Основные требования законодательной техники

§4. Законодательная техника

К форме готовящихся проектов предъявляются следующие требования:

логическая последовательность изложения, взаимосвязь нормативных предписаний, помещаемых в акте;

отсутствие противоречий внутри нормативного акта, в системе законодательства;

максимальная компактность изложения норм права при глубине и всесторонности отражения их содержания; ясность и доступность языка нормативных актов; точность и определенность формулировок и терминов, употребляемых в закон одател ьстве;

сокращение до минимума количества актов по одному и тому же вопросу в интересах лучшей обозримости нормативного материала, облегчения пользования им, укрупнение правовых актов.

Необходимой предпосылкой высокой культуры правотворчества является выявление и тщательное изучение предшествующего законодательства по вопросам, составляющим содержание проектируемого акта. Новый акт вливается в систему права и оказывает на предшествующее закон одател ьство существенное влияние. Установление нового нормативного регулирования, его упорядочение невозможны без официального определения судьбы актов, которые по-иному регулируют тот же вопрос, без отмены устаревших, утративших свое значение актов. Если в действующих актах имеются повторения, несогласованности, противоречия с предполагаемым регулированием, то должны быть подготовлены в качестве самостоятельных статей (пунктов) проекта либо пунктов постановления о введении его в действие предложения о внесении в действующие акты изменений в связи с принятием нового нормативного решения, о при- знании актов, их частей утратившими силу, а также поручение нижестоящим органам привести свои акты в соответствие с новым актом.

Самая удачная форма внесения изменений в нормативные акты — оформление новой редакции изменяемого предписания и помещение ее непосредственно в текст акта вместо старой формулировки. Дополнения также должны вноситься в текст изменяемого акта.

Для нормативных актов характерны единые унифицированные стереотипы, формальные реквизиты, заранее установленные структурные части. Без таких официальных атрибутов, как указание места издания, даты, наименования (вида) нормативного акта (Закон Российской Федерации, Основы законодательства и т.д.), его заголовка, подписей официальных лиц, а для ряда актов — и порядкового номера издания, не может быть нормативного акта как официального документа.

Законодательные акты обычно делятся на статьи, президентские, правительственные и ведомственные акты, а также акты местных п ре дета в и тел ь н ы х органов и их исполнительных структур — на пункты. К статьям закона, как правило, даются заголовки, в которых обозначается предмет регулирования соответствующей статьи. Значительные по объему акты делятся на главы, разделы, части. Некоторые из них снабжаются преамбулами, приложениями.

Не следует включать в текст нормативного акта (за исключением преамбулы, которая помещается, как правило, в проектах наиболее важных актов) общие рассуждения, научные положения, призывы, декларации и т.п. Для того чтобы нормативный акт был действительно юридическим документом, он должен излагаться простым, ясным языком, по возможности короткими фразами. В нем не должны употребляться образные сравнения, эпитеты, метафоры, а также устаревшие и многозначные слова и выражения, термины, не являющиеся общеупотребительными.

Точность, лаконичность и строгость стиля — характерные черты языка нормативных актов. Закон од ател ь н о м у тексту не свойственны эмоциональная окрашенность, вольная литературная обработка. Очень важно единство употребления терминов. Один и тот же термин должен последовательно использоваться в тексте акта при обозначении одного и того же понятия. Это правило необходимо соблюдать и при внесении в нормативные акты изменений и дополнений. В проекте целесообразно давать определения имеющих принципиальное значение терминов (законодательные дефиниции), а также расшифровку малоизвестных юридических, технических и других специальных терминов, особенно если будущий акт рассчитан на широкое применение и касается большого круга должностных лиц или многих граждан.

В качестве обязательного компонента в нормативном акте должны быть предусмотрены специальные правовые средства, обеспечивающие его соблюдение: меры поощрения, контроля, порядок разрешения споров и т.д.

В проекте, содержащем предписания, которые устанавливают обязанности государственных и общественных органов, предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, меры ответственности за их нарушение формулируются в том случае, если они отсутствуют в действующем законодательстве. Если же такие меры уже предусмотрены, то следует дать отсылку к устанавливающим их действующим актам.

В случае необходимости одновременно с проектом закона готовится проект постановления о порядке введения закона в действие. В проекте такого постановления регламентируются вопросы отмены или изменения ранее принятых законов либо их отдельных частей, начала действия закона, формулируются правила, которые.должны распространяться на отношения, возникшие до вступления закона в силу, решаются другие вопросы, касающиеся порядка его реализации.

Понятие и основные требования юридической техники

Процесс издания или отмены нормативных актов, внесения в них изменений идет постоянно, поскольку необходимо совершенствование законодательства в целях наиболее адекватного регулирования общественных отношений. В этой деятельности следует соблюдать определенные правила, которые получили название «юридическая техника».

Юридическая техника – это совокупность правил разработки, оформления, публикации и систематизации нормативных правовых актов.

Здесь прослеживается связь с одним из признаков, свойств права – формальной определенностью, т.е. с выражением норм права в тексте нормативных актов при помощи языковых средств. Юридическая техника – это прежде всего правила внешнего изложения права, и очень часто речь идет просто об элементарных требованиях правовой культуры.

Наибольшее значение имеют правила разработки и формулирования норм права, а также правила построения, оформления и публикации нормативных правовых актов.

Основные правша, которых следует придерживаться в процессе разработки и формулирования норм права, таковы: доступность норм права для понимания, их ясность, отсутствие излишней сложности; четкость формулировок, терминологическая строгость (т.е. необходимо единство терминологии, тождественность употребления терминов – общеупотребительных, специальных, юридических – в разных сочетаниях в различных частях данного нормативного акта, в других нормативных актах); использование юридических конструкций в соответствии с определенными правилами; оправданное использование тех или иных способов изложения элементов правовых норм; нецелесообразность повторения положений, изложенных в нормативных актах вышестоящих органов; использование названий государственных органов и организаций, наименований встречающихся нормативных актов в соответствии с официальным обозначением и т.п.

Правила построения нормативных актов: логическая последовательность изложения нормативного материала (в частности, сначала принято излагать более общие предписания, затем – более конкретные); согласованность и однородность включенного в нормативный правовой акт нормативного материала; оправданная рубрикация нормативных правовых актов, разграничение их на части, снабженные заголовками: разделы, главы, статьи, отсутствие противоречий между частями нормативного акта, между разными нормативными актами; достижение согласованности между нормативными правовыми актами, составляющими одну отрасль законодательства, содержащими предписания, регулирующие сходные общественные отношения.

Нередко приходится решать вопрос относительно количества и иерархии нормативных правовых актов, следует принимать один или относительно немного или же несколько нормативных актов, сокращать или увеличивать число нормативных актов, составляющих одну отрасль законодательства? Решение этих проблем зависит от многих причин, и прежде всего от характера общественных отношений, особенностей их правового регулирования. Удобно, конечно, использовать сравнительно небольшое количество нормативных актов, составляющих отрасль законодательства, однако следует учитывать, что в один нормативный акт желательно включать достаточно однородный материал. Возникают и другие вопросы: законом или подзаконным нормативным актом должны регулироваться те или иные общественные отношения; какие нормы права должны содержаться в законе, а какие – в подзаконных нормативных актах?

К этому же блоку требований юридической техники можно отнести и необходимость совершенствования законодательства путем своевременного внесения поправок, издание нормативных правовых актов в новой редакции, приведение перечня отмененных нормативных правовых актов.

Существуют и правила оформления и публикации нормативных правовых актов. Речь идет о наличии обязательных реквизитов нормативных правовых актов: название и наименование, указание органа, издавшего нормативный правовой акт, дата и место принятия, номер нормативного правового акта, соответствующие подписи, печати. Должны быть решены также вопросы, связанные с введением в действие вновь принятых нормативных правовых актов, со своевременной отменой потерявших свое значение или недействующих документов. При ссылке на нормативный правовой акт принято указывать на основные его реквизиты, а также на официальный инкорпорированный сборник, в котором данный акт был опубликован.

Интересно сравнение юридической техники в странах с континентальной и с англосаксонской системами права. К примеру, в английских законах, как правило, нет предписаний общего характера, не формулируются какие-либо общие принципы. Законодатель старается предусмотреть максимально возможное число конкретных ситуаций, вникает во множество деталей. Законы предельно казуистичны, переполнены многочисленными исключениями, исключениями из исключений, разграничениями и квалификациями.

Вот что по этому поводу отмечают западногерманские компаративисты К. Цвайгерт и X. Кетц:

«Для юристов континентальной Европы английское право всегда представляется как нечто странное и необычное. На каждом шагу они вынуждены сталкиваться с правовыми институтами, процедурами и традициями, которым невозможно подыскать аналогов в привычном мире правовых понятий континента. Наоборот, они с сожалением констатируют, что в английском праве отсутствует многое из того, что кажется им само собой разумеющейся предпосылкой для нормального отправления правосудия, как, например, ГК, торговый кодекс, Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), логичная и выстроенная по единой схеме система понятий. Вместо этого они видят юридическую технику, основу которой составляют не тексты законов и их толкование и не система юридических понятий, опосредствующих явления социальной жизни и служащих инструментом их классификации. Для английских юристов более характерными являются преюдициальный образ мышления, стремление систематизировать прецеденты. Они склонны детально обсуждать жизненные проблемы и аргументировать свои выводы, опираясь скорее на конкретные и исторические факты, нежели на абстрактные понятия» (Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. Основы. М., 1995. С. 273–274).

«Там, где континентальный законодатель удовлетворится одним всеобъемлющим понятием, английский использует пять специальных, чтобы допустимым было одно-единственное толкование и тем самым была ограничена свобода действий судей. По мнению Поллока, искусство законодателя в конце XVIII в. заключалось в том, чтобы «сложить в одну кучу как можно больше нужных и ненужных слов в надежде, что многословие обеспечит надежную защиту содержанию законодательного акта» (A First Book of Jurisprudence. 1929. P. 359).

Ознакомьтесь так же:  Адвокат дтп владимир

В целом следует отметить, что последствия этого можно наблюдать и в современном законодательстве. Юрист, представляющий континентальную систему права, еще и сегодня с удивлением обнаруживает довольно частую практику, когда из употребляемых в законе понятий составляют лексикон и помещают его в начале текста, а затем дают им определения, как в учебнике. Амос называет такую юридическую технику «инструментом обеспечения закона своим собственным словарным запасом». Английский закон о толковании 1978 г. сплошь состоит из таких объяснений слов. Там, например, совершенно серьезно провозглашается: «В любом акте, если нет иного намерения, слова мужского рода включают слова женского рода, а слова в единственном числе включают слова во множественном числе».

На каком же уровне находится законодательная техника в стране, в которой требуются столь тривиальные вспомогательные средства?

Педантизм и мелочность языка законов коренятся, разумеется, не только в стремлении максимально ограничить возможности для их толкования судьей. Причиной тому является также и формализм юридического мышления, следы которого заметны и по сей день. Английский судья, пытаясь воспрепятствовать обходу закона, облекает свои решения по простейшим делам в многословные, витиеватые и трудные для понимания формулировки.

Не только законы, но и договоры, и завещания еще и сегодня составлены на языке, который континентальному юристу кажется средневековым. Если в Германии договор найма жилой площади содержит простую формулировку «Наймодатель сдает внаем квартиросъемщику следующую квартиру», то аналогичная формулировка в договоре, заключенном в Англии или США, будет звучать приблизительно следующим образом: «Владелец дома сдает внаем и тем самым предоставляет, сдает в аренду и внаем квартиросъемщику, а квартиросъемщик соглашаегся взять внаем и в аренду и сим берет внаем и в аренду следующую квартиру. » Множество подобных примеров можно отыскать с легкостью в формулярных книгах Англии и США.

В основе этого, разумеется, лежит сословный интерес юристов: им не может не понравиться, когда простые вещи с помощью искусственного юридико-технического языка покрываются завесой таинственности, проникнуть через которую простой гражданин без помощи специалиста не в состоянии» (Цвайгерт К., Кетц X. Указ, соч. С. 399-400).

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА

Понятие, принципы законодательной техники

Понятие, объект, назначение и содержание законодательной техники. Развитие новой системы законодательства Российской Федерации протекает довольно сложно и противоречиво в условиях проводимых политических и социально-экономических реформ. Сложившаяся ситуация предъявляет особые требования к эффективности законотворчества, к качеству принимаемых законов и всей системы законодательства. Возрастание роли законодательства — объективная закономерность, обусловленная сложностью стоящих перед российским обществом задач.

Особое место в теории права занимает вопрос о содержании и назначении законодательной (юридической) техники, а также вопрос о качестве и эффективности отдельных законодательных актов и всей системы законодательства. Законодательная техника имеет в своей основе систему базовых положений, принципов, при этом она опирается на законы, присущие другим наукам: науке управления, логике, социологии и др.

Под законодательной техникой понимается совокупность требований, правил, методов, средств и приемов (инструментов), используемых субъектами законодательного процесса для организации и осуществления законотворческой деятельности.

Инструментарий разработчика нормативных правовых актов (далее — разработчик) классифицируется по предмету (перечню решаемых задач и вопросов), назначению и содержанию. Классификация по этим признакам позволяет выделить три основных вида законодательной техники: техника концептуальной разработки проектов законодательных решений; написания и оформления текстов законопроектов; осуществления законодательной деятельности. Специалистами выделяются также дополнительные виды законодательной техники: техника внесения изменений и дополнений в действующее законодательство; систематизации законодательства; опубликования законов и некоторые иные виды.

Объектами законодательной техники являются тексты проектов законов, а также сопровождающие их документы (пояснительная записка, финансово-экономическое обоснование и проч.).

Предметом законодательной техники являются: структура и технология законодательного процесса, в том числе состав, содержание и последовательность его стадий, этапов и задач, условия их выполнения, а также требования к содержанию и качеству их результатов; организационная структура — состав и компетенция субъектов законодательного процесса; задачи, функции и организация системы управления законодательным процессом, в том числе таких ее элементов, как целеполагание, регламентация процедур, планирование законопроектной работы, координация действий участников процесса, анализ эффективности и совершенствование процесса; функции и организация системы обеспечения законодательного процесса, включая правовое, информационно-аналитическое, документационное, организационно-техническое и другие виды обеспечения; задачи и организация официальной инкорпорации законодательства — издания от имени компетентных государственных органов сборников действующих законодательных актов, систематизированных в хронологическом, тематическом или ином порядке.

Назначением законодательной техники является обеспечение эффективности законодательного процесса в целом, т. е. выполнение требований действенности и системности законодательства, а также оптимального сочетания его стабильности и своевременности внесения объективно необходимых изменений при соблюдении ряда условий и ограничений, относящихся к собственно организации процесса, таких, как полнота реализации конституционных прав субъектов законодательной инициативы, соблюдение официально установленной процедуры и т. п. Содержание правил, методов, средств и приемов организации законодательной деятельности синтезирует достижения юридических наук, в первую очередь общей теории права, государственного (конституционного) права, и наук, изучающих общие вопросы организации сложных видов деятельности, таких, как теория организационных систем, управления, социологии и т. д.

Принципы законодательной техники. В основе всех действий по разработке, написанию и оформлению текстов проектов законов, а также последующей работы с ними на различных стадиях законодательного процесса должны лежать принципы законодательной техники. Их использование позволит минимизировать допущение законотворческих ошибок.

К основным принципам юридической техники относятся:

  • общие принципы регулирования (управления) применительно к правотворчеству.
  • а) адекватности правового воздействия существу проблемной ситуации и его соответствие государственной политике в данной сфере общественных отношений. Действовать в соответствии с данным принципом — значит обеспечить: соответствие предмета правового регулирования содержанию и границам проблемной ситуации; предоставление необходимых прав и установление достаточных требований к субъектам правоотношений; соответствие правового регулирования государственной политике в данной сфере общественных отношений;
  • б) полноты, безызбыточности и конкретности регулирования. Применение данного принципа призвано обеспечить всестороннее удовлетворение потребности в правовом регулировании, отсутствие в нем пробелов и упущений, а также излишних положений в текстах законов, без которых можно обойтись;
  • в) минимизации (отсутствия или допустимости) побочных эффектов в результате правового регулирования. Действие данного принципа направлено на недопущение (минимизацию) последствий (в первую очередь негативных), не относящихся прямо к решению данной правовой задачи;
  • г) своевременности регулирования, что означает введение правового акта (его отдельных положений) в действие в нужный момент;
  • д) реализуемости правового воздействия или наличие правовых механизмов, организационных и иных соответствующих ресурсов;
  • принцип системности регулирования призван обеспечить соблюдение принятого структурирования права на отрасли, подотрасли и институты, а также установленных взаимоотношений правовых актов по их юридической силе; соответствие по целям и непротиворечивость по содержанию нового и действующих правовых актов, соответствие вида правового акта компетенции издавшего его органа; наличие связанных с принятием данного правового акта изменений действующих правовых актов;
  • принцип точности, определенности и ясности содержания и формы устанавливаемых правоотношений: адекватность выражения языковыми средствами существа (концепции) правового решения, обеспечение точного понимания (интерпретации) положений правового акта всеми субъектами правоотношений; правильность оформления акта как официального юридического документа;
  • принцип творческого подхода к процессу разработки, написания и оформления проектов законодательных актов. Не случайно процесс разработки проектов нормативных правовых актов называют еще «нормотворчеством», а законодательную технику в XIX в. в России называли «законоискусством».

Несмотря на то что совокупность приемов использования языковых средств для выражения тех или иных идей в законотворчестве серьезно отличается от выразительных приемов и средств в художественной литературе, текст закона является произведением, т. е. продуктом творческой мысли и груда его авторов.

В рамках общих требований законодательной техники автор законопроекта может выбирать любые слова, порядок их расстановки, использовать разные юридические конструкции и способы изложения правовых предписаний. С этой точки зрения для законодателя практически не существует каких-либо правил законодательной техники, которые он должен соблюдать неукоснительно. Большинство правил законодательной техники на самом деле являются рекомендациями, и только незначительная их часть является обязательными требованиями, поскольку они в качестве таковых были сформулированы в нормативных правовых актах.

Для реализации принципов разработки правовых актов в правотворчестве используются разнообразные элементы юридической техники, в том числе такие, как:

  • • применение определенных режимов (методов) юридического регулирования, видов норм и логической структуры норм. Например, такие юридические режимы, как общедозволительный, разрешительный, характерны для публичного и частного права, отдельных отраслей права и ориентированы на те или иные способы правового регулирования — дозволения, обязывания, запрещения;
  • • использование различных способов изложения предписаний, классифицируемых по степени обобщенности нормативного материала, по полноте использования элементов (гипотезы, диспозиции, санкции) юридической нормы, по «специализации» (дефинитивной, оценочной, диспозитивной и т. п.) той или иной статьи, по использованию внутренних и внешних ссылок;
  • • следование законам и правилам формальной логики. Основные законы логики (тождества, непротиворечия, исключенного третьего и достаточного основания) используются в правотворчестве для построения как правовых актов в целом, так и их отдельных частей и положений;
  • • использование официально-делового стиля. При том, что тексты правовых актов должны соответствовать общим нормам современного русского языка, функционально-стилистические особенности языка права предполагают официальный характер, документальность, максимальную точность, экспрессивную нейтральность, безличный неиндивидуальный характер, ясность и простоту языкового выражения положений правового акта; экономичность использования языковых средств, преобладание динамической, а не статической стороны явлений;
  • • соблюдение требований к терминологии правовых актов, таких, как единство, смысловая однозначность, стилистическая нейтральность, системность терминологии; распространенность и общепризнанность, стабильность, доступность, корректность применяемых терминов;
  • • применение юридических конструкций, устойчивых схем и моделей, устанавливающих соотношение прав, обязанностей и ответственности субъектов правоотношений;
  • • следование определенным правилам использования реквизитов и оформления правового акта в целом, а также его структурных частей, использование дополнительных структурно-смысловых элементов, таких, как примечания, таблицы и т. п. Так, в начале правовых актов принято помещать общие положения, которые могут устанавливать цели, задачи и основные принципы регулирования, определения используемых терминов. В заключительные статьи нормативных правовых актов включаются положения о сроках и порядке введения акта в действие, об отмене, изменениях и дополнениях действующих актов в связи с принятием данного нормативного правового акта.
Ознакомьтесь так же:  Оплата транспортный налог в нижегородской области

Технико-юридическое качество законодательных актов. Каждый конкретный предмет или явление обладает определенным количеством свойств, единство которых является его качеством. В отличие от философского подхода к категории «качество», который отличается нейтральностью в ценностном отношении, интерпретация качества в праве имеет оценочный характер — высокое или невысокое, надлежащее или ненадлежащее качество законодательного акта и т. п.

Представляется целесообразным помимо категорий «качество закона» и «правовое качество закона» выделять как самостоятельную научную категорию «технико-юридическое качество закона», что позволяет акцентировать внимание ученых и специалистов на различных аспектах правового качества законов.

Еще великий французский философ Ш.Л. Монтескье в одном из главных своих сочинений «Дух законов» (1748), определив понятие закона как «необходимого отношения, вытекающего из природы вещей», утверждал, что законы, господствующие в общественной жизни, должны не являться продуктом произвола законодателя, а подчиняться определенным требованиям.

Современный нормативный правовой акт, и в частности закон, представляет собой не механическую конструкцию, состоящую из отдельных частей, а целостное и неразделимое единство качеств — правовых, социальных, политических, административных.

Анализ известных в настоящий момент требований, правил и средств законодательной техники свидетельствует, что юридическая наука и законотворческая практика выработали соответствующий инструментарий законодателя, обеспечивающий все аспекты качества закона, и не только правового.

Таким образом, технико-юридическое качество закона — это совокупность свойств формы законодательного акта, обусловливающих их соответствие содержанию и нормативно-правовому характеру закона.

Правовое качество акта во многом зависит от качества деятельности его разработчика(-ов). При этом сложность законотворческого процесса, наличие многих стадий, большое число участников выдвигают проблему унификации правил на первый план. Иначе проект закона будет изменяться в зависимости от представлений каждого очередного участника законодательного процесса о правилах законодательной техники.

Качество закона характеризуется такими свойствами и характеристиками, так называемыми показателями качества, как:

  • • функциональная пригодность, т. е. нормальное действие закона в соответствии со сферой его применения;
  • • надежность (безопасность, оправданная долговечность, возможность внесения изменений). Безопасность как состояние невозможности наступления вредных последствий для граждан из-за применения закона;
  • • экологичность как невозможность наступления опасных для окружающей среды воздействий от применения акта;
  • • правоприменительные характеристики, содержащие в себе элементы правового и управленческого качества (нормативность, системность, непротиворечивость, ясность, доступность, полнота регулирования, безызбыточность, отсутствие психологического неприятия);
  • • эстетичность формы и изложения содержания (соответствие требованиям современного русского языка, компактность и т. п.);
  • • удобство пользования актом;
  • • эксплуатационная рентабельность — целесообразный уровень расходов в процессе применения акта.

На стадии разработки акта все эти показатели являются общей и постоянной технико-юридической целью законодателя и их достижение должно обеспечиваться строгим выполнением всех требований, правил и методов законодательной техники.

Соблюдение требований законодательной техники как средство предотвращения правотворческих ошибок

Анализ юридической литературы и современного состояния российского законодательства позволяет сегодня говорить о требованиях законодательной техники как о своеобразном тандеме, то есть объединении двух блоков правил, во-первых, это правила нормативно закрепленные в Конституции, федеральных конституционных законах, федеральных законах, нормативных указах Президента, а также в целом ряде подзаконных нормативных документов исполнительных органов власти, а во-вторых, это доктринальные установки, то есть идеи, принципы, специальные правила (стандарты) поведения, исходящие из содержания научных трудов ученых юристов. В современных реалиях соблюдение требовании законодательной техникиявляются особенно важными, при чем это касается всех без исключения видов правотворческого процесса, будь это законодательная деятельность федерального парламента, либо законодательных (представительных) органов субъектов Федерации.

Конечно, лучший вариант для правового регулирования, если вести речь с аксиологической точки зрения, когда эти требования закреплены нормативно на уровне акта, обладающего высшей юридической силой, тогда они выступают правовым форпостом перед правотворческими ошибками. Законными (легитимными) нормативные акты могут быть только тогда, когда они приняты в соответствии с требованиями законности, то есть источником данных требований является Конституция, федеральные конституционные законы и федеральные законы. Однако здесь следует заметить, что даже четкое и неуклонное соблюдение таких требований субъектами, обеспечивающими правотворческий процесс и субъектами правотворчества и не дает полную гарантию от правотворческих ошибок, но, тем не менее, значительно минимизирует их количество, придает нормативным актам такое качество как легитимность.

Проведенный мониторинг современного российского законодательства 86 , а также научных работ, посвященных нормотворчеству и законодательной технике позволяет выделить следующие требования, которые следует предъявлять не только к федеральным законам, но и к проектам иных нормативных актов.

По нашему мнению, важное значение имеюттребования, предъявляемые к содержанию нормативных актов,где одним из главных следует выделить требование соответствия общепризнанным международным документам о правах и свободах человека и гражданина.

При этом, международные стандарты в области прав человека и гражданина нельзя назвать раз и навсегда установленными «каноническим правилами», так как возникнув в определенный период истории развития общества и государства они, бесспорно, подлежат видоизменению в связи с конкретными условиями функционирования и реформирования государства, с изменением общества и его индивидов.

Однако если говорить не только о законности, поскольку в национальном праве отдельных государств закреплялись и нормы античеловеческой направленности (Германия, Чили, Камбоджа и т. д.), но и о принципе гуманизма и демократизма правотворчества, то естественно принимаемый акт должен соответствовать действующим международным принципам и нормам о правах и свободах человека и гражданина. В связи с этим в правотворческих органах создаются рабочие группы и комиссии, которые проверяют соответствие нормативных актов, принимаемых в этих структурах международным стандартам в области прав и свобод человека и гражданина. Помимо этого, аналогичной экспертизе подвергаются и проекты нормативных актов, которые разрабатываются данными органами и учреждениями, но принимаются другими властными структурами. Такая деятельность, несомненно, способствует повышению качества принимаемых нормативных документов, поскольку значительно снижается количество правотворческих ошибок, в основном гносеологического плана.

Следующее требование напрямую корреспондируется с первым, однако, по нашему мнению, его можно выделить отдельно. Оно заключается в том, что в нормативных актах не должно содержаться норм, ущемляющих или ограничивающих законные права человека и гражданина. Последние в соответствии со ст. 55 Конституции могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Из данной нормы следует, что ограничение прав и свобод граждан возможно только в особых, исключительных случаях и то только на основе норм, обладающих высшей юридической силой закона.

Тем не менее, сами законодательные нормы не всегда являются образцами законности, поскольку иногда принимаются федеральные законы и иные акты прямо, либо косвенно ущемляющие права, свободы и законные интересы граждан. К большому сожалению, в государстве, провозгласившем себя «правовым», в отдельных законодательных нормах закреплена юридическая ответственность за совершенно правомерные действия. Так, например, ч. 1 ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает карательную санкцию в виде лишения права управления транспортным средством на срок от полутора до двух лет за невыполнение водителем «требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствование на состояние опьянения». В данном случае просматривает преднамеренная правотворческая ошибка законодателя, который явно подменил понятие «право» понятием «обязанность», что является недопустимым, поскольку право – это мера возможного поведения людей, а юридическая обязанность, или как говорили в советское время, позитивное обязывание, мера должного поведения людей.

Следующее требование – это соответствие нормативных актов Конституции, законам и другим актам высших органов государственной власти. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции конституционные нормы имеют высшую юридическую силу, прямое действие и применяются на всей территории Российской Федерации. Законы и другие нормативные акты, которые принимаются в России, входят в систему ее законодательства и не должны противоречить Основному Закону. Так, например, 21 февраля 2007 г. Совет Федерации отклонил направленный ему на утверждение проект федерального закона «Об утверждении Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Республикой Татарстан», поскольку проект данного акта закреплял исключительные условия для одного из субъектов Российской Федерации, подрывая тем самым единые нормы функционирования России как федеративного государства, основанного на равенстве субъектов Российской Федерации.

Тем не менее, соподчиненность многих нормативных актов, за исключением норм отдельных отраслей права, а также их виды, порядок подготовки и принятия до сих пор еще не закреплены федеральным законодателем, что позволяет говорить о наличии явного пробела в праве, что также можно позициировать как правотворческую ошибку.

В связи с этим, актуальной проблемой правового регулирования является принятие федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», который бы не только нормативно закрепил виды (формы) различных нормативных актов, порядок их разработки и принятия и другие стадии нормотворческого процесса, но и процедуру их толкования и систематизации. Помимо этого, принятие такого акта и вступление его в юридическую силу важно как одно из возможных цивилизованных и одобряемых государством современных правовых средств предотвращения возможных правотворческих ошибок.

Однако, здесь вероятен и обратный эффект, то есть чем больше будет правил, тем больше будет и ошибок, а это, как известно, может отразиться на регулировании общественных отношений различного плана (экономических, социальных, культурных и т. д.).

Далее хотелось бы остановиться на том, что нормы права должны соответствовать реальным общественным отношениям и нормам общественной морали. Требование соответствия нормативных актов реальным общественным отношениям означает соответствие тем связям, которые сложились в той или иной сфере, на определенных участках правовой жизни в ходе правоприменительной деятельности государственных и муниципальных служащих. Так, например, в период последней сессии работы Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва были приняты законы о повышении базовой части трудовых пенсий, о двухуровневой системе высшего образования, о статистике, о создании госкорпораций «Росатом», о госкорпорации по строительству олимпийских объектов, закон об изменении в федерального бюджета 2007 года и ряд других федеральных законов. Принятие данных законов является ярким свидетельством создания норм права реально соответствующим насущным проблемам российского общества.

Ознакомьтесь так же:  Транспортный налог после снятия с учета

Отход от рассматриваемого требования приводит к таким правотворческим ошибкам как несоответствие содержания норм права реально существующим отношениям в социуме. Если само общество еще не готово к проведению тех или иных реформ, то они не пройдут либо, по субъективным причинам, то есть граждане и их объединения будут выражать свое неприятие новел в законодательстве, при чем как в ярко выраженной форме (пикетирование, забастовки, жалобы), так и в пассивном их несоблюдении, что тоже негативно сказывается на действии того или иного вида механизма правового регулирования, либо по вполне объективным причинам (отставание общественных отношений от позициируемых идей, отсутствие социальных институтов, неподготовленность общественного мнения и т. д.).

Несоблюдение перечисленных выше требований приводит не только к таким серьезным гносеологическим ошибкам как коллизии норм права, но и к ущемлению прав, свобод и законных интересов граждан. В данном случае под гносеологическими ошибками следует понимать несоответствие «сущего» «должному», иными словами желаемого, которое установил федеральный законодатель, реальному отходу от требований норм Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, а также от общепризнанных моральных норм и принципов.

К данному перечню требований можно присоединить и такое правило, как: принятие нормативных актов органами государственной власти в соответствии со своей компетенции 87 . Так, например, согласно ст. 104 Конституции, Верховный Суд Российской Федерации имеет право законодательной инициативы только по вопросам его ведения. В целях реализации данной нормы в декабре 2007 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 53 от 27 декабря 2007 г. «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О создании районных судов в Иркутской области и упразднении судов общей юрисдикции в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе» и Постановление № 50 от 18 декабря 2007 г. «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О создании Новочеркасского гарнизонного военного суда и упразднении 6-го гарнизонного военного суда».

Между тем, если бы Верховный Суд Российской Федерации инициировал в Государственную Думу Федерального Собрания законопроект социальной или экономической направленности, то он вряд ли был бы принят к рассмотрению, поскольку Верховный Суд Российской Федерации в отличии от Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, депутатов и иных субъектов, которые обладают общим правом законодательной инициативы, согласно ст. 104 Конституции Российской Федерации, обладает специальным правом законодательной инициативы, то есть данное ему право ограничено вопросами его «ведения».

Законодательные и исполнительные органы государственной власти должны издавать нормативные акты на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента Российской Федерации, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, а также в пределах их компетенции. Из этого следует, что закон не подчинен другим правовым актам и поэтому должен содержать «первичные», базовые нормы, которые, как показывает практика, в большинстве случаев, нуждаются в конкретизации, как правило, осуществляющейся на подзаконном уровне 88 . В связи с этим, федеральные органы исполнительной власти должны создавать только «производные» нормы, конкретизирующие и организационно обеспечивающие «первичные» нормы законов, а также нормативных указов Президента Российской Федерации. Примером может служить приказ МВД России от 31 августа 2007 г. № 768 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 08.05.2001 г. № 528».

Закрепление в нормативных актах федеральных органов исполнительной власти «первичных» норм без соответствующего разрешения следует рассматривать как компетенционную правотворческую ошибку, которая может привести к признанию нормативного акта ничтожным соответствующим судебным органом власти. Такие вопросы в соответствии со своей компетенцией уполномочен рассматривать Верховный Суд Российской Федерации. Он рассматривает дела о соответствии законности нормативных актов, принятых такими федеральными органами исполнительной власти, как федеральные министерства и федеральные службы, подведомственные Правительству Российской Федерации. Другим же федеральным органам исполнительной власти, в соответствии с указами Президента, устанавливающими структуру и систему федеральных органов исполнительной власти осуществлять нормативно-правовое регулирование запрещается 89 . Таким образом, несоблюдение данного требования можно назвать ни чем иным как компетенционной ошибкой.

Однако нарушения компетенции не будет в том случае, если в федеральном законе содержится «прямое указание закона» на необходимость принятия нормативного акта такими федеральными органами исполнительной власти как федеральные службы и федеральные агентства, либо если федеральному органу исполнительной власти делегировано федеральным парламентом право на принятие нормативного акта, содержащего «первичные» нормы.

Второй блок требований, предъявляемых к нормативным актам составляют требования соответствия правилам юридической техники.

Несомненно, законодатель должен обладать высокой профессиональной квалификацией, необходимыми знаниями, умениями и навыками, чтобы сформулировать правило поведения с максимальной точностью и ясностью, что оно было «читаемо», понятно всем дееспособным людям, без исключения. Несоблюдение данного требования приводит к различным ошибкам технико-юридического плана. Например, к системно-структурным ошибкам. Так, например, в охранительной норме права может отсутствовать такой структурный элемент нормы права как санкция, что попросту делает данную норму «мертвой», то есть не способной защитить соответствующие общественные отношения от противоправных деяний. Также норма права, будучи элементом системы права, должна в обязательном порядке согласовываться с другими нормами и, естественно, им не противоречить, если этого нет, то это серьезная правотворческая ошибка, требующая устранения. В связи с этим, такое пристальное внимание сегодня уделяется требованиям, предъявляемым к законодательной технике. По нашему мнению, законодательная техника должна включать в себя следующие требования:

1. Выбор правильной формы нормативного акта и унификация данных форм.Например, федеральные законы должны содержать базовые нормы, которые затем будут конкретизированы подзаконными актами (указами Президента, постановлениями Правительства, ведомственными нормативными актами). В этом отношении законодательное оформление технико-юридических норм, содержащих требования, предъявляемые к автомобильным бензинам и дизельному топливу является ни чем иным как законодательной ошибкой, поскольку не логично закреплять такие нормы в форму федерального закона, по нашему мнению, они должны содержаться в соответствующих регламентах и утвержденных либо постановлением Правительства Российской Федерации, либо приказом соответствующего федерального министерства.

Чтобы избежать возможных проблем в выборе формы нормативного акта, законодателю следует обращаться к действующему законодательству в этой области.

В сегодняшних условиях проведения правовых реформ важное значение имеет унификация форм нормативных актов на уровне федерального закона, а не подзаконных актов, как это существует в современной ситуации. Так, например, согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденным постановлением Правительства России 13 августа 1997 г. № 1009, нормативные акты федеральных органов исполнительной власти могут издаваться в форме постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Однако, отдельные министерства принимают нормативные акты в форме писем, инструктивных писем, циркулярных писем и т. п., что также следует отнести к явным правотворческим ошибкам, которые выражаются, в большей степени, в несоответствии формы содержанию, поскольку письмо, как таковое, — это не нормативный документ и оно, соответственно, не может содержать нормы права. Аналогичная ситуации с инструктивными и иными письмами.

Большое значение в унификации нормативных актов играют юридические конструкции, представляющие собой схемы-шаблоны, которыми пользуются компетентные органы при подготовке юридических документов. На сегодняшний день формы юридических конструкции закреплены в Типовой инструкции по делопроизводству в федеральных органах исполнительной власти, утвержденной приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации от 8 ноября 2005 г. № 536. Поэтому, если законодатель использует иную форму юридической конструкции, которая предусмотрена в данной инструкции, либо он перепутает, закрепленные указанным документом формы юридических конструкций, по незнанию, либо умышленно, то это также приведет к системно-структурным ошибкам.

В этой связи актуальной проблемой совершенствования правового регулирования является разработка и принятие общих, унифицированных для всех органов государственной власти образцов основных нормативных актов, с помощью которых исполнители могут определить нужную форму проекта подготавливаемого акта нормативного документа, а затем уже подготовить его проект.

По нашему мнению, в проекте федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации», разработанного Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации при участии научной общественности, должны быть четко определены формы нормативных актов, принимаемых в Российской Федерации.

Теперь остановимся на правилах, вытекающих из юридической лингвистики, то есть речь будем вести о «языке закона».

«Язык закона» — официальный язык законодателей, который представляет собой функциональный стиль литературного языка. Язык закона выступает определенным видом официального делового стиля, то есть такого языка, на котором государство, в лице своих органов власти, общается, иными словами «разговаривает» с другими субъектами правовых отношений (гражданами, их объединениями, апатридами, бипатридами, юридическими лицами, другими государствами и т. п.), утверждая уголовные, административные, финансовые и иные запреты, устанавливая обязанности, чем придает им легитимный характер и, конечно, закрепляя различные дозволения, а иногда даже и рекомендации. Поэтому, для более полной характеристики данного стиля литературного языка следует указать те особенности, которые свойственны именно для языка законодателей.

Тем не менее, приоритетным методом правового регулирования, применяемым законодателями даже в современных условиях, является императивный (властный, предписывающий) метод. Здесь справедливо задать вопрос: использование неверного метода правового регулирования – это законодательная ошибка? Очевидно, да, поскольку изменится не только способ правового регулирования, выбранный законодателем, но по сути и смысл норм права.

Как с общетеоретической точки зрения, так и с практической, для более полного раскрытия особенностей языка законодателей необходимо выделять в особую группу требования, предъявляемые именно к стилю языка закона. Рассмотрим их подробнее.

Дата добавления: 2015-12-08 ; просмотров: 825 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *