Срок привлечения к дисциплинарной ответственности судьи

ВС РФ разъяснил правила привлечения судей к дисциплинарной ответственности

Пленум ВС РФ обобщил судебную практику по применению законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей (Постановление Пленума ВС РФ № 13 от 14 апреля 2016 г.). Так, установлено, что порядок и основания привлечения судьи к ответственности распространяются в том числе на судью, срок полномочий которого истек, продолжающего осуществлять свои полномочия до окончания рассмотрения дела, начатого с его участием, либо до назначения нового судьи в данный суд.

Пленум ВС РФ подчеркнул, что судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта в результате судебной ошибки. Имеется в виду ситуация, когда судья неверно оценил доказательства по делу либо неправильно применил нормы материального или процессуального права. Понести ответственность судья должен только в том случае, если будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта (п. 2 ст. 16 Закона РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»; далее – закон о статусе судей).

Можно ли приложить аудиозапись, содержащую сведения о нарушениях, допущенных судьей, к жалобе в квалификационную коллегию судей? Ответ – в «Домашней правовой энциклопедии»
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Еще одно разъяснение касается того, что должен учитывать суд при выборе дисциплинарного наказания (замечания, предупреждения или досрочного прекращения полномочий). В законе говорится, что стоит уделять внимание характеру дисциплинарного проступка, обстоятельствам и последствиям его совершения, форме вины, личности судьи и степени нарушения проступком прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций (п. 2 ст. 12.1 закона о статусе судей). Пленум ВС РФ конкретизировал, что следует изучать также морально-нравственные качества судьи, обстоятельства, связанные с его семейной жизнью, стаж работы в должности судьи, принятие ранее мер, направленных на предотвращение совершения им нарушений, и т. п.

Важно, что при решении вопроса о наказании судьи суд должен выяснить, не обусловлены ли эти нарушения обстоятельствами, затрудняющими служебную деятельность судьи, – например, чрезмерной нагрузкой судьи, ненадлежащей организацией работы суда и т. д.

Пленум ВС РФ заметил, что признать судебный акт незаконным и необоснованным вправе только вышестоящий суд, но не квалификационная коллегия. Но последняя может на основе материалов дела установить иные нарушения (например, несоблюдение процессуальных сроков, очевидная небрежность при оформлении судебного акта и т. п.), и уже на этом основании привлечь судью к ответственности.

Уточнены также правила участия судьи в проверке, проводимой в отношении него, некоторые процессуальные моменты и т. п.

Пресекательные сроки дисциплинарной ответственности судей: проблемы и пути решения. Статьи по предмету Административное право

ПРЕСЕКАТЕЛЬНЫЕ СРОКИ ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СУДЕЙ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Ю.Н. ТУГАНОВ

Устранить условия для коррупции еще на ранней стадии, при разработке новых правовых норм и выдвижении проектов законов и подзаконных актов, можно было бы проведением антикоррупционной экспертизы руководящих документов. Именно это прямо предусматривается Национальным планом противодействия коррупции (утв. Президентом РФ 31 июля 2008 г. N Пр-1568), Указом Президента РФ от 19.05.2008 N 815 «О мерах по противодействию коррупции», Федеральными законами от 25.12.2008 N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».
Причем в Федеральном законе «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» определено, что коррупциогенными факторами являются положения нормативных правовых актов или их проектов, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключений из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные, трудновыполнимые и (или) обременительные требования к гражданам и организациям и тем самым создающие условия для проявления коррупции.
При таком подходе коррупцию могут обусловить в основном правовые нормы, содержащие ограничения для граждан, в то время как ограничения, ориентированные на органы государственной власти, являются институциональными гарантиями против завышенных требований закона и против наделения данных органов дискреционными полномочиями .
———————————
См., например: Сборник материалов для разработки методики экспертизы нормативных правовых актов и их проектов на коррупциогенность // URL: http:// www.adm.yar.ru/ acenter/ admref/ napravleiiie/ optimiaz/ korrup/ 08.pdf (дата обращения: 07.07.2010).

Приведенное суждение относится также и к сфере властных внутрисудебных отношений, где одни субъекты (председатели судов) наделены большими (по мнению ряда исследователей, непропорционально большими) дискреционными полномочиями по сравнению с другими индивидуальными носителями судебной власти при формально едином статусе всех судей Российской Федерации .
———————————
Подробнее о том, что дискреционные полномочия, закрепленные в российском законодательстве, являются основной угрозой судебной независимости в России, см.: Нешатаева Т.Н. Независимый суд: от международного стандарта к реализации без имитаций // URL: http:// www.arbitr.ru/ _upimg/ B77CCC3C4DA52A6DC0C8887E55F2C006_ z- 2_ Neshataeva.pdf (дата обращения: 07.07.2010).

В системе действующего российского законодательства эти полномочия состоят, в частности, в возможности инициирования председателями судов дисциплинарного производства безотносительно самостоятельного по своей природе правового института срока давности (как обнаружения дисциплинарного проступка, так и его совершения).
Реализуя для всех субъектов властных отношений конституционную гарантию государственной защиты, федеральный законодатель установил единый для всех субъектов правовой институт срока давности привлечения к ответственности за совершенное правонарушение в уголовном, административном, налоговом законодательстве — там, где наиболее ярко проявляется публичный характер регулируемых правоотношений (ст. 78 УК РФ, ст. 4.5 КоАП РФ, ст. 113 НК РФ), — кроме судей, привлекаемых к дисциплинарной ответственности.
В сфере дисциплинарной ответственности такой институт предусмотрен законодателем для подавляющего большинства категорий работников и государственных служащих; их дисциплинарная ответственность установлена соответствующими законами и уставами, положениями, а также корпоративными актами профессиональных сообществ.
Следуя конституционному принципу права на защиту, законодатель установил как срок привлечения к дисциплинарной ответственности после обнаружения проступка, так и давностный срок наложения взыскания, который по общему правилу начинает исчисляться с момента совершения дисциплинарного проступка.
Например, в п. 2 ст. 28.3 Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» содержится прямое указание на то, что не допускается привлечение военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, к дисциплинарной ответственности в случае истечения срока давности привлечения к дисциплинарной ответственности. Давностные сроки установлены п. 8 ст. 28.2 этого Закона.
К сотруднику таможенных органов не может быть применено дисциплинарное взыскание в случае, если со дня совершения проступка прошло более 6 месяцев, а по результатам ревизии финансово-хозяйственной деятельности — позднее 2 лет со дня совершения проступка. Такой порядок установлен ст. 30 Дисциплинарного устава таможенной службы Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 16.11.1998 N 1396).
Дисциплинарные взыскания на работников прокуратуры налагаются на основании ст. 41.7 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», устанавливающей перечень дисциплинарных взысканий, порядок привлечения к ответственности, пределы полномочий соответствующих руководителей по привлечению к дисциплинарной ответственности работников. Кроме того, здесь же определены пресекательные сроки привлечения к дисциплинарной ответственности. Согласно п. 6 этой статьи, дисциплинарное взыскание налагается непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске. Пункт 8 ограничивает срок наложения дисциплинарного взыскания 6 месяцами со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности — 2 годами со дня его совершения.
Определив в ст. 57 перечень дисциплинарных взысканий, Федеральный закон от 27.07.2004 N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в ст. 58 устанавливает порядок применения и снятия дисциплинарного взыскания. Пункт 4 этой статьи связывает течение срока давности применения дисциплинарного взыскания со днем обнаружения проступка и устанавливает предельный срок наложения взыскания — не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая периода временной нетрудоспособности гражданского служащего, пребывания его в отпуске, других случаев отсутствия его на службе по уважительным причинам, а также времени проведения служебной проверки. Как указано в п. 5 ст. 58, дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее 6 месяцев со дня совершения дисциплинарного проступка, а по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее 2 лет со дня совершения дисциплинарного проступка. В этом же пункте особо оговорено, что в указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.
Сроки привлечения к дисциплинарной ответственности личного состава центральных аппаратов большинства федеральных служб определены в служебных распорядках центральных аппаратов ведомств. Например, Служебные распорядки центрального аппарата Федеральной службы страхового надзора и центрального аппарата Минфина России включают текстуально совпадающие главы, где в подпунктах 7.6 и 7.7 применение дисциплинарного взыскания ставится в зависимость от момента обнаружения дисциплинарного проступка, ограничивая срок применения взыскания одним месяцем со дня обнаружения проступка, не считая периода временной нетрудоспособности гражданского служащего, пребывания его в отпуске, других случаев отсутствия его на службе по уважительным причинам, а также времени проведения служебной проверки. Закреплен в указанных распорядках и безусловный пресекательный срок наложения дисциплинарного взыскания — 6 месяцев, а по результатам проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — 2 года со дня совершения дисциплинарного проступка. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.
В Инструкции по организации работы по применению поощрений и дисциплинарных взысканий в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (глава IV) детально разработаны сроки наложения дисциплинарных взысканий на сотрудников данной государственной структуры. Так, дисциплинарное взыскание должно быть наложено не позднее чем через 10 суток со дня, когда начальнику стало известно о совершенном проступке, а в случаях проведения служебной проверки (расследования), возбуждения уголовного дела или дела об административном правонарушении — не позднее чем через один месяц со дня окончания служебной проверки (расследования), рассмотрения компетентным органом или должностным лицом уголовного дела или дела об административном правонарушении и вынесения по ним окончательного решения, не считая времени болезни сотрудника или нахождения его в отпуске. Помимо этого, Инструкцией установлено, что дисциплинарное взыскание не может быть наложено в период временной нетрудоспособности сотрудника либо в период его нахождения в отпуске или командировке, а также в случае если со дня совершения проступка прошло более 6 месяцев. Если указанные сроки пропущены в связи с проведением ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности, давностные сроки увеличиваются до 2 лет. В указанные сроки не включаются периоды временной нетрудоспособности сотрудника, его нахождения в отпуске, командировке, а также время производства по уголовному делу или по делу об административном правонарушении.
———————————
Приказ ФСКН России от 28.11.2008 N 424 «Об утверждении Инструкции. » // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2009. N 6.

Исчисление давностных сроков со дня отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения предусмотрено и в некоторых других нормативных документах.
Например, из п. 22 Устава о дисциплине экипажей судов обеспечения Военно-Морского Флота следует, что по общему правилу дисциплинарное взыскание налагается не позднее чем через месяц со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни лица, совершившего проступок, и времени пребывания его в отпуске. Однако при передаче материалов в органы дознания или предварительного следствия дисциплинарное взыскание налагается не позднее чем через месяц со дня отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения. Дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее 6 месяцев со дня совершения проступка, без учета времени производства по уголовному делу.
В пункте 23 Устава о дисциплине работников морского транспорта предусматривается срок один месяц для наложения дисциплинарного взыскания (как со дня обнаружения дисциплинарного проступка, так и со дня его совершения), не считая времени болезни работника, пребывания в отпуске или времени использования суммированных дней отдыха, а для членов экипажей судов дальнего плавания — 1 год.
Положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации содержит нормы, согласно которым дисциплинарная ответственность не влияет на возможность привлечения к иным видам ответственности, предусмотренным законодательством Российской Федерации (п. 25). В пункте 26 Положения указано, что дисциплинарное взыскание налагается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни, пребывания в отпуске .
———————————
Решением ВС РФ от 24.05.2002 N ГКПИ2002-375, разъясненным Определением ВС РФ от 05.11.2002 N ГКПИ2002-375, ч. 1 п. 26 Положения в части слов «. времени нахождения работника в пути следования в пассажирских или грузовых поездах. а также времени использования работником суммированных дней отдыха» признана незаконной. Определением Кассационной коллегии ВС РФ от 03.10.2002 N КАС02-528 названное решение оставлено без изменения.

В случае передачи материалов в органы дознания или предварительного следствия, а также на рассмотрение трудового коллектива дисциплинарное взыскание налагается не позднее одного месяца со дня отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела либо вынесения трудовым коллективом решения о постановке перед соответствующим руководителем вопроса о применении дисциплинарного взыскания. При этом во всех случаях дисциплинарное взыскание не может налагаться позднее 6 месяцев, а по результатам ревизии финансово-хозяйственной деятельности — не позднее 2 лет со дня совершения проступка. В этот срок не включается время производства по делу в уголовном порядке .
———————————
Постановление Правительства РФ от 25.08.1992 N 621 «Об утверждении Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации» действует в части положений, не признанных незаконными и недействующими решениями ВС РФ (от 24.05.2002 N ГКПИ2002-375, от 28.10.2002 N ГКПИ2002-1100, от 07.07.2003 N ГКПИ03-624) и Определениями Кассационной коллегии ВС РФ (от 03.10.2002 N КАС02-528, от 06.02.2003 N КАС03-23, от 18.09.2003 N КАС03-414), Постановлением Президиума ВС РФ от 03.07.2002 N 256пв-01 и другими судебными актами. Постановлением Правительства РФ от 11.10.1993 N 1032 «О распространении действия Положения о дисциплине работников железнодорожного транспорта Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 1992 г. N 621, на работников метрополитенов» действие анализируемого документа распространено и на работников метрополитенов.

Аналогичное положение содержится в Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации, где в п. 27 главы IV устанавливается, что дисциплинарное взыскание налагается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, нахождения его в плавании, пребывания в отпуске или времени использования суммированных дней отдыха. При осуществлении компетентным органом служебного расследования, передаче материала в органы дознания либо проведении предварительного следствия дисциплинарное взыскание налагается не позднее месяца со дня вынесения заключения по результатам служебного расследования, отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела. Из абзаца второго п. 27 видно, что дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее 6 месяцев (для работников, находившихся в плавании более 5 месяцев, — позднее одного года) со дня совершения проступка, за вычетом времени производства по уголовному делу.
В отличие от перечисленных выше документов, Устав о дисциплине работников организаций с особо опасным производством в области использования атомной энергии в части сроков давности привлечения к ответственности содержит отсылочные к трудовому законодательству положения (подпункты 10 и 15).
Наконец, Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», определяющий порядок применения мер взыскания к этой категории граждан, также содержит указание (часть вторая ст. 39) на сроки наложения взысканий — 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка — со дня ее окончания, но не позднее 2 месяцев со дня совершения нарушения. Взыскание к подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений применяется, как правило, немедленно, а в случае невозможности его немедленного применения — не позднее месяца со дня его наложения.
Наиболее же детально давностные сроки привлечения к дисциплинарной ответственности оговорены в Кодексе профессиональной этики адвоката, который ограничивает меры дисциплинарной ответственности адвоката предельным сроком один год с момента совершения им нарушения, а п. 3 ст. 21 среди прочих обстоятельств, исключающих дисциплинарное производство, предусматривает также истечение сроков применения мер дисциплинарной ответственности. Согласно п. 5 ст. 18 данного Кодекса, меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее 6 месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.
Все перечисленные нормы, регулирующие сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, по своей правовой природе не являются реабилитирующими, однако, установив их, законодатель исходил из возможности освобождения лица от ответственности, ограничивая разумным сроком период неопределенности положения правонарушителя и органов публичной власти, призванных в установленном законом порядке привлекать лицо к ответственности.
Такой подход гарантирует одновременное соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также интересов государства, означая, что истечение срока давности привлечения к ответственности является обстоятельством, исключающим привлечение лица к ответственности за совершенное правонарушение.
Положения Конституции РФ в части права на защиту и провозглашения пресекательных сроков как правового субинститута нашли свое отражение и в практике Европейского суда по правам человека, который в одном из своих решений указывает, что «давность может определяться как право, предоставляемое законом лицу, совершившему противоправное действие, больше не быть преследуемым или судимым после истечения определенного срока с момента совершения деяний». В этом же решении Суд сформулировал основополагающую правовую позицию, согласно которой «сроки давности являются общей чертой правовых систем Договаривающихся Государств, имеют много целей, среди которых — гарантирование правовой защищенности путем установления срока для действий и воспрепятствование посягательству на право на защиту, которое могло бы быть скомпрометировано, если бы суды выносили решения, доказательственная база по которым была бы неполной в силу истекшего времени» .
———————————
См.: решение по делу Coeme and others v. Belgium (ECHR 2000-VII — (22.06.2000) § 146). Цит. по: Постановление КС РФ от 14.07.2005 N 9-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Г.А. Поляковой и запросом Федерального арбитражного суда Московского округа».

Ознакомьтесь так же:  Приказ по листкам нетрудоспособности 624 н

Приведенная правовая позиция, предусматривающая границы действия института дисциплинарной ответственности во времени, так или иначе воспроизведена в дисциплинарном законодательстве судебных систем всех стран постсоветского пространства — для повышения эффективности дисциплинарной ответственности судей и во избежание коррупционных проявлений внутри судейского корпуса.
Например, согласно существовавшему в Армении до 2007 года порядку судья мог быть подвергнут дисциплинарному взысканию не позднее чем через 3 месяца со дня обнаружения дисциплинарного нарушения, но не позднее чем через год со дня его совершения.
Конституционный закон Республики Казахстан от 25.12.2000 N 132-П «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» в ст. 42 установил сроки возбуждения и рассмотрения дисциплинарного дела, согласно которым дисциплинарное производство может быть возбуждено не позднее 3 месяцев со дня обнаружения проступка и не позднее одного года со дня его совершения. Рассмотрено же дело должно быть в 2-месячный срок со дня его возбуждения. Предусматривается продление срока возбуждения и рассмотрения дисциплинарного дела на время служебной проверки и отсутствия судьи на работе по уважительной причине.
Законодательство Киргизской Республики ранее устанавливало 6-месячный срок наложения дисциплинарного взыскания со дня обнаружения проступка, определяя срок дисциплинарного преследования в 3 года со дня совершения. Это положение текстуально воспроизведено в абзаце третьем ч. 1 ст. 28 Конституционного закона «О статусе судей Киргизской Республики» .
———————————
Анализ производился до событий апреля 2010 года в г. Бишкеке.

Статья 113 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей установила предельные сроки наложения дисциплинарного взыскания — 2 месяца со дня обнаружения дисциплинарного проступка, но не позднее 6 месяцев со дня его совершения.
Российское же законодательство не предусматривает каких-либо временных ограничений по наложению таких взысканий на судей.
Не вносит ясности в выявленную ситуацию и правовая позиция Верховного Суда РФ, который, рассматривая в порядке надзора гражданское дело по жалобе Ш. на решение ВККС от 12 марта 2002 г. о прекращении полномочий судьи, отменил предшествующее и принял по делу новое решение, указав, что Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» не предусматривает возможность применения норм трудового законодательства при определении порядка применения дисциплинарных взысканий в виде прекращения полномочий.
Подтвердив, что Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» устанавливает специальный порядок привлечения судей к этому виду ответственности, суд особо подчеркнул, что согласно ст. 15 ТК РФ трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем, к которым квалификационные коллегии судей не относятся, а досрочное прекращение полномочий судьи не является дисциплинарным взысканием в виде увольнения, поэтому к нему нормы трудового законодательства неприменимы .
———————————
См.: Обзор результатов деятельности Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, квалификационных коллегий судей судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов, а также впервые сформированных квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации за 2002 г. (Электронный ресурс). Режим доступа: http:// www.spbustavsud.ru/ printdoc?tid= &nd= 901864509&prevDoc= 901864509 (дата обращения: 07.07.2010).

Констатировав, что пресекательные сроки привлечения к дисциплинарной ответственности по ТК РФ на судей не распространяются, Верховный Суд РФ не установил правовых критериев для решения вопроса о действии норм дисциплинарной ответственности судей во времени.
Умолчание о столь существенных для правильного разрешения дисциплинарных дел ориентирах дает основания предполагать, что конституционный принцип равенства может быть нарушен практикой, поскольку в процессе правоприменительной деятельности до настоящего времени не выявлены разумные причины, в силу которых законодатель отдал предпочтение недифференцированному сроку давности.
Это создает абсурдную ситуацию, при которой сроки давности по российскому законодательству не применяются к судьям, совершившим дисциплинарные проступки, и к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества.
В рамках современной российской правовой парадигмы невозможно обосновать и антиномию правовой ситуации, при которой судья не может быть привлечен к уголовной ответственности по истечении срока давности, но может быть привлечен к дисциплинарной (т.е. менее суровой по определению) ответственности.
Однако публично-правовые отрасли российского законодательства основаны на правовом принципе, в соответствии с которым определяющим моментом при исчислении сроков давности привлечения к юридической ответственности является общественная опасность деяния. Этот принцип презюмирует, что срок давности за дисциплинарный проступок в любом случае не может быть более протяженным, чем уголовная ответственность за то же самое деяние. Приравнивание явно несоразмерных по общественной опасности действий не способствует укреплению авторитета государственной власти.
Вместе с тем отсутствие в системе норм, регулирующих основания и порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности, положений, определяющих сроки давности, представляется очевидным пробелом, порождающим коррупционные предпосылки, поскольку позволяет председателям судов формировать административный ресурс, наличие которого, собственно, и является основой коррупции.
Например, один из председателей представил в 2008 году судью к наложению дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий за совершение действий, совершенных 16 лет назад — с 1992 года, до наделения «виновного» полномочиями судьи. В том же году другой судья был обвинен этим председателем в действиях, совершенных в 2003 году. В 2006 году председатель суда, входящего в региональную судебную структуру, которой руководил инициатор указанных выше дисциплинарных производств, был представлен к привлечению к дисциплинарной ответственности за действия, совершенные им 11 лет назад — в 1995 году, т.е. еще до восстановления в Российской Федерации института дисциплинарной ответственности судей.
Пример интересен и тем, что представления были внесены назначенным на должность инициатором дисциплинарного производства по фактам, которые ранее были достоверно известны его предшественникам по должности и органам судейского сообщества или санкционировались ими.
Таким образом, обнаружена еще одна правовая коллизия регулирования дисциплинарной ответственности судей. Сущность коллизии состоит в отсутствии законодательных запретов на переоценку инициаторами дисциплинарного производства после смены персоналий предшествующих правовых позиций по достоверно известным предшественникам дисциплинарным вопросам.
Поскольку компетентными органами и должностными лицами в приведенном выше примере действия судей не расценивались как порочащие честь судьи, последующее обвинение их в нарушении норм Кодекса судейской этики фактически означает произвольное субъективное изменение внутрикорпоративных требований статусного сообщества с наделением их обратной силой.
Возвращаясь к примеру из дисциплинарной практики, отметим, что еще одна его особенность состоит в том, что в январе 2006 года, сразу после назначения на должность и приема дел, председателю суда стали известны факты, которые он положил в основу представлений на досрочное прекращение полномочий окружных судей спустя два года — в 2008 году.
Вряд ли требует доказательств то, что реализованная председателем суда возможность в любой момент, независимо от срока обнаружения дисциплинарного проступка судьи, срока совершения такого проступка и правовой позиции своего предшественника на должности, возбудить дисциплинарное производство противоречит процитированной выше норме ч. 2 ст. 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» об особой защите судьи и является явной коррупционной предпосылкой, которую можно устранить лишь установлением четких сроков давности.
Установление срока давности привлечения к ответственности судей за дисциплинарные проступки (с учетом того, что истечение такого срока, как уже сказано выше, не является реабилитирующим обстоятельством) способствовало бы реальному соблюдению как конституционного принципа независимости судей, так и интересов государства.
За образец выбора критериев срока давности можно было бы принять пресекательные сроки, установленные по законодательству Киргизии, — 6 месяцев со дня обнаружения проступка и 3 года со дня его совершения . Меньшие сроки давности, с учетом возможности наложения дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи, могли бы породить противоречие между значимостью для общества наделения субъектов властными судебными полномочиями и непродолжительными сроками, истечение которых снимало бы с них дисциплинарную ответственность.
———————————
Речь идет о законодательстве, действовавшем до событий апреля 2010 года.

При таких условиях юридическая форма, о которой говорил Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин и к которой относится судебная власть, получит «. способность защищать самое себя» и сама сможет на деле задавать «. нормы и рамки всегда несовершенной реальности» . Только тогда будет найдена «. золотая середина между позитивистским легистским юридическим максимализмом и юридическим конформизмом» .
———————————
Из выступления Председателя КС РФ В.Д. Зорькина на первых Сенатских чтениях // Российская газета. N 4887. 2009. 10 апр.
Там же.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Административное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Анализ практики

Ю. В. Романец. Член Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации,
председатель Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа

Данное обобщение подготовлено на основе анализа более 2200 материалов (жалоб, дисциплинарных дел),
поступивших из квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации .
В целом необходимо отметить, что квалификационные коллегии проводят большую и качественную работу по проверке жалоб на действия судей,
привлечению судей к заслуженной дисциплинарной ответственности и их защите от противозаконных обвинений.
В то же время данная работа нуждается в совершенствовании.
В связи с этим в настоящем обобщении затронуты, главным образом, проблемные вопросы,
решение которых позволило бы повысить эффективность практики привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

Раздел первый
Основания привлечения судей к дисциплинарной ответственности

1. Общие вопросы
Согласно статье 12.1 Закона Российской Федерации от 26.06.92 № 31-32-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (далее — Закон о статусе судей) основанием привлечения судьи к дисциплинарной ответственности является совершение дисциплинарного проступка, под которым понимается нарушение норм указанного Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей.
Отсылочный характер данной статьи порождает неоднозначное понимание квалификационными коллегиями того, за какие нарушения судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.
Поэтому необходимо уделить особое внимание глубокой проработке проекта кодекса судейской этики в данном аспекте. В нем должен содержаться полный перечень проступков, за которые судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

2. Вынесение судьей явно незаконного судебного акта
как основание привлечения к дисциплинарной ответственности
2.1. Во многих жалобах заявители ставят вопрос о привлечении судей к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконных судебных актов с грубым нарушением норм материального или процессуального права.
Между тем, некоторые квалификационные коллегии и полномочные на внесение представлений должностные лица исключают возможность привлечения к дисциплинарной ответственности по указанному основанию. При этом они ссылаются на пункт 2 статьи 16 Закона о статусе судей, согласно которому судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение или принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта. Нередко жалобы, содержащие сведения о вынесении судьями явно незаконных судебных актов, возвращаются заявителям без рассмотрения со ссылкой на статью 4 Положения о квалификационных коллегиях судей, из которой следует, что жалобы, поданные в связи с несогласием с принятыми судебными актами, возвращаются без рассмотрения на основании письменного сообщения председателя коллегии или члена коллегии по его поручению.
Например, в квалификационную коллегию поступило заявление прокурора города в отношении судьи арбитражного суда, которая удовлетворила иск общества с ограниченной ответственностью с признаками банкротства к ПК «ГГХ «Ленгаз» о взыскании 803 479 668 рублей и в день вынесения решения выдала определение о его немедленном исполнении. Апелляционная инстанция отменила указанное решение как незаконное и необоснованное.
Несмотря на очевидность явной незаконности обращения к немедленному исполнению решения о взыскании почти 1 миллиарда рублей с крупного и благополучного предприятия в пользу потенциального банкрота, председатель квалификационной коллегии ответила, что оснований для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности не имеется («Арбитражный процессуальный кодекс предоставляет судье право обратить решение к немедленному исполнению»).

Другой пример. Осужденный подал в квалификационную коллегию жалобу, в которой указал следующее. Он был осужден районным судьей к трем годам лишения свободы, несмотря на то, что в момент вынесения приговора действовала распространявшаяся на него амнистия; судья не применила амнистию, сославшись на то, что амнистия применяется по усмотрению судьи; после вынесения приговора его этапировали в изолятор; по кассационной жалобе осужденного городской суд применил амнистию и освободил его от наказания; с момента вынесения приговора и до освобождения по определению городского суда он находился под стражей 77 дней.
Квалификационная коллегия дала ответ, что судья не может быть привлечен к ответственности за принятое им решение.

Такое толкование действующих нормативных актов нельзя признать правильным.
Согласно статье 12.1 Закона о статусе судей проступком, служащим основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, является, в частности, нарушение норм данного Закона. В то же время в статье 3 Закона о статусе судей сказано, что судья при исполнении своих полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Вынесение явно незаконного судебного акта, безусловно, умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи.
Таким образом, действующее законодательство допускает привлечение судьи к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконного судебного акта, если его незаконность подтверждена вышестоящей судебной инстанцией, а вывод о явной незаконности сделан квалификационной коллегией судей.
Указанный подход не противоречит закрепленному в пункте 2 статьи 16 Закона о статусе судей принципу недопустимости привлечения судьи к ответственности за вынесенное им судебное решение. В этой норме речь идет об обычных судебных ошибках, а не о явно незаконных судебных актах, принятие которых свидетельствует о том, что судья не способен осуществлять качественное правосудие в силу низкой квалификации или недостаточной судейской порядочности. В данном случае судья привлекается к дисциплинарной ответственности не за мнение, выраженное в судебном акте, а за совершение действий, нарушающих требования пункта 2 статьи 3 Закона о статусе судей. Необходимо профессионально отграничивать обычную судебную ошибку от явно незаконного судебного акта.
Статья 4 Положения о квалификационных коллегиях также не может служить основанием для отказа в рассмотрении жалоб, в которых ставится вопрос о привлечении судей к дисциплинарной ответственности за принятие явно незаконных судебных актов (если их незаконность установлена вышестоящей судебной инстанцией). В статье 4 Положения имеется в виду, что квалификационные коллегии не рассматривают жалобы, в которых заявители указывают на судебные акты, незаконность которых не установлена вышестоящей судебной инстанцией.
Кроме того, следует учитывать, что если закон не предусматривает обжалования определенных процессуальных действий, то квалификационная коллегия вправе сама оценить, допустил ли судья явное нарушение норм права при совершении этих действий.
Таким образом, для обеспечения единообразного понимания того, что вынесение явно незаконного судебного акта может служить основанием привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, необходимо следующее:
1) закрепить соответствующее положение в кодексе судейской этики с разъяснением, что понимается под явно незаконным судебным актом как основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности;
2) внести изменения в абзац 3 статьи 4 Положения о квалификационных коллегиях судей, а именно, изложить его в следующей редакции: «Жалобы и сообщения, не содержащие сведений о совершении судьей дисциплинарного проступка, в том числе поданные в связи с несогласием с принятыми судебными актами (незаконность которых не установлена вышестоящей судебной инстанцией в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством), возвращаются заявителю без рассмотрения на основании письменного сообщения председателя коллегии или члена коллегии по его поручению»;
3) направить соответствующие разъяснения квалификационным коллегиям и лицам, уполномоченным на внесение представлений о привлечении судей к дисциплинарной ответственности.

2.2. При рассмотрении вопросов, связанных с наказанием судей за вынесение явно незаконных судебных актов, нет единого понимания того, требуется ли установление умысла судьи на совершение данного проступка. В частности, квалификационные коллегии и лица, уполномоченные на внесение представлений, возвращают жалобы, в которых идет речь о явно незаконных судебных актах, ссылаясь на то, что «вынесение судьей заведомо неправосудного судебного акта является уголовно наказуемым деянием, вопрос о возбуждении в отношении судьи уголовного дела решается на основании представления Генерального прокурора РФ, такого представления не поступало».
Как указывалось выше, принятие явно незаконного судебного акта свидетельствует о том, что судья не способен осуществлять качественное правосудие. Установление этого факта является достаточным основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности. Причины неспособности судьи к осуществлению качественного правосудия (вынесение заведомо неправосудного акта, т.е. умышленное нарушение закона, или незнание закона) не входят в предмет доказывания состава данного дисциплинарного проступка.

Ознакомьтесь так же:  Приказ 6 министерства обороны

2.3. Нередко квалификационные коллегии, установив факт вынесения явно незаконного судебного акта, тем не менее отказывают в привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, ссылаясь на то, что это не повлекло за собой причинения ущерба.
Председатель суда субъекта РФ внес в квалификационную коллегию представление о привлечении судьи районного суда к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения. Представление мотивировано следующим. Решением районного суда от 11.03.03 признано недействительным решение избирательной комиссии муниципального образования о назначении повторных выборов на 11.05.03, суд обязал избирательную комиссию вынести решение о проведении выборов 16.03.03. Решение приведено к немедленному исполнению. Кассационным определением от 20.03.03 решение оставлено без изменения. Однако 15.03.03 избирательная комиссия обратилась с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, который 14.03.03 обязал ее во исполнение решения от 11.03.03 принять решение о переносе выборов на 16.03.03. Рассмотрев данную жалобу, судья вынес определение о приостановлении исполнительного производства и назначении дела к судебному разбирательству на 26.03.03. В результате выборы 16.03.03 не состоялись. 16 марта 2003 г. кассационная инстанция отменила данное определение о приостановления исполнительного производства, поскольку очевидно, что в процессе рассмотрения жалобы на действия судебного пристава-исполнителя нельзя приостанавливать исполнение другого судебного решения.
При рассмотрении дисциплинарного дела указанные фактические обстоятельства подтвердились. Однако квалификационная коллегия отказала в удовлетворении представления, сославшись, в частности, на то, что допущенные нарушения не повлекли серьезных последствий (хотя выборы не состоялись 16.03.03, они состоялись 11.05.03).

В связи с этим целесообразно учитывать, что вынесение явно незаконного судебного акта само по себе является достаточным основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, поскольку сам факт принятия явно незаконного судебного акта (независимо от наступления иных последствий, в частности, причинения имущественного или неимущественного вреда) приводит к умалению авторитета судебной власти.

2.4. В некоторых случаях квалификационная коллегия отказывала в привлечении судьи к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконного судебного акта, основывая свое решение на переоценке выводов вышестоящей инстанции о незаконности судебного акта. В частности, в одном из таких решений квалификационная коллегия указала: «Сделанные судом кассационной инстанции выводы о нарушении судьей при принятии решения норм материального и процессуального права несостоятельны».
Уже говорилось о том, что судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за вынесение явно незаконного судебного акта, если его незаконность подтверждена вышестоящей судебной инстанцией, а вывод о явной незаконности сделан квалификационной коллегией судей. Иными словами, в полномочия квалификационной коллегии входит не установление факта законности или незаконности судебного акта (в соответствии с процессуальным законодательством это — компетенция вышестоящего суда), а определение характера неправильного применения норм материального или процессуального права как явного и, как следствие, умаляющего авторитет судебной власти.
Поэтому необходимо иметь в виду следующее. Во-первых, судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за принятие явно незаконного судебного акта лишь в том случае, если его незаконность установлена вышестоящей судебной инстанцией в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Во-вторых, при рассмотрении представления о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности по указанному основанию квалификационная коллегия не вправе переоценивать выводы суда вышестоящей инстанции о незаконности судебного акта. В компетенцию квалификационной коллегии входит лишь определение того, является ли незаконность судебного акта явной, т.е. умаляющей авторитет судебной власти.
Для того чтобы оценить правовую ошибку, допущенную судьей, необходимо видеть суть проблемы и глубоко разбираться в праве. Это предъявляет повышенные требования к профессионализму членов квалификационных коллегий и к их принципиальности. Данные факторы следует учитывать при выборах членов квалификационных коллегий судей.

2.5. На практике возник вопрос: если председатель суда вынес явно незаконный судебный акт, то должно ли на него налагаться дисциплинарное взыскание как на судью или должны прекращаться полномочия председателя суда с сохранением полномочий судьи?
Согласно статье 6.2 Закона о статусе судей председатель (заместитель председателя) суда является одновременно судьей и лицом, выполняющим организационные функции. Несоблюдение лицом требований, предъявляемых к статусу судьи, и требований, предъявляемых к статусу председателя суда (заместителя председателя суда), различны. Ненадлежащее выполнение председателем (заместителем председателя) организационных полномочий не считается дисциплинарным проступком и, соответственно, прекращение полномочий председателя (заместителя председателя) с сохранением полномочий судьи в порядке статьи 11 названного Закона не является дисциплинарной ответственностью. В то же время, если председатель (заместитель председателя) нарушил требования, предъявляемые к судье, то это может служить основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности. Вынесение явно незаконного судебного акта рассматривается как нарушение лицом судейского статуса. Следовательно, в этом случае возможно привлечение председателя (заместителя председателя) к дисциплинарной ответственности в форме предупреждения или прекращения полномочий судьи.

2.6. Как должна поступить квалификационная коллегия, если представление о привлечении председателя суда к дисциплинарной ответственности обосновано не совершением дисциплинарного проступка, а обстоятельствами, свидетельствующими о ненадлежащем выполнении им организационных полномочий?
Председатель областного суда внес в квалификационную коллегию представление о привлечении председателя районного суда к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения. Представление мотивировано тем, что в районном суде имеются факты грубой и систематической волокиты при рассмотрении уголовных и гражданских дел, полное отсутствие контроля со стороны председателя за сроками их рассмотрения и работой канцелярии. Так, остаток нерассмотренных уголовных дел по состоянию на 01.01.03 составил 140 дел, из них 47% находились на рассмотрении свыше 6 месяцев. Указаны и многие другие нарушения организации работы, выявленные в ходе проверки областным судом. Отмечены случаи, когда дела назначались к слушанию с заведомым нарушением предусмотренных статьей 231 УПК РФ сроков. Во время нахождения судьи в отпуске дела не передаются другим судьям; вновь поступившие дела находятся без движения до выхода судьи из отпуска; не осуществляется надлежащий контроль за сроками содержания подсудимых под стражей, в результате чего подсудимые обвиняющиеся в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, были освобождены из-под стражи в связи с истечением срока содержания под стражей. Данные обстоятельства в большинстве своем нашли подтверждение на заседании квалификационной коллегии.
Председатель Совета судей поддержал представление.
Коллегия пришла к выводу об отсутствии достаточных оснований для привлечения председателя суда к дисциплинарной ответственности и приняла решение ограничиться обсуждением.

Квалификационная коллегия, установив ненадлежащее выполнение председателем суда организационных функций, вправе вынести решение о прекращении полномочий председателя с сохранением полномочий судьи, несмотря на то, что в представлении поставлен вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности по указанному основанию, а не о прекращении полномочий председателя с сохранением полномочий судьи.

3. Недостойное (неэтичное) поведение судьи в судебном процессе
Определенные сложности возникают у квалификационных коллегий при рассмотрении вопросов, связанных с привлечением судей к дисциплинарной ответственности за неэтичное поведение по отношению к участникам процесса. В частности, неэтичное поведение в процессе рассматривается как форма процессуальных действий, незаконность которых может устанавливаться только вышестоящим судом. Некоторые квалификационные коллегии считают, что неэтичное поведение, будучи формой процессуального поведения, вообще не может служить основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.
Заведующий юридической консультацией подал жалобу на неэтичное поведение судьи районного суда: в процессе по групповому уголовному делу у одного из адвокатов умер тесть; судья была поставлена об этом в известность одновременно с заявлением ходатайства об отложении дела; в судебном заседании судья предложила подсудимым отказаться от услуг этого адвоката и воспользоваться услугами бесплатного адвоката; когда они отказались, судья предупредила, что, если на следующее заседание не явится хоть один адвокат, она арестует всех подсудимых; присутствовавший при этом другой адвокат возразил, что подсудимые здесь ни при чем и данное обстоятельство — не основание для изменения меры пресечения; в ответ на это судья сказала: «А Вам я делаю замечание, и если будет еще одно замечание, то Вас лично я не допущу в процесс».
Отвечая на жалобу, заместитель председателя коллегии оценил поведение судьи как процессуальные действия при рассмотрении конкретного уголовного дела, которые не подлежат рассмотрению в квалификационной коллегии.

В квалификационную коллегию поступила жалоба на судью районного суда, в которой указано, в частности, следующее. В судебном заседании судья изъяла у стороны диктофон и «стерла запись хода судебного процесса посредством нанесения музыкальной мелодии». Прослушивание и стирание аудиозаписи производились судебным приставом в присутствии двух милиционеров и судьи. Факт изъятия диктофона отражен в протоколе судебного заседания.
Сведения о внесении представления по данному факту отсутствуют.

Неэтичное поведение судьи в процессе следует отграничивать от незаконных процессуальных действий. Последние облекаются в определенную процессуальную форму посредством вынесения судебного акта или фиксации в протоколе. В предусмотренных законом случаях правильность таких действий может быть проверена судом вышестоящей инстанции. Неэтичное поведение, хотя и связано с осуществлением судьей служебных обязанностей, касается, прежде всего, нарушения нравственно-этических требований.
Таким образом, неэтичное поведение судьи в процессе является нарушением норм пункта 2 статьи 4 Кодекса чести судьи (пункта 4 статьи 4 проекта кодекса судейской этики). При доказанности неэтичного поведения судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, независимо от того, подтвержден ли этот факт вышестоящей судебной инстанцией.
Неэтичное поведение судьи, как правило, нигде не фиксируется, что обусловливает сложности доказывания. Поэтому при проведении проверки по жалобе на неэтичное поведение необходимо обращать особое внимание на опрос лиц, которые могут подтвердить или опровергнуть доводы жалобы. Во всяком случае, нельзя ограничиваться получением объяснительной от судьи.
В квалификационную коллегию поступила жалоба на неэтичное поведение судьи городского суда. Заявитель, в частности, указывала, что судья грубо с ней разговаривала («Пошла вон!», «Закрой дверь!»), в беседе с другими людьми судья говорила о ней: «Это быдло надо поставить на место». Проверка ограничилась получением объяснительной от самой судьи, которая, естественно, все отрицала. В возбуждении дисциплинарного производства было отказано.

4. Необоснованное нарушение процессуальных сроков (волокита)
Волокита представляет собой одну из разновидностей грубого нарушения норм процессуального законодательства, при котором необоснованно затягивается рассмотрение дела по существу, либо нарушаются сроки осуществления иных процессуальных прав участвующих в деле лиц, в результате чего они лишаются права на оперативное правосудие. В жалобах на действия судей указанное основание является наиболее распространенным.
Во многих случаях лица, уполномоченные на возбуждение дисциплинарного производства, установив факт процессуальной волокиты, тем не менее безосновательно отказывают во внесении представления. Иногда коллегии отказывают в привлечении к дисциплинарной ответственности за очевидную волокиту. При этом допускаются ссылки на то, что никто не вправе вмешиваться в процессуальную деятельность судьи.

Так, в квалификационную коллегию в течение двух месяцев поступили четыре жалобы на одного судью районного суда от разных заявителей, в которых они просили привлечь его к дисциплинарной ответственности за волокиту при рассмотрении различных дел. Председатель районного суда по результатам проверки подтвердил обоснованность жалоб. Однако представление не было внесено.
Другой судья в течение двух с половиной лет рассматривал гражданское дело. Председатель районного суда по результатам проверки отказал во внесении представления.

Председатель Верховного суда субъекта РФ внесла представление в квалификационную коллегию о привлечении судьи районного суда к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за то, что он в течение пяти лет рассматривал гражданское дело о возмещении ущерба, причиненного увечьем 12-летнему ребенку акционерным обществом «Якутскэнерго»; причем, один раз перерыв между судебными заседаниями составил три года восемь месяцев.
ККС отказала в удовлетворении представления, сославшись на то, что приостановление производства по делу и многочисленные отложения имели место по объективным причинам.

В связи с этим целесообразно обратить внимание на необходимость принципиальной оценки фактов волокиты, допускаемой судьями. Важно также иметь в виду, что судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности по указанному основанию и в том случае, когда на момент внесения представления в квалификационную коллегию волокита прекратилась.
На практике возник вопрос: можно ли привлекать судью к дисциплинарной ответственности за неэтичное поведение в процессе или волокиту при рассмотрении конкретного дела, если дело еще им не рассмотрено?
Нередко квалификационные коллегии и председатели судов отказывают в рассмотрении жалоб на указанные нарушения, ссылаясь на то, что никто не вправе вмешиваться в организацию работу судьи по рассмотрению конкретных дел, судья не обязан давать объяснения по существу дел, находящихся у него в производстве, и т. п.
В то же время практика показывает, что своевременное реагирование на такие жалобы является эффективным, возможно, единственным способом пресечения указанных нарушений и, соответственно, защиты процессуальных прав.
Например, в квалификационную коллегию была подана жалоба на судью городского суда в связи с длительным (два с половиной года) рассмотрением гражданского дела. Менее чем через месяц после подачи жалобы дело было рассмотрено.
В другом случае в квалификационную коллегию была подана жалоба на судью районного суда, который в течение двух месяцев не рассматривал жалобу на постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и ушел в отпуск, так и не рассмотрев ее. Коллегия направила жалобу для проверки председателю районного суда, который сообщил, что после получения жалобы из квалификационной коллегии сам рассмотрел жалобу на постановление следователя.

Высшая квалификационная коллегия судей РФ исходит из того, что нахождение дела в производстве судьи не является обстоятельством, исключающим привлечение его к дисциплинарной ответственности за неэтичное поведение или волокиту, допущенные при рассмотрении данного дела. Вместе с тем, при проведении проверки следует учитывать, что иногда такие жалобы подаются в целях оказания незаконного давления на судью.
Как должно поступить лицо, проверяющее жалобу, если для надлежащей проверки необходимо изучить материалы судебного дела, которое еще находится в производстве судьи?
Если для проверки доводов жалобы необходимо ознакомление с судебным делом, проверяющий обязан с ним ознакомиться. В данном случае он не вправе истребовать дело. Однако проверяющий может изучить дело непосредственно в суде. В любом случае при ответе на жалобу нельзя ссылаться на то, что ее доводы не могут быть проверены в связи с невозможностью ознакомления с делом.

5. Иные основания привлечения судей
к дисциплинарной ответственности
Нередко лица, уполномоченные на внесение представлений, и квалификационные коллегии не привлекают судей к ответственности за очевидные дисциплинарные проступки либо назначают необоснованно мягкое наказание.
Например, от предпринимателя поступила в коллегию жалоба на мирового судью в связи с тем, что после вынесения постановления о привлечении его к административной ответственности и конфискации контрафактной продукции судья принудительно изъяла его паспорт, сказав, что вернет его, когда предприниматель оплатит штраф. Несмотря на очевидную незаконность указанных действий, во внесении представления было отказано.
В другом случае председатель краевого суда внес в квалификационную коллегию представление о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения судьи краевого суда за то, что он без уважительных причин вышел из отпуска на пять дней позже положенного срока. Коллегия, установив данный факт, тем не менее отказала в удовлетворении представления, ограничившись обсуждением.
Председатель Верховного суда субъекта РФ внес в квалификационную коллегию представление о привлечении к дисциплинарной ответственности председателя районного суда за то, что он в своем поселке (районном центре) устроил в баре пьяный дебош, нецензурно выражался, приставал к женщинам и т. д. Несмотря на то, что указанные обстоятельства подтвердились, коллегия ограничилась предупреждением.

6. Обеспечение квалифицированного единообразия практики применения законодательства

В целом анализ практики применения законодательства об основаниях привлечения судей к дисциплинарной ответственности показал отсутствие единообразных подходов у квалификационных коллегий и лиц, уполномоченных на возбуждение дисциплинарного производства, к оценке поведения судей. Нередко за аналогичные проступки один судья лишается полномочий, другой наказывается предупреждением, а в отношении третьего вообще не усматривается оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности. Это, в частности, отчетливо прослеживается на примере незаконного применения судьями обеспечительных мер.
Между тем, практика применения законодательства о статусе судей и об органах судейского сообщества должна быть квалифицированно единообразной. Иными словами, должно быть выработано квалифицированное толкование соответствующих правовых норм, и это толкование должно единообразно применяться всеми квалификационными коллегиями и лицами, уполномоченными на внесение представлений.
Квалифицированное единообразие может быть обеспечено лишь в том случае, когда определенному высшему органу законодательно предоставлено право проверять правильность применения соответствующих норм всеми квалификационными коллегиями судей РФ, анализировать существующую практику и давать руководящие разъяснения.
Действующее законодательство не позволяет эффективно решать данную задачу.
Согласно статье 26 Федерального закона от 15.02.02 № 30-93 «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Закон об органах судейского сообщества) лицо, внесшее представление, не вправе обжаловать по существу решение квалификационной коллегии, касающееся привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Как следствие, исключена возможность проверки правильности применения законодательства по значительному количеству дисциплинарных дел. В пункте 2 статьи 17 того же Закона указано, что Высшая квалификационная коллегия судей РФ знакомится с работой квалификационных коллегий субъектов РФ, заслушивает сообщения их председателей о проделанной работе и дает рекомендации, направленные на совершенствование деятельности указанных коллегий; изучает и обобщает практику работы коллегий. Однако реальный правовой механизм, обеспечивающий выполнение квалификационными коллегиями рекомендаций Высшей квалификационной коллегии, в Законе не предусмотрен.
Для обеспечения квалифицированного единообразия практики применения законодательства о дисциплинарной ответственности судей необходимо следующее:
1) внести в действующее законодательство изменения, направленные на предоставление возможности обжалования всех решений квалификационных коллегий, касающихся дисциплинарной ответственности, вплоть до Верховного Суда РФ или Высшей квалификационной коллегии судей РФ, а также на расширение компетенции Высшей квалификационной коллегии судей РФ по рассмотрению дисциплинарных дел в первой и второй инстанциях;
2) Внести в Закон об органах судейского сообщества и Положение о квалификационных коллегиях судей изменения, направленные на обеспечение выполнения коллегиями субъектов РФ рекомендаций, выработанных Высшей квалификационной коллегией;
3) в целях реализации подпункта 11 пункта 2 статьи 17 Закона об органах судейского сообщества необходимо закрепить в Положении о квалификационных коллегиях норму о том, что для анализа и обобщения практики работы квалификационные коллегии судей субъектов РФ направляют в Высшую квалификационную коллегию копии представлений и решений по всем дисциплинарным делам;
4) поскольку, как показало данное обобщение, квалификационные коллегии предоставляют по запросу Высшей квалификационной коллегии судей РФ лишь незначительное количество жалоб и обращений, целесообразно впредь изучать документы, касающиеся привлечения судей к дисциплинарной ответственности, непосредственно в квалификационных коллегиях.

Ознакомьтесь так же:  Налог кз реестр

Раздел второй
Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности

1. Субъект дисциплинарной ответственности
1.1. В практике работы квалификационных коллегий возник следующий вопрос: можно ли привлекать к дисциплинарной ответственности судью, полномочия которого прекращены в связи с истечением срока полномочий, но который продолжает исполнять обязанности судьи до назначения нового судьи или до окончания рассмотрения по существу дела, начатого с участием этого судьи (пункт 6 статьи 11 Закона о статусе судей)?
В связи с этим целесообразно разъяснить следующее. Поскольку в указанных случаях судья продолжает исполнять свои обязанности, он должен соблюдать требования, предъявляемые к судье действующим законодательством. Соответственно, за совершение проступков, являющихся основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности, он может быть наказан в дисциплинарном порядке.

1.2. В некоторых случаях в качестве основания для отказа во внесении представления о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности указывается, что на момент рассмотрения заявления судья уже ушел в отставку или что, находясь в отставке, он исполняет обязанности судьи на временной основе.
Необходимо обратить внимание квалификационных коллегий и лиц, уполномоченных на внесение представлений, на то, что по смыслу статьи 12.1 Закона о статусе судей нахождение судьи в отставке либо временное исполнение судейских обязанностей в период нахождения в отставке не являются обстоятельствами, исключающими привлечение к дисциплинарной ответственности за нарушение, допущенное, соответственно, до ухода в отставку или в период временного исполнения обязанностей судьи. Указанные обстоятельства могут влиять лишь на решение вопроса о целесообразности возбуждения дисциплинарного производства.

2. Организация проверки жалоб на действия судей
2.1. Лица, осуществляющие проверку. Согласно статье 22 Закона об органах судейского сообщества и статье 4 Положения о квалификационных коллегиях судей поступившая в коллегию жалоба (сообщение), содержащая сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, проверяется самой квалификационной коллегией либо направляется для проверки председателю соответствующего суда.
Нередко заявители просят не направлять жалобу для проверки председателю соответствующего суда, ссылаясь на возможную необъективность такой проверки. Однако весьма часто эти просьбы игнорируются. При проведении данного обобщения выявлены случаи, когда жалоба на председателя районного суда направлялась для проверки этому же председателю.
Применяя указанные нормы, квалификационным коллегиям следует исходить из того, что проверять жалобу не должен тот, на кого жалуются. При выборе варианта проверки (коллегия или председатель соответствующего суда) необходимо учитывать просьбу заявителя не направлять жалобу для проверки председателю суда, а также повторность поступления жалобы, ранее проверенной председателем суда.
В некоторых случаях квалификационные коллегии поручают проведение проверки судебному департаменту.
Действующее законодательство не предоставляет квалификационным коллегиям такого права и не наделяет судебный департамент полномочиями по проверке жалоб на действия судей. Квалификационная коллегия вправе поручить проверку по жалобе только председателю соответствующего суда.
Обобщение показало, что проверки, проводимые председателями районных судов, не всегда отличаются объективностью и полнотой (подробнее о качестве проверок будет сказано ниже). Действующее законодательство не исключает права коллегии самостоятельно проверить жалобу, которая неудовлетворительно проверена председателем соответствующего суда. Однако, судя по материалам, предоставленным для обобщения, такая повторная проверка почти никогда не проводится. По большинству жалоб, проверенных председателями районных судов, ответы даются самими председателями судов без уведомления квалификационной коллегии.
В процессе данного обобщения выявилось, что многие квалификационные коллегии направляют для проверки председателям соответствующих судов подлинники жалоб и приложенных документов; по результатам проверки указанные документы в коллегии не возвращаются, вследствие чего они лишены возможности осуществлять надлежащий контроль за качеством проверок.
В связи с этим целесообразно в Инструкцию по делопроизводству в квалификационных коллегиях включить положение о том, что материалы жалоб, поступивших в квалификационную коллегию, направляются для проверки в виде копий. Подлинники материалов жалоб остаются в производстве коллегии.

2.2. Сроки проверки. Согласно статье 25 Закона об органах судейского сообщества поступившие материалы должны быть рассмотрены Высшей квалификационной коллегией не позднее трех месяцев, а квалификационными коллегиями судей субъектов РФ — не позднее одного месяца со дня их поступления в коллегию, если иные сроки не предусмотрены федеральными законами.
Практика показывает, что иногда сроки проверки необоснованно затягиваются. Отмечены случаи, когда ответы на жалобы давались через 4 — 5 месяцев.
Необходимо обратить внимание квалификационных коллегий на то, что сроки, предусмотренные в названной статье, распространяются на проверку жалоб, поступивших в квалификационные коллегии.
Правильно поступают те коллегии, которые, направляя жалобу на проверку, указывают срок, в течение которого она должна быть проведена. Это дисциплинирует председателей судов.

2.3. Качество проверки. Во многих случаях ответы квалификационных коллегий или председателей судов представляют собой формальные отписки, не поясняющие основания отказа в привлечения судьи к дисциплинарной ответственности. Часто не по всем доводам жалобы дается ответ или проводится проверка. Иногда обстоятельства, указанные в жалобе, откровенно искажаются.
В квалификационную коллегию поступила жалоба на судью районного суда в связи с тем, что гражданское дело рассматривалось более двух с половиной лет. Жалоба направлена для проверки председателю суда, который составил справку. Из справки следовало, что действительно слушание дела неоднократно откладывалось, главным образом, по вине другой стороны (процессуального противника заявителя жалобы). Председатель коллегии на основании указанной справки дал следующий ответ: оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности нет, поскольку слушание откладывалось «по вашей вине».

Целесообразно обратить внимание квалификационных коллегий на то, что при работе с жалобами необходимо проверять все указанные в ней обстоятельства, которые могут свидетельствовать о совершении судьей дисциплинарного проступка. В ответе на жалобу должна содержаться полная и объективная оценка всех ее доводов.
В некоторых случаях квалификационные коллегии и лица, уполномоченные на возбуждение дисциплинарного производства, установив в результате проверки совершение судьей дисциплинарного проступка, тем не менее отказывают в удовлетворении жалобы, ссылаясь на то, что в ней не ставится вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности. Данные действия нельзя признать правомерными, поскольку закон не связывает внесение представления с тем, просит ли об этом заявитель жалобы.

2.4. Возврат жалобы без рассмотрения. Иногда квалификационные коллегии возвращают жалобы без проверки, ссылаясь на то, что поводом к рассмотрению на заседании квалификационной коллегии вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности может быть только представление председателя соответствующего или вышестоящего суда либо обращение органа судейского сообщества.
Подобные действия коллегии являются прямым нарушением пункта 2 статьи 22 Закона об органах судейского сообщества и статьи 4 Положения о квалификационных коллегиях, в которых закреплена обязанность коллегии проверить жалобу и при наличии оснований направить результаты проверки соответствующим лицам для внесения представления.
Правильно поступают коллегии, когда возвращают жалобы, которые содержат выражения, оскорбляющие честь и достоинство судьи. Вместе с тем для проверки обоснованности такого возврата целесообразно закрепить в Инструкции по делопроизводству обязанность сохранять копии таких жалоб в архиве коллегии.

2.5. Направление квалификационными коллегиями жалоб с результатами проверки для внесения представления. Согласно статье 4 Положения о квалификационных коллегиях «жалобы и сообщения, содержащие сведения о совершении судьей дисциплинарного проступка, в случае принятия решения об их проверке квалификационной коллегией судей вместе с результатами проверки доводятся до сведения председателя соответствующего или вышестоящего суда и соответствующего совета судей для принятия ими решения о внесении представления или обращения в квалификационную коллегию судей о необходимости прекращения полномочий судьи в связи с совершением им дисциплинарного проступка или об отказе в этом».
Проведенное обобщение выявило недостаточную активность председателей районных судов по возбуждению дисциплинарных дел. Так, согласно статистике, предоставленной квалификационными коллегиями, меньше всего представлений в 2002 — 2003 г.г. вносилось председателями районных судов, значительно больше представлений внесли председатели судов субъектов РФ и советы судей субъектов РФ. Нередко председатели районных судов, проведя проверку жалобы по поручению квалификационной коллегии, сообщают, что доводы жалобы подтвердились и имеются все основания для внесения представления, однако представление не вносят.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что норма, предусматривающая направление материалов проверки председателю соответствующего или вышестоящего суда, не позволяет эффективно решать вопросы, связанные с привлечением судей к дисциплинарной ответственности. Целесообразно направлять материалы проверки председателям соответствующего и вышестоящего судов, а также соответствующему совету судей.
По сложившейся в квалификационных коллегиях практике жалобы, проверенные самими коллегиями, направляются лицам, уполномоченным на внесение представлений, лишь в тех случаях, когда результаты проверки свидетельствуют о совершении судьей дисциплинарного проступка.
В абзаце 2 статьи 4 Положения о квалификационных коллегиях указано, что материалы проверки направляются для принятия решения о внесении представления или обращения о прекращении полномочий судьи или об отказе в этом. Указание в данной норме на конкретную меру дисциплинарной ответственности (прекращение полномочий) вряд ли оправданно. Представление может быть внесено и в том случае, когда судья заслуживает дисциплинарного наказания в виде предупреждения. Кроме того, на основании жалобы председатель суда, не внося представления, может провести организационные мероприятия, направленные на совершенствование работы судьи или суда.
В некоторых случаях, направляя председателю суда материалы проверки, свидетельствующие о совершении судьей дисциплинарного проступка, коллегия фактически предопределяют меру воздействия на судью, в том числе и не связанную с применением дисциплинарной ответственности.
Так, в квалификационную коллегию была подана жалоба на судью городского суда в связи с волокитой при рассмотрении гражданского дела. По результатам проверки председатель коллегии пишет председателю городского суда следующее: «Дело действительно длительное время находилось у судьи. В большей степени это обусловлено ненадлежащей подготовкой гражданского дела к судебному разбирательству… Прошу обсудить данное письмо на оперативном совещании судей и принять меры к исключению из судебной практики необоснованного отложения дел слушанием».

Квалификационная коллегия по результатам проверки должна установить, имеются ли в действиях судьи признаки дисциплинарного проступка. Если такие признаки имеются, коллегия обязана направить материалы лицам, уполномоченным на внесение представления. При этом коллегия не вправе указывать, какие конкретно меры воздействия должны быть приняты по данной жалобе.
Таким образом, целесообразно изложить абзац 2 статьи 4 Положения о квалификационных коллегиях в следующей редакции: «В том случае, если результаты проверки жалобы (сообщения), поступившей в квалификационную коллегию, свидетельствуют о наличии в действиях судьи признаков дисциплинарного проступка, коллегия обязана направить материалы проверки председателям соответствующего и вышестоящего судов, а также соответствующему совету судей. При этом коллегия не вправе указывать, какие конкретно меры воздействия должны быть приняты по данной жалобе».

3. Внесение представлений
3.1. В соответствии с пунктом 1 статьи 22 Закона об органах судейского сообщества правом на возбуждение в квалификационной коллегии производства о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности наделены председатель соответствующего или вышестоящего суда, а также органы судейского сообщества.
Когда с представлением обращается неправомочное лицо, квалификационная коллегия не вправе возбуждать дисциплинарное производство. Данный вопрос освещался в пункте 24 Разъяснений и рекомендаций Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 15 — 18 июля 2002 г. Между тем квалификационные коллегии субъектов РФ не всегда руководствуются данными рекомендациями. Например, 27.12.02 квалификационная коллегия рассмотрела представление прокурора субъекта РФ о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности и приняла решение по существу.

3.2. Во многих случаях в результате проверок жалоб, направленных коллегиями председателям судов, выясняется, что основания для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности имеются, однако представления не вносятся. Учитывая это, председатель одной из квалификационных коллегий предложил законодательно предоставить квалификационным коллегиям право возбуждать дисциплинарное производство, если коллегия при проверке жалобы усмотрела достаточные для этого основания. При проведении обобщения отмечен случай, когда по жалобе на действия судьи было проведено заседание квалификационной коллегии, на котором установлен факт совершения судьей дисциплинарного проступка и принято решение предупредить судью о недопустимости нарушения Кодекса чести судьи.
В связи с этим следует иметь в виду, что законодатель не предоставил квалификационным коллегиям права по своей инициативе возбуждать дисциплинарное производство. Такой подход обусловлен принципом состязательности рассмотрения дисциплинарных дел.

3.3. Представления о привлечении судей к дисциплинарной ответственности могут быть внесены органами судейского сообщества, указанными в статье 3 Закона об органах судейского сообщества (Всероссийский съезд судей, конференции судей субъектов РФ, Совет судей РФ, советы судей субъектов РФ, общие собрания судей судов).
Председатель совета судей вправе вносить представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности только на основании соответствующего решения совета судей.

3.4. Председатель одной из квалификационных коллегий задал вопрос: возможно ли внесение представления о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности на основании данных плановых проверок, обобщений практики или иной информации без письменных жалоб граждан (организаций)?
Действующее законодательство не связывает возможность внесения представления с подачей жалобы (сообщения). Следовательно, источник информации о совершении судьей дисциплинарного проступка не имеет правового значения. Представление может быть внесено, если установлены факты, служащие основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

4. Рассмотрение представлений
4.1. В отдельных случаях представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности вносится для… предотвращения возложения на судью заслуженного дисциплинарного наказания.
Так, председатель вышестоящего суда, усмотрев в действиях судьи признаки дисциплинарного проступка (грубое нарушение законодательства об обеспечительных мерах), предложил председателю соответствующего суда внести представление в квалификационную коллегию.
Председатель соответствующего суда внес представление, в котором указал, в частности, следующее: «При таких обстоятельствах принятые арбитражным судом обеспечительные меры соответствуют характеру заявленных истцами исковых требований, а вопрос оценки соразмерности действующим законодательством… отнесен к компетенции судебных органов. Однако на данный момент принятого по данному вопросу судебного акта не имеется… На основании изложенного прошу рассмотреть вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности судьи…».
Получив представление с такими формулировками, квалификационной коллегии не оставалось ничего иного, как отказать в его удовлетворении.

Нередко в представлении ставится вопрос о наказании в виде предупреждения при наличии фактических оснований для прекращения полномочий судьи. Коллегия, чувствуя себя связанной позицией, сформулированной в представлении, не решается применить более строгую меру ответственности.
В связи с этим целесообразно закрепить в Положении о квалификационных коллегиях судей следующее:
1) квалификационная коллегия при выборе меры дисциплинарного наказания не связана позицией, сформулированной в представлении. В частности, коллегия вправе вынести решение о прекращении полномочий судьи, несмотря на то, что в представлении содержится просьба о предупреждении;
2) при поступлении в квалификационную коллегию судей представления о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности коллегия направляет копии представления председателям вышестоящих судов и председателю соответствующего совета судей (это положение в полной мере соответствовало бы пункту 6 статьи 21 Закона об органах судейского сообщества, предоставляющему указанным лицам право участвовать в заседаниях квалификационных коллегий судей).

4.2. Согласно пункту 1 статьи 22 Закона об органах судейского сообщества представление рассматривается квалификационной коллегией при наличии в материалах сведений, подтверждающих обстоятельства совершения судьей дисциплинарного проступка, и данных, характеризующих судью.
Статистические данные о судебной работе являются сведениями, характеризующими судью. Поэтому квалификационная коллегия при рассмотрении представления не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела статистических документов, характеризующих работу судьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *