул свою деятельность в России».36 Данное утверждение является заведомо ложным: Фонд Макартуров не значится в

Перечне иностранных и международных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории Российской Федерации.37

В-третьих, как следует из телепрограммы, наличие иностранного финансирования само по себе означает заказной характер деятельности финансируемой организации и контроль доноров над содержанием этой деятельности (например: «Откуда такая преданность европейским ценностям? Вот любопытные документы. Институт права и публичной политики, который так радеет за беглых олигархов, получил от Еврокомиссии грант – ни много ни мало 750 тысяч Евро. А вот еще транши от американского Фонда Макартуров»;38 «И здесь достаточно понятно, кто за этой организацией стоит и откуда взялось такое вот экспертное заключение, требующее «отдайте миллиарды ЮКОСу»39). Подобное предположение в отношении Института ничем в телепрограмме не подкреплено. Аналогичным образом факт того, что одним из членов Попечительского совета Института является Иван Крастев, используется экспертом телепрограммы для вывода о том, что «отчетность [Института] идет напрямую в Белый Дом».40 Это вывод, помимо своей ложности, также иллюстрирует ангажированный подход авторов телепрограммы к отбору фактов: в Попечительском совете Института, помимо Ивана Крастева, состоят еще 12 человек, среди которых судья Конституционного Суда в отставке Тамара Морщакова и судья ЕСПЧ в отставке Анатолий Ковлер.

Таким образом, путем искажения фактов и манипулирования информацией авторы телепрограммы пытаются выставить Институт недобросовестной организацией, которая скрывает сведения о своей деятельности и работает в обход действующего законодательства. Подобным образом авторы телепрограммы стремятся подорвать доверие общества к деятельности Института.

(3) Освещение образовательной деятельности Института

В телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» приводятся не соответствующие действительности сведения об образовательной деятельности Института и, в частности, об организованном Институтом с 16 по 20 апреля 2016 г. семинаре для журналистов «Судебная журналистика: стратегическое правосудие в материалах российских медиа».41

В телепрограмме описываются попытки блогера Павла Шипилина принять участие в этом семинаре и делается вывод о том, что ему было отказано в участии по субъективным причинам, связанным с его «патриотическими взглядами»: «Чем он пришелся не ко двору, Павел догадывается. Люди с патриотическими взглядами, которые уважают Конституцию и отстаивают интересы страны, заграничных лекторов не интересуют. У семинара совсем другие цели».42

В действительности, как следует из переписки сотрудников Института с Павлом Шипилиным, ему было отказано в участии в семинаре по двум причинам: во-первых, его заявка поступила менее чем за двое суток до начала семинара, когда все организационные вопросы уже были решены и итоговое количество участников утверждено; во-вторых, судя по представленной заявке, господин Шипилин не относился к целевой группе проекта – не являлся и не является «журналистом, пишущим о правовой, правозащитной и судебной деятельностях»: он является «экспертом по международным вопросам и геополитике», а материалы его блога «содержат реплики и комментарии по поводу текущих геополитических событий, значительная часть статей содержит разборы популярных мифов».43 Именно это и имелось в виду во фразе сотрудника Института, цитируемой господином Шипилиным в телепрограмме: «Сама тема ваших публикаций, указанная при заполнении заявки, не вписывается в тематику семинара, рассчитанную на конкретную специализацию журналистов»).44 При подготовке телепрограммы журналисты Телекомпании НТВ не связывались с Институтом для прояснения обстоятельств подачи заявки Павла Шипилина. В результате в телепрограмме были использованы непроверенные и не соответствующие действительности сведения.

На основании приведенных обстоятельств авторы телепрограммы устами Павла Шипилина создают у телезрителей искаженные представления об образовательных мероприятиях Института: «[Цель –] переформатировать, так сказать, сознание, может быть, сформировать сознание людей. Направить их на, к сожалению, разрушительную такую деятельность, которую заворачивают в красивую обертку».45 Поскольку Павел Шипилин не присутствовал на семинаре, то он не мог располагать какими-либо сведениями о содержании занятий. Таким образом, высказанное в телепрограмме мнение о «разрушительной» направленности семинаров Института оказывается не основанным ни на чем, кроме личных домыслов комментатора, однако авторы телепрограммы не указывают на это обстоятельство. Напротив, они используют указанное мнение для развития ранее изложенных в телепрограмме выводов об «антироссийском» характере деятельности Института. Вместе с тем, как было показано выше, указанные выводы сами по себе лишены фактических оснований.

Таким образом, в телепрограмме «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» присутствует умышленное искажение информации о финансировании и деятельности Института права и публичной политики и формируется не соответствующее действительности представление об Институте как об организации, «тайно получающей заграничное финансирование» и осуществляющей «антироссийскую деятельность», что является нарушением стандартов профессиональной этики журналиста.

Ознакомьтесь так же:  Приказ рф о социальных услугах

II. ПРОСЬБА К ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ

На основании изложенного, руководствуясь положениями статей 1.2, 1.3 и 4.1 Устава Общественной коллегии по жалобам на прессу, Автономная некоммерческая организация «Институт права и публичной политики»

признать выпущенную в эфир 24 марта 2017 г. Акционерным обществом «Телекомпания НТВ» телепрограмму «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» нарушающей правила профессиональной этики и поведения журналиста.

1. Свидетельство о государственной регистрации АНО «Институт права и публичной политики» (копия на 1 л.);

2. Устав АНО «Институт права и публичной политики» (зарегистрирован в Минюсте России 23 июля 2014 г.) (копия на 18 л.);

3. Протокол заседания Попечительского совета АНО «Институт права и публичной политики» от 3 июня 2015 г. об утверждении кандидатуры и назначение на должность директора (копия на 5 л.);

4. Сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц в отношении АНО «Институт права и публичной политики» (копия на 5 л.);

5. Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу (копия на 1 л.);

6. CD-диск с записью телепрограммы «ЧП. Расследование: “Евроколлекторы”» от 24 марта 2017 г.

7. Переписка сотрудников Института права и публичной политики с Павлом Шипилиным от 14-15 апреля 2016 г. (копия на 4 л.).

Институт права и публичной политики

О компании: Российская автономная некоммерческая организация, являющаяся одним из ведущих правовых центров. С 1993 года Институт осуществляет научно-исследовательскую, издательскую и просветительскую деятельность в области изучения и оценки конституционных и политических процессов в России и в мире. Показать полностью…

С 2009 года Институт является членом Международной ассоциации конституционного права (IACL).

1. Институт является учредителем и осуществляет издание и распространение журналов:
— «Сравнительное конституционное обозрение»;
— «Международное правосудие» (с 2011 года).

2. С 2011 года совместно с Венецианской комиссией Совета Европы Институт проводит Всероссийский конкурс по конституционному правосудию среди студенческих команд высших юридических учебных заведений России
Подробнее: http://ilpp.ru/konkursy/femida/

3. С 2015 года при поддержке Европейского Союза реализует проект «Содействие участию гражданского общества в общественно значимых конституционных судебных процессах в России».
Подробнее об этом и других проектах Института можно узнать на сайте: http://ilpp.ru/projects/all-projects/ Веб-сайт: www.ilpp.ru

Новое поступление в Библиотеку Института:

Конституционно-правовые проблемы эффективности публичной власти в России и зарубежных государствах: коллективная монография / Под ред. А.А. Ларичев. Петрозаводск: Карельский филиал РАНХиГС, 2017. 327 с. Показать полностью…

Настоящее издание является монографическим трудом международного коллектива авторов, посвященным конституционно-правовым проблемам эффективности публичной власти в России и зарубежных государствах. Идея подготовки данной монографии возникла в ходе проведения международной научной конференции по рассматриваемым проблемам, которая состоялась в г. Петрозаводске 9-10 сентября 2016 г.

Издание адресовано ученым, преподавателям, аспирантам и студентам высших учебных заведений, практическим работникам органов государственной власти и местного самоуправления.

Журнал «Международное правосудие» сообщает о проведении Пятого ежегодного конкурса научных работ по международному публичному праву «Международное право в XXI веке».

Новое поступление в Библиотеку Института:

Овсепян Ж.И. Конституционно-правовой статус человека (гражданина) в России: монография/Ж.И. Овсепян; Южный федеральный университет. — Ростов-на-Дону; Таганрог: Показать полностью… Издательство Южного федерального университета, 2018. – 702 с.

Монография посвящена исследованию теории, истории и современного состояния научной доктрины, законодательства и практики конституционно-правового положения (статуса) человека и гражданина в России периода глобализации. В теоретической части особое внимание уделяется характеристикам каждого из элементов конституционно-правового статуса человека (гражданина) как сложносоставной научной конструкции. Предлагается систематизация и развернутое исследование учений о субъективном характере основных (конституционных) прав и свобод в классической научной теории и современное прочтение этого учения, соответствующее периоду глобализации. Выявляются юридические признаки субъективных прав и свобод на основе междисциплинарных (в том числе с использованием методологий неюридических отраслей знаний) подходов; рассмотрено развитие их юридического содержания в конституционном (парламентском) и судебном праве. Исследованы судебные и несудебные механизмы защиты основных прав и свобод в контексте истории их становления в России.

Издание предназначено для студентов, преподавателей юридических и неюридических вузов, практиков правозащитной и правоохранительной деятельности, а также всех интересующихся правовым положением человека и гражданина в России и современном мире.

Новое поступление в Библиотеку Института!

Лукьянова Елена Анатольевна. «КРЫМНАШ. Спор о праве и о скрепах двух юристов»

Эта книга — сборник статей и комментариев, результат стихийно возникшей и продолжающей развиваться дискуссии о праве, Показать полностью… его роли и значении в современном российском обществе. Дискуссия возникла из публичной полемики на страницах российских газет двух докторов юридических наук — Елены Анатольевны Лукьяновой и Валерия Дмитриевича Зорькина по вопросу о применимом праве и юридических процедурах в процессе принятия в состав Российской Федерации Республики Крым и города Севастополя.

12-14 декабря состоялась Международная научная конференция «Российский конституционализм и вызовы времени: уроки первых 25 лет», организованная Институтом права и публичной политики в сотрудничестве с юридическим факультетом МГУ им. Показать полностью… М.В. Ломоносова, Московским отделением Ассоциации юристов России.
В работе Конференции приняли участие около 150 человек: преподаватели и студенты различных российских ВУЗов (Москвы, Санкт-Петербурга, Томска, Ростова-на-Дону, Иркутска, Ярославля), эксперты из Великобритании, Германии, Нидерландов, Болгарии, Сербии, а также практикующие юристы. Организация и проведение конференции были осуществлены при поддержке Фонда Конрада Аденауэра в России, Совета Европы и посольства Королевства Нидерландов в Москве.
В ходе конференции было проведено 11 заседаний (с синхронным переводом).

Общая характеристика института административной жалобы (административного иска).

Психодиагностические таблицы. Психодиагностические методики. Коррекционные упражнения

Ответственный за выпуск В-А. Абрамов Корректор Е.Ф. Толстая Компьютерная верстка О.М. Зинина Графика Е.В. Торочков Обложка Ю.В. и Ю.Ю. Захаркины

109391, г. Москва, 2-й Карачаровский пр., 1/1 Лицензия на издательскую деятельность ЛР № 050043 от 27.11.96 г.

Подписано в печать 29.09.97 г. Формат 60х88/16. Бумага офсетная №1. Гарнитура Школьная. Печать офсетная. Усл.-печ.л. 14. Тираж 5000 экз. Заказ № 966

Отпечатано в Подольской типографии ЧПК 142110, г. Подольск, Московской обл., ул. Кирова, д. 25

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МВД РОСССИИ

Кафедра административного права

Дисциплина: АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО РОССИИ

Тема № 30: «Институт административной жалобы

(административного иска)»

Специальности: 030501 – юриспруденция,

030505 – правоохранительная деятельность.

преподаватель кафедры АП

кандидат юридических наук,

капитан милиции Кравченко И.В.

Обсуждена и одобрена на заседании кафедры

20 апреля 2006 г., протокол № 11

Лекция 30. Институт административной жалобы

Административного иска).

§ 1. Общая характеристика института административной жалобы (админи­стративного иска).

§ 2. Виды жалоб (административного иска).

§ 3. Основные принципы и гарантии реализации института обжалования (административного иска).

Список литературы:

Нормативные акты:

1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993).

2. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 № 195 – ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001).

3. Федеральный закон от 27.04. 1993 г. № 4866 – 1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

4. Федеральный закон от 14.12.1995 г. № 197 – ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (принят ГД ФС РФ 15.11.1995).

5. Федеральный Конституционный закон от 31.12.1996 г. № 1 – ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (одобрен СФ ФС РФ 26.12.1996).

6. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 25.02.1993 г. № 4552 – 1 «О порядке введения в действие закона Российской федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

7. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 21.12.1993 г. № 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан». (в ред. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.05. 1996 г. № 10; от 14.02.2000 г. № 9; от 20.05.2000 г. № 19; от 24.04. 2002 г. № 8).

8. Закон г. Москвы от 18.06.1997 г. № 25 «Об обращениях граждан» (в редакции от 21.06.2000 г. № 21).

9. Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Литература:

1. Агапов А.Б. Административная ответственность: Учебник. М., 2000.

2. Административно-процессуальное право России. Учебное пособие. Курс лекций. Под ред. Килясханова И.Ш. М., Юнити – Дано.

3. Коренев А.П. Административное право России. Часть 1. М., 2001. Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для Вузов. М., 2001.

4. Историко-этимологический словарь современного русского языка. Т. 1. М., 1994.

5. Масленников М.Л. Можно ли считать жалобу административным иском. Тверь, 1998 г.

6. Панова И.В. Административно-процессуальная деятельность в РФ. Саратов, 2001.

7. Соловьева А.К. Производство по делам об административных правонарушениях и административное судопроизводство // Административная ответственность. М., 2001.

8. Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Административная юстиция и административное судопроизводство в Российской Федерации. М., 2001.

9. Словарь русского языка. Т. 1. М., 1981.

10. Старилов Ю.Н. Административная юстиция: Проблемы теории. Воронеж, 1998.

Общая характеристика института административной жалобы (административного иска).

Обращения граждан в государственные и общественные органы с предложениями, заявлениями, жалобами — важное средство осуществления и охраны прав личности, укрепления связей государственного аппарата с населением, существенный источник информации, необходимой при решении текущих и перспективных вопросов государственного, хозяйственного и социально — культурного строительства. Являясь одной из форм участия трудящихся в управлении, обращения граждан способствуют усилению контроля народа за деятельностью государственных и общественных органов, борьбе с волокитой, бюрократизмом и другими недостатками в их работе.

Роль института административной жалобы (административного иска) огромна, поскольку посредством подачи жалобы (административного иска) гражданин может воздействовать на принятие решений органами государ­ственной власти, внося свой вклад в выработку государственной политики в различных областях жизни. Помимо этого, обжалование есть средство защиты прав граждан. Наряду с судебной защитой, защита административная, прояв­ляющаяся в реакции органов исполнительной власти на обращение гражданина и принятии ими соответствующих мер, есть важнейшее средство охраны чело­века, его прав и свобод.

Суть термина «обжалование» заключается в подаче жалобы или административного иска в связи с нарушением действиями (бездействием) органов государственной власти, местного самоуправления, прав и свобод граждан и юридических лиц. Основными актами, регламентирующим рассмотрение института обжалования являются:

Ознакомьтесь так же:  Договор на электроизмерения

— Федеральный закон от 27.04.1993 г. № 4866 – 1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с дополнениями на 1995 г.);

— Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. (в редакции от 4 марта 1980г.) «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан» с изменениями и дополнениями от 2 февраля 1988г.

— Закон г. Москвы «Об обращениях граждан» от 18 июня 1997 года (в редакции от 21 июня 2000 года № 21).

Жалоба – обращение гражданина с требованием восстановления нарушенного действиями (бездействием) и решениями органов либо должностных лиц, другими гражданами их прав, свобод или законных интересов. Жалоба появляется в той сфере правовых отношений, которые возникают из нарушения прав и законных интересов гражданина, установленных и закреп­ленных законодательством и другими нормами, регламентирующими права и личные интересы граждан, т.е. в тех случаях, когда отношения между гражда­нином и властью выходят за рамки позитивных. Цель подачи жалобы заключа­ется в защите и восстановлении прав. Однако сами по себе жалобы не обеспе­чивают законность и не могут устранить её нарушения. Жалобу следует рас­сматривать как одну из гарантий соблюдения законности, так как она является одним из проявлений критики “снизу”. Жалоба всегда является как средством защиты прав и свобод законных интересов индивида, нарушенных деяниями или актами государственных органов, иных структур, должностных лиц служа­щих, так и одним из средств осуществления этих прав. Путем её подачи граж­дане реализуют предоставленные им государством права или требуют восста­новления нарушенных прав. Таким образом, в жалобе наиболее ярко проявля­ется сочетание публичного и частного интереса, характерного для обращений граждан вообще. Однако подача жалобы не сводится к осуществлению только охранительной функции. Исследование социально-правовой сущности этого инсти­тута дает основание полагать, что жалобы имеют двуединое значение. Они яв­ляются, с одной стороны, средством, способом зашиты прав и законных инте­ресов человека, нарушенных действиями (бездействием) властных структур, а с другой — сигналами о существующих недостатках в их работе, способствуют устранению последних, улучшению работы государственного аппарата, укреп­лению режима законности. Одна из основных функций конституционного права на обжалование — служить средством охраны прав и законных интересов гра­ждан. Следует отметить, что один из аспектов института права жалобы выража­ется в возможности гражданина посредством своего обращения участ­вовать в управлении общественными и государственными делами, выражать свою позицию, личное мнение по различным вопросам. Практика и опыт многих десятиле­тий показали, что главной целью, которую ставит гражданин, обращаясь с жа­лобой, является защита нарушенных прав человека (прежде всего самого себя), устранение препятствий для осуществления гражданином его прав и свобод и т.д. Лишь опосредованно, в ходе борьбы за свои права гражданин одновре­менно участвует и в управлении делами общества и государства, а точнее в дея­тельности по укреплению законности. Любой человек, обращаясь с жалобой с целью защитить нарушенные права, тем самым доводит до сведения компе­тентных органов факты, которые, по его мнению, являются негативными, обу­словливают нарушение его прав и интересов и нуждаются в устранении. Таким образом, гражданин проверяет соответствие поведения различных органов и должностных лиц установленным для них масштабам поведения в целях выяв­ления и недопущения возможных отклонений. Исходя из этой посылки, право на жалобу представляет собой важное средство социального контроля, через призму которого можно и нужно рассматривать реализацию права как элемент участия граждан в управлении делами общества и государства. В этом смысле, используя право на жалобу, гражданин посредством ее подачи выражает свое отношение к тем или иным реалиям. Подобная информация, заложенная в дан­ного рода обращении, должна восприниматься как существенный источник вы­явления общественных интересов. Таким образом, очевидно, что право на жа­лобу, прежде всего, обеспечивает личный интерес гражданина в защите его на­рушенного права (либо коллективов в отношении своих членов).

Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с изменениями и дополнениями от 14 декабря 1995 г.) снял всякие ограничения в реализации конституционного права граждан на жалобу и судебную защиту. Теперь могут быть обжалованы в суд коллегиальные и единоличные действия (решения) государственных органов, органов местного самоуправления, учреждений, предприятий, их объединений, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих — всех лиц, которые постоянно или временно занимают в государственных органах, органах местного самоуправления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, объединениях, в кооперативных, общественных организациях (независимо от форм собственности) должности, связанные с выполнением организационно — распорядительных или административно — хозяйственных обязанностей либо исполняющих такие обязанности. В суд могут быть обжалованы решения общих собраний общественных организаций и объединений, жилищно- строительных кооперативов, акционерных обществ, профсоюзных организаций, а также их органов управления и должностных лиц.

В Законе от 27 апреля 1993 г. установлены объективные пределы его применения: если нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к какой-либо ответственности. Суды рассматривают жалобы на любые действия (решения), нарушающие права и свободы граждан, кроме тех, проверка правомерности которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, либо в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Специальный, иной порядок рассмотрения жалоб по делам, возникающим из административно — правовых отношений, установлен для рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях (гл. 30 КоАП РФ); в порядке гражданского судопроизводства рассматриваются споры по пенсионным вопросам (ст. 129 Закона РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации»).

В соответствии с Законом от 27 апреля 1993 г. предметом жалобы могут быть действия (бездействие), решения, совершенные либо принятые в нарушение установленных правовых предписаний закона или иного нормативного правового акта федеральных органов, органов субъектов Российской Федерации или органа местного самоуправления, относящиеся к конкретному гражданину, заинтересованному в правильном (адекватном) применении к нему соответствующего правового предписания.

Правом на обжалование действий (или бездействий) и решений органов государственной власти и должностных лиц обладают как физические, так и юридические лица. Так, например, постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицом, в отношении которого оно вынесено, потерпевшим, законным представителем физического лица, законным представителем юридического лица, защитником и представителем.

При обращении с жалобой в соответствующий орган гражданин вправе:

— лично довести до сведения должностного лица, рассматривающего жалобу, обстоятельства, приведшие к нарушению его прав;

— присутствовать при рассмотрении жалобы и знакомиться с итоговыми материалами по ее проверке;

— представлять дополнительные сведения или ходатайствовать об их истребовании органом власти города или должностным лицом, рассматривающим жалобу;

— получить в установленный срок официальный ответ в письменной форме о результатах рассмотрения жалобы;

— при несогласии с принятым решением обжаловать его в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти;

— требовать возмещения морального и материального вреда в установленном законом порядке;

— пользоваться услугами доверенного лица, адвоката.

Должностное лицо, в компетенцию которого входит рассмотрение соответствующей жалобы, обязано:

— принять жалобу и зарегистрировать ее;

— рассмотреть жалобу по существу в установленный настоящим Законом срок, объективно оценить изложенные в ней факты, проверить их достоверность;

— незамедлительно принять меры к пресечению неправомерных решений, действий (бездействия), посягающих на права и законные интересы граждан;

— в случае необходимости выехать на место для обследования обстоятельств, породивших жалобу, истребовать у тех органов власти города и должностных лиц, на которых поступила жалоба, необходимые материалы и объяснения, пригласить свидетелей и специалистов;

— принять мотивированное и основанное на законе решение по жалобе и обеспечить его реальное исполнение;

— сообщить гражданину о результатах рассмотрения жалобы и принятом по ней решении в установленный законом срок в письменной форме или в устной форме по согласованию с ним.

Рассмотрение жалобы прекращается, если в ходе проверки было установлено, что автор указал ложные фамилию, адрес и другие недостоверные сведения.

Жалобы граждан могут быть поданы как в устной, так и в письменной форме.

Устные жалобы граждан рассматриваются в тех случаях, когда изложенные в них факты и обстоятельства очевидны и не требуют дополнительной проверки, личности обращающихся известны или установлены. Как правило, на устные жалобы граждан дается ответ в устной форме, если нет необходимости проведения дополнительной проверки изложенных в них фактов. В таком случае, жалобы регистрируются в трехдневный срок и ставятся на контроль, результаты их рассмотрения доводятся до сведения заинтересованных лиц в установленном настоящим Законом порядке.

Письменные жалобы обычно пересылаются по почте, телеграфу, вручаются через бюро жалоб и предложений или лично, че­рез секретариат и т.п. Они должны содержать наименование и адрес органа власти города или должностного лица, которым они адресованы, изложение существа жалобы или ходатайства, фамилию, имя, отчество обращающихся, их адреса, контактные телефоны, дату и личную подпись.

Жалобы, в которых отсутствуют фамилия, адрес и личная подпись, считаются анонимными и не подлежат рассмотрению.

Полномочия представителя, выступающего с жалобой от имени гражданина, удостоверяются подписью руководителя организации по месту жительства, работы или учебы, лечения, скрепленной печатью, а для лиц, находящихся в местах лишения свободы, — руководителями исправительных учреждений.

Не рассматриваются жалобы, содержащие выражения, оскорбляющие честь и достоинство других лиц.

Жалобы подаются в те органы и организации, тем должностным лицам, которым непосредственно подчинены орган, предприятие, учреждение, организация или должностное лицо, действия, которых обжалуются, а также в суд.

Кроме того, жалобы могут быть направлены: в Администрацию Президента Российской Федерации, при которой создано самостоятельное подразделение – Управление Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан, в Конституционный Суд Российской Федерации, если налицо факты нарушения конституционных прав и свобод граждан, в Прокуратуру Российской Федерации, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, а также во многие другие инстанции.

В том случае, если жалоба неподведомственна органу власти города или должностному лицу, она адресуется в трехдневный срок со дня поступления тому органу власти города или должностному лицу, к компетенции которых относится решение поставленных в ней вопросов.

Обратившимся лицам в таком случае при личном приеме или в письменном ответе сообщается, кому направлены на рассмотрение их жалобы.

Запрещается направлять на рассмотрение жалобы тем органам власти города и должностным лицам, действия (бездействие) которых обжалуются.

Возникающие споры о подведомственности обращений граждан рассматриваются вышестоящим органом государственной власти, должностным лицом либо в судебном порядке.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *