Статья 2005 ук рф

Уголовный кодекс Российской Федерации

Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (внесены правки от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля, 4 ноября, 1, 6 декабря 2007 г., 14 февраля, 8 апреля, 13 мая, 22 июля, 25 ноября, 22, 25, 30 декабря 2008 г., 13 февраля, 28 апреля, 3, 29 июня, 24, 27, 29 июля, 30 октября, 3, 9 ноября, 17, 27, 29 декабря 2009 г., 21 февраля, 29 марта, 5, 7 апреля, 6, 19 мая, 17 июня, 1, 22, 27 июля, 4 октября, 29 ноября, 9, 23, 28, 29 декабря 2010 г., 7 марта, 6 апреля, 4 мая, 11, 20, 21 июля, 7, 21 ноября, 6, 7 декабря 2011 г., 29 февраля, 1 марта, 5 июня, 10, 20, 28 июля, 16 октября, 12, 29 ноября, 3, 30 декабря 2012 г., 4 марта, 5 апреля, 28, 29 июня, 2, 23 июля, 21 октября, 2, 25 ноября, 21, 28 декабря 2013 г., 3 февраля, 5 мая, 5, 28 июня, 21 июля, 24 ноября, 22, 31 декабря 2014 г., 3 февраля, 8, 30 марта, 23 мая, 8, 29 июня, 13 июля, 28 ноября, 30 декабря 2015 г., 30 марта, 1 мая, 2, 23 июня, 3, 6 июля, 22 ноября, 19, 28 декабря 2016 г., 7 февраля, 7 марта, 3, 17 апреля, 7 июня, 18, 26, 29 июля, 20, 29, 31 декабря 2017 г., 19 февраля, 23 апреля, 27 июня, 3, 29 июля 2018 г., )

Принят Государственной Думой 24 мая 1996 года.
Одобрен Советом Федерации 5 июня 1996 года.

Раздел XI. Преступления против военной службы
Глава 33. Преступления против военной службы (статьи 331-352)

Раздел XII. Преступления против мира и безопасности человечества
Глава 34. Преступления против мира и безопасности человечества (статьи 353-361)

В Уголовный кодекс, опубликованный на сайте, постоянно вносятся изменения после принятия каждого соответствующего федерального закона о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (если содержание закона касается уголовного кодекса).

Статья 286. Превышение должностных полномочий

1. Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) с применением оружия или специальных средств;

в) с причинением тяжких последствий, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Комментарий к Ст. 286 УК РФ

1. В отличие от предусмотренной ст. 285 УК ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

2. С объективной стороны превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

— относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

— могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

— совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

— никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

В последнем случае превышение должностных полномочий может выражаться, например, в нанесении побоев задержанным или заключенным под стражу лицам, причинение вреда их здоровью.

При решении вопроса о том, совершило ли должностное лицо действия, которые явно выходят за пределы его полномочий, необходимо в первую очередь определить эти пределы, т.е. установить объем предоставленных лицу прав и обязанностей, его должностную компетенцию, которая закрепляется в различных нормативных правовых и иных актах (законе, постановлении, распоряжении, должностной инструкции, приказе, трудовом договоре и т.д.).

Явный (т.е. очевидный, существенный, грубый) выход действий лица за пределы предоставленных полномочий — понятие оценочное и устанавливается применительно к конкретным обстоятельствам дела. Но о явности следует говорить в тех случаях, когда превышение является очевидным, бесспорным.

В п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 N 19 по этому поводу отмечается, что при рассмотрении уголовного дела о превышении лицом должностных полномочий необходимо выяснять, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности этого должностного лица, с приведением их в приговоре, и указывать, превышение каких из этих прав и обязанностей вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства — понятие оценочное, оно было рассмотрено применительно к ст. 285 УК. По своей конструкции состав преступления материальный. Преступление считается оконченным с момента наступления указанных в комментируемой статье последствий.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого либо косвенного умысла. Мотивы преступления могут быть самыми различными (месть, карьеризм, корысть и др.). Они не имеют значения для квалификации преступления.

4. Субъект преступления — специальный — должностное лицо.

5. Часть 2 комментируемой статьи (квалифицированный состав преступления) предусматривает более строгую ответственность за то же деяние, совершенное лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а также главой органа местного самоуправления (см. примечание к ст. 285).

6. Часть 3 комментируемой статьи содержит особо квалифицированные составы преступления. В ней установлена ответственность за деяния, предусмотренные ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, при отягчающих обстоятельствах, а именно:

— совершение деяния с применением насилия или угрозой его применения (п. «а»).

Под применением насилия следует понимать причинение потерпевшему физического вреда. Составом преступления при этом охватывается нанесение побоев, умышленное причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью, истязания.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, убийство лица дополнительно квалифицируются по ст. ст. 111 или 105 УК. Под угрозой применения насилия понимается угроза причинить физический вред. Такая угроза должны быть реальной, т.е. у потерпевшего должны иметься основания опасаться ее фактического осуществления. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью охватывается рассматриваемым составом, и дополнительной квалификации по ст. 119 УК не требуется;

— совершение деяния с применением оружия или специальных средств (п. «б»). Это означает фактическое использование должностным лицом оружия или специальных средств для физического (выстрел, удар прикладом автомата и т.п.) или психического (удар резиновой дубинкой рядом с рукой потерпевшего, выстрел в непосредственной близости, но мимо потерпевшего и иное, если при этом угроза применения оружия воспринимается потерпевшим как реальная) воздействия на потерпевшего. В случае, когда виновный лишь демонстрирует оружие или специальные средства и реальная опасность для жизни или здоровья потерпевшего отсутствует, деяние при наличии соответствующих оснований может быть квалифицировано по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК.

Для вменения рассматриваемого квалифицирующего признака необходимо также установить, что оружие и специальные средства были применены должностным лицом в нарушение определенных законодательством оснований, условий и пределов их использования . При определении понятия «оружие» следует руководствоваться Законом об оружии. Перечень специальных средств установлен различными нормативными правовыми актами (например, Постановлениями Правительства РФ от 30.12.1999 N 1436 «О специальных средствах и огнестрельном оружии, используемых ведомственной охраной» (в ред. от 11.02.2003) , от 24.06.1998 N 634 «Об утверждении Перечня специальных средств, состоящих на вооружении органов и войск Федеральной пограничной службы Российской Федерации» и др.);
———————————
См., например: ст. ст. 18 — 23 Закона о полиции; ст. ст. 43 — 47 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. от 03.12.2011) // СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2759; 1998. N 30. Ст. 3613; 2001. N 11. Ст. 1002; 2003. N 1. Ст. 2; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; N 50. Ст. 4847; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607; 2005. N 10. Ст. 763; 2006. N 17 (ч. 1). Ст. 1779; 2007. N 7. Ст. 830, 831; N 30. Ст. 3808; N 31. Ст. 4011; N 45. Ст. 5418; 2009. N 39. Ст. 4538; 2010. N 27. Ст. 3416; 2011. N 1. Ст. 46; N 7. Ст. 901; N 15. Ст. 2022; N 17. Ст. 2319; N 49 (ч. 5). Ст. 7056.

СЗ РФ. 2000. N 2. Ст. 221; 2003. N 8. Ст. 755.

СЗ РФ. 1998. N 26. Ст. 3085.

— совершение деяния с причинением тяжких последствий (п. «в»). Понятие тяжких последствий является оценочным и устанавливается с учетом конкретных обстоятельств уголовного дела. К числу тяжких могут быть отнесены такие последствия, как крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, иное нарушение деятельности организации, причинение значительного материального ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего и т.п.

Ознакомьтесь так же:  Кольский мировой суд 1

К числу тяжких последствий следует отнести также и причинение тяжкого вреда здоровью человека. При этом дополнительной квалификации по ст. 111 УК не требуется, если ответственность за причиненный вред квалифицировалась бы по ч. ч. 1 или 2 ст. 111 УК РФ. В остальных случаях необходима дополнительная квалификация деяния. Преступное деяние, предусмотренное ч. 3 комментируемой статьи, квалифицируется по совокупности с ч. 4 ст. 111 УК лишь при доказанности умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Не требует дополнительной квалификации по ст. 109 УК причинение смерти потерпевшему по неосторожности. Если же превышение должностных полномочий было сопряжено с умышленным убийством, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений: по ч. 3 комментируемой статьи и соответствующей части ст. 105 УК.

В случаях, когда должностным лицом причиняется вред здоровью потерпевшего средней тяжести или тяжкий, а также в случае, когда причиняется смерть потерпевшему, но указанный вред причинен в условиях превышения пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, содеянное охватывается соответственно ст. ст. 108 или 114 УК и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требуется (см. п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 N 19).

Статья 154 УК РФ. Незаконное усыновление (удочерение) (действующая редакция)

Незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно или из корыстных побуждений, —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 154 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в незаконных действиях по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи. Незаконный характер перечисленных действий связан с нарушением порядка, содержащегося в законодательных и иных нормативных актах, регулирующих данные вопросы.

2. Необходимо, чтобы указанные в комментируемой статье действия были совершены неоднократно (при отсутствии корыстных побуждений) — более двух раз. Данный признак может быть установлен как при разрыве во времени устройства каждого ребенка, так и при одновременном устройстве двух детей или более.

3. Субъективная сторона предусматривает вину в виде прямого умысла. Обязательным ее признаком (при отсутствии признака неоднократности) является мотив — корыстные побуждения, т.е. стремление получить материальную выгоду.

4. Преступление считается оконченным в момент повторного совершения незаконных действий или в момент первого действия, если оно совершено из корыстных побуждений.

5. Субъект преступления может включать две категории лиц:

1) любое вменяемое лицо, достигшее возраста 18 лет, незаконно усыновившее (удочерившее) ребенка, ставшее его опекуном (попечителем) либо приемным родителем;

2) вменяемое лицо, которое в связи с выполнением служебных обязанностей принимало участие в совершении незаконных действий, указанных в комментируемой статье.

В случае незаконного усыновления с использованием подложных документов ответственность наступает по совокупности ст. ст. 154 и 327 УК.

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СУЩНОСТИ ХУЛИГАНСТВА

Уголовная ответственность за хулиганство предусмотрена ст. 213 УК РФ, диспозиция которой в результате неоднократных изменений законодателем приобрела сложный характер. При толковании ее положений возникают вопросы относительно сущности уголовно наказуемого деяния и его общественной опасности.

По-существу, в диспозиции ст. 213 УК РФ предусмотрено два вида хулиганства. Первый, по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Второй вид хулиганства — это то же самое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ). Этот вид хулиганства уже не связан с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и должен проявляться в совершении каких-либо иных действий.

В обоих случаях эти действия направлены на грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, но каких-либо иных признаков, позволяющих конкретизировать действия, закон не дает. Относительно первого вида хулиганства можно сделать вывод, что грубое нарушение общественного порядка проявляется только в применении оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия. В отношении второго вида хулиганства конкретизировать характер общественно опасного деяния и форму его проявления не представляется возможным, что и является одним из проблемных вопросов.

Отсутствуют указания в законе, по каким признакам следует отграничивать хулиганство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы от иных правонарушений либо преступлений. Как, например, и от обывательского, неосознанного проявления неуважения к представителям других религий, социальных слоев либо групп. Возникают сложности отграничения данного вида хулиганства от преступлений против личности по аналогичным мотивам или преступлений, предусмотренных ст.ст. 281 и 282 УК РФ.

Указание в законе только на то, что эти действия должны грубо нарушать общественный прядок, представляется несостоятельным, так как любое противоправное действие, совершенное публично, уже само по себе является грубым нарушением общественного порядка.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по дедам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» от 15 ноября 2007 г. № 45 по рассматриваемому вопросу содержатся положения общего характера, не позволяющие четко определить деяние.

При конструировании диспозиции ст. 213 УК РФ, по нашему мнению, допущены ошибки, касающиеся законодательной техники. Помимо того, что данная статья многословна, в ней отсутствует описание конкретного общественно опасного деяния, а наказуемость преступления определяется мотивами поведения. Согласно п. «а» ч.1 ст. 213 УК РФ — это явное неуважение к обществу, в п. «б» ч. 2 ст. 213 УК указанный мотив дополняется мотивами политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной нена­висти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Каждый из этих мотивов требует отдельного исследования.

Эти же мотивы в качестве квалифицирующих признаков предусмотрены в составах преступлений против жизни и здоровья. По-видимому, они должны по-разному проявляться при совершении хулиганства и в преступлениях против личности, тем более что в преступлениях против личности они выступают признаками квалифицированного состава, а в хулиганстве являются конструирующими признаками простого состава.

Однако эти нюансы при квалификации указанных преступлений не учитываются. Более того, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» рекомендуется деяние квалифицировать по совокупности преступлений, т. е. по ст. 213 УК РФ и статье о преступлении против личности, если в деянии содержатся признаки указанных составов преступлений.

При квалификации правоприменительными органами преступлений, связанных с хулиганством, проявляется традиция не применять ту статью, признаки состава преступления которой не поняты. Об этом ярко свидетельствует судебно-следственная практика. Количество дел о хулиганстве из года в год сокращается. Одно из самых распространенных преступлений в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., в настоящее время хулиганство, по данным судебной статистики, составляет 2% и менее от общего числа совершенных преступлений. Так, если в 1995 г. по ст. 206 УК РСФСР было зарегистрировано 191 тыс. преступлений, то «ограничение хули­ганства только случаями грубого нарушения общественного порядка с примене­нием оружия или других предметов, произведенное Законом от 8 декабря 2003 г., существенно повлияло на показатели регистрации хулиганства: 2004 г. — 24,8 тыс., 2005 г. — 30 тыс., 2006 г. — 28,6 тыс»(1). Случаи же привлечения к уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ вообще крайне редки.

Э. Ф. Побегайло справедливо отмечает: «Криминологами давно на статистическом уровне подмечена закономерность: ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений …вот данные уголовной статистики: число зарегистрированных преступлений на улицах, площадях, парках и скверах по сравнению с 2003-м в 2004 г. выросло на 11,1%, в 2005 г. — на 47,4%. За указанные периоды времени соответственно возросла регистрация

грабежей — на 29, 4; 48,3; разбойных нападений — 23,2; 31,4%»(1).

Положение продолжает ухудшаться. От единичных случаев проявления хулиганства, носящего, как правило, спонтанный, стихийный характер, оно приобретает организованный характер с участием многих лиц, большинство из которых вооружено как огнестрельным, так и холодным оружием. В подобных случаях речь идет уже не о грубом нарушении общественного порядка, а о посягательстве на общественную безопасность, если под общественной безопасностью понимать совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное функционирование государственных институтов и учреждений и спокойствие граждан.

Определение степени общественной опасности хулиганства является вторым проблемным вопросом.

Представляется, что в современной редакции ст. 213 УК РФ по сравнению со всеми ее предыдущими редакциями описан более опасный вид хулиганства. Хулиганство, сопряженное с применением оружия, и ранее, в период действия УК РСФСР 1960 г., считалось особо злостным хулиганством и квалифицировалось по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. И оно справедливо относилось к преступлениям против общественного порядка. Понятия «общественная безопасность» в то время в юриспруденции не существовало.

В теории уголовного права и на практике хулиганство традиционно рассматривается как преступление против общественного порядка(2). В то время как деяние, предусмотренное п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, посягает на важнейшие конституционные права личности. В силу этого признавать хулиганство преступлением против общественного порядка означает недооценивать его возросшую общественную опасность.

В рассуждениях о хулиганстве как о преступлении против общественного порядка можно усмотреть и логическую нестыковку. Ношение огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) признается преступлением против общественной безопасности, применение оружия, т. е. совершение более опасного деяния, — преступлением против общественного порядка.

Примечательно, что в Уголовном кодексе КНР состав хулиганства отсутствует. В главе 2 УК КНР «Преступления против общественной безопасности» сформирован такой состав, как «появление в общественном месте или в общественном транспорте со стрелковым оружием, боеприпасами, режущими инструментами, подпадающими под категорию холодного оружия, взрывчатыми, легковоспламеняющимися, токсичными и разлагающимися химическими веществами, на которые не имеется разрешения, создающие угрозу общественной безопасности» (ст. 130).

Статья 213 УК РФ изложена таким образом, что оказались декриминализированы деяния, которые в обыденном правовом сознании расцениваются как хулиганство, и отсутствие какой-либо ответственности за них создает атмосферу безнаказанности. Следует согласиться с утверждением Э. Ф. Побегайло, что криминализация общества происходит через декриминализацию преступлений(3). Статья 213 УК РФ требует серьезной законодательной доработки с целью обеспечения общественной безопасности, защиты общественного порядка.

Статья 191 УК РФ. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга

Новая редакция Ст. 191 УК РФ

1. Совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконные хранение, перевозка или пересылка драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, совершенные в крупном размере, —

Ознакомьтесь так же:  Арбитражный суд г москвы телефоны судебных отделений

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

2. Те же деяния, совершенные организованной группой или группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового.

Комментарий к Статье 191 УК РФ

1. Нормативный материал к статье: ФЗ от 26.03.1998 N 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» (в ред. от 18.07.2005) , от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»; Правила учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и продукции из них, а также ведения соответствующей отчетности, утв. Постановлением Правительства РФ от 28.09.2000 N 731 и др.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 13. Ст. 1463; 2002. N 2. Ст. 131; 2003. N 2. Ст. 167; 2005. N 30 (ч. 1). Ст. 3101.

СЗ РФ. 2000. N 41. Ст. 4077.

2. Предметы преступного посягательства: а) драгоценные металлы; б) природные драгоценные камни; в) жемчуг.

3. Под драгоценными металлами понимают золото, серебро, платину и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий). Драгоценные металлы могут находиться в любом состоянии и виде, кроме ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий: в самородном или аффинированном виде, в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных отходах, химических соединениях и т.д., и могут быть представлены стандартными и мерными слитками, самородками, пластинами, шлихом, минеральным и вторичным сырьем, содержащим драгоценные металлы; предметами производственно-технического назначения (контакты, лабораторная посуда, проволока, приборы и детали и т.п.); монетами, не находящимися в обращении на территории России или других государств, и т.п.; полуфабрикатами, используемыми для изготовления любых изделий, в том числе ювелирных и других бытовых; отходами промышленного производства (золотая и серебряная стружки, опилки, сколы и др.).

4. Драгоценные камни включают в себя алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде. К драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования в порядке, установленном Правительством РФ.

Природные драгоценные камни могут находиться: в сыром необработанном виде; в сыром необработанном виде, но после классификации или аттестации, по итогам которых они отсортированы и оценены; в обработанном виде — в виде ограненных вставок для ювелирных изделий, которые еще не сертифицированы, в виде полуфабрикатов и изделий технического назначения; в рекуперированном (извлеченном из инструмента) виде и т.д.

Ограненные природные драгоценные камни, прошедшие сертификацию, к предмету посягательства, предусмотренного коммент. статьей, не относятся.

5. Ювелирными изделиями, которые исключены из понятия природных драгоценных металлов и камней, а также жемчуга, являются украшения различных видов и предназначения (кольца, серьги, браслеты, цепи, броши, колье и т.п.). Бытовые предметы, также не выступающие по составу предметом посягательства, — это предметы, предназначенные для сервировки стола, украшения помещений (курительные, парфюмерные и бритвенные принадлежности), денежные знаки, находящиеся в обращении на территории России или других стран, часы, зубные протезы и диски для зубопротезирования; предметы культа, предназначенные для проведения различных религиозных обрядов и ритуалов, юбилейные и иные знаки и медали и т.п.

Под ломом ювелирных и бытовых изделий понимают непригодные в силу каких-либо дефектов для использования по прямому назначению подобные изделия.

6. Объективная сторона составов преступления заключается в незаконном обороте драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга.

Оборот признается незаконным, если нарушает порядок владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, установленный законами и другими нормативными актами, и противоречит установленному порядку их хранения, перевозки или пересылки.

7. Преступление может выражаться в следующих формах: а) в совершении сделки, связанной с предметами посягательства; б) в их незаконном хранении; в) в их незаконной перевозке; г) в их незаконной пересылке.

8. Сделками являются купля-продажа, мена, дарение, заем, аренда и т.п. действия с драгоценными металлами или драгоценными камнями.

9. Добыча и производство драгоценных металлов и драгоценных камней могут осуществляться только юридическими лицами. Соответственно, сделки с драгоценными металлами или драгоценными камнями, добытыми или произведенными физическим лицом, всегда незаконны. Так же решается вопрос о сделках, совершенных с драгоценными металлами или драгоценными камнями, добытыми или произведенными юридическими лицами — организациями, не имеющими лицензии на эти действия.

Преступны также сделки с сырьем, содержащим драгоценные камни или металлы; с драгоценными металлами, не прошедшими аффинаж, с необработанными несортированными драгоценными камнями и т.д.

Возможно привлечение виновных лиц к УО по коммент. статье, если сделки совершены в нарушение приоритетного порядка пополнения государственных фондов драгоценных камней и драгоценных металлов РФ и субъектов РФ и приоритетного порядка, установленного для продажи уникальных самородков драгоценных металлов, не подлежащих переработке, и уникальных драгоценных камней.

10. На практике встречаются ситуации, когда под видом бриллиантов продаются полудрагоценные искусственные фианиты и цирконы или чешское свинцовое стекло, а под видом драгоценного металла — медь и т.п. Поскольку продавец сознает обманный характер своих действий и понимает, что продаваемые им под видом драгоценных камень или металл не являются таковыми, он привлекается к УО по ст. 159 за мошенничество. Покупатель несет ответственность по правилам о фактической ошибке; его действия квалифицируются по ст. 30, ст. 191 (покушение на незаконную покупку природного драгоценного камня).

11. Незаконные хранение, перевозка или пересылка драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга являются формами незаконного оборота драгоценных металлов или драгоценных камней, если они совершаются лицами, незаконно владеющими указанными предметами.

12. Под хранением предмета посягательства понимают любые действия виновного, связанные с нахождением у него драгоценных металлов или драгоценных камней.

Незаконное хранение предполагает умышленное нарушение соответствующих правил. Согласно Правилам учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и продукции из них хранение перечисленных ценностей осуществляется в организациях таким образом, чтобы была обеспечена сохранность их при производстве, переработке, использовании, эксплуатации и транспортировке. Хранение осуществляется в помещениях, отвечающих специальным требованиям по технической укрепленности и оборудованию средствами охранной и пожарной сигнализации, устанавливаемым ФЗ органами исполнительной власти в соответствии с законодательством РФ. Хранение относится к длящимся преступлениям.

13. Под перевозкой драгоценных металлов и камней следует понимать их перемещение с одного места на другое при непосредственном участии виновного. Перевозка может быть осуществлена любым видом транспорта.

14. Пересылка предметов посягательства также предполагает их перемещение с одного места на другое; однако виновный уже не участвует в этом перемещении, используя средства связи и сообщения.

15. Преступление окончено в момент совершения деяния.

16. Субъективная сторона незаконного оборона драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга характеризуется только прямым умыслом.

17. Субъектом преступного посягательства может выступать любое физическое лицо, достигшее 16 лет, в том числе руководители организаций, осуществляющих добычу, производство, аффинаж драгоценных металлов и драгоценных камней.

18. Хищение драгоценных металлов или драгоценных камней требует дополнительной квалификации, если после хищения был совершен незаконный оборот названных предметов.

19. Часть 2 коммент. статьи устанавливает повышенную УО, если незаконный оборот драгоценных металлов или драгоценных камней совершен: б) в крупном размере; в) группой лиц по предварительному сговору, организованной группой .
———————————
Пункт «а» ч. 2 коммент. статьи утратил силу согласно ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ. Примеч. науч. ред.

20. Понятие крупного размера дано в примеч. к ст. 169; он должен превышать 250 тыс. руб.

21. Деяния, предусмотренные ч. 1 коммент. статьи, отнесены законодателем к категории преступлений небольшой тяжести, ч. 2 — к тяжким преступлениям.

Другой комментарий к Ст. 191 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предмет преступления: а) драгоценные металлы — золото, серебро, платина и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий). Драгоценные металлы могут находиться в любом состоянии, виде, в том числе в самородном и аффинированном виде, а также в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, монетах, ломе и отходах производства и потребления; б) драгоценные камни — природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты; в) природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде; г) уникальные янтарные образования.

В предмет преступления не входят ювелирные и бытовые изделия и лом таких изделий. Отсутствие пробирного клейма на изделии из драгоценных металлов или сертификата на ограненный камень не превращает их в предмет преступления. Однако неограненные, но прошедшие предварительную механическую обработку камни не могут быть отнесены к ювелирным изделиям.

2. Уголовная ответственность по ст. 191 УК РФ наступает за любые сделки с драгоценными камнями и драгоценными металлами, совершенными в нарушение законодательства. Незаконность таких сделок может быть обусловлена незаконностью их добычи и производства, отсутствием лицензии на совершение таких действий. Незаконными признаются сделки с предметом преступления, заключенные между физическими лицами. Скупочным организациям и индивидуальным предприятиям запрещено скупать алмазное сырье, необработанный природный жемчуг и драгоценные камни и т.д. Добытые и произведенные драгоценные металлы, за исключением самородков, после необходимой обработки должны поступать на аффинаж в организации, включенные в перечень, утвержденный Правительством РФ. Порядок совершения операций с минеральным сырьем, содержащим драгоценные металлы, до аффинажа определяется Правительством РФ.

3. Незаконное хранение, перевозка, пересылка будут иметь место в случае, когда данные предметы были незаконно добыты или произведены, похищены, получены в результате совершения любого другого преступления или приобретены в результате заключения незаконной сделки.

4. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга влечет уголовную ответственность только в случае осуществления его в крупном размере (свыше 1,5 млн. руб.).

5. Хищение драгоценных металлов или драгоценных камней с последующим заключением с ними незаконных сделок требует квалификации по совокупности преступлений.

6. Незаконные (при отсутствии лицензии) добыча и производство драгоценных металлов и камней с последующим их хранением, пересылкой и перевозкой квалифицируются по совокупности ст. ст. 171 и 191 УК РФ (кроме ситуации, когда эти действия совершаются индивидуальным предпринимателем, поскольку лицензия на добычу и производство драгоценных металлов и камней выдается только организациям).

7. Незаконное изготовление гражданами ювелирных, зубопротезных и других бытовых изделий из принадлежащих изготовителю или заказчику драгоценных металлов и драгоценных камней, как и изготовление указанных предметов из ювелирных и других бытовых изделий, состоящих из драгоценных металлов и драгоценных камней, а также лома таких изделий, не может рассматриваться как незаконный оборот драгоценных металлов и камней. Такие действия при наличии соответствующих признаков должны квалифицироваться по ст. 171 УК РФ.

Статья 2005 ук рф

К особо квалифицированным видам кражи ч.3 ст.158 УК РФ действующее законодательство относит — кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище либо в крупном размере. Рассмотрим данные признаки.

Первый признак – проникновение в жилище.

Как уже подчеркивалось, базисным элементом данного признака, является незаконность проникновения.

Нельзя признать проникновением в жилище кражу, совершенную без вторжения в жилое помещение. Приведем пример из практики: «В вечернее время К., проезжая на велосипеде по улице, заметил на подоконнике открытого окна сверток и решил его похитить. С этой целью он прошел через огород к дому и, убедившись, что его никто не видит, похитил с подоконника сверток, в котором находились: чайный сервиз, набор рюмок, комплект постельного белья.

Ознакомьтесь так же:  Сколько действует заявление в милицию

К. лишь протянул руку к подоконнику открытого окна, где находился сверток с вещами, и взял его, не проникая в дом.

Проникновение в жилище — это вторжение в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью приспособлений, позволяющих виновному завладеть чужим имуществом.

К. же совершил кражу вещей путем изъятия их с подоконника открытого окна, без вторжения в жилое помещение и применения каких-либо приспособлений для завладения имуществом.

При таких обстоятельствах надлежит признать, что в действиях Кирикова содержится состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст.158 УК РФ» [1] .

Таким образом, нет оснований для квалификации как кражи «с проникновением в жилище» хищений личного имущества с перил балконов, особенно расположенных в домах на первом этаже, из подвалов и кладовых многоквартирных жилых домов.

Согласимся с А.В. Федотовым отмечающим, что «закон усилил уголовную ответственность не просто за кражу в отношении имущества граждан из жилища безотносительно к способу их совершения, а за совершение их с проникновением в жилище и именно поэтому представляющих повышенную общественную опасность, так как в случае «физического» проникновения виновного в жилище он, одновременно нарушая неприкосновенность жилища, оказавшись внутри него, может похитить не просто плохо лежащие, а наиболее ценные вещи, которые с помощью крючка, шланга и иных приспособлений из форточки окна, отверстия двери практически невозможно похитить» [2] .

Заметим, что судебная практика относит к жилищу не только жилое помещение, легальное определение которого дается законодателем в ЖК РФ, но и иные помещения, которые фактически используются для проживания (Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 66-о04-126 Кража совершалась из служебного помещения, которое одновременно считалось и жилищем, поэтому действия осужденных были признаны как совершение кражи с незаконным проникновением в жилище [3] ). Судебная практика не включает в понятие «жилище» не используемые для проживания людей надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, обособленные от жилых построек [4] .

В связи с вышесказанным подчеркнем, что в качестве легального критерия должно применяться примечание к ст.139 УК РФ, где указывается на то, что под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Заметим, что отдельные исследователи предлагают ответственность за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище, «максимально дифференцировать в зависимости от целой системы объективных и субъективных обстоятельств, усиливающих или смягчающих ответственность» [5] . Так, по мнению А.В. Федотова, к квалифицированным признакам кражи, совершаемой с незаконным проникновением в жилище, необходимо отнести совершение этого преступления с использованием следующих условий: технических средств; общественного бедствия; беспомощного состояния потерпевшего. В качестве смягчающих обстоятельств совершения кражи с проникновением в жилище необходимо учитывать обстоятельства, при которых данное преступление совершается: вследствие крайней нужды; в небольшом размере; у лиц, приобретающих имущество незаконным путем; совершение ее близкими родственниками; совершение преступления в отношении общей вещи.

На наш взгляд, ч.3 ст.158 УК РФ не нуждается в дополнительной дифференциации, однако, указанные признаки, безусловно, должны учитываться на практике.

Следующий особо квалифицированный признак – совершение кражи в крупном размере.

Согласно п.4 примечания к ст.158 крупным размером признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

Заметим, что до 10 декабря 2003 года действовала редакция УК РФ согласно которой крупный размер (как и «значительный ущерб») определялся в привязке минимальному размеру оплаты труда, что вызывало обоснованную критику в теории. Вопрос о конституционности норм уголовного закона, регламентирующих порядок определения размера хищения в зависимости от минимального размера оплаты труда, неоднократно рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации (Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 492-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крылова Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав примечанием 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также действиями (бездействием) и решениями суда» [6] ; Определение Конституционного Суда РФ от 16 января 2001 г. N 1-O «По делу о проверке конституционности примечания 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Скородумова Дмитрия Анатольевича» [7] ).

В действующем законодательстве крупный размер определяется в примечании к ст.158 УК РФ, изменение крупного размера может быть внесено только законодателем, и только в уголовный кодекс РФ.

Обратимся к вопросам определения крупного размера на практике.

Как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которых превышает двести пятьдесят тысяч рублей, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере (п.25 Постановления пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов.

Рассматривая крупный размер кражи, как особо квалифицирующий признак необходимо акцентировать внимание на том, что нужно проводить разграничение между «крупным размером» и «предметами имеющими особую ценность», т.к. согласно УК РФ, хищение предметов имеющих особую ценность составляет отдельный состав преступления (ст.164 УК РФ).

Приведем показательный пример из практики:

«Органами предварительного следствия Скромнов обвинялся в том, что он 17 апреля 1997 г. в группе с двумя не установленными следствием лицами по предварительному сговору, незаконно проникнув в жилище, совершил кражу имущества Чаплыгиной на общую сумму 4480 руб. и 500 006 долларов США, в том числе иконы «Святая Елена» XVII — XVIII века стоимостью 500 тыс. долларов США, чем причинил потерпевшей значительный ущерб.

Постановлением судьи Верховного суда Республики Татарстан уголовное дело по обвинению Скромнова в совершении преступления, предусмотренного пп.»а», «б», «в», «г» ч.2 ст.158 УК РФ, направлено для производства дополнительного расследования.

При этом судья указал, что имеются основания для предъявления Скромнову более тяжкого обвинения, поскольку согласно обвинению действиями Скромнова Чаплыгиной причинен ущерб, размер которого значительно превышает необходимый для признания крупным размером 500-кратный минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством на момент совершения преступления. Кроме того, органами предварительного следствия не выяснена ценность упомянутой иконы как предмета, имеющего особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, не приняты меры по обеспечению возможной конфискации имущества.

Прокурор в частном протесте поставил вопрос об отмене постановления судьи и о направлении дела на новое судебное рассмотрение. По мнению прокурора, следователь допустил ошибку, вменяя явно несоответствующую и многократно завышенную стоимость похищенного лишь со слов потерпевшей, при этом он ссылался на прилагаемую справку, согласно которой «икона «Святая Елена» размером 150 х 200 мм, написанная на сусальном золоте в конце XIX века, имеет рыночную стоимость 600 — 1200 рублей».

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 августа 1998 г. протест оставила без удовлетворения, указав следующее.

В соответствии с п.3 ч.1 ст.232 УПК РСФСР уголовное дело направляется для производства дополнительного расследования при наличии оснований для изменения обвинения на более тяжкое.

Согласно обвинению и показаниям потерпевшей Чаплыгиной Скромнов похитил икону стоимостью 500 тыс. долларов США. Данный размер ущерба, как правильно делается ссылка в постановлении судьи, значительно превышает указанный в п.2 примечаний к ст.158 УК РФ пятисоткратный минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления, поскольку по состоянию на апрель 1997 г. (на момент совершения данного преступления) минимальный размер оплаты труда составлял 83 490 руб. Следовательно, крупный размер хищения составляет 41 745 тыс. рублей. Кража, совершенная в крупном размере, подлежит квалификации по п.»б» ч.3 ст.158 УК РФ, т.е. по закону, предусматривающему ответственность за более тяжкое преступление, нежели то, которое предъявлено в обвинении.

Как правильно указал судья, органами предварительного следствия не приняты меры и по выяснению ценности похищенной иконы как предмета, имеющего особую ценность. Между тем за хищение таких предметов предусмотрено более строгое наказание (ст.164 УК РФ)» [8] .

Как отмечается в п.9 Постановления пленума ВС РФ от 25.04.95 №5 [9] особая историческая, научная и культурная ценность похищенных предметов или документов определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, культуры.

Таким образом, необходимо проводить многостороннюю оценку объекта кражи с целью установления его рыночного размера и значения с точки зрения исторической, научной и культурной ценности. Такая оценка должна быть обязательна исходить от экспертов и выражена в документальном виде.

Кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище либо в крупном размере, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

[1] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1993г. — №4. – с.14.

[2] Федотов, А. В. Кража, совершаемая с незаконным проникновением в жилище :Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации. – М.: 2004.

[3] Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 января 2005 г. N 66-о04-126

[4] Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — Волтерс Клувер, 2005 г.

[5] Федотов, А. В. Кража, совершаемая с незаконным проникновением в жилище :Уголовно-правовые и криминологические аспекты : Автореферат диссертации. – М.: 2004.

[6] Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 492-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крылова Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав примечанием 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также действиями (бездействием) и решениями суда»

[7] Определение Конституционного Суда РФ от 16 января 2001 г. N 1-O «По делу о проверке конституционности примечания 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Скородумова Дмитрия Анатольевича» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2001г. — №3.

[8] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1999 г. — №5. – с.15.

[9] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 1995. — №7. – с.2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *