Статья 1741 ук рф состав преступления

Содержание:

Статья 311. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса

1. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, судебного пристава, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а равно в отношении их близких, если это деяние совершено лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 311 УК РФ

1. Основным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность судьи, а также участников уголовного судопроизводства, благодаря чему гарантируется независимое и справедливое правосудие. Факультативно объектом посягательства могут выступать также неприкосновенность и иные интересы личности участника судопроизводства.

Сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, охраняются комментируемой статьей вне зависимости от того, в связи с каким видом судебной деятельности возникла необходимость применения таких мер, тогда как сведения о мерах безопасности в отношении иных лиц защищаются данной статьей только при их применении в связи с уголовным судопроизводством.

2. Необходимость применения мер безопасности в отношении различных категорий лиц, отправляющих правосудие или участвующих в нем, а также виды этих мер определяются ст. 122 Конституции, Законом РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012) , Федеральными законами от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (в ред. от 25.12.2012) , от 20.08.2004 N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в ред. от 30.11.2011) , ч. 3 ст. 11 УПК.
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; 1993. N 17. Ст. 606, 607; САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086; СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2399; 1999. N 29. Ст. 3690; 2000. N 26. Ст. 2736; 2001. N 51. Ст. 4834; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 15. Ст. 1278; 2007. N 10. Ст. 1151; N 31. Ст. 4011; 2008. N 6. Ст. 540; N 52 (ч. 1). Ст. 6229; 2009. N 19. Ст. 2273; N 23. Ст. 2755; N 26. Ст. 3124; N 29. Ст. 3594; N 39. Ст. 4533; N 45. Ст. 5264, 5266; N 48. Ст. 5746; 2010. N 14. Ст. 1557; N 27. Ст. 3419; N 50. Ст. 6596; N 52 (ч. 1). Ст. 6986; 2011. N 1. Ст. 6, 45; N 48. Ст. 6731; N 49 (ч. 5). Ст. 7066; N 50. Ст. 7364; 2012. N 24. Ст. 3083; N 29. Ст. 3994; N 48. Ст. 6745; РГ. 2012. N 283, 301.

СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 238; 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 35. Ст. 3607; 2009. N 29. Ст. 3601; 2011. N 1. Ст. 16; N 7. Ст. 901; N 50. Ст. 7366; РГ. 2012. N 301.

СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3534; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 25; 2007. N 31. Ст. 4011; 2010. N 15. Ст. 1741; 2011. N 1. Ст. 16; N 49 (ч. 1). Ст. 7030.

К числу мер безопасности относятся личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов; изменение внешности; засекречивание данных о свидетелях, потерпевших, их представителях; проведение опознания лица в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего.

3. Объективная сторона преступления выражается в действиях — разглашении в любой форме (устной, письменной, жестами) информации о лицах, в отношении которых применены меры безопасности, а также о характере и содержании этих мер.

Преступление признается оконченным с момента передачи сведений о мерах безопасности хотя бы одному лицу, которое по своему статусу не должно обладать такими сведениями, независимо от того, использовало ли это лицо такие сведения в незаконных целях или нет.

Использование лицом, которому были разглашены сведения о применяемых мерах безопасности, в противоправных целях, если оно повлекло, в частности, похищение или гибель человека, причинение вреда его здоровью, уничтожение или повреждение его имущества, влечет усиление ответственности по ч. 2 комментируемой статьи.

4. Субъектом преступления может быть вменяемое и достигшее 16-летнего возраста лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены либо которому они стали известны в связи с его служебной деятельностью.

Лицами, которым сведения были доверены, являются сами защищаемые судьи, присяжные заседатели, иные лица, участвующие в отправлении правосудия, или участники уголовного судопроизводства, их родственники или близкие лица; участники судопроизводства, участвующие в проводимых с защищаемыми лицами процессуальных действиях; лица, призванные обеспечивать надлежащие условия жизни защищаемых лиц.

К лицам, которым сведения о мерах безопасности стали известны в связи с их служебной деятельностью, относятся прежде всего те, кто принимал решение о мере безопасности (следователь, дознаватель, судья) или их реализует (сотрудники органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, службы судебных приставов и т.д.).

5. С субъективной стороны данное преступное посягательство относится к числу умышленных преступлений; оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, когда виновное лицо, не желая разгласить сведения о мерах безопасности, безразлично относится к их сохранности, допускает высказывания или совершает действия, которые способны предать гласности конфиденциальную информацию.

Тем более с косвенным умыслом может быть совершено преступление, предусмотренное ч. 2 комментируемой статьи, в условиях, когда лицо не желает, но сознательно допускает наступление тяжких последствий в результате разглашения им сведений о мерах безопасности.

По отношению к тяжким последствиям, наступившим в результате разглашения сведений о мерах безопасности, возможна также вина в форме преступного легкомыслия или небрежности, что, однако, не означает перевод преступления в целом из категории умышленных в неосторожные.

научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 и 1741 УК РФ

Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о наличии проблем при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741 УК РФ. Отдельные проблемы связаны с определением предмета данных преступлений, необходимым признаком которых является приобретение имущества владельцем в результате совершения деяния. Однако законодатель сделал исключение для преступлений, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, а именно, имущество, приобретенное в результате совершения вышеуказанных преступлений, не может являться предметом легализации.

Вопрос о целесообразности исключения из предмета легализации имущества, приобретенного в результате совершения налоговых преступлений, в современной научной литературе является дискуссионным.

На наш взгляд, исключение данных статей из общего списка преступлений, предусмотренных УК РФ (использование доходов, полученных в результате совершения которых, влечет уголовное наказание по ст. 174, 1741 УК РФ), является обоснованным. Денежные средства, приобретенные в результате совершения указанных преступлений, изначально получены легальным путем и в течение некоторого времени, предшествующего легализации, они могут находиться в легальном обороте, не образуя состава преступления. В связи с этим формулировка «денежные средства, приобретенные преступным путем» к ним не применима.

Однако целый ряд авторов не согласны с данным утверждением.

Так, профессор Б.В. Волженкин считает, что «данное объяснение представляется мне единственным, хотя и не очень убедительным, ибо, руководствуясь им, следовало бы указать и другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязанностей, например, ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности)»1.

По нашему мнению, с данной позицией нельзя согласиться по двум причинам.

Во-первых, декриминализация отмывания доходов, полученных в результате совершения преступлений, связанных с невыполнением имущественных обязанностей, не будет иметь практического эффекта из-за отсутствия в правоприменительной практике фактов выявления легализации доходов от подобных преступлений. Это связано как с невозможностью доказательства именно преступного характера легализуемого имущества, так и с отсутствием умысла на легализацию данного имущества. В отношении указанной Б.В. Вол-женкиным ст. 177 УК РФ можно отметить, что лицо, уклоняющееся от погашения кредиторской задолженности, не могло бы умышленно присвоить имущество своего кредитора и, распорядившись им по своему

усмотрению, легализовать полученный доход. В противном случае мы имели бы дело не с преступлением, предусмотренным ст. 177 УК РФ, а с совокупностью двух самостоятельных преступлений: хищением и легализацией преступных доходов.

Во-вторых, законодатель декриминализировал только те деяния, предшествующим преступлением по отношению к которым является запрещенное уголовным законом невыполнение имущественных обязанностей, посягающее именно на публично-правовой интерес. Представляется, что законодатель преднамеренно сохранил уголовно-правовой запрет на придание законных форм распоряжению имуществом, полученным в результате невыполнения имущественных обязанностей, посягающего на охраняемые уголовным законом частноправовые интересы.

Данная научная дискуссия во многом обусловлена встречающимися в юридической практике сложностями квалификации указанных деяний в случаях, когда предикатным преступлением к легализации преступных доходов является незаконное получение кредита. В судебной практика даже одних и тех же судов не сложилось единого подхода к этой ситуации.

Так, в августе 2005 г. Советским районным судом г. Челябинска за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, был осужден бухгалтер ООО «К.», предоставивший в один из банков подложные документы, содержащие не соответствующие действительности сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «К» и получивший на основании данных документов два кредита в сумме 5 млн руб. и 3 млн руб. соответственно.

Денежные средства поступили на расчетный счет ООО «К.» и были переведены на расчетный счет другой компании — ООО «Э.». Однако в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу суд прекратил в отношении подсудимого уголовное дело по ст. 1741 УК РФ за отсутствием состава преступления, мотивируя решение тем, что «состав преступления по незаконному получению кредита уже включает действия по распоряжению похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации по ст. 1741 УК РФ»2.

Представляется, что данное судебное решение необоснованно. Тем более, что тот же районный суд в январе 2006 г. осудил за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176, ч. 1, 1741, ч. 2 и 159, ч. 4 директора ООО «У.», который мошенническим путем, под предлогом поставок ГСМ, совершал хищения денежных средств организаций города в особо крупных размерах. По данным фактам в СУ при УВД г. Челябинска возбуждены семь уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Помимо этого было установлено, что им дважды: в октябре 2004 г. и в феврале 2005 г. по подложным документам о якобы имеющихся у него

крупных партиях ГСМ были получены кредиты на сумму в 10 и 2,6 млн руб. в одном из банков. По данным фактам были возбуждены два уголовных дела.

На полученные по кредитам денежные средства были куплены векселя в этом банке. По указанным фактам было возбуждено три уголовных дела по ст. 1741, ч. 2 УК. В этом случае Советский районный суд признал проведение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, легализацией (отмыванием) денежных средств, полученных преступным путем, назначив наказание по данному эпизоду в виде лишения свободы сроком на два года3. Таким образом, Советский районный суд фактически сам признал необоснованным свое предыдущее решение по названной совокупности преступлений.

Некоторые авторы считают, что «наличие так называемых «льгот» не является вполне обоснованным, поскольку, несмотря на первоначально правомерный источник денежных средств, после совершения преступления они приобретают преступный характер, а с учетом высокой степени общественной опасности уклонения от уплаты налогов, а также невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте их исключение из предикатных преступлений нельзя признать ни справедливым, ни целесообраз-ным»4. Такой подход объясняется прежде всего тем, что уклонение от налогообложения позволяет увеличивать «теневые» капиталы. Однако данное утверждение скорее подтверждает позицию законодателя, чем авторов, полагающих, что уголовно-правовым запретом на перевод средств в легальную экономику можно уменьшить теневой сектор.

Не вполне обоснованным представляется нам и мнение о том, что организованная преступность, неуплата налогов, легализация преступных доходов, а также контроль организованной преступности над предприятиями и организациями различной формы собственности, посредством которых проводятся незаконные финансовые операции, почти всегда тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Отметим, что неуплата налогов и действия организованной преступности пересекаются в редких случаях; получение незаконной прибыли посредством контролируемых организаций также не может быть приравнено к легализации преступных доходов, цель которой — введение капиталов именно в законный оборот посредством совершения финансовых операций, после чего с этих доходов производится взыскание налогов.

Относительно взаимосвязи отмывания преступных доходов и организованной преступности опыт правоприменительной деятельности показывает, что отмывание преступных доходов как социальное явление возникло еще до появления организованной преступности. Оно имеет свой генезис и условия существования, которые лишь отчасти, в определенные временные промежутки, совпадают с причинами и условиями существования организованной преступности.

Судебная практика свидетельствует, что легализация доходов связана со многими видами преступлений, причем не всегда совершаемыми преступными сообществами. И пока анализ следственной и судебной практики не дает нам необходимый эмпирический материал для рассмотрения легализации преступных доходов с позиции генезиса организованной преступности. В 2005 г., по данным Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, из 419 лиц, осужденных по ст. 174, 1741 УК РФ, только шесть лиц, или 1,4%, осуждены по ч. 4 данных статей (за легализацию преступных доходов в составе организованной преступной группы)5.

Таким образом, статистические данные, во-первых, не позволяют отождествлять отмывание преступных доходов с организованной преступностью, во-вторых, сделать какой-либо вывод лишь на основе этой полученной во время исследования цифре (1,4%).

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что имеющаяся в научной литературе критика юридической конструкции норм ст. 174, 1741 УК РФ в части, касающейся исключения из числа предшествующих легализации составов преступлений деяний, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, не является целесообразной. Цель данных норм — противодействие уводу капиталов из легального сектора экономики в теневой, а цель норм ст. 174, 1741 УК РФ, наоборот, — недопущение ввода преступных доходов в легальный оборот. Таким образом, законодатель исключил имевшую место до 2002 г. ситуацию с существованием уголовно-правовой нормы (ст. 174 УК РФ в ред. 1997 г.), направленной на достижение прямо противоположных целей, что приводило к невозможности реализации ни одной из них.

А. Васильев отмечает, что «об обоснованности и эффективности такого законодательного решения пока ведутся споры, и можно было бы привести немало аргументов «за» и «против», но имеется вероятность того, что «льготы» в отношении этих преступлений будут в конечном счете упразднены»6. Противники сохранения данных норм в современном виде не приводят д

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Omnpk-energetika.ru

Юридический отдел

Состав преступления ст 1741 ук рф

Статья 174.1 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

Новая редакция Ст. 174.1 УК РФ

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Ознакомьтесь так же:  Земельный налог образец заполнения декларации

4. Деяния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Комментарий к Статье 174.1 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в подрыве установленной законом экономической деятельности в государстве, в придании материальным ценностям, добытым в результате совершения преступления, легального статуса.

Комментируемая статья состоит из четырех частей, отражающих основной (ч. 1), квалифицированный (ч. 2) и особо квалифицированные (ч. 3, 4) составы преступлений.

Основной состав преступления выражает общественно опасные деяния, относящиеся к категории умышленных преступлений небольшой тяжести. Квалифицированный состав описан в ч. 2 и раскрывает умышленные общественно опасные деяния, входящие в категорию преступлений средней тяжести. Особо квалифицированные составы закреплены в ч. 3, 4 и отражают упомянутые деяния, образующие соответственно категории тяжких и особо тяжких преступлений.

2. Основным объектом преступного посягательства является экономическая деятельность, регламентированная законодательством РФ. Дополнительный объект — интересы добросовестного субъекта экономической деятельности. Возможен и факультативный объект, в частности интересы службы в организации, учреждении.

3. В качестве предметов легализации (отмывания) преступных приобретений могут выступать: а) денежные средства; б) иное имущество, полученное лицом в результате совершения им преступления.

3.1. Денежные средства и иное имущество — см. п. 4.1 — 4.4 коммент. к ст. 174.

4. Объективная сторона составов преступления выражается в осуществлении с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, какого-либо из следующих действий: а) исполнения финансовой операции; б) проведения другой сделки; в) использования указанных предметов преступного посягательства для ведения предпринимательской или иной экономической деятельности.

4.1. Финансовая операция — разновидность сделки, отражающей установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в связи с созданием и использованием фонда денежных средств. Легализация (отмывание) денежных средств может быть связана с такими операциями, как кредитование, расчет и т.д.

4.2. Под другой сделкой понимают такое поведение лица, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, которое находит выражение в договоре или одностороннем волеизъявлении лица и не связано с созданием и использованием фонда денежных средств. Легализация (отмывание) предметов преступного посягательства при этом может быть связана с дарением, обменом и пр. движением материальных благ.

4.3. Предпринимательская деятельность — это самостоятельное, осуществляемое на свой риск поведение зарегистрированного в качестве субъекта такой деятельности лица, направленное на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). О легализации (отмывании) предметов посягательства может свидетельствовать, например, сбыт частным предпринимателем через принадлежащие ему торговые точки похищенной им же продукции.

4.4. Иная экономическая деятельность — это экономически значимое поведение лица, связанное с обращением собственности, но не имеющее своей основной целью систематическое извлечение прибыли. Здесь легализация (отмывание) материальных средств возможна, например, при использовании похищенных денег для организации деятельности по оказанию медицинских, юридических и т.п. услуг.

4.5. Денежные средства или иное имущество могут быть использованы и в качестве гаранта при осуществлении предпринимательской (иной экономической) деятельности, например, послужить гарантией платежеспособности при получении кредита.

5. Легализуемые (отмываемые) денежные средства (иное имущество) могут быть получены в результате совершения любого преступления, но не гражданско-правового деликта, административно-правового проступка и т.п. (за исключением преступлений, связанных с уклонением от уплаты обязательных платежей, — ст. 193, 194, 198, 199, 199.1, 199.2). Данные преступления, как правило, имеют корыстную направленность. Средства, полученные в результате их совершения, например, тайного или открытого хищения чужого имущества, мошенничества, незаконного сбыта оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, незаконного сбыта наркотических средств или психотропных веществ и т.д., лица, совершившие их или принявшие в любой роли участие в их совершении, в дальнейшем используют для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности либо для осуществления финансовой операции или другой сделки (ч. 1), в том числе в крупном размере (ч. 2 — 4).

5.1. Крупный размер финансовой операции либо другой сделки определяется в соответствии с примеч. к ст. 174 и составляет сумму, превышающую 1 млн. руб.

5.2. Материальные средства могут быть получены не только вследствие их изъятия или приобретения от выполнения объективной стороны предметного состава преступления, но и в качестве вознаграждения, в том числе за совершение преступления, не имеющего предмета посягательства, например заказного убийства или террористического акта.

5.3. Финансовая операция (или другая сделка) может быть исполнена на указанную сумму и в результате поступления средств от нескольких преступлений.

6. Описанные в коммент. статье составы преступлений имеют формальную законодательную конструкцию. Преступление окончено (составами) в момент осуществления финансовой операции или другой сделки в крупном размере, а равно в момент введения денежных средств (иного имущества) в сферу предпринимательской либо иной экономической деятельности.

7. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Иными словами, лицо осознает общественно опасный характер совершения финансовой операции, другой сделки с приобретенными им преступным путем денежными средствами или иным имуществом, использования последних для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности и желает совершить данные действия, легализовать (отмыть) таким образом указанные средства (иное имущество).

7.1. Прямой умысел виновного в совершении преступления подтверждает и то обстоятельство, что легализуемые (отмываемые) предметы преступного посягательства он приобрел в результате совершения им же другого преступного деяния.

8. Привлечение лица к УО свидетельствует о доказанности его участия как минимум в двух преступных деяниях, а следовательно, о реальной совокупности составов его преступного поведения.

9. В ч. 2 коммент. статьи закреплен единственный квалифицирующий признак — крупный размер финансовой операции (другие сделки) с денежными средствами или иным имуществом (см. п. 5.1 коммент. к статье.).

10. В ч. 3 коммент. статьи предусмотрено два особо квалифицирующих признака состава преступления, а именно осуществление преступного деяния: а) группой лиц по предварительному сговору; б) лицом с использованием своего служебного положения. Наличие хотя бы одного из этих признаков влечет квалификацию деяния как преступления по ч. 3 и, соответственно, более суровые меры наказания за его совершение. Неоднократность как форма множественности преступлений исключена из коммент. статьи ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

10.1. О совершении преступления группой лиц по предварительному сговору см. в п. 13.1 коммент. к ст. 174.

10.2. О совершении преступления лицом с использованием своего служебного положения см. в п. 13.2 коммент. к ст. 174.

11. Противоправное поведение, описанное в ч. 4 коммент. статьи, еще более усиливает меры уголовно-правового воздействия в связи с его осуществлением и содержит лишь один признак, особо квалифицирующий общественно опасное деяние как преступление, — совершение преступления организованной группой (см. п. 13.1 — 13.2 коммент. к ст. 174).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 16-летнего возраста и наделенное дополнительным (специальным) признаком — привлекающееся к уголовной ответственности за другое преступление, в результате совершения которого им получены денежные средства или иное имущество. Более того, субъектом посягательства, отраженного в ч. 2 коммент. статьи, может стать лицо, имеющее дополнительную возможность для успешного осуществления преступного намерения: входить в преступную группу (п. «а» ч. 3, ч. 4) или использовать для легализации (отмывания) денежных средств (иного имущества) свое служебное положение (п. «б» ч. 3). В качестве такого лица может выступить, например, сотрудник кредитной организации.

Другой комментарий к Ст. 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Большая часть признаков преступлений, закрепленных в ст. 174.1 и ст. 174 УК, совпадают. Отличия заключаются в следующем:

— предметом преступления являются деньги и иное имущество, нажитые самим преступником, а в ст. 174 УК РФ — денежные средства или иное имущество, нажитые преступным путем другими лицами, о чем заведомо известно виновному;

— необходимым требованием к деянию, предусмотренному ст. 174.1 УК РФ в отличие от описанного в ст. 174 УК, выступает крупный размер (сумма, превышающая 6 млн. рублей);

— субъектом преступления может быть только лицо, достигшее возраста 16 лет и которое участвовало в совершении первичного преступления.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 1741 УК РФ)

В отличие от ст. 174 УК Рф, где предусмотрена ответственность за финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, здесь речь идет о том, что непосредственно сам субъект легализации совершает первичное преступление.

Объективная сторона преступления включает в себя легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, т.е. совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, а также использование этих средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Предметом преступления являются денежные средства или иное имущество, приобретенные лицом в результате совершения им преступления (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 УК РФ).

Преступление считается оконченным с момента совершения деяния.

Субъективная сторона преступления — прямой умысел.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое преступным путем само приобрело денежные средства или имущество.

В ч. 2 ст. 1741 УК РФ предусмотрена ответственность за это же деяние, но совершенное в крупном размере (см. Примечание к ст. 174 УК РФ).

В ч. 3 ст. 1741 УК РФ законодатель указывает такие квалифицирующие признаки как совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору (см. ст. 35 УК) и лицом с использованием своего служебного положения.

Особо квалифицированный признак определен в ч. 4 ст. 1741 УК РФ — совершение деяний, предусмотренных в ч. 2 и 3 этой статьи, организованной группой (см. ст. 35 УК РФ).

Конспекты юриста

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174, 174.1 УК РФ).

Основной непосредственный объект рассматриваемых преступлений — общественные отношения в сфере реализации установленного порядка проведения финансовых операций и совершения сделок, исключающего вовлечение в хозяйственный оборот и участие в нем денежных средств и имущества, добытых преступным путем.

Дополнительный объект — имущественные интересы физических и юридических лиц.

Предметом преступления являются денежные средства и иное имущество, приобретенные преступным путем.

Денежные средства могут быть выражены в российской или в иностранной валюте, в наличной или безналичной форме.

К иному имуществу в силу ст. 128 ГК в частности относятся вещи, ценные бумаги, имущественные права. Имущество может быть как движимым, так и недвижимым; это и старинные монеты, произведения культуры и искусства, антиквариат, ювелирные изделия, украшения и т.п. Разновидностью имущества может выступать и само предприятие как единый имущественно-хозяйственный комплекс.

Имущество, включая денежные средства, должно быть получено преступным путем (хищение, торговля оружием, наркотиками, эксплуатация проституции и т.п.). При этом наличия преюдициального приговора не требуется — достаточно установить в ходе расследования сам факт преступного происхождения имущества и осведомленность об этом виновных лиц.

Применительно к ст. 174 УК речь идет об имуществе, заведомо добытом преступным путем другими лицами (не принимавшими непосредственного участия в преступлении, результаты которого легализуются), а в ст. 174.1 — о легализации имущества, добытого в результате преступления самим виновным (участником предикатного преступления).

С объективной стороны легализация выражается в совершении сделок или финансовых операций с указанным имуществом.

По законодательной конструкции составы преступлений формальные.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и наличием специальной цели — придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

При отсутствии такой цели состав данного преступления отсутствует. Это означает, что виновный не просто распоряжается имуществом, добытым преступным путем, как своим собственным, а стремится придать преступно приобретенному видимость законно полученного (по наследству, в результате дарения или безвозмездного пользования и т.п.).

Субъект преступления специальный. В соответствии со ст. 174 это лица, которые не принимали непосредственного участия в легализуемом преступлении, а согласно ст. 1741, наоборот, лица, принимавшие участие в предикатном (легализуемом) преступлении.

Для вменения ст. 174 УК лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, должно быть достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. Знание о преступном характере приобретения имущества не означает, однако, что лицу, легализующему это имущество, должны быть достоверно известны все обстоятельства такого приобретения.

Если лицом был заключен договор купли-продажи в целях легализации имущества, полученного им в результате преступления, и покупатель, осознавая указанное обстоятельство, приобрел это имущество для придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению им, то действия покупателя надлежит квалифицировать по ст. 174 УК, а действия продавца — по ст. 174.1 УК (п. 14 пост. № 32 Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем»).

Квалифицирующим признаком I степени (ч. 2 ст. 174, ч. 2 ст. 1741 УК) выступает крупный размер, который должен превышать 1,5 млн руб. При совершении продолжаемого преступления крупный размер исчисляют исходя из всех входящих в объективную сторону преступления финансовых операций или сделок по легализации.

В качестве квалифицирующих признаков II степени установлены совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 3 ст. 174, п. «а» ч. 3 ст. 1741 УК) и лицом с использованием своего служебного положения (п. «б» ч. 3 ст. 174, п. «б» ч. 3 ст. 1741 УК).

Квалифицирующие признаки III степени имеют место, когда преступление совершено организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 174, п. «а» ч. 4 ст. 1741 УК) или в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 174, п. «б» ч. 4 ст. 1741 УК).

Особо крупный размер формализован в примечании к ст. 174 УК и должен в обоих случаях превышать 6 млн руб.

научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 и 1741 УК РФ

Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о наличии проблем при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741 УК РФ. Отдельные проблемы связаны с определением предмета данных преступлений, необходимым признаком которых является приобретение имущества владельцем в результате совершения деяния. Однако законодатель сделал исключение для преступлений, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, а именно, имущество, приобретенное в результате совершения вышеуказанных преступлений, не может являться предметом легализации.

Вопрос о целесообразности исключения из предмета легализации имущества, приобретенного в результате совершения налоговых преступлений, в современной научной литературе является дискуссионным.

На наш взгляд, исключение данных статей из общего списка преступлений, предусмотренных УК РФ (использование доходов, полученных в результате совершения которых, влечет уголовное наказание по ст. 174, 1741 УК РФ), является обоснованным. Денежные средства, приобретенные в результате совершения указанных преступлений, изначально получены легальным путем и в течение некоторого времени, предшествующего легализации, они могут находиться в легальном обороте, не образуя состава преступления. В связи с этим формулировка «денежные средства, приобретенные преступным путем» к ним не применима.

Однако целый ряд авторов не согласны с данным утверждением.

Так, профессор Б.В. Волженкин считает, что «данное объяснение представляется мне единственным, хотя и не очень убедительным, ибо, руководствуясь им, следовало бы указать и другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязанностей, например, ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности)»1.

По нашему мнению, с данной позицией нельзя согласиться по двум причинам.

Во-первых, декриминализация отмывания доходов, полученных в результате совершения преступлений, связанных с невыполнением имущественных обязанностей, не будет иметь практического эффекта из-за отсутствия в правоприменительной практике фактов выявления легализации доходов от подобных преступлений. Это связано как с невозможностью доказательства именно преступного характера легализуемого имущества, так и с отсутствием умысла на легализацию данного имущества. В отношении указанной Б.В. Вол-женкиным ст. 177 УК РФ можно отметить, что лицо, уклоняющееся от погашения кредиторской задолженности, не могло бы умышленно присвоить имущество своего кредитора и, распорядившись им по своему

усмотрению, легализовать полученный доход. В противном случае мы имели бы дело не с преступлением, предусмотренным ст. 177 УК РФ, а с совокупностью двух самостоятельных преступлений: хищением и легализацией преступных доходов.

Во-вторых, законодатель декриминализировал только те деяния, предшествующим преступлением по отношению к которым является запрещенное уголовным законом невыполнение имущественных обязанностей, посягающее именно на публично-правовой интерес. Представляется, что законодатель преднамеренно сохранил уголовно-правовой запрет на придание законных форм распоряжению имуществом, полученным в результате невыполнения имущественных обязанностей, посягающего на охраняемые уголовным законом частноправовые интересы.

Данная научная дискуссия во многом обусловлена встречающимися в юридической практике сложностями квалификации указанных деяний в случаях, когда предикатным преступлением к легализации преступных доходов является незаконное получение кредита. В судебной практика даже одних и тех же судов не сложилось единого подхода к этой ситуации.

Так, в августе 2005 г. Советским районным судом г. Челябинска за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, был осужден бухгалтер ООО «К.», предоставивший в один из банков подложные документы, содержащие не соответствующие действительности сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «К» и получивший на основании данных документов два кредита в сумме 5 млн руб. и 3 млн руб. соответственно.

Денежные средства поступили на расчетный счет ООО «К.» и были переведены на расчетный счет другой компании — ООО «Э.». Однако в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу суд прекратил в отношении подсудимого уголовное дело по ст. 1741 УК РФ за отсутствием состава преступления, мотивируя решение тем, что «состав преступления по незаконному получению кредита уже включает действия по распоряжению похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации по ст. 1741 УК РФ»2.

Представляется, что данное судебное решение необоснованно. Тем более, что тот же районный суд в январе 2006 г. осудил за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176, ч. 1, 1741, ч. 2 и 159, ч. 4 директора ООО «У.», который мошенническим путем, под предлогом поставок ГСМ, совершал хищения денежных средств организаций города в особо крупных размерах. По данным фактам в СУ при УВД г. Челябинска возбуждены семь уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Помимо этого было установлено, что им дважды: в октябре 2004 г. и в феврале 2005 г. по подложным документам о якобы имеющихся у него

Ознакомьтесь так же:  Строительно-монтажные работы лицензия

крупных партиях ГСМ были получены кредиты на сумму в 10 и 2,6 млн руб. в одном из банков. По данным фактам были возбуждены два уголовных дела.

На полученные по кредитам денежные средства были куплены векселя в этом банке. По указанным фактам было возбуждено три уголовных дела по ст. 1741, ч. 2 УК. В этом случае Советский районный суд признал проведение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, легализацией (отмыванием) денежных средств, полученных преступным путем, назначив наказание по данному эпизоду в виде лишения свободы сроком на два года3. Таким образом, Советский районный суд фактически сам признал необоснованным свое предыдущее решение по названной совокупности преступлений.

Некоторые авторы считают, что «наличие так называемых «льгот» не является вполне обоснованным, поскольку, несмотря на первоначально правомерный источник денежных средств, после совершения преступления они приобретают преступный характер, а с учетом высокой степени общественной опасности уклонения от уплаты налогов, а также невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте их исключение из предикатных преступлений нельзя признать ни справедливым, ни целесообраз-ным»4. Такой подход объясняется прежде всего тем, что уклонение от налогообложения позволяет увеличивать «теневые» капиталы. Однако данное утверждение скорее подтверждает позицию законодателя, чем авторов, полагающих, что уголовно-правовым запретом на перевод средств в легальную экономику можно уменьшить теневой сектор.

Не вполне обоснованным представляется нам и мнение о том, что организованная преступность, неуплата налогов, легализация преступных доходов, а также контроль организованной преступности над предприятиями и организациями различной формы собственности, посредством которых проводятся незаконные финансовые операции, почти всегда тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Отметим, что неуплата налогов и действия организованной преступности пересекаются в редких случаях; получение незаконной прибыли посредством контролируемых организаций также не может быть приравнено к легализации преступных доходов, цель которой — введение капиталов именно в законный оборот посредством совершения финансовых операций, после чего с этих доходов производится взыскание налогов.

Относительно взаимосвязи отмывания преступных доходов и организованной преступности опыт правоприменительной деятельности показывает, что отмывание преступных доходов как социальное явление возникло еще до появления организованной преступности. Оно имеет свой генезис и условия существования, которые лишь отчасти, в определенные временные промежутки, совпадают с причинами и условиями существования организованной преступности.

Судебная практика свидетельствует, что легализация доходов связана со многими видами преступлений, причем не всегда совершаемыми преступными сообществами. И пока анализ следственной и судебной практики не дает нам необходимый эмпирический материал для рассмотрения легализации преступных доходов с позиции генезиса организованной преступности. В 2005 г., по данным Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, из 419 лиц, осужденных по ст. 174, 1741 УК РФ, только шесть лиц, или 1,4%, осуждены по ч. 4 данных статей (за легализацию преступных доходов в составе организованной преступной группы)5.

Таким образом, статистические данные, во-первых, не позволяют отождествлять отмывание преступных доходов с организованной преступностью, во-вторых, сделать какой-либо вывод лишь на основе этой полученной во время исследования цифре (1,4%).

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что имеющаяся в научной литературе критика юридической конструкции норм ст. 174, 1741 УК РФ в части, касающейся исключения из числа предшествующих легализации составов преступлений деяний, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, не является целесообразной. Цель данных норм — противодействие уводу капиталов из легального сектора экономики в теневой, а цель норм ст. 174, 1741 УК РФ, наоборот, — недопущение ввода преступных доходов в легальный оборот. Таким образом, законодатель исключил имевшую место до 2002 г. ситуацию с существованием уголовно-правовой нормы (ст. 174 УК РФ в ред. 1997 г.), направленной на достижение прямо противоположных целей, что приводило к невозможности реализации ни одной из них.

А. Васильев отмечает, что «об обоснованности и эффективности такого законодательного решения пока ведутся споры, и можно было бы привести немало аргументов «за» и «против», но имеется вероятность того, что «льготы» в отношении этих преступлений будут в конечном счете упразднены»6. Противники сохранения данных норм в современном виде не приводят д

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем Педун Ольга Леонидовна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Педун Ольга Леонидовна. Легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Москва, 2004 194 c. РГБ ОД, 61:05-12/865

Содержание к диссертации

Глава 1. Уголовно-правовая характеристика составов легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем 10

1. Общественная опасность легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем 10

А. Понятие легализации преступных доходов 10

Б. Общественно опасные последствия легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем 12

2. Объект преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 174 и 1741 Уголовного Кодекса России 26

А-Объект преступления 26

Родовой объект преступления 30

Видовой объект преступления 34

Непосредственный объект преступления 40

Б. Предмет преступления 43

Денежные средства 44

3 Объективная сторона преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 174 и 1741 Уголовного Кодекса России 57

А. Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 174 УК РФ 57

Финансовая операция 57

Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 174 УК РФ 71

Б. Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 174!УКРФ . 92

В. Момент окончания составов преступления .Л 01

Г. Основные способы легализации преступных доходов 105

4. Субъект преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 174 и 174′ Уголовного кодекса РФ 112

5. Субъективная сторона преступлений, ответственность за которые предусмотрена статьями 174и 1741 Уголовного кодекса РФ 126

6. Отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ от состава преступления, предусмотренного ст. 1741 УК РФ 134

7. Отграничение составов легализации преступных доходов (ст.ст. 174, 1741 УК РФ) от приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ) 139

Глава 2. Международные средства борьбы с легализацией денежных средств 144

1. Международное законодательство 144

2. Правовое регулирование борьбы с легализацией денежных средств в США 158

3. Правовое регулирование борьбы с отмыванием денег в ФРГ 163

4. Правовое регулирование борьбы с отмыванием денег в Швейцарии 168

5. Оффшоры и их место в отмывании грязных денег 171

Список используемой литературы 185

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В течение нескольких последних десятилетий в борьбе с правонарушениями появилась еще одна проблема, актуальность которой с каждым годом повышается. Это легализация преступных доходов. Данная проблема существует не только в отдельно взятом государстве, а, к сожалению, с ней сталкиваются практически все государства мира, в частности и Российская Федерация.

Изначально данная проблематика не привлекала к себе столь пристального внимания. Однако когда процессы по легализации стали «набирать обороты», то борьба с этим явлением стала не просто профессиональной задачей правоохранительных органов отдельного государства. Государства признали, что подобное правонарушение имеет огромные масштабы и носит международный характер, для борьбы с ним надо объединять свои усилия. Организация Объединенных Наций не осталась в стороне от решения этого вопроса. Она признала, что действия, направленные на придание легитимности имущества, приобретенного преступным путем, следует государствам в своем национальном законодательстве признать как преступление. Принимаются декларации на уровне ООН, Совета Европы, где дается оценка отмыванию грязных денег, отмечают взаимосвязь между организованной преступностью и легализацией. Разрабатываются международные нормы, которые позволяют различным государствам объединить свои усилия в борьбе с отмыванием.

Для противодействия этому преступлению создаются международные организации, например FATF.

Проблема легализации преступных доходов является актуальной и для России.

Генеральной прокуратурой РФ были изучены материалы практики выявления и расследования легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. Это дало основание признать сложившееся положение неудовлетворительным и позволило сделать вывод, что эта область правоприменительной деятельности значительно отличается от сферы противодействия иным экономическим преступлениям.

Согласно судебной статистике, к уголовной ответственности по статье 174 УК РФ в 1998 году были привлечены 15 человек, в 1999 году количество осужденных возросло до 21 человека, а в первом полугодии 2000 г. привлечены к уголовной ответственности 65 человек.

По данным ГИЦ г. Москвы за период с 1997 по первый квартал 2002 г. было возбуждено примерно 170 уголовных дел, из них только 60 были направлены в суд. Расследование по 74 уголовным делам было приостановлено, а в отношении 28 прекращено. При этом ряд уголовных дел находились в стадии предварительного расследования, которое длится более одного года.

За 1999 и 2000 г.г. только в тех регионах, информация из которых поступили в ГСУ Генеральной прокуратуры РФ, возбуждено несколько сотен уголовных дел по ст. 174 УК (в Новгородской области — 163 дела, в Нижегородской — 45 и т.д.). Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что, по сообщениям прокуроров, практически все эти уголовные дела возбуждены необоснованно, а потому впоследствии прекращены; по нескольким же десяткам таких дел судами вынесены оправдательные приговоры.

Данные об очень незначительном числе обвинительных приговоров и еще не прекращенных следствием уголовных дел свидетельствуют о том, что решения о привлечении к уголовной ответственности в большинстве своем вскоре, по видимости, будут отменены. Так, в Волгоградской области в суд направлено 28 дел, где в числе прочих обвиняемым вменялась и ст. 174 УК РФ. По сообщению прокурора, обвинение по ст. 174 УК РФ во всех случаях следствием предъявлены необоснованно. Хотя по 80 % дел прокуроры выступили в суде и приговор по данным делам был вынесен и по ст. 174 УК РФ, в дальнейшем приговоры в этой части были отменены по протесту прокуратуры области.1

Можно констатировать, что деятельность правоохранительных органов по борьбе с легализацией денежных средств или иного имущества малоэффективна. Для такого положения дел есть причины. Многие оправдывают следственные органы тем, что составы по отмыванию относительно новые и отсутствует практика по данной категории дел. Действительно, рассматриваемый состав появился с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. И хотя УК РФ действует уже более 7 лет, за данный период можно сделать только первоначальные выводы о применении статьи о легализации. Возникли трудности в комментарии диспозиции статьи. Данный вид преступлений имеет большой латентный характер и достаточно сложно собрать доказательную базу.

Проблему легализации денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем можно рассматривать под разным углом зрения. Так, вопросы международного сотрудничества в борьбе с отмыванием. Либо регулирование деятельности банков и иных финансово-кредитных организаций по выявлению подозрительных операций. Криминалистическая характеристика расследования данной категории дел. Но в данном диссертационном исследовании будет предпринята попытка рассмотреть вопросы квалификации легализации денежных средств или иного имущества.

Вопросы противодействия легализации преступных доходов рассматривались в работах таких авторов, как В.М. Алиев, Б.С. Болотский, А.В. Вакурин, В.П. Верин., А.Ю. Викулин, А.Г. Волеводз, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, Э.А. Иванов, Л.Н. Куровская, Н.Е. Лопашенко, В.А. Никулина, СВ. Максимов, В.И. Михайлов, Т.В. Пинкевич, А.В. Соловьев, Г.А. Тосунян, П.С. Яни и др. При всех достоинствах этих работ наши взгляды на исследуемые проблемы не всегда совпадают с взглядами вышеуказанных авторов и это соответственно отразилось на содержании и выводах, изложенных в диссертации.

Целями исследования являются:

анализ состава легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем;

разработка научно обоснованных предложений и рекомендаций, направленных на избежание типичных ошибок при квалификации преступлений данной категории;

анализ норм международного законодательства, а также уголовно-правовых норм ряда государств, касающихся регламентации борьбы с отмыванием грязных денег;

оффшорные зоны как один из факторов, способствующие совершению легализации денежных средств или иного имущества.

Объектом и предметом исследования диссертации являются общественные отношения, складывающиеся в сфере применения уголовно-правовых норм в борьбе с легализацией преступных доходов.

Методология и методика исследования. Для диссертационного исследования были использованы диалектический и системный подходы к познанию общественных явлений и процессов. В работе применялись общие и конкретные методы научного исследования, включая сравнительно-правовой, логический, статистический.

Нормативно-правовой основой исследования являются Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, иные подзаконные акты министерств и ведомств Российский Федерации, международные конвенции и соглашения, уголовное законодательство США, Германии.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные, характеризующие состояние и уровень распространенности легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, подготовленные МВД РФ; изучены материалы уголовных дел, возбужденных по ст.174, П УКРФ.

Научная новизна работы заключается в том, что она одна из первых монографических работ, в которой проанализированы последние существенные изменения как в уголовном законодательстве, так и других нормативных документах смежных отраслей права, являющимися основополагающими при квалификации легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.

Положения, выносимые на защиту:

Предлагается признать финансовую операцию как движение финансовых ресурсов в финансовой системе для их консолидации в централизованных и децентрализованных фондах. Поэтому финансовая операция не может рассматриваться как разновидность сделки и соответственно следует данный термин исключить из диспозиций статей 174 и 1741 УК РФ.

Анализ правовых норм, регулирующих предпринимательскую деятельность, а также судебной практики применения статьи 1741 УК РФ показал, что использование денежных средств или иного имущества для осуществления в предпринимательской или иной экономической деятельности дублирует по своему смыслу совершение сделок.

В диспозиции исследуемых статей есть указание на дополнительный признак субъекта данных преступлений, что дает основания для признания его специальным.

Для правильного применения статьи 1741 УК РФ следует субъективную сторону данного преступления дополнить указанием цели совершаемых деяний — придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, приобретенных преступным путем.

В случае исключения из диспозиции статьи 1741 УК РФ указания об осуществлении предпринимательской или иной экономической деятельности, а также включения цели совершаемых сделок с денежными средствами или иным имуществом, добытыми преступным путем влечет за собой необходимость отмены действия указанной статьи и дать новую редакцию ст. 174 УК РФ:

«1. Совершение сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными преступным путем (за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198,199,199 и 1992 настоящего Кодекса), в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом

2. То же деяние, совершенное в крупном размере,

З.Деяния, предусмотренные часть первой и второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения,

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй и третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой».

6. Для приведения в соответствии с УК РФ предлагается внести изменения в Федеральный закон № 115 от 07.08.2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», где следует заменить термин «преступные доходы» на «денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем».

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. В данной диссертации дана уголовно-правовая характеристика состава легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, проведен анализ международных правовых норм и законодательства ряда стран, посвященных данной проблематике.

Отдельные результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения проблемы легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, а также и в правоприменительной практике по борьбе с данным преступлением.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих 12 параграфов, заключения и списка используемой литературы.

Родовой объект преступления

Родовым объектом преступлений, объединенных в VIII разделе «Преступления в сфере экономики» УК РФ, выступают общественные отношения, направленные на обеспечение должного уровня функционирования экономики государства. Единого мнения относительно родового объекта в научной литературе не сформировалось.

Б.В. Волженкин считает, что родовым объектом преступлений, совершаемых в сфере экономики является экономика, «понимаемая как совокупность производственных (экономических) отношений по поводу производства, обмена, распределения и потребления материальных благ» ,

По мнению Э.А. Иванова, родовым объектом являются общественные отношения в сфере экономической деятельности29. Подобной точки зрения придерживаются Л.Д. Гаухман и СВ. Максимов, считая таковым общественные отношения, обеспечивающего законную экономическую деятельность в сферах производства, обмена, распределения (перераспределения) и потребления товаров и услуг30.

Н.А. Лопашенко определяет объект как общественные отношения в сфере реализации принципов экономической деятельности: «общественные отношения по производству и созданию общественного продукта во всех формах собственности, строящиеся на принципах осуществления экономической деятельности»31.

Родовым объектом преступлений, которые входят в раздел УК РФ «Преступления в сфере экономики», пишет А.И. Бойцов, является экономическая система, точнее, совокупность структурирующих ее общественных отношений по производству, распределению и потреблению материальных благ32.

Нельзя не согласиться с автором, что указанные отношения регулируются нормами гражданского, коммерческого и иных отраслей права, создающих то правовое поле, в границах которого возможно правомерное осуществление указанной деятельности. Однако вызывает сомнение его мнение относительного того, что «особенность экономического организма такова, что значительная часть экономико-правовых институтов практически не может функционировать без уголовно-правового обеспечения их безопасности. Поэтому одной из задач уголовного законодательства была и остается охрана экономической системы государства»33.

Мне представляется, что экономика это система, состоящая из взаимосвязанных, взаимообусловленных частей, со своими принципами, законами функционирования и соответственно со своими санкциями. В случаях какого-либо нарушения необходимо использовать, прежде всего, те меры, которые предусматривает сама экономическая система. Например, через арбитражный суд в случае ненадлежащего исполнения своих обязательств к субъекту экономической деятельности могут быть применены экономические санкции. Прибегать к уголовно-правовой защите, я полагаю, надо только в тех случаях, когда есть умышленное нарушение законов.

Одной из важнейших функций государства является поддержание экономики. Для этого существует множество механизмов реализации поставленных задач, осуществляемые, в частности, посредством установления норм, предусматривающих ответственность за посягательства на принципы ведения экономической деятельности. К таким принципам можно отнести: право частной собственности, принцип свободы экономической деятельности, ее законности, добросовестной конкуренции, добропорядочности ее субъектов и запрета заведомо криминальных форм их поведения.

Ознакомьтесь так же:  Договор аренды квартиры на 1 год

Право частной собственности закреплено в Конституции России. Каждый может быть собственником, основными правомочиями которого являются владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему имуществом. Собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону, в том числе использовать для осуществления экономической деятельности.

Принцип свободы экономической деятельности — также конституционный принцип (ч. 1 ст. 8 Конституции РФ). Он заключается в способности и возможности гражданина действовать в сфере экономики по собственному усмотрению, в соответствии со своими интересами и целями.

Принцип осуществления экономической деятельности на законных основаниях есть часть общего законодательного принципа законности. Он означает, что экономическая деятельность строится в соответствии с российским законодательством различных правовых отраслей, не противоречит ему. Организация, порядок, гарантии осуществления экономической деятельности в большей степени урегулированы правом и законом; в противном случае экономическая деятельность законна, если не запрещена.

Под принципом добросовестной конкуренции субъектов экономической деятельности понимают их неограничиваемую друг другом искусственно состязательность и неущемление самостоятельности друг друга. Добросовестная конкуренция и проявление монополизма несовместимы.

Предполагается, что добропорядочность субъектов экономической деятельности состоит в следовании требованиям морали и нравственности, в честном выполнении своих обязательств друг перед другом и своих обязанностей перед государством по формированию части бюджета, уплате налогов и т.п.

Наконец, запрет заведомо криминальных форм поведения при осуществлении экономической деятельности означает, что ни при каких условиях субъекты экономической деятельности не могут совершать деяния, носящие явно преступный характер, такие, например, как подделка каких-либо документов, насилие по отношению к партнерам, использование в своей деятельности имущества, полученного в результате преступной деятельности, использование обмана, причиняющего ущерб партнеру или государству и т.д. Подобные преступные формы поведения недопустимы, даже если они могут принести субъекту экономической деятельности высочайшую прибыль или любую другую выгоду.

Запрет криминальных форм поведения в экономической деятельности -по сути также проявление принципа законности экономической деятельности. Разница лишь в том, что поведение субъекта здесь регулируется уже не правом других отраслей, а непосредственно уголовным правом, запреты установлены прежде всего в УК; позитивное же право чаще просто отсылает к нему, указывая на недозволительность определенных деяний.

Объективная сторона преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 174 УК РФ

Согласно статьи 174 УК РФ, объективная сторона состоит в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем (за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 УК РФ), в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом. В первоначальной редакции статьи, до внесения изменений Федеральным законом РФ от 07 августа 2001 № 121, помимо совершения финансовых операций и других сделок, было указание на использование денежных средств или иного имущества в предпринимательской или иной экономической деятельности.

Объективная сторона данного состава преступления состоит из двух альтернативных действий: совершение финансовых операций и совершение других сделок с предметами данного преступления в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Однако, например, Н. Иванов считает «деяние может быть признано преступным, если субъект помимо финансовых операций совершает и другие сделки» .

Первым из альтернативных действий данного состава является совершение финансовых операций. Некоторые авторы ставят под сомнение целесообразность введение данного термина. Так, А. Вершинин пишет: «Следует поставить вопрос: есть ли необходимость во введении термина «финансовая операция» в диспозицию ст. 174 УК РФ и поиске признака, по которому можно от-граничить финансовую операцию от иных сделок?»

«Законодатель допустил огрехи при использовании юридической техники. Грамматическая интерпретация формулы «совершение финансовых операций и других сделок» достаточно определенно говорит в пользу отнесения Уголовным кодексом финансовых операций к сделкам (что, думается, неправильно по существу)»90.

Я полагаю, что употребление термина «финансовая операция» в диспозиции статей 174, 174і УК РФ не корректно и его следует исключить. Во-первых, она не является разновидностью сделок. В чем их отличие рассмотрено выше. Хотя некорректная формулировка в законе позволяет сделать ложный вывод. Во-вторых, большинство авторов, определяя финансовую операцию, перечисляют сделки. Сразу же возникает вопрос, зачем вводить в диспозицию нормы еще один термин, если можно использовать только термин «сделка». В-третьих, видна еще одна неточность. В законе сказано: «Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом». Получается, что можно совершать финансовые операции как с денежными средствами, так и с иным имуществом. Но совершить финансовую операцию с иным имуществом в принципе невозможно.

Для подтверждения своих позиций рассмотрим работу в данной области Л.Д. Гаухмана и СВ. Максимова. Надо оговориться, данная работа была подготовлена еще до внесения изменений в данный состав. Они, рассматривая объективную сторону легализации денежных средств и иного имущества, добытых преступным путем, выделяют шесть форм действий: «. а) совершение финансовых операций с приобретенными заведомо незаконно денежными средствами; б) совершение сделок, отличных от финансовых операций, с иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем; в) использование денежных средств, приобретенных заведомо незаконным путем, для осуществления предпринимательской деятельности; г) использования таких денежных средств для осуществления иной экономической деятельности; д) использование имущества, отличного от денежных средств, приобретенного заведомо незаконным путем, для осуществления предпринимательской деятельности; е) использование такого имущества для осуществления иной экономической (непредпринимательской) деятельности»91.

Авторы дают понятие финансовым операциям как «любое действие (в том числе, сделка) по отношению к деньгам, являющееся элементом денежного обращения или управления деньгами» . Но денежное обращение связано с финансовой деятельностью государства. Однако, на мой взгляд, они не совсем правильно понимают понятие. Но их попытки сводятся к тому, что просто-напросто перечисляют гражданско-правовые сделки, предусмотренные нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и они сами об этом пишут. Опять возвращаемся к вопросу, а для чего выделять финансовую операцию, если все это и есть сделки. Так, Л.Д. Гаухман и СВ. Максимов относят к финансовым операциям, согласно данной трактовки объективной стороны легализации:

I. Банковские операции. Следует заметить, что согласно ст. 5 ФЗ РФ от 03.02.1996 г. №17 «О банках и банковской деятельности», банковские операции приравниваются к сделкам:

1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады. Но для этого необходимо заключать договор банковского вклада, предусмотренный ст. 834 ГК РФ; 2) размещение указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет; 3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Опять договор банковского счета — ст. 845 ГК РФ; 4) осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц. Расчеты — это исполнение обязательств по сделкам. Расчеты могут осуществляться наличным или безналичным путем. Наличными деньгами могут производиться расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельностью без ограничения (п. 1 ст. 861 ГК РФ). Расчеты между юридическими лицами, а также с участием граждан, связанные с осуществлением предпринимательской деятельностью производятся в безналичном порядке (п.2 ст. 861 ГК РФ). Стороны по договору вправе избрать любую из форм безналичных расчетов (ст. 862 ГК РФ); 5) инкассация денежных средств и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц. Расчеты по инкассо — 4 гл. 46 ГК РФ. 6) купля-продажа иностранной денежной валюты в наличной и безналичной формах. Согласно ст. 141 ГК РФ порядок совершения сделок с валютными ценностями определяются законом о валютном регулировании и валютном контроле. Судебная практика исходит из того, что валютные операции это сделки93.

Правовое регулирование борьбы с легализацией денежных средств в США

В Соединенных Штатах Америки раньше, чем во многих других странах, стало формироваться законодательство по борьбе с отмыванием «грязных» денег.

Еще в конце 60-х годов Конгресс США признал, что наличность является важным источником функционирования организованной преступности, поскольку она не оставляет никаких документированных следов расходов, доходов, инвестиций и финансовой деятельности кланов организованной преступности. В 1970 г. Конгресс США принял три закона, имеющих отношение к данной проблеме: Закон о контроле за организованной преступностью, Закон о всеобщем контроле за распространением наркотиков, Закон о банковской тайне.

В последнем предусматривалось три важных требования о предоставлении отчетов:

1) финансовые учреждения должны представлять отчет службе внутренних доходов (налоговое управление с правом расследования финансовых преступлений) о каждом депозите, снятии со счета, обмене валюты или других платежах или переводах, превышающих 10 тыс. долларов. В этом отчете необходимо представить следующие данные: личность человека, осуществляющего операцию; его адрес, занятие и дата рождения; тип идентификации, применяемый для установления личности данного человека, номер водительских прав, кредитной карточки, паспорта и т.п.;

2) о международной перевозке валюты или кредитно-денежных документов (CMIR). Любое лицо должно представлять отчет, если оно перевозит или получает более 10 тыс. долларов. Уклонение от заполнения отчета и указание ложной информации могут повлечь уголовную либо гражданскую ответственность и конфискацию денежных средств и собственности, также технических средств, используемых при совершении преступления (к примеру, транспортное средство);

3) об иностранных банковских и финансовых счетах (FBAR). Лицо, относящееся к юрисдикции США, которое принимает финансовое участие или имеет право на финансовый счет в иностранном государстве, должно ежегодно представлять отчет об этом взаимоотношении.

В 1986 г. Конгресс США принял закон о контроле за отмыванием денег (MLCA — Money Laundering Control Act of 1986), где впервые предусматриваются новые преступления в связи с легализацией денег. Эти положения были кодифицированы в 1956 и 1957 титула 18 Свода Законов США.

1956 Титула 18 Свода Законов США предусматривает уголовную ответственность лица за совершение финансовой сделки с собственностью, полученной от совершения любого преступления по штатному, федеральному или зарубежному законодательству с целью маскировки или сокрытии местонахождения, источника, права собственности или управления данными средствами, а также за перевозку, пересылку или перевод (равно как и попытка совершения этих действий) кредитно-денежных инструментов или средств, полученных от какого-либо преступления, как в пределах США, так и за пределы США и в пределы США.

1957 признает преступлением совершение или попытку совершения кредитно-денежной сделки с собственностью стоимостью свыше 10 тыс. долларов, приобретенной в результате преступной деятельности .

Основное различие между преступлениями, указанными соответственно в 1956 и 1957, в том, что в первом случае лицо совершает финансовую сделку с целью скрыть источник происхождения денежных средств или обойти требование отчета по ним, а во втором случае не требуется наличия цели. Это упрощает процедуру уголовного преследования, поскольку единственным требованием по смыслу 1957 является то, что лицо осознанно участвовало в денежной сделке с собственностью, приобретенной в результате преступной деятельности и имеющей стоимость свыше 10 тыс. долларов.

В 1992 г. были внесены значительные дополнения в Закон о банковской тайне (государственное банковское законодательство). Одно из новых положений касается подозрительных трансакций, осуществляемых финансовыми учреждениями. Согласно ему, секретарь казначейства вправе предписывать финансовым учреждениям, их руководителям, сотрудникам или агентам докладывать о подозрительных финансовых сделках, при этом сами участники сделки не ставятся в известность. В то же время банкам разрешается не отчитываться об определенных денежных трансакциях, например, производимых государственными агентствами, и об внесении крупных сумм наличными на счета предприятий, работающих за наличные (например, супермаркеты).

К подозрительным сделкам, в частности, относятся: 1) необычно крупные взносы наличными от клиентов, чьи расчеты ранее производились безналичным путем; 2) денежные депозиты, составляющие чуть меньше 10 000 долл.; 3) безналичные платежи из сумм, внесенных наличными в тот же день или предшествующий день; 4) получение крупных сумм наличными со счетов, на которые незадолго до этого неожиданно поступили крупные суммы из-за границы; 5) попытки обменять банкноты низких номиналов на более крупные; 6) частый обмен наличных на иностранную валюту, приобретение за наличные высоколиквидных денежных инструментов, которыми можно пользоваться анонимно; 7) осуществление платежей за границу или получение переводов из-за границы с указанием выплатить суммы наличными; 8) использование частными лицами депозитных сейфов; внесение и изъятие запечатанных пакетов, содержимое которых неизвестно; 9) покупка и хранение в банковском сейфе акций, стоимость которых явно не соответствует имущественному положению клиента; 10) ссудно-депозитные операции с филиалами банка или другими финансовыми институтами, расположенными в странах, которые известны как производители или страны транзита наркотиков; 11) регулярное перечисление клиентом крупных сумм или получение крупных сумм из стран, которые известны как производители наркотиков или которые поддерживают террористические организации; 12) просьбы клиентов разместить средства (вложить в иностранную валюту или ценные бумаги), если неясен источник средств или размеры вложений явно не соответствуют имущественному положению клиента; 13) приобретение крупного пакета акций за наличные; 14) накопление на счетах значительных остатков, не соответствующих размерам оборота легального бизнеса клиента, с последующим перечислением этих сумм на счета за границей; 15) неожиданное погашение клиентом сомнительных или просроченных долгов; 16) просьбы предоставить кредит под обеспечение активами, источник которых неясен или размер которых не соответствует имущественному положению клиента.

Оффшоры и их место в отмывании грязных денег

Если взять зарубежный либо отечественный опыт борьбы с легализацией денежных средств, то можно отметить, что такой институт международной экономики как оффшорные зоны способствует отмыванию грязных денег. Очень часто встречаются случаи, когда важнейшим звеном одной цепочки являются операции проводимые в оффшорах. Например, расследование, которое провела подкомиссия по расследованию при Конгрессе США относительно оффшоров и некоторых банков. В ходе этого расследования буквально в деталях была рассмотрена деятельность одного банка в оффшорной зоне. Выяснилось, что большое количество капиталов в оффшорных зонах, в частности, в Карибском регионе это — деньги криминальных структур Латинской Америки, а также американских граждан, которые уклоняются от уплаты налогов. Удалось установить процедуру вкладов -через трасты, которыми владели эти люди, и они же направляли в эти же трасты свои деньги. Эти средства потом вкладывались в другие компании, которые имели счета в этом банке. В принципе проведенное расследование показало, что не был нарушен ни один закон. Выпускались кредитные карточки, по этим кредитным карточкам люди получали свои доходы обратно, потом они выплачивали эти средства как кредиты. Раскрыть эту связь удалось только потому, что владелец банка стал сотрудничать с ФБР и дал показания, в результате которых стало возможно доказать, что эти люди уклонялись от уплаты налогов. Но это — единственное, что можно было вменить в вину, т.е. участие в финансовых махинациях, отмывании денег было недоказуемо.

В связи с этим следует ответить на вопрос, что такое оффшор и чем он привлекателен для криминальных денег.

Оффшором (offshore- вне берега) является та страна либо территория, где созданы выгодные условия для нерезидентов — юридических лиц иностранных государств с условием, что они не будут заниматься хозяйственной деятельностью на данной территории. Прежде всего установлен такой налоговый режим, где нерезиденты либо полностью освобождаются от налогов либо выплачивают незначительную сумму налогов. Для оффшорных предприятий существует упрощенная налоговая и финансовая отчетность, а также отсутствие валютного контроля.

В зависимости от целей сложились стандартные типы оффшорных фирм: 1) компании холдингового типа: оперативно-холдинговые компании, компании по владению недвижимостью, судовладельческие компании, компании по владению объектами интеллектуальной собственности; 2) торгово-посреднические фирмы; 3) компании финансового профиля: оффшорные банки и страховые компании.

Холдинг представляет собой компанию, специализирующуюся на прямых инвестициях в другие компании. Так, они могут приобретать, держать и распоряжаться акциями компаний с ограниченной ответственностью, долями в фондах совместных вложений, облигациями и любыми иными финансовыми инструментами; владеть торговыми марками и патентами, предоставляя их в пользование, посредством лицензирования; предоставлять кредиты и авансировать деятельность компаний, в которых имеются инвестиции холдинга. Помимо этого холдинг может брать кредиты и выпускать облигации. Подобная организационно-правовая форма позволяет объединить в одну систему компании различного функционального назначения, планировать налоговые платежи, снизить налоговые выплаты.

Основные требования, применяемые к оффшорным банкам: оффшорный банк имеет право обслуживать только иностранных клиентов; его операции, как правило, не должны затрагивать оффшорную юрисдикцию; собственниками (акционерами) всегда являются иностранные физические или юридические лица; оффшорный банк не вправе проводить любые операции с местной валютой.

С точки зрения круга обслуживаемых клиентов, оффшорный банк может быть следующих типов: внутрифирменный — такой банк обслуживает лишь материнское предприятие, дочерние компании и ассоциированные фирмы. Создать такой банк проще всего, банк с лицензией на обслуживание ограниченного круга клиентов, имеющий право открывать счета и получать депозиты только от лиц, перечисленных в лицензии. Минимальный капитал таких банков — порядка 100 тыс. долларов, банки с генеральной лицензией — наиболее трудно создаваемые и дорогостоящие. Могут работать с любыми лицами — нерезидентами в любых валютах, кроме местной. Оплаченный капитал определяется на переговорах с представителями власти юрисдикции.

Привлекательность оффшорных зон заключается и в упрощенной системе регистрации. Например, островное государство Науру установило довольно простую процедуру регистрации оффшорного банка: требования по минимальному уставному фонду составляли $100 000, были нужны два управляющих, которые могли бы подтвердить свою репутацию и имеющие некоторый опыт ведения банковской и финансовой деятельности. Это продолжалось до тех пор, пока Науру не попало в списки FATF.

Характерной чертой оффшорных компаний являлась конфиденциальность. Имя фактического владельца оставалась в тайне. Это обеспечивается путем выпуска акции на предъявителя либо на основе использования номинального владения оффшорной компанией.

Имена реальных владельцев могут быть раскрыты только в случае судебного разбирательства по специальному запросу судебных властей. Следствие может получить доступ к этим данным только через суд. Для других инстанций, в том числе для налоговых органов третьих стран, информация не раскрывается (за исключением случаев, когда данная процедура предусмотрена специальными межправительственными договоренностями).

В отношении счета в банке действует механизм охраны банковской тайны. Данные о банковских счетах и их владельцах банк может выдать только в случае судебного разбирательства, особенно если оно касается торговли наркотиками и оружием. Во многих оффшорных юрисдикциях приняты специальные законы, предусматривающие уголовную ответственность за разглашение конфиденциальной информации для лиц, имеющих служебный доступ к ней.

Следует заметить, что в последнее время практически все оффшорные зоны принимают законодательные акты в соответствии с рекомендациями FATF, направленные на создание прозрачной банковской системы для властей и обязывающие банки требовать прозрачности от своих клиентов.

К тому же оффшоры рассматриваются как наиболее надежное место для хранения средств. Поэтому многие российские банки используют оффшоры в этих целях. Для вывода капитала существует множество способов, наиболее простые -выдача оффшорной компании кредит или купить ее ценные бумаги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *