Судебная практика по 222 статье ук рф

Приговоры судов по ст. 222 УК РФ Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов

Владимирцев С.Н. незаконно хранил огнестрельное оружие и боеприпасы; незаконно хранил взрывчатые вещества, а также незаконно изготовил огнестрельное оружие, при следующих обстоятельствах.Так, Владимирцев С.Н., в дд.мм.гггг году в неустановленное д.

Галкин В.И. незаконно хранил боеприпасы, а также незаконно хранил взрывчатые вещества, при следующих обстоятельствах:Галкин В.И. в период с неустановленного дознанием времени 2007 года по 06 часов 40 минут 13 сентября 2017 года, действуя умышленно.

Заятдинов М.М. незаконно хранил огнестрельное оружие и боеприпасы, при следующих обстоятельствах.Заятдинов М.М. в неустановленное время в 1980 году, в неустановленном месте в районе в купил у неустановленного лица самодельные устройства, в количес.

Полетков ФИО17, реализуя умысел на незаконное хранение боеприпасов, не имея соответствующего разрешения на хранение боеприпасов, в неустановленное дознанием время, но не позднее дд.мм.гггг, поместил под доску в полу в прихожей квартиры № № по улиц.

Подсудимый Хохлов В.Г. согласился с предъявленным ему обвинением, согласно текста обвинительного заключения, которое звучит следующим образом, в том, что он в период времени с 00 часов 00 минут до 24 часов 00 минут 20 марта 1996 года, находясь по .

ФИО1 летом дд.мм.гггг года, находясь около , незаконно приобрел холодное оружие – нож с темно-коричневой полимерной рукоятью, который хранил при себе до августа дд.мм.гггг года, когда, находясь в подвальном помещении , в нарушение п.1 ст.6 Закона .

31.10.2017 года в Кировский районный суд г.Волгограда поступило уголовное дело о применении принудительной меры медицинского характера в отношении Трегубова Виктора Михайловича за совершение общественно-опасного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 2.

.Михайлов В.В. не позднее 14 часов 00 минут дд.мм.гггг, находясь в , на почве внезапно возникшего умысла, направленного на приобретение, хранение оружия, боеприпасов с использованием своего мобильного устройства через социальную сеть «телеграмм» з.

Сунцов С.Г. незаконно изготовил взрывчатое вещество и взрывное устройство, незаконно хранил взрывчатое вещество и взрывное устройство, совершил покушение на кражу, т.е. на тайное хищение чужого имущества, в крупном размере, и незаконно хранил боеп.

Бухаров Д. А. совершил умышленные преступления при следующих обстоятельствах:В неустановленный следствием период времени, но не позднее 18.06.2011 года, Бухаров Д.А., проживая в г. Воронеже, не имеющий постоянного законного источника дохода и нужд.

Приговором суда Ф. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, и ей назначено наказание в виде 6 месяцев лишения свободы без штрафа, условно, с испытательным сроком 6 месяцев

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

18 августа 2016 года

Кировский районный суд г. Самары в составе председательствующего судьи Жуковой Е.А., при секретаре судебного заседания Мигуновой Ю.А., с участием государственного обвинителя — ст. помощника прокурора Кировского района г.Самары Абдулаевой С.В., подсудимой Ф., защитника — адвоката Антонова А.П., представившего удостоверение №, выданное ГУ МЮ РФ по Самарской области ДД.ММ.ГГГГ и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства материалы уголовного дела № в отношении:

Ф., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженки , гражданки РФ, со средним специальным образованием повара-кондитера, замужней, работающей в , зарегистрированной и проживающей по адресу: , не судимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Ф. совершила незаконные приобретение и хранение оружия и боеприпасов, при следующих обстоятельствах.

Так, Ф. при неустановленных дознанием обстоятельствах, но не позднее 10 часов 20 минут ДД.ММ.ГГГГ, незаконно, в нарушение ст.ст. 6, 13, 22, 25 Федерального Закона № 150-ФЗ от 13.12.1996 «Об оружии», запрещающих приобретение, хранение оружия и боеприпасов, без разрешения органов внутренних дел Российской Федерации, заведомо зная, что для приобретения и хранения оружия и боеприпасов необходимо соответствующее разрешение органов внутренних дел Российской Федерации и не имея такого разрешения, осознавая противоправный характер своих действий, и желая этого, в ходе уборки на балконе , в которой зарегистрирована и проживает, незаконно приобрела, обнаружив среди прочих вещей, находящихся на балконе, револьвер, являющийся огнестрельным оружием и патроны, в количестве 50 (пятидесяти) штук, калибра 5,6 мм, являющиеся боеприпасами для нарезного спортивно-охотничьего огнестрельного оружия калибра 5,6 мм. (спортивно-охотничьи ружья и карабины ТОЗ-16, ТОЗ-17, ТОЗ-18, ТОЗ-11, ТОЗ-78 и др.), которые, согласно заключению эксперта ЭКО ОП № Управления МВД России по № от ДД.ММ.ГГГГ являются: представленный на исследование револьвер является гладкоствольным огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом под патрон калибра 5,6 мм, предназначенный для стрельбы спортивно-охотничьими патронами калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения, относящихся к боеприпасам для нарезного спортивно-охотничьего огнестрельного оружия калибра 5,6 мм (спортивно-охотничьи ружья и карабины ТОЗ-16, ТОЗ-17, ТОЗ-18, ТОЗ-11, ТОЗ-78); револьвер пригоден для стрельбы патронами со стальной гильзой; револьвер пригоден для производства отдельных выстрелов патронами с латунной гильзой, представленными на исследование; по какой причине не происходят выстрелы патронами с латунной гильзой, представленными на исследование, в автоматическом режиме, определить не представляется возможным. Представленные патроны, в количестве 44 штук (шесть патронов калибра 5,6 мм были израсходованы в процессе производства исследования в экспертном подразделении УФСБ России по Самарской области), являются 5,6-мм спортивно-охотничьими патронами кольцевого воспламенения и относятся к боеприпасам для нарезного спортивно-охотничьего огнестрельного оружия калибра 5,6 мм (спортивно-охотничьи ружья и карабины ТОЗ-16, ТОЗ-17, ТОЗ-18, ТОЗ-11, ТОЗ-78 и др.); патроны изготовлены заводским способом, исправны и для производства выстрелов пригодны.

Ф., реализуя свои преступные намерения, направленные на незаконное хранение оружия и боеприпасов, незаконно, то есть, не имея соответствующего разрешения компетентных государственных органов, хранила, по месту своего проживания: , гладкоствольное огнестрельное оружие — револьвер, изготовленный самодельным способом под патрон калибра 5,6 мм. и боеприпасы для нарезного спортивно-охотничьего огнестрельного оружия калибра 5,6 мм. (спортивно-охотничьи ружья и карабины ТОЗ-16, ТОЗ-17, ТОЗ-18, ТОЗ-11, ТОЗ-78 и др.) -спортивно-охотничьи патроны кольцевого воспламенения, в количестве 50-ти (пятидесяти) штук, калибра 5,6 мм, которые ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 10 часов 20 минут до 11 часов 15 минут, когда они были обнаружены и изъяты из незаконного оборота сотрудниками Управления ФСБ России по Самарской области.

В судебном заседании подсудимая Ф. поддержала своё ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства.

В ходе рассмотрения ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением в присутствии защитника Ф. полностью признала свою вину, суду пояснила, что ей понятно предъявленное обвинение и она с ним согласна. Она раскаивается в том, что совершила преступление.

Заявление о признании вины и ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства сделаны подсудимой Ф. добровольно, после консультации с защитником, с осознанием последствий постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Государственный обвинитель не возражал против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с согласием с предъявленным обвинением.

Условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением, предусмотренные ст.ст. 314, 315 УПК РФ, соблюдены. Наказание за преступление, предусмотренное ч.1 ст.222 УК РФ, не превышает 10-ти лет лишения свободы.

Доказательства, собранные по уголовному делу, получены законным путем, являются допустимыми, относимыми и достаточными для вывода о виновности подсудимой Ф. в полном объеме предъявленного обвинения.

Суд квалифицирует действия Ф. по ч.1 ст.222 УК РФ, как незаконные приобретение и хранение оружия и боеприпасов.

При назначении Ф. наказания суд, в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного ей преступления, обстоятельства совершения преступления, данные о личности подсудимой, влияние наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает признание вины, раскаяние в содеянном.

Обстоятельств, отягчающих наказание Ф., суд не усматривает.

С учетом данных о личности Ф., которая ранее не судима, имеет постоянное место жительства и работы, на учетах в психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит (л.д. 65, 67), по месту работы характеризуется положительно (л.д. 68), по месту жительства участковым уполномоченным полиции и соседями характеризуется положительно (л.д. 70), а также с учетом наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, с учетом положений ст. 62 ч. 5 УК РФ, суд определяет Ф. наказание в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, то есть без изоляции от общества, поскольку именно этот вид наказания будет в полной мере способствовать достижению целей наказания, предупреждению совершения новых преступлений.

Назначение дополнительного наказания в виде штрафа суд считает нецелесообразным.

Оснований для назначения Ф. наказания с применением положений ст. 64 УК РФ, изменения категории совершенного преступления на менее тяжкую в соответствии со ст. 15 ч. 6 УК РФ, судом не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 62 ч. 5 УК РФ, ст.ст. 296-299, 316 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

признать Ф. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, и назначить ей наказание в виде 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Ф. наказание считать условным с испытательным сроком 6 месяцев, в течение которого условно осужденная должна своим поведением доказать свое исправление.

Обязать Ф.: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных; один раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, в установленный этим органом день и час.

Испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу. В испытательный срок засчитывается время, прошедшее со дня провозглашения приговора.

Ознакомьтесь так же:  Требования к качеству котлеты натуральные из филе птицы

Меру процессуального принуждения Ф. в виде обязательства о явке — оставить прежней до вступления приговора в законную силу.

Вещественные доказательства по вступлении приговора в законную силу: шесть гильз и шесть путь от 5,6 мм спортивно-охотничьих патронов, хранящиеся при уголовном деле (л.д. 44), — уничтожить, револьвер являющийся гладкоствольным огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом под патрон каблира 5,6 мм, предназначенный для стрельбы спортивно-охотничьими патронами калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения относящихся к боеприпасам для нарезного спортивного-охотничьего огнестрельного оружия калибра 5,6 мм, находящийся на ответственном хранении в ОДЧ ОП № УМВД России по (л.д. 52), — уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Самарский областной суд через Кировский районный суд г.Самары в течение 10 суток со дня провозглашения приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать в течение 10 дней со дня получения копии приговора о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 317 УПК РФ приговор не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному ст. 389.15 п. 1 УПК РФ.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Судебная практика по 222 статье ук рф

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Ульяновск 13 февраля 2014 года

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего судьи Орловой Е.А.

при секретаре Пелькине А.Е.,

с участием прокурора Фомина П.А.,

оправданного Богомолова В.Е. и защитника – адвоката Егоровой Н.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя – заместителя Рузаевского транспортного прокурора Фомина П.А. на приговор Барышского городского суда Ульяновской области от 20 декабря 2013 года, которым

о п р а в д а н по ч.1 ст.222 УК РФ, по двум преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.223 УК РФ, на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием события преступлений.

Мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке отменена.

За Богомоловым В.Е. признано право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении вреда, связанного с уголовным преследованием.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Д оложив содержание обжалуемого решения и существо апелляционного представления, выслушав выступления прокурора Фомина П.А., оправданного Богомолова В.Е., адвоката Егоровой Н.А., суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

Приговором Барышского городского суда Ульяновской области от 20 декабря 2013 года Богомолов В.Е. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение огнестрельного дульнозарядного (шомпольного) ружья; двух преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 223 УК РФ — незаконный ремонт охотничьего гладкоствольного ружья 16 калибра конструкции Бердана и огнестрельного одноствольного дульнозарядного (шомпольного) ружья, за отсутствием события преступлений.

В апелляционном представлении государственный обвинитель – заместитель Рузаевского транспортного прокурора Фомин П.А. просит отменить приговор суда в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона. Выражает несогласие с оценкой доказательств. Полагает, что, суд в нарушении п.10 постановления Пленума ВС РФ № 5 от 12.03.2002 года, незаконно самостоятельно обосновал принадлежность одноствольного дульнозарядного ружья, изъятого у Богомолова В.Е., к гладкоствольному оружию и сделал выводы об отнесении указанного ружья к категории гражданского оружия, а также необоснованно мотивировал факт принадлежности огнестрельного дульнозарядного ружья к охотничьему показаниями свидетелей Р*** О.И. и С*** И.А., поскольку данные свидетели специалистами в сфере оружия не являются.

Ссылаясь на заключение экспертизы, указывает, что установить модель одноствольного дульнозарядного ружье в категоричной форме не представилось возможным в силу отсутствия соответствующих образцов для сравнения. В связи с этим считает необоснованным вывод суда об отсутствии в действиях Богомолова В.Е. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Утверждает, что судом необоснованно приведена ст. 16 ФЗ « Об оружии» о возможности производства владельцем оружия самостоятельного ремонта и замены комплектующих деталей огнестрельного оружия, поскольку дульнозарядное ружье и ружье конструкции Бердана Богомолову В.Е. не принадлежали, потому он не имел какого-либо законного права хранить и ремонтировать данное оружие.

Также выражает несогласие с выводом суда об отсутствии в действиях Богомолова В.Е. составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 222 УК РФ в виду добровольной сдачи огнестрельного оружия. Полагает, что данный вывод суда необоснован, противоречит материалам дела и опровергается показаниями самого Богомолова В.Е., свидетелей Р*** О.И. и С*** И.А., согласно которым Богомолову В.Е. в ходе осмотра места происшествия было разъяснено право выдать предметы, запрещенные в гражданском обороте. Однако Богомолов В.Е. не указал сотрудникам полиции на то, что в шкафу хранятся ружья в виду того, что, по его мнению, они не пригодны для охоты. Данное оружие было обнаружено непосредственно сотрудниками полиции в ходе осмотра места происшествия.

Также считает, что фактически судом не разрешен вопрос о вещественных доказательствах. В резолютивной части приговора суд указал на необходимость оставления ружей, являющихся вещественными доказательствами, в распоряжении Рузаевского ЛО для определения их дальнейшей судьбы. Полагает, что данное решение противоречит требованиям ст. 81 УПК РФ, поскольку самостоятельно уничтожить, передать кому-либо без разрешения уполномоченного органа следствия и суда Рузаевский ЛО не может.

В судебном заседании:

— прокурор Фомин П.А. поддержал доводы апелляционного представления в полном объеме и просил приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

— оправданный Богомолов В.Е. и адвокат Егорова Н.А. возражали против доводов апелляционного представления, просили приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного решения.

Из материалов уголовного дела усматривается, что судебное следствие по делу проведено полно, всесторонне и объективно.

В соответствии с требованиями ч.4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, что соответствует положениям ст. 49 Конституции РФ о толковании неустранимых сомнений виновности лица в пользу обвиняемого.

В силу ст. 14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Органами предварительного следствия Богомолов В.Е. обвинялся в незаконном хранении огнестрельного дульнозарядного (шомпольного) ружья; в незаконном ремонте охотничьего гладкоствольного ружья 16 калибра конструкции Бердана и огнестрельного одноствольного дульнозарядного (шомпольного) ружья.

В качестве доказательств вины Богомолова В.Е. стороной обвинения представлены:

— показания подсудимого Богомолова В.Е. из которых следует, что в начале восьмидесятых годов, после смерти своего дедушки, в доме последнего, расположенного в с.*** Р*** район республика М***, он нашел одноствольное гладкоствольное дульнозарядное (шомпольное) ружье. В момент обнаружения у этого ружья отсутствовала ложа. В конце восьмидесятых годов он переехал на постоянное место жительства в р.п. им.Л*** Б*** района У*** области, и, проживая в доме № *** по ул.М***, хранил дульнозарядное ружье по этому же адресу. Примерно в июле 2012 года, во время ремонта завалинок своего дома, он обнаружил охотничье гладкоствольное ружье конструкции Бердана, у которого отсутствовали ложа, спусковая скоба, хомут крепления ложи к стволу. Ни из ружья конструкции Бердана, ни из дульнозарядного ружья он выстрелы не производил, хотя оба эти ружья были пригодны для производства выстрелов. Хранил эти ружья как антикварные, поскольку ствол шомпольного ружья был изготовлен в 16 веке, а ствол ружья конструкции Бердана — в 19 веке.

Примерно в июле 2012 года он решил изготовить к стволам деревянные приклады, чтобы, придав им первоначальный вид, сдать ружья в школьный музей. С этой целью он из куска дерева изготовил ложу для ружья конструкции Бердана, которую покрыл слоем лака для дерева, из листа металла изготовил для данного ружья металлический хомут, предназначенный для крепления передней части ствола с ложей. Затем он изготовил из листа металла спусковую скобу и привернул ее саморезами к ложи. Затем он почистил ствол ружья оружейным маслом, открутил винты, установленные на курке, на стебле затвора и почистил данные детали от ржавчины. Для дульнозарядного ружья он также изготовил из куска дерева ложу, из листа металла изготовил для металлический хомут, предназначенный для крепления передней части ствола с ложей, а также изготовил металлическую пластину крепления казенной части ствола с ложей. Затем он почистил ствол ружья оружейным маслом, при помощи изготовленной им пластины и саморезов прикрепил казенную часть ствола к изготовленной им ложи и при помощи изготовленного им металлического хомута прикрепил переднюю часть ствола к ложи. Затем данные ружья положил в шкаф в зале своего дома.

8 апреля 2013 года из его дома было совершено хищение охотничьего ружья марки «ИЖ» 16 калибра и боеприпасов, о чем он сообщил в полицию. 9 апреля 2013 года к нему домой приехали сотрудники полиции с целью проведения осмотра места происшествия, т.е. его дома. Перед началом осмотра места происшествия сотрудник полиции предложил ему добровольно выдать, если таковые имеются, запрещенные в гражданском обороте оружие, наркотики и боеприпасы, разъяснив, что добровольная выдача вышеуказанных предметов освобождает от уголовной ответственности, на что он пояснил, что никаких запрещенных предметов у него нет, поскольку полагал, что для хранения антикварных ружей лицензия не требуется. После чего он указал на шкаф, из которого было похищено ружье и в котором находились как ружье конструкции Бердана, так и дульнозарядное (шомпольное) ружье, которые затем были у него изъяты сотрудниками полиции;

Ознакомьтесь так же:  Федеральный закон статья 51 пункт 2

— показания свидетелей С*** И.А. и Р*** О.И., из которых следует, что 9 апреля 2013 года, на основании заявления Богомолова В.Е. о хищения из его дома охотничьего ружья и боеприпасов, в присутствии понятых проводился осмотр дома Богомолова В.Е. Перед началом осмотра Богомолову было предложено добровольно выдать запрещенные в гражданском обороте предметы и вещества, в том числе оружие, разъяснив, что в случае добровольной выдачи оружия он освобождается от уголовной ответственности, на что Богомолов заявил, что запрещенных предметов у него нет. После этого Богомолов указал на шкаф, в котором ранее находилось похищенное у него ружье и боеприпасы. Открыв шкаф, они увидели в нем два ружья. Богомолов пояснил при каких обстоятельствах он приобрел данные ружья и изготовил к ним ложе, Одно из обнаруженных им ружей было охотничьим гладкоствольным длинноствольным ружьем конструкции Бердана, а второе — шомпольным гладкоствольным длинноствольным ружьем;

— показания свидетелей Б*** А.Ю. и К*** В.М., которые изложили аналогичные обстоятельства обнаружения в доме Богомолова В.Е. огнестрельных ружей;

— протокол осмотра места происшествия от 9 апреля 2013 года, из которого усматривается, что в ходе осмотра дома № *** по ул.М*** в р.п. им.В.И.Л*** Б*** района, принадлежащем Богомолову В.Е., были обнаружены и изъяты 2 самодельных ружья.

— акт экспертного исследования №*** от 30.04.2013 и заключение эксперта № *** от 15.07.2013, согласно которым представленное на исследование одноствольное ружье является огнестрельным гладкоствольным охотничьим ружьем 16 калибра конструкции Бердана, пригодно для производства выстрелов с осечками охотничьими патронами 16 калибра. У данного ружья ложа, спусковая скоба, крепежный хомут на ложе изготовлены самодельным способом. Производство выстрела из данного ружья без деталей, изготовленных самодельным способом (без ложи, без спусковой скобы, без металлического хомута) возможно, но в таком состоянии данное ружье не обеспечивает нормальную эксплуатацию и безопасное производство выстрела. На винтах, установленных на куртке, на стебле затвора имеются следы механического воздействия инструментами, а также на стволе в нижней части, где крепится антабка, имеются следы сварки, которые могли быть образованы при ремонте ружья.

— акт экспертного исследования № *** от 08.05.2013 и заключение эксперта № *** от 12.07.2013, согласно которым представленное на исследование ружье является огнестрельным оружием, пригодно для производство выстрелов пулями калибра 11,4 мм., изготовлено по типу одноствольного дульнозарядного (шомпольного ружья) с фитильным воспламенением заряда, у которого ствол изготовлен промышленным способом, вероятно, в 19 столетии, а деревянная ложа, металлический хомут и пластина крепления ствола с ложей изготовлены самодельным способом. Производство выстрела из данного ружья без деталей, изготовленных самодельным способом (без ложи, без крепежных элементов-металлической пластины, хомута) возможно, но в таком состоянии данное ружье не обеспечивает нормальную эксплуатацию и безопасное производство выстрела.

Исследовав собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что доказательства, представленные стороной обвинения, как каждое в отдельности, так и в совокупности, не дают оснований для вывода о виновности Богомолова В.Е. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд на основании действующего законодательства правильно пришел к выводу о том, что дульнозарядное (шомпольное) ружье является гражданским огнестрельным гладкоствольным оружием, уголовная ответственность за незаконное хранение которого исключена.

В обосновании данного вывода суд сослался не только на заключение эксперта, согласно которому общая длина дульнозарядного ружья составляет 1237 мм, а общая длина ствола – 826 мм, но и на классификацию Государственного стандарта РФ «Оружие гражданское и служебное огнестрельное и газовое», согласно которому к длинноствольному огнестрельному оружию относится огнестрельное оружие с длиной ствола (стволов) более 300 мм и общей длиной более 600 мм.

Кроме того, допрошенный в суде апелляционной инстанции в качестве эксперта Ш*** Н.И. также подтвердил, что представленное ему на исследование дульнозарядное (шомпольное) ружье является гладкоствольным, длинноствольным оружием.

Учитывая, что в заключение экспертизы не был указан вид дульнозарядного (шомпольного) оружия, суд обоснованно руководствовался положениями ст.3 Федерального закона РФ «Об оружии», согласно которым огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие относится к гражданскому оружию.

Доказательств обратного, что дульнозарядное (шомпольное) ружье гражданским гладкоствольным длинноствольным оружием не является, а относится к иному огнестрельному оружие, стороной обвинения суду представлено не было.

Кроме того, исследовав собранные по делу доказательства, суд первой инстанции также пришел к обоснованному выводу, что сторона обвинения не представила достаточных и бесспорных доказательств того, что Богомолов В.Е. незаконно произвел ремонт огнестрельного оружия.

Согласно ст.77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств .

Однако таких доказательств по делу не установлено.

По смыслу закона ремонт огнестрельного оружия и комплектующих деталей к нему означает восстановление их утраченных поражающих свойств, в результате чего оружие может быть использовано по назначению.

К основным частям огнестрельного оружия статья 1 Федерального закона «Об оружии» относит ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка.

Как следует из показаний Богомолова В.Е. он изготовил для ружья конструкции Бердана и дульнозарядного (шомпольного) ружья деревянные приклады, которые прикрепил к стволам при помощи изготовленных им металлических деталей.

Согласно заключениям баллистических экспертиз производство выстрелов из каждого ружья без деталей, изготовленных самодельным способом (без ложи, без спусковой скобы, без металлического хомута, крепежных элементов) было возможно.

Проанализировав представленные доказательства и действующее законодательство суд первой инстанции установил, что Богомолов В.Е. изготовил комплектующие части как к ружью конструкции Бердана, так и дульнозарядному (шомпольному) ружью.

При этом стороной обвинения не было представлено доказательств, какие именно утраченные поражающие свойства данных ружей были восстановлены Богомоловым В.Е.

Утверждение допрошенного в суде апелляционной инстанции эксперта Ш*** Н.И. о том, что в результате изготовления самодельным способом ложа ружей в указанные ружья были внесены конструктивные изменения, суд апелляционной инстанции оценивает критически, поскольку данные утверждения не основаны на законе и противоречат установленным по делу обстоятельствам.

Доводы представления о том, что судом необоснованно приведена ст. 16 Федерального закона «Об оружии», поскольку изъятые у Богомолова В.Е. ружья ему не принадлежали, несостоятельны.

Что касается доводов апелляционного представления о том, что суд необоснованно признал в действиях Богомолова В.Е. добровольную сдачу огнестрельного оружия, то данные доводы также являются неосновательными.

Судом установлено и не оспаривается это и в представлении, что осмотр дома Богомолова В.Е. сотрудниками полиции проводился на основании заявления последнего в связи с хищением у него охотничьего оружия.

В ходе осмотра Богомолов В.Е. добровольно указал на шкаф, где находились ружья конструкции Бердана и дульнозарядное ружье. Добровольность выдачи данных оружий в суде апелляционной инстанции подтвердили и сотрудники полиции С*** И.А. и Р*** А.И., которые пояснили, что Богомолов В.Е. добровольно указал на шкаф, откуда у него было похищено оружие и открыл его. При осмотре данного шкафа было обнаружено гладкоствольное ружье конструкции Бердана и дульнозарядное ружье. Если бы Богомолов В.Е. сам не указал место, где находились ружья, то данные ружья обнаружены не были, поскольку они не проводили действия по отысканию запрещенных в гражданском обороте предметов, а прибыли для осмотра места происшествия по заявлению Богомолова о совершенной краже охотничьего ружья.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о выполнении Богомоловым В.Е. условий примечаний к ст. 222, ст.223 УК РФ.

С учетом установленных обстоятельств, выводы суда первой инстанции о том, что стороной обвинения не представлено объективных и убедительных доказательств виновности Богомолова В.Е. в совершении инкриминируемых ему преступлений являются правильными.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что основания оправдания Богомолова В.Е. за отсутствием события преступлений является ошибочным.

Исходя из обстоятельств дела, изложенных в приговоре, суд апелляционной инстанции считает правильным изменить основания оправдания Богомолова В.Е. с п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ на п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступлений.

Судом первой инстанции принято решение по вступлении приговора в законную силу вещественные доказательства по делу: охотничье гладкоствольное ружье 16 калибра конструкции Бердана и одноствольное дульнозарядное (шомпольное) ружье, хранящееся в камере хранения оружия Рузаевского ЛО МВД России на транспорте, оставить в распоряжение указанного органа для определения их дальнейшей судьбы.

Такое решение не основано на законе и противоречит действующему законодательству.

В соответствии с п.2 ч.3 ст. 81 УПК РФ, Федеральному закону «Об оружии», п.п. 2 п.58 Инструкции «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются. В соответствии с параграфом 18 данной Инструкции после разрешения дела оружие, пули, гильзы и патроны, признанные вещественными доказательствами, должны направляться в распоряжение соответствующего органа внутренних дел, который в установленном порядке принимает решение об их уничтожении или реализации, либо использовании в надлежащем порядке.

Поэтому суд апелляционной инстанции находит необходимым изменить приговор в части принятого решения по этим вещественным доказательствам, исключить указание суда на оставление в распоряжении Рузаевского ЛО МВД России на транспорте охотничье гладкоствольное ружье 16 калибра конструкции Бердана, одноствольное дульнозарядное (шомпольное) ружье, передав указанные вещественные доказательства в Управление на транспорте МВД России по Приволжскому Федеральному округу для принятии решения в соответствии с Федеральным Законом «Об оружии».

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

Приговор Барышского городского суда Ульяновской области от 20 декабря 2013 года в отношении оправданного Богомолова В*** Е*** изменить и признать основанием оправдания Богомолова В.Е. п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступлений, исключив из приговора основание оправдания п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступлений.

Ознакомьтесь так же:  Приказ мо рф 57 от 2009

Исключить из резолютивной части приговора указание суда на оставление в распоряжении Рузаевского ЛО МВД России на транспорте охотничье гладкоствольное ружье 16 калибра конструкции Бердана, одноствольное дульнозарядное (шомпольное) ружье, и передать указанные вещественные доказательства в Управление на транспорте МВД России по Приволжскому Федеральному округу для принятия решения в соответствии с Федеральным Законом «Об оружии».

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в течение одного года со дня оглашения в кассационную инстанцию Ульяновского областного суда в порядке, установленном главой 47-1 УПК РФ.

Судебная практика по 222 статье ук рф

Судебная практика по делам о незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств по Советскому району города Уфы Республики Башкортостан за период 12 месяцев 2007 года.

Неправомерный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств является одним из наиболее серьезных факторов, способствующих ухудшению криминогенной обстановки, росту организованной преступности, терроризма в стране и представляет реальную угрозу государственной, общественной и личной безопасности. В России нет ни одного региона, где бы не было преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия.

Группа статей в Уголовном кодексе РФ (222 — 226), расположенных структурно в главе 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности», условно именуется как преступления в области незаконного оборота оружия. Роднит эти составы как бы и единый предмет: оружие огнестрельное, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, включая ядерное, химическое и др. виды оружия массового поражения. Особенность данных преступлений, состоит в том, что они не только сами по себе представляют значительную общественную опасность, но и способны стимулировать рост различных видов тяжких преступлений.

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении законодательства, предусматривающего ответственность за незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, небрежное хранение огнестрельного оружия, Пленум Верховного суда Российской Федерации принял Постановление №5 от 12 марта 2002 года №5, в котором дал подробные разъяснения по этой категории дел.

Основным законодательным актом, регулирующим правоотношения в области оборота оружия в России, является Федеральный закон от 13 декабря 1996 г . N 150-ФЗ «Об оружии» (с последующими изменениями и дополнениями). В нем даны понятия предметов оборота оружия («оружие», «боеприпасы», «огнестрельное оружие», «газовое оружие» и пр.); перечислены субъекты, имеющие право приобретать оружие; регламентирован порядок контроля за его оборотом и т.д. В указанном Законе содержится положение о том, что огнестрельное оружие и боеприпасы к нему должны содержаться в условиях, обеспечивающих их сохранность, безопасность хранения и исключающих доступ к ним посторонних лиц. Нарушение данного требования является одним из условий, способствующих совершению преступлений, составляющих незаконный оборот оружия.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 222-226 УК РФ, Пленум Верховного суда Российской Федерации обратил внимание судов на необходимость установления, являются ли изъятые у лица предметы оружием, его основными частями или комплектующими деталями, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, ответственность за незаконный оборот которых предусмотрена указанными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

Анализ судебной практики Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан показывает, что по всем поступившим уголовным делам принимались все необходимые меры для установления принадлежности изъятых у лица предметов к оружию, его основным частям или комплектующими деталям, боеприпасам, взрывчатым веществам или взрывным устройствам.

Так по рассмотренным судом уголовным делам обязательно проводилась судебно баллистическая экспертиза, при этом, как правило, перед экспертами ставились вопросы: Является ли огнестрельным представленное на исследование оружие? К какому типу, виду оружия оно относится? Каким способом изготовлено? Пригодно ли оно для стрельбы? Являются ли представленные патроны боеприпасами? Каким способом они изготовлены? Пригодны ли они к стрельбе?

Заключение эксперта, указывается в приговоре как одно из доказательств, на котором основывается вывод суда в отношении подсудимого.

Таким образом, обвинительные приговора не основаны на предположениях об относимости некого предмета к огнестрельному оружию, боеприпасам.

Изучение судебной практики Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан показывает, что за 12 месяцев 2007 года по статье 222 в суд поступило 7 уголовных дел, из которых рассмотрено 5 дел, с осуждением 3 человек. В отношении 1 человека уголовное дело прекращено в связи с деятельным раскаянием, к 1 человеку применены принудительные меры медицинского характера.

Средний возраст виновных составил 30 -50 лет. Преступления совершались, как правило, путем приобретения, хранения и ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ.

Так, по уголовному делу №1-438\2008 М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ и назначено наказание в виде 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком на 6 месяцев. Суд обязал М. не менять место жительства без согласия органов уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющих контроль за поведением осужденных, периодически являться на регистрацию в дни, установленные работниками УИИ.

М. совершил незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия. Осенью 2005 года в здании «Башдрамтеатр» расположенном по адресу: г. Уфа, ул. Фрунзе, 34 М . незаконно приобрел у Т. обрез охотничьего ружья. После чего, привез его домой, где незаконно хранил, до момента обнаружения данного обреза сотрудниками милиции. Согласно заключению экспертизы №33369 от 19 марта 2007 года, обрез ружья изъятый при обыске жилища М., является самодельным огнестрельным оружием 16 калибра, изготовленным из двуствольного охотничьего ружья модели «б» 16 калибра путем укорачивания стволов и спиливания приклада. Обрез ружья пригоден к стрельбе охотничьими патронами 16 калибра.

По уголовному делу №1-208/2008 К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ и назначено ему наказание в виде шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. К., имея умысел на незаконное приобретение, хранение и ношение боеприпасов к огнестрельному оружию, 12 января 2006 года, во дворе дома 3 по ул. 50 лет Октября г. Уфы, в мусорном контейнере, незаконно присвоил найденные боевые патроны в количестве 21 штук, которые в дальнейшем незаконно хранил в левом кармане куртки. 12 января 2007 году около 15:10 часов К. был задержан сотрудниками милиции ГУ УВД Советского района г. Уфы возле дома 3 по ул. 50 лет Октября г. Уфы на ООТ «Центральный рынок». В ходе личного досмотра К., в присутствии понятых, в левом кармане куртки были обнаружены и изъяты боевые патроны в количестве 21 штук. Согласно заключению эксперта № 467 от 22 января 2007 года, представленные 16 патронов, изъятые у К. являются пистолетными патронами калибра 9×18 мм и относятся к боеприпасам к боевому нарезному огнестрельному оружию калибра 9×18 мм (пистолеты ПМ, АПС, РА-63, Р-64, РК-59, пистолеты-пулеметы «Кипарис», ПП-90 и т.п.). Патроны для стрельбы пригодны. Из заключения эксперта № 651 от 22 января 2007 года, следовало, что представленные 5 патронов, изъятые у К., являются военными патронами образца 1943 года калибра 7, 62 мм (7,62×39) и относятся к боеприпасам к боевому нарезному огнестрельному оружию калибра 7,62 мм (автоматы АК- 47, АКМ, АКМС, самозарядный карабин СКС, ручные пулеметы РПК, РПКС и т.п.). Патроны для стрельбы пригодны.

При анализе преступности в сфере незаконного оборота оружия необходимо отметить, что большинство виновных в совершении преступления нигде не работали, преступления совершены в трезвом состоянии.

Родовым объектом преступлений в сфере незаконного оборота оружия являются совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность и общественный порядок. Видовым объектом — общественная безопасность, а непосредственным объектом преступлений — общественные отношения, определяющие порядок приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Судьи при постановлении приговора в совещательно комнате тщательно разрешают вопросы, подлежащие выяснению о виновности лица в совершении преступления и доказанности совершенного деяния. Однако, допускаются и ошибки.

Коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 24 января 2008 года приговор Советского районного суда г. Уфы от 28 сентября 2007 года в от­ношении П. изменила, исключив из описа­тельно-мотивировочной части указание суда о незаконном хранении П. боеприпасов к огнестрельному оружию. В остальной части приговор оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя — без удовлетворения. Основанием же для изменения приговора послужило разъяснение в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года «О судебной практике по делам о хищении, вымо­гательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», в котором под незаконным хранением боеприпасов следует по­нимать сокрытие их в помещениях, тайниках, а также иных местах, обеспе­чивающих их сохранность.

В ходе судебного разбирательства таких данных, свидетельствующих о сокрытии П. боеприпасов в помещении, тайнике, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность, не установлено. При таком положении, указание суда о незаконном хранении П. боеприпасов к огнестрельному оружию подлежало исключению из при­говора.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что количественные показатели анализируемого вида преступности показывают его место в общей структуре преступности, а анализ самих дел позволил говорить о правильном и единообразном применении судьями законодательства об уголовной ответственности за совершение преступлений предусмотренных ст. 222 – 226 Уголовного кодекса РФ.

Вместе с тем необходимо отметить, что по изученным уголовным делам ни одного частного определения не было вынесено.

Подводя итоги, необходимо подчеркнуть, что потребность в установлении уголовно-правового запрета на незаконный оборот огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств является отражением происходящих в обществе процессов, дающих государству достаточные основания для защиты общественных отношений от преступных посягательств. Эти основания образуют систему предпосылок, которые не просто связаны между собой, но и имеют единую сущностную основу.

Председатель Советского районного

суда г. Уфы Республики Башкортостан А.З. Муллануров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *