Вступление в дело третьих лиц заявляющих самостоятельные требования

§ 2. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

1. Понятие и характерные черты третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора
2. Права и обязанности третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора
3. Порядок вступления третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в процесс

1. Понятие и характерные черты третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора

В соответствии со ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до постановления судом решения. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца.
Например, бывшие супруги спорят о разделе дома. Истец (бывший супруг) предъявляет иск о разделе дома к ответчику (бывшей супруге), претендуя на половину дома. В дело вступает мать ответчика, утверждая, что дом построен на ее средства, и заявляет свои требования на весь дом. В данном случае мать является третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора. Как было указано в первом параграфе, третье лицо имеет юридическую заинтересованность в исходе дела и вступает в начатый в суде процесс.
Однако для третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, характерны и специфические черты, отличающие его от другого вида третьих лиц (третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора). Рассмотрим характерные черты третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.
Во-первых, третьи лица заявляют самостоятельное требование относительно предмета, о котором спорят стороны. Так, в приведенном примере это спор о праве собственности на дом. На предмет спора претендуют как стороны, так и третье лицо.
Во-вторых, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, вступают в процесс добровольно путем подачи искового заявления. Как уже отмечалось, привлечение данного вида третьих лиц в процесс помимо их воли невозможно.
В-третьих, они вступают всегда в начатый процесс до вынесения судом решения по делу. Практически третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, может вступить в процесс, начиная со стадии подготовки дела и до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения по делу. Бесспорно, что наиболее рациональным является вступление в процесс на стадии подготовки дела, что позволяет надлежащим образом подготовить дело к судебному разбирательству и рассмотреть его без отложения. Это крайне важный момент в понимании отличия третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, от истца.
Например, в нашем примере если бы мать подала заявление о праве собственности на дом до возникновения дела в суде между ее дочерью и бывшим зятем, то она и была бы истцом по делу. Но поскольку дело уже существует в суде, то заявление собственных притязаний на предмет спора возможно лишь путем вступления в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.
В-четвертых, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут претендовать на весь предмет спора или на его часть.
В приведенном примере третье лицо могло претендовать на долю дома, что обусловливается конкретными обстоятельствами дела. К примеру, дом до замужества ответчицы был унаследован в долях матерью и ее дочерью. Следовательно, у каждой появляется право собственности на свою долю. В этом случае третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора (в нашем примере — мать ответчика), претендует на определенную долю спорного имущества.
В-пятых, как правило, интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят обеим сторонам, но могут противостоять одной из сторон (истцу), не совпадая при этом с интересами противоположной стороны. В рассматриваемом примере дан классический случай, когда интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят интересам обеих сторон (при заявлении требований о праве собственности на дом). В то же время иногда интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, могут противостоять интересам только одной стороны. Например, истец предъявил иск к ответчику о выселении последнего. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, может вступить в жилищный спор с требованием о выселении истца, не заявляя претензий к ответчику. В то же время здесь нет соучастия на стороне ответчика, так как интересы ответчика и третьего лица не совпадают, хотя и противостоят интересам истца.
Таким образом, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, — это такое участв
ующее в деле лицо, которое защищает в процессе свои притязания на предмет спора путем подачи иска и вступления в начатое дело.
Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, следует отличать от соистцов по ряду существенных оснований. Соистцы могут вместе подать иск, могут вступить в начатый процесс. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, всегда вступает в начатый истцом процесс. У соистцов совпадают интересы, и их интересы противостоят интересам ответчика. Удовлетворение требований одного из соистцов не влияет на разрешение требований других соистцов. Интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят, как правило, обеим сторонам. Удовлетворение требования истца означает отказ в удовлетворении требований третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

2. Права и обязанности третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора

Права и обязанности третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, соответствуют правам сторон. В связи с этим на них распространяются все общие права, предусмотренные ст. 35 ГПК, а также специальные права, указанные в ст. 38 ГПК. Так, к третьему лицу, заявляющему самостоятельные требования относительно предмета спора, может быть предъявлен встречный иск, это лицо может заключить мировое соглашение, изменить основание иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований и проч.

3. Порядок вступления третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в процесс

Для допуска в процесс третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, должно подать в суд иск, соответствующий всем предусмотренным в законе требованиям. Суд принимает исковое заявление, если оно соответствует всем требованиям, указанным в ГПК, и оплачено государственной пошлиной. При положительном решении вопроса судья выносит определение. Вместе в тем суд не обязан допускать третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, к участию в процессе. В соответствии со ст. 42 ГПК определение судьи об отказе в допуске в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, может быть обжаловано в частном порядке.
Одновременное рассмотрение спора между истцом и ответчиком с участием третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, способствует вынесению законного и обоснованного судебного решения. В случае недопуска в процесс третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, не исключено вынесение противоречивых судебных решений. В любом случае наличие двух процессов приводит к необходимости дважды устанавливать одни и те же факты, что противоречит принципу процессуальной экономии.
При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала.

Содержание:

§ 2. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора 1. Понятие и характерные черты третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора

Например, бывшие супруги спорят о разделе дома.

Однако для третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, характерны и специфические черты, отличающие его от другого вида третьих лиц (третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора). Рассмотрим характерные черты третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.

Во-первых, третьи лица заявляют самостоятельное требование относительно предмета, о котором спорят стороны. Так, в приведенном примере это спор о праве собственности на дом. На предмет спора претендуют как стороны, так и третье лицо.

Во-вторых, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, вступают в процесс добровольно путем подачи искового заявления. Как уже отмечалось, привлечение данного вида третьих лиц в процесс помимо их воли невозможно.

В-третьих, они вступают всегда в начатый процесс до вынесения судом решения по делу. Практически третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, может вступить в процесс, начиная со стадии подготовки дела и до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения по делу. Бесспорно, что наиболее рациональным является вступление в процесс на стадии подготовки дела, что позволяет надлежащим образом подготовить дело к судебному разбирательству и рассмотреть его без отложения. Это крайне важный момент в понимании отличия третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, от истца.

Например, в нашем примере если бы мать подала заявление о праве собственности на дом до возникновения дела в суде между ее дочерью и бывшим зятем, то она и была бы истцом по делу. Но поскольку дело уже существует в суде, то заявление собственных притязаний на предмет спора возможно лишь путем вступления в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

В-четвертых, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут претендовать на весь предмет спора или на его часть.

В приведенном примере третье лицо могло претендовать на долю дома, что обусловливается конкретными обстоятельствами дела.

В-пятых, как правило, интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят обеим сторонам, но могут противостоять одной из сторон (истцу), не совпадая при этом с интересами противоположной стороны. В рассматриваемом примере дан классический случай, когда интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят интересам обеих сторон (при заявлении требований о праве собственности на дом). В то же время иногда интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, могут противостоять интересам только одной стороны. Например, истец предъявил иск к ответчику о выселении последнего. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, может вступить в жилищный спор с требованием о выселении истца, не заявляя претензий к ответчику. В то же время здесь нет соучастия на стороне ответчика, так как интересы ответчика и третьего лица не совпадают, хотя и противостоят интересам истца.

Ознакомьтесь так же:  Сколько процентов алименты на 2-х детей

Таким образом, третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, — это такое участвующее в деле лицо, которое защищает в процессе свои притязания на предмет спора путем подачи иска и вступления в начатое дело.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, следует отличать от соистцов по ряду существенных оснований. Соистцы могут вместе подать иск, могут вступить в начатый процесс. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно

предмета спора, всегда вступает в начатый истцом процесс. У соистцов совпадают интересы, и их интересы противостоят интересам ответчика. Удовлетворение требований одного из соистцов не влияет на разрешение требований других соистцов. Интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, противостоят, как правило, обеим сторонам. Удовлетворение требования истца означает отказ в удовлетворении требований третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора.

Под третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, понимаются лица, которые являются субъектами правоотношений, связанных со спорным правоотношением и имеют самостоятельные, никак не связанные с притязаниями истца, требования на предмет спора, удовлетворение которых повлечет частичный или полный отказ истцу в удовлетворении заявленных им требований.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, по собственной инициативе вступают в процесс, уже начатый истцом, и занимают равное с ним процессуальное положение. Это означает, что они не только пользуются всеми правами истца, но и должны нести корреспондирующие им обязанности. Прежде всего это касается обязанности третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, по уплате государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. К ним может быть предъявлен встречный иск в порядке, предусмотренном ст. 137 ГПК.

Для вступления в дело третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, должны обладать процессуальной дееспособностью. Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступает в дело на основании подачи в суд, где рассматривается спор, в котором оно имеют заинтересованность, искового заявления, в принятии которого может быть отказано по причинам, перечисленным в ст. 134 ГПК. На основании ст. 135 и 136 ГПК исковое заявление, поданное третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, может быть возвращено или оставлено без движения.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до окончания рассмотрения дела судом первой инстанции. Определения суда, принятые в отношении таких третьих лиц, могут быть обжалованы в порядке, установленном ст. 331-335 (определения мирового судьи) и ст. 371-375 (определения суда первой инстанции) ГПК.

2. Поскольку третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, имеют непосредственную заинтересованность в исходе дела, постольку при их вступлении в дело ч. 2 комментируемой статьи предусматривает, что рассмотрение дела должно производиться с самого начала.

4) Вступление в дело третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора

Законодательное регулирование вопросов вступления в процесс третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора с принятием новых АПК и ГПК претерпело некоторые изменения.

Так, более точно сформулирована норма, содержащаяся в п.

АПК 1995 г. (п. п. 1 и 2 ст. 112) содержал аналогичные ГПК 1964 г. положения о привлечении к участию в деле третьих лиц и извещении заинтересованных лиц о производстве по делу. АПК 2002 г. (п. 5 ч. 1 ст. 135) несколько сузил функции арбитражного суда в плане выяснения круга заинтересованных лиц и их информирования о производстве по делу. Согласно действующей норме арбитражный суд при подготовке дела к судебному разбирательству рассматривает вопросы о вступлении в дело других лиц; информировать всех заинтересованных лиц, которые предположительно могли бы заявить самостоятельные притязания на предмет спора, в задачу арбитражного суда не входит.

Более развернутым в ГПК и в АПК 2002 г. стало регулирование вопроса о порядке признания заявителей третьими лицами с самостоятельными требованиями на предмет спора.

Во-первых, Кодексами восполнен имевшийся в ГПК РСФСР (ст. 37) и АПК 1995 г. (ст. 38) пробел в вопросе о том, как должно оформляться вступление в дело третьего лица с самостоятельными требованиями. Оба Кодекса указывали лишь, что соответствующие лица могут вступить в дело до принятия решения, однако прямых указаний о том, каким судебным актом должен суд разрешать вопрос о принятии соответствующего заявления, Кодексы не содержали. Теперь АПК (ч. 4 ст. 50) прямо предусмотрено, что о вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями суд выносит определение. По ГПК (ч. 1 ст. 42) суд выносит определение о признании лица третьим лицом с самостоятельными требованиями в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами. По ГПК данное определение может быть обжаловано.

Во-вторых, оба Кодекса прямо предусмотрели, что при вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями относительно предмета спора рассмотрение дела производится с самого начала. Различие состоит в том, что АПК (ч. 4 ст. 50) предусматривает разбирательство сначала только в том случае, если третье лицо с самостоятельными требованиями вступает в процесс после начала судебного разбирательства, в то время как ГПК (ч. 2 ст. 42) не содержит указанной оговорки.

Производство в суде первой инстанции включает подготовку дела к судебному разбирательству (гл. 14 АПК, гл. 14 ГПК) и само судебное разбирательство (гл. 15 АПК, гл. 15 ГПК). Означает ли формула «рассмотрение дела начинается с самого начала», что оно начинается с повторной подготовки дела к судебному разбирательству или речь идет только о собственно судебном разбирательстве? В пользу первого толкования говорит характер этого заявления, которое содержит правовое требование к суду, является иском, а потому дело требует подготовки заново с учетом указанного нового требования. Суду предстоит выполнить все действия, которые предписаны гл. 14 — 15 АПК, что он сделать не в состоянии, не возвратившись в стадию подготовки. В пользу второго толкования говорят нормы ч. 4 ст. 51 АПК, ч. 2 ст. 43 ГПК, которые содержат идентичную формулу о рассмотрении дела с самого начала и при вступлении в дело третьих лиц без самостоятельных требований. Любое из предложенных толкований имеет свои последствия в плане доступности правосудия для участвующих в деле лиц, причем эти последствия не могут быть оценены однозначно.

Для сторон возвращение в стадию подготовки означает существенное удлинение процесса, но в то же время дает возможность подготовиться к борьбе против требований третьего лица (ознакомиться с его доказательствами, собрать контрдоказательства, получив при необходимости содействие суда, и т.д.). Делать все это непосредственно в ходе разбирательства значительно сложнее. Что касается третьего лица с самостоятельными требованиями, то и оно, пользуясь всеми правами истца, должно иметь возможности, которые предоставляет стадия подготовки дела.

С учетом изложенного полагаем, что при вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями дело должно возвращаться в стадию подготовки.

Сравнивая приведенные изменения, нельзя не заметить, что АПК не решает вопрос о том, как следует поступать арбитражному суду, если предусмотренные законом условия вступления в дело третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора отсутствуют (например, заявление подано после вынесения решения судом первой инстанции или заявленное требование не относится к предмету спора). АПК в отличие от ГПК не предусматривает института отказа в принятии иска, заявление же третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора является иском, хотя и заявляемым в уже идущем процессе, поэтому изложенное в ГПК регулирование (отказ в признании третьим лицом, что равносильно отказу в принятии искового заявления) для АПК оказалось неприемлемым.

Следовательно, в отсутствие специальных указаний в законе арбитражный суд, не принявший заявление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, связан общими правилами, определяющими основания возвращения искового заявления (ст. 129 АПК). Вместе с тем ст. 129 АПК не содержит подобного основания возвращения искового заявления, как отсутствие условий, предусмотренных ст. 50 АПК. В такой ситуации следует прийти к выводу, что в отсутствие как предусмотренных ст. 50 АПК оснований для принятия заявления, так и предусмотренных ст. 129 АПК оснований его возвращения оно подлежит принятию в качестве самостоятельного иска, при условии, что заявление остается подсудным данному суду. В противном случае оно возвращается на общих основаниях (п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК). Тем не менее практика идет по другому пути. Остающийся в этом отношении пробел тем более досаден, что соответствующая проблема активно обсуждалась в литературе в период подготовки нового АПК.

Данная проблема не является новой, она была известна еще дореволюционному процессуальному законодательству. В теории гражданского процесса вступление в дело третьих лиц с самостоятельными требованиями на предмет спора рассматривалось как главное вступление в отличие от участия третьих лиц без самостоятельных требований, вступающих в процесс в роли помощников одного из тяжущихся. Последняя форма участия в деле третьих лиц получила название пособничества.

Е.В. Васьковский определял главное вступление как присоединение третьего лица к производящемуся процессу с самостоятельным иском относительно объекта этого процесса против одного или обоих первоначальных тяжущихся . Определение Е.В. Васьковского остается более точным и верным, чем ныне действующее нормативное определение третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора. Неточность действующего нормативного определения, сохранившаяся в новых АПК и ГПК, заключается в том, что требование связывается с предметом спора, в то время как Е.В. Васьковский связывал требование с объектом процесса.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 323.

В судебной практике достаточно часто встречается отождествление предмета спора, понимаемого как предмет первоначальных исковых требований, и предмета требований третьего лица, заявляющего свои притязания. Если предмет требования истца и предмет требований третьего лица различны, то на этом основании некоторые судьи отказывают во вступлении в дело лицу, заявляющему собственные притязания в идущем процессе, полагая, что предмет его требований — иной, нежели рассматриваемый судом в данном деле.

Так, если первоначальный истец, позиционирующий себя в качестве собственника имущества, требует возврата ему этого имущества, находящегося в аренде и полученного арендатором (ответчиком) от другого лица, предъявляя соответствующий иск к арендатору, этим затрагиваются интересы того лица, которое передало имущество в аренду.

Очень точно на разницу между предметом спора и предметом требования указывала М.С. Шакарян: «Под предметом спора понимается спорное материальное правоотношение, но применительно к основанию вступления в процесс третьих лиц более точным будет утверждение, что они заявляют самостоятельные требования на тот же материальный предмет, составляющий объект спорного материального правоотношения» .

Ознакомьтесь так же:  Трудовой миграционный патент

Комментарий к ГПК РФ / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2003. С. 65.

Вместе с тем объектом спорного материального правоотношения может быть и нематериальный предмет. Например, при оспаривании действительности сделки, когда требование о применении ее последствий не заявляется; при оспаривании ненормативного акта, нарушающего права заявителя, и т.д. Требованию лица, полагающему себя носителем права, нарушение которого он указывает в основании своего требования, может быть противопоставлено требование лица, позиционирующего себя обладателем этого права и соответственно владельцем того требования, которое предъявляет истец.

Третье лицо с самостоятельными требованиями может и не считать, что соответствующее требование у него в данный момент имеется; по этой причине оно не предъявляет иск к ответчику, противопоставляя свое право праву, которое указано истцом в основание его требования. Например, кредитор, уступивший право требования другому лицу, предъявляет иск к должнику, требуя исполнения обязательства, поскольку считает состоявшуюся уступку прав ничтожной. Цессионарий не требует от должника исполнения, поскольку предоставил ему отсрочку, однако, полагая себя новым кредитором, вступает в процесс третьим лицом с самостоятельными требованиями, обращенными к истцу, суть которых состоит в признании себя кредитором и оспаривании соответствующих прав у истца.

В современной процессуальной литературе и судебной практике вопрос о том, всегда ли противопоставляется право третьего лица праву истца, вызывает дискуссию. Как указывает Р.Ф. Каллистратова, «если требования соистца всегда направлены к ответчику по первоначальному иску, то требования третьего лица. могут быть обращены как к истцу, так и одновременно к истцу и ответчику. Требования. третьего лица и соистца всегда имеют взаимоисключающий характер» .

Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 164.

С данной позицией можно согласиться лишь отчасти. Требование истца и требование третьего лица не обязательно противостоят друг другу. Е.В. Васьковский приводит следующий пример непротиворечивости требований истца и третьего лица. Собственник имения, находящегося в долгосрочной аренде, завещал его в пожизненное владение своей жене и в собственность племяннику. Так как после смерти собственника арендатор стал выдавать себя за давностного владельца, то племянник наследодателя предъявил к нему иск о признании права собственности. В свою очередь, вдова наследодателя вправе предъявить иск о признании своего пожизненного владения. Этот иск будет направлен против одного ответчика-арендатора, ибо она не отрицает право собственности истца .

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 324.

Изложенное показывает, что недостаточно четкое нормативное определение понятия «предмет спора» применительно к третьим лицам с самостоятельными притязаниями затрудняет защиту прав соответствующих лиц, заявляющих самостоятельные требования в идущем процессе.

Следующей проблемой, связанной со вступлением третьих лиц с самостоятельными требованиями в начатый процесс, является неопределенность в вопросе о последствиях несоблюдения формы и содержания искового заявления третьего лица.

АПК и ГПК предусматривают оставление без движения искового заявления, не отвечающего требованиям формы и содержания либо не имеющего в качестве приложений указанных в законе документов. Применяется ли данное правило в отношении исков третьих лиц? Нет прямых оснований считать, что правила ст. 128 АПК, ст. 136 ГПК в подобных случаях не должны применяться. Разумеется, вступление в процесс новых лиц (в особенности третьих лиц с самостоятельными требованиями) всегда отягощает процесс, отдаляет вынесение решения, а следовательно, осуществление защиты права, тем более, когда третье лицо заявило свои требования на финальной стадии процесса. Если при этом заявление третьего лица дефектно, то оставление его без движения еще более затянет процесс.

ГПК 2002 г. предусмотрел в ч. 3 ст. 39 важную норму, согласно которой при изменении основания или предмета иска и при увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия. АПК подобной нормы, к сожалению, не содержит.

Однако вступление в процесс третьих лиц с самостоятельными требованиями не рассматривается ни АПК, ни ГПК в качестве основания для начала течения срока рассмотрения дела заново, хотя в данном случае на рассмотрение суда представляется не просто модифицированный, а совершенно новый иск, к которому ни суд, ни стороны не готовы. В такой ситуации суд, будучи вынужденным рассматривать дело с самого начала, обречен на пропуск срока рассмотрения дела, что не способствует мотивации суда принимать соответствующее заявление вообще, а тем более оставлять его без движения.

Часто суд использует любые поводы к непринятию заявлений третьих лиц с самостоятельными требованиями на предмет спора. Нежелание нарушать срок рассмотрения дел может перевесить только еще большее нежелание последующей отмены решения. Между тем превышение установленного законом срока рассмотрения дела при вступлении третьего лица на финальной стадии процесса очевидно, в то время как вероятность отмены решения по причине непривлечения третьего лица минимальна, так как третье лицо не лишено права заявить свои требования путем предъявления самостоятельного иска, а вопрос о его правах судом не оценивался и не решался.

Таким образом, процессуальные законы объективно ориентируют суды на отрицательную мотивацию к принятию заявлений третьих лиц с самостоятельными требованиями на предмет спора. В данном случае законодателю придется выбирать между оперативностью процесса и непротиворечивостью судебных актов. Недопущение в процесс третьего лица с самостоятельными требованиями на предмет спора позволит оперативно разрешить спор между сторонами по представленным ими доказательствам, но без учета правовой позиции и доказательств третьего лица, которые последнее представит в другом процессе и, возможно, с иным результатом.

Видимо, более оптимальным было бы создание условий для рассмотрения и разрешения в одном процессе всех заявленных требований, тем более когда они конкурируют между собой. Применительно к третьим лицам, заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора, вполне достаточным могло бы быть включение в ст. 50 АПК и в ст. 42 ГПК положения, согласно которому при вступлении в дело третьего лица с самостоятельными требованиями течение срока рассмотрения дела начинается со дня вступления в дело этого лица.

Нельзя исключить, что и без внесения соответствующих изменений в закон решение данной проблемы возможно путем системного истолкования норм АПК и ГПК о сроках рассмотрения дела при вступлении в него третьего лица с самостоятельными требованиями.

Если признать, что в последнем случае дело возвращается в стадию подготовки, то и срок на подготовку следует исчислять заново. Соответственно срок на проведение судебного разбирательства в таком случае будет исчисляться с момента завершения подготовки и назначения судебного разбирательства. В таком случае, очевидно, необходимы разъяснения ВАС и ВС по указанным вопросам в их взаимосвязи.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

АПК РФ предусматривает понятие лиц, которые принимают участие в деле, чтобы удовлетворить имеющиеся у них самостоятельные требования в отношении спорного предмета.

Третьи лица, принимающие участие в судопроизводстве

Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает понятие лиц, которые принимают участие в деле, чтобы удовлетворить имеющиеся у них самостоятельные требования в отношении спорного предмета. Руководствуясь данным нормативно-правовым актом, отмечаем, что под данными лицами подразумеваются субъекты, вступающие в арбитражный процесс на общих основаниях для обеспечения защиты имеющихся у них прав и интересов. Следовательно, вступление данного лица в дело является предъявлением своеобразного иска. Особенность данного иска заключается лишь в том, что он предъявляется не к постороннему лицу, а к конкретным участникам арбитражного процесса.

Другими словами, данные действия можно назвать вторжением в чужой, уже идущий процесс, который был начат иным лицом. Данный субъект, вступая в чужой судебный процесс, заявляет самостоятельное требование в отношении спорного предмета, из-за которого судятся стороны. Целью участия подобного субъекта в деле является присуждение в свою собственность предмета или права, в отношении которого осуществляется спор.

Подразделение третьих лиц на отдельные группы

Арбитражное законодательство определяет два вида третьих лиц, принимающих участие в процессе.

  1. Лицо выступает в качестве субъекта, заявляющего требование на спорный предмет. Оно принимает участие в процессе, потому что считает себя законным правообладателем предмета, в отношении которого осуществляется спор. В ходе судебного разбирательства данное лицо защищает свои собственные интересы, высказываясь по поводу направленных против него претензий.
  2. Третье лицо, которое в процессе судопроизводства не выдвигает собственных требований. Данный субъект привлекается к участию в рассмотрении дела по причине того, что решение, принятое судом, может повредить его интересам.

Следовательно, под такими лицами подразумеваются полноправные участники арбитражного процесса, которые являются предполагаемыми субъектами отношений, прямо взаимосвязанных с предметом спора.

Общие и специфические черты, характерные для каждой отдельной категории третьих лиц

В рамках действия арбитражного процессуального законодательства предусматривается определенный исчерпывающий перечень черт, которые присущи для каждой отдельной категории третьих лиц, принимающий участие в рассмотрении дела. Подобное лицо, заявляющее требование в отношении спорного предмета, и, следовательно, заинтересованное в результате рассмотрения дела, обладает следующими чертами:

  • вплоть до момента вынесения решения такой субъект обладает всеми правами и обязанностями, которыми также обладает истец;
  • при обращении в суд данный субъект должно соблюдать правило подсудности, правило оформления заявления и его последующей подачи;
  • данный субъект должен уплатить пошлину, установленную на уровне законодательства, только после этого он будет допущен к участию в арбитражном процессе;
  • в отношении подобного субъекта не распространяется правило о необходимости урегулирования спора с ответчиком в досудебном порядке.

Количество таких третьих лиц может быть различным. Общие черты третьих лиц, принимающих участие в деле не для получения права на пользование предметом спора, также выделены в арбитражном правовом законодательстве:

  • лица, желающие принять участие в судебном процессе в качестве третьих лиц, могут быть привлечены к участию в судопроизводстве по собственной инициативе, по инициативе одного из участников рассмотрения дела или по ходатайству судьи.
  • вступление в дело возможно только до принятия судом решения касательно предмета спора.
  • необходимость участия такого лица в судопроизводстве может быть обусловлена целым рядом факторов.

Порядок, по которому осуществляется вступление в дело третьих лиц, заинтересованных в исходе дела. Правила, по которым заявление подается в суд

Чтобы принять участие в рассмотрении дела, третье лицо должно приложить к заявлению копию документа, подтверждающего факт оплаты государственной пошлины. В соответствии с требованиями Арбитражного процессуального кодекса РФ, оплата государственной пошлины является прямой обязанностью третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на спорный предмет. Заявление должно быть предоставлено в письменном виде, а все копии должны быть направлены сторонам, принимающим участие в судебном разбирательстве.

Обжалование определения суда. Права и обязанности, которыми обладают третьи лица

Если судом было принято решение об отказе во вступление в рассматриваемое дело нового субъекта, которое будет претендовать на получение спорного предмета, то лицо, в отношении которого было принято подобное решение, может обжаловать данное определение.

Ознакомьтесь так же:  600 приказ 2012

Обжалование должно быть осуществлено в десятидневный срок с момента вынесения данного документа.

Третье лицо, принимающее участие в деле, обладает определенным перечнем прав и обязанностей, урегулированных законом. Помимо общих прав и обязанностей, доступных для каждого участника арбитражного судопроизводства, третье лицо имеет ряд специфических обязанностей и прав. К примеру, третье лицо обязано уплатить пошлину. Если он не выполнит данное условие, заявление об участии в деле будет возвращено без рассмотрения. Возврат заявления осуществляется совместно со всеми другими документами, представленными третьим лицом для обеспечения возможности участия процессе. Несмотря на то, что права третьего лица идентичны правам истца, его интересы противоречат интересам последнего, так как суд примет решение в отношении только одного из данных субъектов.

Статья 50. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

Статья 50. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

См. комментарии к статье 50 АПК РФ

1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия решения арбитражным судом первой инстанции.

2. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, пользуются правами и несут обязанности истца, за исключением обязанности соблюдения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.

3. В случае, если третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступило в дело после начала судебного разбирательства, рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ часть 4 статьи 50 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

4. О вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, или об отказе в этом выносится определение. Определение об отказе во вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, может быть обжаловано лицом, подавшим соответствующее ходатайство, в срок, не превышающий десяти дней со дня вынесения данного определения, в арбитражный суд апелляционной инстанции.

§ 1. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора

Третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора между сторонами (ст. 37 ГПК), являются лица, вступающие в уже возникший процесс путем предъявления иска на общих основаниях для защиты своих прав и законных интересов. Из приведенного определения понятия третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора, явствует, что вступление такого лица в процесс – не что иное, как предъявление иска. Особенность состоит лишь в том, что иск предъявляется к лицам, которые уже являются участниками судопроизводства по определенному делу. Иначе – это вторжение в чужой процесс, начатый другим лицом (другими лицами). Определением подчеркивается, что третье лицо, вступая в процесс, заявляет самостоятельное требование о защите своих субъективных материальных прав и добивается присуждения в свою пользу предмета, о котором спорят первоначальный истец и ответчик, или признания за собой права, оспариваемого первоначальными сторонами.

Вопрос о том, кто является ответчиком перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, действующим законодательством не решен. В правоведении этот вопрос решается неоднозначно. Большинство ученых-процессуалистов допускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, как к одной из первоначальных сторон, так и к обеим сторонам*. На этой точке зрения стоял и Верховный Суд РСФСР.

* См.: Клейнман А. Ф. Советский гражданский процесс. М., 1954. С. 108; Ильинская И.М. Участие третьих лиц в гражданском процессе. М., 1962. С. 26. Именно так решался этот вопрос ГПК РСФСР 1923 г. (Ст. 169).

Предъявление иска к обеим первоначальным сторонам – истцу и ответчику – основано на том, что обе они и вступающее в процесс третье лицо связаны предполагаемыми спорными правоотношениями. Субъектами предполагаемых спорных материальных правоотношений являются первоначальный истец и третье лицо, ответчик и третье лицо. Поэтому во всех случаях, когда третье лицо оспаривает право на предмет спора у первоначального истца и ответчика, ответная сторона в споре по иску третьего лица представлена двумя лицами. Следовательно, при одновременном участии в процессе надлежащего и ненадлежащего истцов надлежащий истец занимает положение третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, а не соистца.

Соучастниками оба эти истца быть не могут потому, что при соучастии предъявленные для совместного рассмотрения требования не должны исключать друг друга, т.е. удовлетворение одного из требований не должно зависеть от отказа в удовлетворении другого требования. Надлежащий же истец предполагается субъектом самостоятельного права на предмет спора по основному иску. Иск вступившего в процесс надлежащего истца никогда не мог быть предъявлен совместно с иском первоначального (ненадлежащего) истца, так как эти иски исключают друг друга: надлежащий и ненадлежащий истцы являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов.

Все это говорит о том, что надлежащий истец, вступивший в процесс и участвующий в нем одновременно с ненадлежащим, имеет все признаки третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, что и закреплено в ст. 36 ГПК.

Но было бы неверным утверждать, что во всех без исключения случаях третье лицо, заявляя самостоятельное требование на предмет c п opa , адресует его к обеим сторонам. На практике встречаются случаи, когда третье лицо предъявляет исковое требование только к одной из сторон, не оспаривая интересов другой*.

* См.: Научно-практический комментарий к ГПК РСФСР. М., 1965 (комментарий к ст. 37 ГПК).

Отношения между сторонами и третьим лицом, заявляющим самодеятельное требование на предмет спора, конкретизируются в ряде практических положений.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование к обеим первоначальным сторонам, а истец отказался от иска к ответчику, предметом рассмотрения остается иск третьего лица к истцу и ответчику. Субъектами возможного мирового соглашения в такой ситуации окажутся первоначальный истец, но уже в качестве ответчика перед третьим лицом, и первоначальный ответчик – с одной стороны и третье лицо – с другой. Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием полного прекращения производства по делу.

Если третье лицо адресует самостоятельное требование только к первоначальному истцу, то отказ истца от иска к ответчику должен повлечь прекращение в этой части производства по делу и освобождение ответчика от участия в процессе. Первоначальный истец остается в процессе в качестве ответчика перед третьим лицом. Мировое соглашение может быть заключено между первоначальным истцом и третьим лицом. Утверждение мирового соглашения в таком случае явится основанием для полного прекращения производства по делу.

Когда третье лицо адресует самостоятельное требование только к ответчику, отказ истца от иска влечет прекращение производства по делу по первоначальному иску, но ответчик остается в процессе уже в роли ответчика перед третьим лицом.

Субъектами мирового соглашения в этой ситуации могут быть третье лицо и ответчик.

Мировое соглашение между первоначальными сторонами, утвержденное судом, является основанием для выбытия из процесса первоначального истца.

В соответствии со ст. 37 ГПК третьи лица, заявляющие самостоятельное требование на предмет спора, могут вступить в процесс до постановления судебного решения, т. е. до удаления суда в совещательную комнату. Но следует учесть, что вступление третьего лица в стадии судебною разбирательства в подавляющем большинстве случаев повлечет за собой отложение дела, так как понадобятся дополнительные доказательства, обосновывающие его иск, которые вряд ли окажутся в распоряжении суда. Поэтому практически более целесообразным является вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Поскольку третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, по правовой природе своего участия есть не кто иной, как истец объем процессуальных прав и обязанностей у него такой же, как у истцов вообще.

Третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, отличают от первоначального истца следующие признаки:

1) третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, всегда вступает в начатый процесс, иными словами, вторгается в чужой процесс;

2) ответчиками перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование на предмет спора, могут быть как одна из первоначальных сторон, так и обе стороны;

3) основания требования третьего лица могут быть такими же (не теми же, а аналогичными) или иными;

4) иск третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, не может быть предъявлен совместно с иском первоначального истца (соистцов), так как третье лицо и первоначальный истец (истцы) являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов, и удовлетворение требований истца должно повлечь отказ в иске третьему лицу и наоборот (Т.Е. Абова). Поскольку вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование на предмет спора, есть по правовой природе предъявление иска, оно и должно быть оформлено по правилам, регулирующим предъявление иска.

Допуская третье лицо, заявляющее самостоятельное требование на предмет спора, к участию в процессе, судья (суд) должен вынести определение.

Третьему лицу может быть отказано в допуске к участию в процессе. Гражданским процессуальным законодательством не решен вопрос об обжаловании определения об отказе в допуске третьего лица в процесс. Если исходить из общих правил обжалования определений суда первой инстанции (ст. 315 ГПК), то следует, что такое определение не может быть объектом самостоятельного обжалования, поскольку не преграждает путь к правосудию. Лицо, намеревающееся вступить в чужой процесс с самостоятельным требованием на предмет спора, может предъявить иск к той из сторон, в пользу которой состоится судебное решение. Но этот путь защиты интересов несостоявшегося третьего лица не всегда эффективен, так как вещь, по поводу которой было рассмотрено и разрешено дело между истцом и ответчиком, к моменту предъявления такого иска может быть уничтожена или оказаться в собственности добросовестного владельца и т. п.

С точки зрения эффективности судебной защиты целесообразно было бы законодательно предусмотреть право третьего лица обжаловать определение об отказе в допуске к участию в процесс.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 142 ГПК в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судья разрешает вопрос о вступлении в дело третьих лиц.

В отношении третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора, это правило дает судье право решить вопрос лишь о допуске (или недопуске) третьего лица, но не о привлечении его в процесс. В силу действия в российском гражданском процессуальном праве принципа диспозитивности судья (суд) не может по своей инициативе привлекать в процесс третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование на предмет спора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *