Программное обеспечение лицензионный договор

Лицензионный договор на программы

Как составить лицензионный договор на программное обеспечение Пример и комментарии по договору

Пример составления Лицензионного договора на программы для ЭВМ в Магазине готовых решений.

1. Предмет лицензионного договора на ПО

1.1. Лицензиар предоставляет Лицензиату по настоящему Договору право использования программного обеспечения (далее по тексту – «Продуктов»), указанных в Приложениях (Спецификациях) к настоящему Договору, на условиях на условиях простой (неисключительной) лицензии, а Лицензиат обязуется выплачивать Лицензиару предусмотренное настоящим Договором вознаграждение.

Существенные условия лицензионного договора на программное обеспечение, без которых он не считается заключенным, составляют положения о лицензируемом объекте, разрешенных способах его использования и размере либо порядке определения лицензионного вознаграждения. Поэтому при составлении лицензионного договора на программы, прежде всего, необходимо уделять внимание согласованию и включению в него указанных выше обязательных условий.

Иные положения лицензионного договора на программы являются факультативными, т.е. в случае их отсутствия применяются нормы законодательства и обычаи делового оборота, которые восполняют пробелы. Однако это не означает, что они менее значимы для сторон с точки зрения обеспечения надлежащего исполнения обязательств по договору.

Различают лицензионные договоры с условием о предоставлении исключительной лицензии и простой (неисключительной) лицензии.

Под исключительной лицензией подразумевается предоставление Лицензиату права использования программного обеспечения без сохранения за Лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам. При этом если в лицензионном договоре не предусмотрено иное Лицензиар (правообладатель) сохраняет право самостоятельного использования такого программного обеспечения теми же способами, в течение того же срока и на той же территории, что и лицензиат. Следует обращать на это внимание и при необходимости отдельно вводить ограничение права Лицензиара на самостоятельное использование таких программ.

И наоборот неисключительная лицензия подразумевает предоставление Лицензиату права использования программных продуктов с сохранением за Лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам. По умолчанию (то есть если в лицензионном договоре не предусмотрено иное), выданная лицензия считается неисключительной.

1.2. По настоящему Договору Лицензиар разрешает Лицензиату использовать Продукты с даты подписания соответствующего Приложения (Спецификации), в котором они упомянуты, до окончания срока действия настоящего Договора (далее – «Срок»).

По желанию сторон можно определить срок лицензии указанием на определенный период времени (месяц, квартал, год) либо распространить его на весь период действия исключительного права на передаваемое программное обеспечение.

Ссылка на бессрочность предоставляемой лицензии, на наш взгляд, некорректна, т.к. срок действия исключительного права на программы и базы данных всегда ограничен. При этом согласно положениям п.4 ст.1235 ГК РФ, срок лицензионного договора не может превышать срок действия исключительного права.

Если срок лицензионного договора на программы (лицензии) не определен, договор считается заключенным на 5 (пять) лет. Поэтому вы можете столкнуться с ситуацией, когда желали оформить лицензию на весь срок действия исключительного права, а по факту она прекратится через пять лет после заключения договора, поскольку указание на бессрочность, порождает неопределенность срока.

1.3. Лицензиар разрешает Лицензиату использовать Продукты на территории, указанной в относящемся к таким Продуктам Приложении (Спецификации) к Договору (далее – «Территория»).

В случае отсутствия в лицензионного договоре на ПО указания на конкретную территорию, в пределах которой разрешено использование передаваемого программного обеспечения, применяются положения закона о возможности его использования на всей территории России (тем самым из территории исключаются иные страны).

1.4. В пределах Территории и Срока, предусмотренных настоящим Договором, Лицензиар разрешает Лицензиату использовать Продукты следующими способами:

Содержательно лицензионные договоры на программы различаются в зависимости от целей лицензирования. Как правило, выделяют две основные цели:

1) использование в собственной хозяйственной деятельности Лицензиата по функциональному назначению (договор с конечным пользователем), либо

2) распространение программы Лицензиатом в виде самостоятельного продукта либо в составе иного (производного или составного) продукта (договор с дистрибьютором).

В зависимости от этого в лицензионном договоре определяются допустимые способы использования программ и баз данных.

Например, для первого варианта может быть вполне достаточно разрешения на воспроизведение (синонимы: запись, копирование, установка или инсталляция), запуск и функциональное использование.

Тогда как второй вариант требует детальной проработки требований к порядку использования ПО в зависимости от вариантов его дальнейшей дистрибуции. Так для распространения готового программного продукта может дополнительно потребоваться право на распространение, доведение до всеобщего сведения (этот способ касается передачи/загрузки дистрибутивов по сети Интернет).

В случае создания на основе лицензионного программного обеспечения новой версии продукта либо включения в состав программного комплекса необходимо получить право на переработку (модификацию) и т.д.

С общим перечнем способов (прав) использования произведений можно ознакомиться в ст.1270 ГК РФ.

При этом необходимо обратить внимание на жесткое ограничение, согласно которому право использования программного обеспечения, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным Лицензиату (см. п.1 ст.1235 ГК РФ). Таким образом, условие о способах использования программ для ЭВМ и баз данных нельзя формулировать путем указания на «все» права или путем исключения отдельных прав. В таком случае лицензионный договор не будет считаться заключенным.

2. Предоставление прав на использование программ по лицензионному договору

2.1. Лицензиар обязан предоставить Лицензиату экземпляры Продуктов на материальных носителях либо направить их Лицензиату сетевым способом по согласованию сторон не позднее 10 (десяти) дней с момента подписания соответствующего Приложения (Спецификации).

Как правило, право использования программ предоставляется одновременно с передачей их экземпляров. Для упорядочения отношений сторон передачу экземпляров и прав желательно оформить документально в виде двустороннего акта либо почтовой квитанцией /накладной об их отправке Лицензиату. В связи с отсутствием общих устоявшихся правил по данному поводу, процедура приемки-передачи должна быть детализирована в лицензионном договоре.

Особое значение документальное подтверждение передачи экземпляров и предоставления прав на программное обеспечение приобретает по внешнеэкономическим контрактам, где одной из сторон является нерезидент. В такой ситуации возникает необходимость соблюдения валютного законодательства, которое требует предоставления документов о фактическом исполнении договора.

3. Лицензионное вознаграждение за использование программ

3.1. Лицензиат обязуется уплачивать Лицензиару вознаграждение за право использования или/и использование прав на Продукты, предоставленные Лицензиату в соответствии условиями Договора.

3.2. Размер лицензионного вознаграждения или способ его определения, сроки и порядок выплаты согласуется Сторонами в Приложении (Спецификации), касающемся соответствующих Продуктов.

Существует масса вариантов определения вознаграждения по лицензионному договору. Конкретные условия о лицензионном вознаграждении зависят от цели заключения договора.

В случае оформления договора с конечным пользователем лицензионное вознаграждение обычно устанавливается в фиксированной сумме, которые может выплачиваться единовременно или в рассрочку.

По договору с дистрибьютором (реселлером) возможна выплата фиксированной суммы вознаграждения за каждый распространённый экземпляр или доли в доходе от его распространения. Могут устанавливаться различные порядок и сроки выплаты вознаграждения.

В последнем случае для расчета суммы вознаграждения на Лицензиата возлагается обязанность по предоставлению подробных отчетов о порядке использования лицензированных продуктов.

4. Отчетность по лицензионному договору

Важный раздел для лицензионных договоров , направленных на последующее распространение программных продуктов , поскольку размер лицензионного вознаграждения в них, как правило, связан с результатами деятельности Лицензиата.

Здесь необходимо согласовать форму, сроки и порядок предоставления отчетов, оформления актов по окончании отчетных периодов, обязанность по надлежащему ведению учета операций с лицензионными программными продуктами, хранению документации и предоставлению к ней доступа по требованию Лицензиара.

5. Гарантии по лицензионному договору

Типичный раздел для любых видов лицензионных договоров на программное обеспечение. Обычно включает подтверждение наличия прав на программные продукты, легальности их предоставления по договору и принятии Лицензиаром на себя разрешения возможных споров и компенсации ущерба в связи возможным нарушением исключительных прав третьих лиц в связи с использованием продуктов. Данные положения направлены на защиту интересов Лицензиата.

В целях ограничения ответственности Лицензиара здесь же обычно указывается, что программные продукты предоставляются «как есть», т.е. без обязательств о пригодности продуктов для целей Лицензиата или совместного использования с определенным программным обеспечением и аппаратными средствами и т.п.

6. Заключительные условия лицензионного договора

Здесь необходимо предусмотреть положения об ответственности, форс-мажоре, арбитраже, конфиденциальности и прочие общие для разных видов договоров условия.

Лицензионный договор на программное обеспечение (образец)

Лицензия на использование программ для ЭВМ: сущность, виды

В соответствии с п. 1 ст. 1286 ГК РФ лицензионный договор — это соглашение о предоставлении прав на использование произведения (в данном случае компьютерной программы) лицу, не являющемуся его автором или иным правообладателем в силу закона.

Лицензия на ПО в зависимости от объема прав лицензиара может быть 2 видов:

  • простая (неисключительная), предполагающая сохранение за правообладателем права на выдачу аналогичных лицензий другим лицам;
  • исключительная, лишающая лицензиара такого права.

При этом формула «1 договор = 1 вид лицензии» не является обязательной. В силу п. 3 ст. 1236 ГК РФ в рамках 1 соглашения допускается сочетание условий обоих видов в отношении разных способов использования ПО.

Лицензионный договор на программное обеспечение: порядок заключения, условия

Договор требует соблюдения простой письменной формы без дополнительных процедур, как то нотариальное заверение или государственная регистрация. Исключение составляют случаи, когда речь идет о передаче лицензии на программу для ЭВМ, зарегистрированную в Роспатенте. Лицензия на такое ПО также подлежит обязательной регистрации.

Для простых (неисключительных) лицензий допустим упрощенный порядок заключения договора. В качестве такового, в частности, расценивается изложение условий соглашения на самом экземпляре программы, упаковке такого экземпляра либо в электронном виде (абз. 2 п. 5 ст. 1286 ГК РФ).

Позиция судов по этому поводу вполне однозначна: начало использования программы в соответствии с условиями соглашения, изложенными на экземпляре программы или приложенными к нему в форме электронного документа, означает согласие лицензиата на заключение договора (например, постановление 1-го арбитражного апелляционного суда от 03.08.2015 № 01АП-3956/15).

Лицензионный договор на программное обеспечение не будет считаться заключенным в случае отсутствия в нем пунктов, регулирующих:

  • лицензируемый объект (ПО, софт и т. д.);
  • разрешенные способы использования ПО.

Кроме того, для возмездных договоров обязательна регламентация вознаграждения — порядка его определения и выплаты. В случае отсутствия в договоре соответствующих условий он также будет считаться незаключенным (ч. 2 п. 5 ст. 1235 ГК РФ).

Важно! Особое внимание в этой части следует уделять соглашениям, заключаемым в упрощенном порядке. В силу ч. 3 п. 5 ст. 1286 ГК РФ, если в таком договоре нет пункта о гонораре, он априори считается безвозмездным (при условии, что самим договором не предусмотрено иное). Изменить это условие впоследствии невозможно.

Еще 1 важное условие лицензионного договора, в том числе на ПО, — география использования лицензии. Действие соглашения не может распространяться за пределы территории охраны ПО как объекта интеллектуальной собственности.

Иными словами, лицензионный договор подлежит заключению в целях использования лицензии на территории РФ. Изменение географии допускается только в сторону сужения, например путем выбора 1 или нескольких регионов страны. Что касается правовой охраны российского ПО за рубежом, то она осуществляется в соответствии с международными договорами РФ в области защиты объектов авторского права.

Если соглашение не содержит пункт, регулирующий территорию использования лицензии на ПО, таковой автоматически признается вся Российская Федерация (п. 3 ст. 1235 ГК РФ).

Лицензия на программное обеспечение: срок действия

По общему правилу, изложенному в п. 4 ст. 1235 ГК РФ, срок действия лицензии ограничен сроком действия права на программное обеспечение. Таким образом, предоставление бессрочной лицензии хоть и не влечет недействительность договора, но является некорректным.

Если же пункт, регулирующий срок предоставления права на использование ПО, в договоре отсутствует, контракт считается заключенным на 5 лет (ч. 2 п. 4 ст. 1235 ГК РФ) при условии, что исключительное право лицензиара на программу не прекратится раньше, поскольку в такой ситуации одновременно прекращается и действие договора.

Составление лицензионного договора на ПО в силу его специфики требует не только точного следования нормам ГК, но и наличия определенных практических навыков. Иначе велика вероятность упустить множество нюансов, значимость которых может проявиться уже в период действия лицензии. Во избежание подобных последствий рекомендуется использовать уже готовую форму договора.

Скачать образец лицензионного договора на ПО можно по ссылке: Образец лицензионного договора на ПО.

Лицензионный договор на право использования программы для ЭВМ «Контур.Бухгалтерия»

Внимание! Используя настоящий веб-сервис «Контур.Бухгалтерия», тем самым вы подтверждаете свое согласие соблюдать условия нижеследующего Лицензионного договора. Если вы несогласны, то откажитесь от доступа и прекратите регистрацию. Вы также можете загрузить версию договора для печати.

ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР № 795/14

на право использования программы для ЭВМ «Контур.Бухгалтерия»

Ознакомьтесь так же:  Ходатайство о перерыве в судебном заседании в арбитражный суд

г. Екатеринбург 01 июня 2014 г.

Настоящий Лицензионный договор является офертой АО «ПФ «СКБ Контур» (ИНН 6663003127, КПП 660850001, Екатеринбург, пр. Космонавтов, 56), именуемого в дальнейшем Лицензиар, Пользователю, именуемому в дальнейшем Лицензиат или Оператор персональных данных. Настоящий Лицензионный договор признается заключенным с момента его акцепта Лицензиатом. Под акцептом в целях настоящего договора понимается факт оплаты вознаграждения по настоящему Лицензионному договору, факт регистрации Пользователя на сервере Лицензиара либо факт начала использования Контур.Бухгалтерии Пользователем.

1. Термины и определения

1.1. Контур.Бухгалтерия − результат интеллектуальной деятельности − программа для ЭВМ «Контур.Бухгалтерия» − система автоматизации кадрового и бухгалтерского учета, в том числе расчета заработной платы, подготовки, хранения и передачи кадровой, бухгалтерской и налоговой отчетности для юридических и физических лиц.

1.2. Прайс-лист — документ, отражающий ценовую политику Лицензиара и содержащий сведения о функциональных возможностях Контур.Бухгалтерии. Действующая редакция документа публикуется на сайте http://www.b-kontur.ru.

1.3. Субъект персональных данных — физическое лицо, персональные данные которого Лицензиат обрабатывает с использованием Контур.Бухгалтерии.

1.4. Запрос — требования субъекта персональных данных, касающиеся обработки персональных данных.

1.5. Квалифицированный сертификат (далее — Сертификат) − электронный документ или документ на бумажном носителе, выданный аккредитованным удостоверяющим центром и подтверждающий принадлежность ключа проверки электронной подписи владельцу сертификата ключа проверки электронной подписи, и позволяющий идентифицировать Владельца ключа.

1.6. Регламент оказания услуг Удостоверяющего центра (далее — Регламент УЦ) − документ, устанавливающий общий порядок и условия предоставления Удостоверяющим центром услуг по созданию и выдаче Сертификатов. Действующая редакция Регламента УЦ публикуется на сайте https://ca.kontur.ru/. Акцепт настоящего Договора означает присоединения Лицензиата к Регламенту УЦ в порядке, установленном статьей 428 Гражданского кодекса Российской Федерации.

1.7. Правила по обеспечению информационной безопасности на рабочем месте − документ, составленный Лицензиаром на основании положений действующего законодательства Российской Федерации в области применения и использования электронной подписи, обязательный для ознакомления всеми владельцами ключей Лицензиата. Актуальная редакция правил публикуется на сайте https://ca.kontur.ru/.

1.8. Конечный пользователь — физическое лицо, уполномоченное Лицензиатом на использование Контур.Бухгалтерии.

1.9. Код подтверждения − ключ простой электронной подписи, отправляемый Лицензиаром Лицензиату на указанный Конечным пользователем номер подвижной (мобильной) связи, для подтверждения факта создания Лицензиатом электронной подписи в электронных документах, обязательных при выдаче Сертификата (расписке в получении Сертификата, ознакомлении с руководством по обеспечению безопасности использования электронной подписи и средств электронной подписи и иных документах).

Введение Конечным пользователем такого кода подтверждения при выдаче Сертификата позволяет Лицензиару определить лицо, поставившее простую электронную подпись.

Доступ к коду подтверждения ограничивается Лицензиаром.

Электронные документы с такими простыми электронными подписями приравниваются Сторонами к документам на бумажном носителе, подписанными собственноручно.

1.10. Идентификация − процедура установления правомерности обращения Конечного пользователя к серверу Лицензиара. Осуществляется на основании Сертификата или логина и пароля и/или иного кода доступа. Порядок идентификации определяется выбранным Лицензиатом тарифным планом.

1.11. СКЗИ — средство криптографической защиты информации (средство электронной подписи) СКЗИ «КриптоПро CSP», дополнительное программное обеспечение для самостоятельного осуществления Лицензиатом функций шифрования и подписания электронных документов электронной подписью, сертифицированное в установленном законом порядке.

1.11.1. Документация − печатные материалы и носители, содержащие документы в электронном виде. Документация является неотъемлемой частью СКЗИ.

1.11.2. Бланк лицензии — документ с указанием серийного номера (лицензионного ключа), предоставляющий право использования СКЗИ на одном рабочем месте с указанием срока действия лицензии.

1.11.3. Лицензия в составе сертификата ключа — программные алгоритмы, встроенные в Сертификат, позволяющие активировать СКЗИ, установленное на рабочем месте (или сервере). Не сопровождается бланком лицензии.

2. Предмет Лицензионного договора

2.1. Предметом настоящего Лицензионного договора является передача Лицензиаром неисключительных прав использования результата интеллектуальной деятельности — программы для ЭВМ «Контур.Бухгалтерия» Лицензиату на условиях простой (неисключительной) лицензии путем открытия доступа к серверу Лицензиара.

2.2. Если Лицензиату требуется СКЗИ и Сертификат, то Лицензиар обязуется передать простые (неисключительные) лицензии на право использования СКЗИ и оказать услуги Удостоверяющего центра.

2.3. Заключение настоящего Лицензионного договора рассматривается Сторонами как поручение Оператора обработки персональных данных другому лицу, предусмотренное частью 3 статьи 6 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». При этом Лицензиат поручает Лицензиару осуществление следующих действий (операций) с персональными данными, совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств: сбор через заполнение Лицензиатом веб-форм Контур.Бухгалтерии, запись, систематизацию, накопление, хранение на сервере Лицензиара, уточнение (обновление, изменение) после внесения изменений Лицензиатом, извлечение, использование, передачу (предоставление, доступ) по телекоммуникационным каналам связи в контролирующие органы по сдаче отчетности, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных — исключительно с целью выполнения обязательств, предусмотренных настоящим Лицензионным договором. Содержание и перечень обрабатываемых персональных данных определяется исходя из требований действующего законодательства Российской Федерации в области деятельности, автоматизируемой с помощью Контур.Бухгалтерии.

3. Исключительные права

3.1. Контур.Бухгалтерия является результатом интеллектуальной деятельности Лицензиара и защищается законодательством Российской Федерации об авторском праве.

3.2. В Контур.Бухгалтерии не используются никакие элементы в нарушение прав третьих лиц.

3.3. Право использования Контур.Бухгалтерии предоставляется только Лицензиату (и никаким иным третьим лицам) исключительно в объеме, оговоренном настоящим Лицензионным договором, если нет письменного согласия Правообладателя на иное.

3.4. Лицензиар информирует Лицензиата о том, что государственная регистрация прав на Контур.Бухгалтерию осуществлена 26.03.2013, номер свидетельства 2013613135, место публикации свидетельства https://kontur.ru/about/licences.

3.5. Исключительные права на СКЗИ «КриптоПро CSP» принадлежат правообладателю ООО «Крипто-Про», передача прав конечным пользователям осуществляется на основании лицензионного договора, заключенного правообладателем с Лицензиаром.

4. Порядок предоставления доступа

4.1. В зависимости от порядка Идентификации доступ к Контур.Бухгалтерии может быть предоставлен следующим образом:

4.1.1. В момент создания учетной записи при регистрации Лицензиата Лицензиар выдает Лицензиату логин и пароль для доступа к Контур.Бухгалтерии.

4.1.2. В течение 5 (пяти) рабочих дней с момента поступления на расчетный счет Лицензиара полной оплаты стоимости по настоящему Лицензионному договору и представления Лицензиатом всех документов, необходимых для выпуска Сертификата, установленных Регламентом УЦ, Лицензиар создаёт и выдаёт Лицензиату Сертификат.

4.1.3. Лицензиат подтверждает свое ознакомление с данными, внесенными в Сертификат, путем создания простой электронной подписи с помощью кода подтверждения (п. 1.9 настоящего Лицензионного договора) на электронном документе, обязательном при выдаче Сертификата.

5. Условия использования (объем предоставляемых прав)

5.1. Лицензиат может использовать Контур.Бухгалтерию следующими способами:

5.1.1. круглосуточно получать доступ к серверу, за исключением времени проведения профилактических работ, и воспроизводить графическую часть (рабочий интерфейс) на экране персонального компьютера;

5.1.2. использовать все функциональные возможности Контур.Бухгалтерии, описанные тарифным планом в прайс-листе Лицензиара;

5.1.3. размножать документацию для личного пользования.

5.2. Условия использования СКЗИ:

5.2.1. Лицензиар имеет право использовать СКЗИ на одном рабочем месте (или сервере) в соответствии с объемом и типом приобретенных Лицензий, назначением и правилами пользования, изложенными в эксплуатационной документации, следующими способами: хранить и устанавливать СКЗИ в память ЭВМ, воспроизводить СКЗИ путем его записи в память ЭВМ.

5.2.2. Лицензиар обязуется не распространять СКЗИ третьим лицам путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы или иными другими способами отчуждения.

5.2.3. Лицензиар не имеет права осуществлять следующую деятельность:

  • допускать использование СКЗИ лицами, не имеющими прав на такое использование;
  • деассемблировать (анализировать и исследовать объектный код), декомпилировать (преобразовывать объектный код в исходный текст), адаптировать и модифицировать СКЗИ;
  • вносить какие-либо изменения в объектный код программ за исключением тех, которые вносятся средствами, включенными в комплект СКЗИ, и описанными в документации;
  • совершать относительно СКЗИ другие действия, нарушающие российские и международные нормы по авторскому праву и использованию программных средств.

5.2.4. Правообладатель гарантирует работоспособность СКЗИ при условии его эксплуатации на оборудовании, соответствующем техническим требованиям, изложенным в эксплуатационной документации, и отсутствия несанкционированного вмешательства в работу СКЗИ на низком уровне.

5.2.5. Гарантийный срок эксплуатации СКЗИ устанавливается 12 (двенадцать) месяцев с момента заключения настоящего Лицензионного договора.

6. Права и обязанности Сторон

6.1. Обязанности Лицензиара:

6.1.1. обеспечение выполнения Контур.Бухгалтерией заявленных функций;

6.1.2. своевременное обновление программного обеспечения на сервере;

6.1.3. обеспечение круглосуточной доступности сервера за исключением времени проведения профилактических работ;

6.1.4. хранение данных Лицензиата до момента получения уведомления Лицензиата о необходимости их уничтожения на сервере;

6.1.5. обеспечение конфиденциальности данных, размещенных Лицензиатом в Контур.Бухгалтерии, на весь период их нахождения на сервере Лицензиара.

6.2. Права Лицензиара:

6.2.1. модификация или выпуск новой версии Контур.Бухгалтерии в любое время и по любой причине, в том числе в целях удовлетворения потребностей Лицензиата или требований конкурентоспособности, в целях соблюдения действующего законодательства Российской Федерации. Лицензиар оставляет за собой право добавлять новые свойства и функциональные возможности Контур.Бухгалтерии или удалять из Контур.Бухгалтерии уже существующие свойства и функциональные возможности;

6.2.2. блокирование доступа к Контур.Бухгалтерии при нарушении Лицензиатом условий настоящего Лицензионного договора.

6.3. Обязанности Лицензиата:

6.3.1. отказ от попыток копировать, модифицировать, декомпилировать, деассемблировать Контур.Бухгалтерию;

6.3.2. отказ от попыток доступа к информации третьих лиц, хранящейся в Контур.Бухгалтерии;

6.3.3. своевременное направление уведомлений Лицензиару о необходимости уничтожения данных на сервере;

6.3.4 передача контролирующим органам оформленной в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации доверенности, подтверждающей право уполномоченного представителя на передачу отчетности, а также совершение иных действий, необходимых для организации электронного документооборота с контролирующими органами;

6.3.5. соблюдение Правил информационной безопасности на рабочем месте.

6.3.6. представление Лицензиару всех сведений и документов, необходимых для выполнения Лицензиаром своих обязательств по настоящему Лицензионному договору;

6.3.7. соблюдение требований по защите информации на рабочем месте в соответствии с приказом ФСБ России от 09.02.2005 № 66 «Об утверждении Положения о разработке, производстве, реализации и эксплуатации шифровальных (криптографических) средств защиты информации» (Положение ПКЗ-2005) и Правил информационной безопасности на рабочем месте.

6.4. Права Лицензиата:

6.4.1. получение круглосуточного доступа к серверу за исключением времени проведения профилактических работ;

6.4.2. внесение предложений по изменению функциональных возможностей Контур.Бухгалтерии;

6.4.3. выбор тарифного плана.

7. Обязательства Сторон в области обработки персональных данных

7.1. Лицензиат гарантирует:

7.1.1. что при обработке персональных данных им соблюдены все права субъектов персональных данных, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации в области защиты персональных данных;

7.1.2. что им получено согласие субъектов персональных данных на обработку принадлежащих им персональных данных с использованием Контур.Бухгалтерии;

7.1.3. что при размещении персональных данных им соблюдены все принципы и условия обработки персональных данных и ограничения, предусмотренные действующим законодательством Российской Федерации;

7.1.4. что в случае прекращения действия настоящего Лицензионного договора им в течение 10 (десяти) рабочих дней будут уничтожены персональные данные, размещенные в Контур.Бухгалтерии, самостоятельно, либо направлено своевременное уведомление Лицензиару о необходимости такого удаления.

7.2. В целях соблюдения прав субъекта персональных данных, предусмотренных Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», и невозможности Лицензиаром самостоятельно производить какие-либо действия, касающиеся обработки персональных данных, Стороны договорились установить следующий порядок взаимодействия при получении Лицензиатом Запроса:

7.2.1. При получении Лицензиатом (Оператором обработки персональных данных) Запроса, содержащего отзыв субъекта персональных данных согласия на обработку персональных данных, то в течение семи рабочих дней с момента его получения Лицензиат обязуется уведомить Лицензиара о необходимости удаления отозванных данных либо представить субъекту персональных данных мотивированный отказ от выполнения Запроса.

7.2.2. По требованию Лицензиара Лицензиат обязан предоставить доказательства соблюдения прав субъекта персональных данных, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации, а также документы, подтверждающие надлежащее исполнение Лицензиатом иных обязательств, предусмотренных действующим законодательством в области обработки персональных данных.

7.2.3. В случае проведения проверки деятельности Лицензиара и/или выявления нарушений обработки персональных данных уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных Лицензиар адресует требование уполномоченного органа, которое не может быть выполнено Лицензиаром в силу объективных причин, Лицензиату. Указанное требование подлежит немедленному исполнению.

7.2.4. С момента передачи Лицензиаром требований уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных Лицензиат становится ответственным за неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных требований в соответствующей части и обязуется возместить Лицензиару причиненные таким неисполнением убытки в течение 20 календарных дней с момента получения требования Лицензиара в письменной форме.

7.3. Лицензиар гарантирует:

7.3.1. что им направлено в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных уведомление о намерении осуществлять обработку персональных данных в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации;

7.3.2. что им приняты необходимые организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных, в частности:

  • определение угроз безопасности персональных данных при их обработке;
  • установление правил доступа к обрабатываемым персональным данным;
  • обнаружение фактов несанкционированного доступа к персональным данным и принятие мер по их пресечению;
  • проведение оценки эффективности принимаемых мер по обеспечению безопасности персональных данных и контроля за принимаемыми мерами.
Ознакомьтесь так же:  Что является объектом трудовых отношений

7.3.3. что при передаче в контролирующие органы отчетности, содержащей персональные данные, по телекоммуникационным каналам связи им применяются прошедшие в установленном порядке процедуру оценки соответствия средства криптографической защиты информации.

8. Территория действия

8.1. Настоящий Лицензионный договор действует на всей территории Российской Федерации.

9. Срок действия. Внесение изменений в условия Лицензионного договора

9.1. Настоящий Лицензионный договор вступает в силу с момента принятия условий настоящего Лицензионного договора и действует в течение срока, установленного тарифным планом, и автоматически пролонгируется на новый срок на условиях выбранного Лицензиатом тарифного плана.

9.2. Дата, указанная в преамбуле Лицензионного договора, является датой публикации Лицензионного договора и не является датой его заключения с конкретным Лицензиатом.

9.3. Передача срочных лицензий на СКЗИ осуществляется на срок, указанный в бланке лицензии, передача бессрочных лицензий на СКЗИ осуществляется на весь период действия исключительного права правообладателя.

9.4. Передача лицензии на СКЗИ в составе Сертификата осуществляется на срок, указанный в таком Сертификате. В случае досрочного прекращения срока действия Сертификата по любой причине — досрочно прекращается срок действия лицензии.

9.5 После окончания срока действия Сертификата при условии сохранения Ключа подписи лицензия в составе Сертификата позволяет производить операции расшифрования и проверки Электронной подписи.

9.6. Лицензиар имеет право на одностороннее внесение изменений в условия настоящего Лицензионного договора путем публикации сайте http://www.b-kontur.ru.

9.7. Лицензиар имеет право в одностороннем порядке вносить изменения и/или дополнения в Регламент УЦ и Правила по обеспечению информационной безопасности на рабочем месте путем публикации на сайте https://ca.kontur.ru/.

9.8. В случае нарушения Лицензиатом условий настоящего Лицензионного договора Лицензиар вправе досрочно расторгнуть договор и незамедлительно блокировать доступ к серверу без предварительного уведомления Лицензиата.

9.9. Любая из Сторон вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения настоящего Лицензионного договора, уведомив другую Сторону путем направления за 30 (тридцать) дней сообщения средствами электронной связи или с квалифицированной электронной подписью в системе электронного документооборота «Диадок», принадлежащей Лицензиару.

Электронный адрес Лицензиата указывается при регистрации.

Электронный адрес Лицензиара — [email protected]

10. Вознаграждение

10.1. Лицензиат оплачивает Лицензиару лицензионное вознаграждение за право использования Контур.Бухгалтерии в соответствии с выбранным тарифным планом в размере, установленном в выставленном счете.

10.2. Лицензиат оплачивает выставленный Лицензиаром счет путем перечисления 100% суммы, указанной в счете.

10.3. В случае если в течение 5 (пяти) дней с момента получения доступа к Контур.Бухгалтерии Лицензиар не получил претензий Лицензиата, связанных с объемом предоставленных прав, то считается что неисключительное право использования Контур.Бухгалтерии предоставлены Лицензиату в полном объеме надлежащим образом.

11. Ответственность

11.1. Стороны настоящего Лицензионного договора будут нести ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

11.2. Лицензиар не будет нести ответственность за прямые или косвенные убытки, включая упущенную выгоду, возникшие в результате применения Контур.Бухгалтерии.

11.3. Лицензиар не будет нести ответственность за невозможность использования Контур.Бухгалтерии по причинам, не зависящим от Лицензиара.

11.4. Лицензиар не будет нести ответственность за неполное и/или несвоевременное представление Лицензиатом отчетности, а также совершение/не совершение иных действий, необходимых для организации электронного документооборота по телекоммуникационным каналам связи с контролирующими органами.

11.5. Лицензиар не будет нести ответственность за обеспечение достоверности, полноты, точности и актуальности персональных данных, размещенных Лицензиатом. Все полученные от Лицензиата персональные данные обрабатываются в том виде, как они были получены.

11.6. Лицензиар не будет нести ответственность за несоблюдение Лицензиатом организационных и иных мер, приведшее к неправомерному или случайному доступу к персональным данным лиц, не уполномоченных Лицензиатом на обработку персональных данных, а также повлекшее их уничтожение, изменение, блокирование, копирование или распространение, а также иные неправомерные действия со стороны работников Лицензиата и/или третьих лиц.

11.7. В случае неисполнения Лицензиатом обязанности уничтожить персональные данные, размещенные в Контур.Бухгалтерии, в течение 10 рабочих дней с момента прекращения действия настоящего Лицензионного договора, Лицензиар вправе уничтожить персональные данные.

11.8. Лицензиар не будет нести ответственность за несоблюдение Лицензиатом технических требований к рабочему месту, пользовательской документации, отсутствие у Лицензиата подключения к Интернету, за функционирование Контур.Бухгалтерии и СКЗИ на неисправном компьютере, либо компьютере, зараженном каким-либо компьютерным вирусом, использование несертифицированного СКЗИ, а также при использовании Лицензиатом нелицензионного программного обеспечения.

11.9. Лицензиар не будет нести ответственность за ущерб, понесенный Лицензиатом в результате использования Сертификата, если Лицензиар выполнил все требования Федерального закона «Об электронной подписи» и Регламента УЦ.

12. Прочие условия

12.1. Принимая условия настоящего Лицензионного договора, Лицензиат дает согласие на получение дополнительной информации и информационных рассылок по указанному при регистрации адресу и телефону.

12.2. Принимая условия настоящего Лицензионного договора, Лицензиат подтверждает наличие у него законных оснований для обработки с использованием Контур.Бухгалтерии принадлежащей ему информации, в том числе персональных данных.

Разработчики программного обеспечения попали под «необоснованное обогащение»

Должен ли разработчик программного обеспечения передавать заказчику не только права на использование программ, но и сами дистрибутивы? Что является «стандартным программным решением», а что принципиально новым ПО? Может ли «расщепление» договора заказа защитить от возврата средств при его ненадлежащем исполнении? Ответ на эти вопросы искал АСГМ, на втором круге рассматривая иск «Евросети» к «Винкор Никсдорф».

ООО «Евросеть-Ритейл» решило заказать программное обеспечение для 8000 салонов по всей России у ООО «Винкор Никсдорф», и 8 августа 2011 года стороны заключили два взаимосвязанных договора: сублицензионный договор о предоставлении права использования программного продукта (простая (неисключительная) лицензия и договор на настройку и внедрение программного обеспечения. Согласно их условиям, разработчик должен был передать заказчику права использования копий программ для ЭВМ по электронным каналам связи и установить их на оборудование «Евросети». Компания в ответ обязалась выплатить вознаграждение за переданный комплекс программ, принять и оплатить работы по его внедрению и настройке. Перечень ПО из 11 пунктов, его стоимость и сроки оплаты определялись в приложении № 1 к сублицензионному договору. Сумма вознаграждения составила €3,75 млн. «Винкор Никсдорф» свои обязательства по передаче ПО выполнило, что подтверждается подписанным актом передачи и приемки прав использования программ для ЭВМ от 8 сентября 2011 года, «Евросеть» же должна была перечислить деньги до 24 августа 2012 года. Однако к указанной дате разработчик получил лишь €2,017 млн (54 % вознаграждения, около 81,28 млн руб. по тогдашнему курсу).

Однако в ходе совместной работы у сторон возник конфликт. П ретензии заключались в том, что в сентябре 2011 года «Винкор Никсдорф» передало «Евросети» права на стандартный программный продукт, но сами экземпляры (копии) ПО, то есть дистрибутивы, переданы не были. Кроме того, заказчиков не устраивали скорость и качество работы. В декабре 2011-го был подготовлен первый прототип программного обеспечения на базе решения для магазина и окончены этапы функционального анализа и технического проектирования, а в марте – июне 2012 года запущен пилотный объект с решением, обучены сотрудники «Евросети». 8 июня 2012 года заказчик направил разработчику письмо, в котором говорилось, что, если работы не будут сданы до 1 октября 2012 года, ООО «Евросеть-Ритейл» потеряет интерес к результату выполнения работ, будет вынуждено вернуть лицензию (права использования по лицензионному договору) и расторгнуть договор. 12 марта 2013 года «Евросеть» направила разработчику письмо, в котором сообщила о расторжении сублицензионного договора в одностороннем порядке в течение 30 рабочих дней с даты получения уведомления, а 17 июня предложила расторгнуть договор на настройку ПО, с чем тот не согласился и обратился в суд (дело № А40-45539/2013).

21 февраля 2014 года АСГМ рассмотрел исковое заявление ООО «Винкор Никсдорф», которое требовало взыскать с ООО «Евросеть-Ритейл» задолженность по договору о предоставлении права использования программного продукта в размере €1,906 млн (из которых €1,733 млн – основной долг, а еще €173254 – пени в рублях по курсу ЦБ РФ на дату исполнения судебного акта), а также встречный иск «Евросети» о взыскании суммы неосновательного обогащения в размере 81,3 млн руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 5,5 млн руб. (ст. 395 ГК РФ).

Нет доказательств – нет оплаты

В тот день не повезло ни одной из сторон – решением судьи Максима Ведерникова в удовлетворении обоих исков было отказано. В п. 3.1. сублицензионного договора говорилось, что сублицензиат вправе расторгнуть его в одностороннем внесудебном порядке по собственному усмотрению, письменно известив об этом сублицензиара за 30 рабочих дней до даты расторжения договора, чем «Евросеть» и воспользовалась. «Каких-либо условий об обязанности произвести оплату по договору о предоставлении права использования программного продукта (простая (неисключительная) лицензия) от 8 августа 2011 года, в случае его расторжения по основаниям, установленным в п. 3.1., спорный договор не содержит», – указал суд.

Согласился суд и с тем, что без передачи дистрибутивов сублицензионный договор нельзя считать исполненным. Допрошенный на заседании сотрудник ООО «Евросеть-Ритейл», подпись которого стоит в акте, пояснил, что не проверял, состоялась ли фактическая передача и установка программ, а документ подписал по распоряжению руководства. «Суд пришел к выводу, что надлежащих доказательств, свидетельствующих об исполнении обязательств по передаче программного обеспечения в соответствии с условиями п. 7.2 договора в полном объеме в материалы дела не представлено, что, в свою очередь, явилось причиной неисполнения обязательств по договору на настройку и внедрение программного обеспечения в полном объеме и основанием для расторжения сублицензионного договора, в порядке предусмотренном п. 3.1 указанного договора», – сказано в решении.

Отказывая в удовлетворении иска «Евросети», суд сослался на ст. 453 ГК РФ, где говорится, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. А также отметил, что полученную «Винкор Никсдорф» сумму нельзя посчитать неосновательным обогащением, что доказывают доводы, приведенные в исковом заявлении заказчика. В частности, там сказано, что разработчику, пусть и с серьезным нарушением сроков, удалось завершить лишь первый ознакомительный этап договора на внедрение – функциональный дизайн. После оплаты этого этапа «Винкор Никсдорф» без объяснения причин не приступил к выполнению следующих этапов. «Таким образом, суд усматривает, что частичная передача спорного ПО подтверждается доводами самого истца по встречному иску. Поскольку денежные средства были уплачены в качестве исполнения встречных обязательств по договору (обязательств по оплате), спорная сумма не может быть признана судом неосновательным обогащением, применительно к положениям ст. 1102 ГК РФ», – сказано в решении. Кроме того, суд посчитал, что не полученная заказчиком возможность использования ПО является следствием неполного исполнения обязательств по договору внедрения, а не по лицензионному договору. И взыскание упущенной выгоды по нему должно стать предметом отдельного судебного разбирательства. «Указанная позиция суда подтверждается материалами дела. Так, ООО «Евросеть-Ритейл» было подано встречное исковое заявление о взыскании суммы убытков по договору на внедрение ПО, которое определением от 12 августа 2013 года было судом возвращено заявителю ввиду отсутствия оснований для его принятия в качестве встречного искового заявления, предусмотренных ст. 132 АПК РФ. Названное определение было сторонами обжаловано в апелляционном и кассационном порядке. Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 19 декабря 2013 года определение суда оставлено в силе», – указал АСГМ.

Неосновательное обогащение: было или не было?

23 мая 2014 года тройка судей 9-го ААС под председательством Ольги Чепик рассмотрела апелляционные жалобы «Евросети» и «Винкор Никсдорф». Коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что предметом договора является не только предоставление права использования ПО, но и его непосредственная передача заказчику. «Спорный договор не может быть признан надлежаще исполненным в отсутствие доказательств передачи программного обеспечения в полном объеме», – сказано в постановлении, при этом акт приема-передачи доказательством надлежащего исполнения договора суд не посчитал, поскольку в нем о передаче дистрибутивов не сказано ни слова. Так как разработчик не исполнил условия договора, оснований для удовлетворения его иска нет, постановила апелляция.

А вот встречный иск «Евросети», наоборот, был удовлетворен. Суд счел, что в рамках данного дела допустимо применение ст. 1102 ГК РФ, в соответствии с которой, разработчик обязан возвратить заказчику неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, а также проценты за пользование им. А также указал, что спор рассматривался именно в рамках сублицензионного договора и средства, которые «Евросеть» требует вернуть, выплачивались по нему, а не по договору внедрения. Так как сумму в 81,3 млн руб. «Винкор Никсдорф» не оспаривало и доказательств ее возврата не предоставило, суд постановил, что разработчик должен вернуть полученные средства и 5,5 млн руб. процентов.

Разработчик с вынесенным постановлением не согласился и обжаловал акты судов первой и второй инстанций в Суд по интеллектуальным правам. 15 октября 2014 года СИП их отменил и направил дело на новое рассмотрение в АСГМ, указав на необходимость установить и исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, дать надлежащую оценку доказательствам, представленным в подтверждение надлежащего исполнения обязательств сторонами сублицензионного договора в их совокупности и взаимосвязи, а также исследовать наличие условий для возникновения обязательств из неосновательного обогащения, в соответствии с требованиями закона, проверить расчет суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ознакомьтесь так же:  Страховка осаго на машину в 2018 году в саратове

Новое ПО или «стандартный продукт»?

В ходе повторного рассмотрения дела в Арбитражном суде города Москвы «Евросеть» уточнила исковые требования, пересчитав проценты за пользование чужими денежными средствами. Эта сумма была увеличена до 7,7 млн руб.

И снова суд пришел к выводу, что оснований для удовлетворения первоначального иска «Винкор Никсдорф» не имеется, с указанием на прекращение обязательств сторон после расторжения договора и на то, что без передачи дистрибутивов он не может считаться исполненным. Однако, исполняя указания суда кассационной инстанции, судья Ведерников допросил дополнительно вызванных свидетелей по делу с обеих сторон. Выяснилось, что у заказчика и исполнителя разные точки зрения относительно того, какой продукт «Евросеть» должна была получить на выходе. Так, Л. Орлов, старший разработчик «Винкор Никсдорф», пояснил, что по сублицензионному договору заказчику предоставлялся некий «стандартный программный продукт», который фактически мог бы быть использован ответчиком в соответствующей хозяйственной деятельности. Однако А. Талалыкин, директор Департамента информационных технологий ООО «Евросеть-Ритейл», и его подчиненный М. Глаголев, который руководил внедрением проекта, пояснили, что использование «стандартного программного продукта» учитывая специфику деятельности «Евросети», невозможно и не являлось целью заключения договоров. «При такой постановке вопроса спорные договоры вообще не были бы заключены, поскольку фактической целью их подписания являлось получение конечного готового к использованию программного продукта с требуемым функционалом и наполнением», – цитирует АСГМ показания свидетелей в решении, датированном 11 ноября 2015 года. Представители разработчика настаивали на том, что все же адаптировали для нужд «Евросети» некое «базовое» ПО путем «наращивания функциональности».

Суд с этим не согласился, указав в решении, что целью заключенных договоров было получение «Евросетью» права использования нового программного продукта. Сублицензионный договор и договор на настройку фактически регулируют единые правоотношения по созданию нового программного продукта и передаче прав на него, не разделяя процесс исполнения по ним. Например, в переписке, предшествующей заключению договоров, представители сторон рассматривают цену за работы и лицензии как цену по единому контракту. О взаимосвязи документов в суде кассационной инстанции говорили и представители «Винкор Никсдорф», утверждавшие, что исполнение договора на настройку является доказательством исполнения сублицензионного договора. Суд признал, что договоры в совокупности отражают суть договора заказа, а именно такая форма их заключения заказчику навязана разработчиком как некая стандартная схема. Кроме того, согласно п. 31 постановления Пленума ВС РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», переработка произведения предполагает создание нового (производного) произведения на основе уже существующего. Модификация ПО путем внесения в него новых модулей является частным случаем переработки, посчитал суд. Кроме того, «Евросеть» неоднократно заявляла, что собиралась приобрести лицензию на продукт на 8000 салонов связи и «не имело смысла приобретать 8000 лицензий на стандартное решение программного продукта, поскольку стандартное решение не могло использоваться для целей ООО «Евросеть-Ритейл». Еще одно доказательство – переписка разработчика и заказчика, в которой они не могли прийти к единому мнению о составе ПО и включении в него тех или иных модулей, что тоже не говорит о продукте как о «стандартном».

Для того чтобы окончательно определить, какой же продукт исполнитель собирался передать заказчику, суд неоднократно предлагал сторонам провести экспертизу спорного ПО. «Евросеть», которая заявляла соответствующее ходатайство, представила копии переданных программ, но «Винкор Никсдорф» этого не сделал, посчитав, что в проведении экспертизы нет необходимости. А это «в соответствии с указаниями Суда по интеллектуальным правам, по мнению суда, является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных в рамках первоначального иска требований», говорится в решении АСГМ.

Нужны ли дистрибутивы?

Еще одним важным вопросом было: а передавался ли «Евросети» по факту хоть какой-то программный продукт (базовый или модифицированный) и необходимо ли было отдавать дистрибутивы, ведь предметом сублицензионного договора являются действия лицензиара по передаче «права использования результата интеллектуальной деятельности в пределах прав и способов использования, предусмотренных договором». Пункт 1.1 заключенного сублицензионного договора предусматривает, что сублицензиар за вознаграждение предоставляет сублицензиату право использования копий программ для ЭВМ, перечисленных в спецификации, и передает ему программный продукт по электронным каналам связи, далее – дистрибутив. То есть «обязанность передать программный продукт у сублицензиата существует; указанная обязанность должна была быть исполнена одновременно с передачей прав на программный продукт», сказано в решении суда.

«Винкор Никсдорф» указывало, что доказательством исполнения обязательств по договору является акт приема-передачи, но суд, изучив документ, пришел к выводу, что это не так. «В каждой из 14 позиций акта указаны слова «право на…» и название программы, право на которую передается по акту. Пункт 7.3 сублицензионного договора действительно предусматривает, что акт приема-передачи прав использования программного продукта подписывается одновременно с получением ООО «Евросеть-Ритейл» программного продукта. Тем не менее предполагаемость передачи программного продукта не освобождает ООО «Винкор Никсдорф» от самой передачи программного продукта», – указано в решении. Между тем в ходе судебного разбирательства по делу представители заказчика не раз говорили о том, что передача программного продукта не состоялась ни в момент подписания акта, ни когда-либо еще. Стороны подписали акт приема-передачи прав использования программного продукта без передачи самого программного продукта, что подтверждается представленной суду электронной перепиской между ответчиком и истцом.

Верните деньги «Евросети»!

«Суд пришел к выводу, что факт передачи программного продукта в соответствии с условиями спорных договоров (стандартного, модифицированного нового) документально не подтвержден, фактически система (программный продукт, стандартный программный продукт, программное обеспечение и т. п.) не была передана в объеме и форме, пригодных к фактическому использованию, не была установлена, настроена, запущена и введена в эксплутатцию, не прошла какое-либо тестирование, в хозяйственной деятельности ответчиком по первоначальному иску не использовалась, какого-либо результата интеллектуальной деятельности, пригодного к использованию в хозяйственной деятельности ООО «Евросеть-Ритейл», в соответствии с целями заключенных договоров, последним не получено. При таких обстоятельствах, требования о взыскании суммы задолженности по сублицензионному договору от 8 августа 2011 года, а также суммы договорной неустойки, не могут быть признаны обоснованными. Таким образом, требования ООО «Винкор Никсдорф», заявленные в рамках первоначального иска, подлежат отклонению в полном объеме», – делает вывод судья Ведерников.

Что же касается встречных исковых требований, то, поскольку суд установил, что спорный сублицензионный договор не может быть признан надлежаще исполненным, а после был расторгнут, полученные по нему 81,3 млн руб. являются неосновательным обогащением ООО «Винкор Никсдорф» и должны быть возвращены «Евросети». Взыскал суд и запрошенную сумму процентов за пользование чужими денежными средствами, полностью удовлетворив встречный иск.

Чем интересен спор

Значимость дела для судебной практики оценили эксперты «Право.ru». «В судебном решении сделано два вывода, важных для последующей судебной практики: для исполнения лицензионного договора при передаче прав использования программы для ЭВМ необходима передача дистрибутива, и договорные схемы компаний – разработчиков программ по заключению лицензионных договоров на стандартный продукт с последующей донастройкой могут трактоваться как заключение договора заказа на программу ЭВМ с последующей передачей прав использования на новую модифицированную программу заказчику, если это следует из сути отношений», – комментирует Анастасия Тараданкина из коллегии адвокатов «Делькредере», которая в данном процессе выступала на стороне «Евросети».

По ее мнению, до настоящего времени в судебной практике не было высказано однозначных мнений о том, можно ли считать лицензионный договор исполненным, если права на программу ЭВМ переданы (подтверждено актом), но не передан дистрибутив. В отличие от таких результатов интеллектуальной деятельности, как, например, художественное произведение, произведение искусства, которые находятся в публичном доступе и, соответственно, можно использовать, программу ЭВМ невозможно использовать без передачи дистрибутива или получения удаленного доступа к нему. Эту специфику учли суды в настоящем деле. В постановлении кассационной инстанции СИП указал, что «передача объективного выражения программного продукта подразумевается совместно с передачей права использования», то есть является необходимым для признания лицензионного договора исполненным со стороны лицензиара. К этому же выводу пришел и суд первой инстанции в новом решении.

Вторая проблема заключается в том, что на практике компании-разработчики программ часто продают заказчикам сначала лицензию на существующую стандартную программу, потом – по отдельному договору дорабатывают ее до нужд заказчика (фактически разрабатывают новую программу на базе своей стандартной). Они навязывают такую договорную схему заказчикам, чтобы получить гарантированную большую часть прибыли на входе в проект (за якобы передаваемую лицензию на стандартный продукт), сняв с себя риски, связанные с неразработкой заказанной модифицированной версии. Такая схема была использована истцом в настоящем деле. Суд оценил данную договорную схему, исходя из цели заключения взаимосвязанных договоров (лицензионного и на настройку), и пришел к выводу, что договоры направлены на разработку и получение прав использования на новый модифицированный продукт. Так как не были переданы ни дистрибутив на стандартный продукт, ни дистрибутив на модифицированную программу ЭВМ, суд отказал истцу в иске о взыскании задолженности по лицензионному договору.

Павел Катков, старший партнер юрфирмы «Катков и партнеры», не уверен в том, что результаты данного спора можно использовать во всех аналогичных делах, поскольку считает, что значение факта передачи результата интеллектуальной деятельности зависит от вида объекта, условий договора, а также обстоятельств и формы передачи. «Так, если бы речь шла не о ПО, а, скажем, об общественном объекте (например, литературном произведении), значение передачи конкретной разработки (в случае с ПО – ядра, программного кода) было бы значительно ниже. При этом обстоятельства каждого дела имеют высокую степень индивидуальности, в связи с чем использование выводов данного дела в других, новых делах данной категории будет зависеть от их обстоятельств: о каком объекте идет спор, каковы условия договора и при каких обстоятельствах передавался или не передавался акт», – считает юрист.

Александра Чиликова, младший партнер «Кульков, Колотилов и партнеры», говорит о том, что позиция суда по делу не нова. К выводу о том, что передача прав по лицензионному договору без передачи самого дистрибутива программы не является надлежащим исполнением лицензионного договора, в российской практике суды уже приходили (см., например, дело № А40-102674/2011). «Однако, чем примечательно именно данное дело, обязательства по передаче прав и настройке ПО были «расщеплены» сторонами на два договора – сублицензионный и договор на настройку и внедрения ПО – и, даже несмотря на это, суд признал исполнение обоих договоров ненадлежащим, установив, что общей волей сторон при заключении этих договоров являлась передача модифицированного программного продукта лицензиату. Такой отход от формализма продолжает положительную тенденцию в практике российских судов. Также примечателен абстрактный вывод суда о том, что обязанность по передаче программного продукта подразумевается при передаче права на использование программы лицензиату, так как в противном случае предмет сублицензионного договора «теряет всякий смысл». Подобная мотивировка может быть полезна в ситуациях, когда в лицензионном договоре обязанность передать дистрибутивов прямо не предусмотрена», – считает Чиликова.

Суд учел специфику разработки сложного программного продукта для нужд крупной компании, которая обычно состоит в модификации и доработке уже существующих программных модулей под нужды конкретного клиента, считает Олег Чунарев, юрист из «Некторов, Савельев и партнеры». «В решении содержится ряд важных позиций. Во-первых, суд по интеллектуальным правам четко указал, что передача прав на программный продукт подразумевает передачу экземпляра произведения. Арбитражный суд отказал в требованиях разработчика ПО прежде всего по мотиву того, что тот не предоставил акт приема-передачи самого программного продукта, в связи с чем лицензионный договор не может считаться исполненным. Во-вторых, суд рассмотрел дело с позиции, схожей с делами по защите прав потребителей или в договорах присоединения. Суд отметил, что разработчик является профессионалом на рынке ПО, поэтому толкование условий договоров должно осуществляться в пользу заказчика исходя из сути его фактических намерений. По мнению суда, «Евросеть» не имела интереса получить стандартный программный продукт, права на который ей были переданы, интересы «Евросети» заключались в получении лицензии на готовый продукт, модифицированный под нужды заказчика, для установки в 8000 салонов. При этом передачу тестовых образцов программы суд не счел исполнением договора. Позиция суда представляется обоснованной и востребованной российским рынком ПО, юристам компаний стоит уделять внимание актированию передачи экземпляров произведений при их удаленной разработке», – комментирует он.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *