Определение верховного суда по осаго

Доплата страхового возмещения не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных для производства страховой выплаты

Заявитель обратился в суд с иском о взыскании со страховой компании неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора и на оплату услуг представителя.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, руководствуясь пунктом 21 статьи 12, пунктом 1 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО), исходил из того, что ответчик выплатил страховое возмещение на двадцатый день после обращения истца с заявлением о страховой выплате и произвел доплату страхового возмещения на четвертый день после получения от истца претензии, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика неустойки, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридической помощи по досудебному урегулированию спора.

С выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции, указав, что обязанность по выплате страхового возмещения исполнена страховой компанией в полном объеме в установленные законом сроки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит обжалуемые судебные постановления принятыми с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО (здесь и далее — в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) предусмотрено, что в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования, страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате.

При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с данным федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

В абзаце втором пункта 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что неустойка исчисляется со дня, следующего за днём, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору.

Аналогичные разъяснения содержатся в абзаце втором пункта 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

В соответствии с пунктом 1 статьи 16.1 Закона об ОСАГО до предъявления к страховщику иска, содержащего требование об осуществлении страховой выплаты, потерпевший обязан обратиться к страховщику с заявлением, содержащим требование о страховой выплате или прямом возмещении убытков, с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Страховщик освобождается от обязанности уплаты неустойки (пени), суммы финансовой санкции и (или) штрафа, если обязательства страховщика были исполнены в порядке и в сроки, которые установлены Законом об ОСАГО, а также если страховщик докажет, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего (пункт 5 статьи 16.1 Закона об ОСАГО).

Из содержания приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ следует, что обязанность по правильному определению суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему, лежит на страховщике, при этом невыплата страховщиком всей суммы страхового возмещения по истечении срока, установленного пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, уже свидетельствует о несоблюдении срока осуществления страховой выплаты, а доплата страхового возмещения в порядке урегулирования претензии, поданной в соответствии с требованиями статьи 16.1 Закона об ОСАГО, не освобождает страховщика от ответственности за нарушение сроков, установленных пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО для производства страховой выплаты.

Таким образом, указав на доплату страховой компанией страхового возмещения и не установив обстоятельств, свидетельствующих о том, что нарушение сроков произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потерпевшего, суд первой инстанции неправомерно освободил страховщика от гражданско-правовой ответственности за нарушение принятого на себя обязательства. Суд апелляционной инстанции ошибки нижестоящего суда не исправил.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ апелляционное определение отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. N 9-КГ18-9 Суд направил дело о взыскании страховой выплаты на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не учел, что страховое возмещение выплачивается по каждому договору ОСАГО, в отношении которого наступил страховой случай

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Калинкиной Галины Валентиновны к публичному акционерному обществу «Страховая компания «Росгосстрах» о взыскании страховой выплаты по кассационной жалобе Калинкиной Галины Валентиновны на решение Дзержинского городского суда Нижегородской области от 21 августа 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 28 ноября 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителей Калинкиной Г.В. — Чувелева М.В. и Чувелева Д.В., выступающих по доверенности и поддержавших доводы кассационной жалобы, а также представителя публичного акционерного общества «Страховая компания «Росгосстрах» Чумака Р.Н., выступающего по доверенности и возражавшего против удовлетворения жалобы, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Калинкина Г.В. обратилась в суд с иском к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании страховой выплаты, компенсации морального вреда и штрафа, указав, что 21 декабря 2016 г. на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород водитель Батурин В.М., управляя автомобилем МАЗ 544008-030-021, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение со встречным автомобилем «Лада-21214» под управлением Захарова П.А., в котором в качестве пассажира находилась Калинкина Г.В. На момент дорожно-транспортного происшествия ответственность водителей автомобилей была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах». В результате дорожно-транспортного происшествия истец получила тяжкие телесные повреждения.

ПАО СК «Росгосстрах», застраховавшее ответственность водителя Батурина В.М., выплатило Калинкиной Г.В. страховое возмещение в сумме 187 750 руб., однако отказало в выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности водителя Захарова П.А., не признав данный случай страховым. Такой отказ истец полагала незаконным, поскольку причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности влечёт наступление страхового случая по каждому заключённому их владельцами договору обязательного страхования гражданской ответственности и страховая выплата должна быть произведена по каждому из этих договоров.

Решением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 21 августа 2017 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 28 ноября 2017 г., в удовлетворении исковых требований Калинкиной Г.В. к ПАО СК «Росгосстрах» отказано.

В кассационной жалобе поставлен вопрос об отмене решения и апелляционного определения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 8 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и возражения на неё, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения норм материального права были допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 21 декабря 2016 г. на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород водитель Багурин В.М., управляя автомобилем МАЗ 544008-030-021, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение со встречным автомобилем «Лада-21214», под управлением Захарова П.А., в котором в качестве пассажира находилась Калинкина Г.В.

Ознакомьтесь так же:  Требования для хранения ветоши

В результате дорожно-транспортного происшествия пассажир автомобиля «Лада-21214» Калинкина Г.В. получила опасные для жизни тяжкие телесные повреждения.

13 апреля 2017 г. Калинкина Г.В. обратилась в ПАО СК «Росгосстрах» с заявлением о страховой выплате по договору ОСАГО водителя Батурина В.М.

Данный случай ответчиком был признан страховым, и 4 мая 2017 г. Калинкиной Г.В. выплачено страховое возмещение в размере 187 750 руб. (_ — 5%; . — 8%; . — 10%; . — 7%; инфекция в результате травмы (столбняк, сепсис), гнойная инфекция (стафилококк, стрептококк, пневмококк) и другие инфекции — 7%; . — 0,5%; _ — 0,05%).

Письмом ПАО СК «Росгосстрах» от 16 мая 2017 г. истцу отказано в выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности водителя Захарова П.А.

Разрешая спор, суды исходили из отсутствия правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании суммы страхового возмещения с ответчика по каждому из договоров ОСАГО.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с таким выводом судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя.

Согласно статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам (пункт 3).

Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности.

Частью 1 статьи 10 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» предусмотрено, что страховая сумма — это денежная сумма, которая определена в порядке, установленном федеральным законом и (или) договором страхования при его заключении, и исходя из которой устанавливаются размер страховой премии (страховых взносов) и размер страховой выплаты при наступлении страхового случая.

В силу пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

В соответствии со статьёй 1 названного закона страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

Таким образом, поскольку страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, то при причинении вреда третьим лицам взаимодействием транспортных средств, когда в силу пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации наступает ответственность для каждого из владельцев транспортных средств, имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО.

Такая правовая позиция изложена в утверждённом 10 октября 2012 г. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года, в частности в ответе на вопрос 1 дано разъяснение о том, что при причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном Законом об ОСАГО, производится одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств, в том числе и в случае, если вина одного из владельцев в причинении вреда отсутствует.

В пункте 47 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 26 декабря 2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» также разъяснено, что страховое возмещение в связи с причинением вреда, возникшего в результате дорожно-транспортного происшествия вследствие взаимодействия двух источников повышенной опасности, третьему лицу производится каждым страховщиком, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств в пределах страховой суммы, установленной статьёй 7 Закона об ОСАГО, по каждому договору страхования.

Подпунктом «а» статьи 7 Закона об ОСАГО установлено, что страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причинённый вред, в части возмещения вреда, причинённого жизни или здоровью каждого потерпевшего, составляет 500 000 руб.

Согласно пункту 2 статьи 12 названного закона размер страховой выплаты за причинение вреда здоровью потерпевшего определяется в соответствии с нормативами и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации, в зависимости от характера и степени повреждения здоровья потерпевшего в пределах страховой суммы, указанной в подпункте «а» статьи 7 данного закона.

Правилами расчёта суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 15 ноября 2012 г. N 1164, установлен порядок определения суммы страхового возмещения путём умножения предусмотренной законом страховой суммы на выраженные в процентах нормативы, установленные исходя из характера и степени повреждения здоровья.

Поскольку при повреждении здоровья размер страхового возмещения не связан с какими-либо конкретными материальными убытками и определяется лишь характером и степенью повреждения здоровья потерпевшего в порядке, установленном названным выше нормативным актом, исходя из установленной законом страховой суммы, постольку такая сумма является страховым возмещением по каждому договору ОСАГО, в отношении которого страховой случай наступил.

Дополнительные расходы в виде конкретных материальных убытков возмещаются солидарно.

То обстоятельство, что ответственность владельцев транспортных средств застрахована в одной страховой компании, правого значения для определения размера страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО не имеет.

Приведённые выше нормы материального права и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судебными инстанциями учтены не были.

Таким образом, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями допущены существенные нарушения норм материального права, которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учётом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Названные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, допущенные судом первой инстанции нарушения не устранены.

С учётом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 28 ноября 2017 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 28 ноября 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

ВС РФ обновил разъяснения по ОСАГО

Особенности применения судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств уже разъяснялись Верховным Судом Российской Федерации – в Постановлении Пленума от 29 января 2015 г. № 2 (далее – Постановление № 2). Однако уже после принятия данного документа в Федеральный закон от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – закон об ОСАГО) были внесены существенные изменения. Так, с 1 января текущего года страховщики обязаны заключать договор ОСАГО в электронном виде с каждым лицом, обратившимся с соответствующим заявлением. С 28 апреля применяется правило о приоритете натурального возмещения причиненного ряду автомобилей в результате ДТП вреда (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

В связи с этим ВС РФ утвердил новое постановление – Постановление Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. № 58 (далее – Постановление). Документ содержит в себе не только рекомендации по применению нововведений, но и уточненные позиции Суда по применению норм, уже действовавших на момент вынесения предыдущего постановления, хотя большинство положений Постановления № 2 перенесено в него все же практически без правок. Среди наиболее важных можно выделить новые разъяснения по следующим вопросам.

Заключение договора ОСАГО. По общему правилу, заключение договора подтверждается наличием страхового полиса. Поскольку информация обо всех заключенных в электронном виде договорах ОСАГО должна включаться в автоматизированную информационную систему обязательного страхования (ст. 30 закона об ОСАГО), ВС РФ рекомендует судам учитывать сведения о факте заключения договора и его условиях, представляемые профессиональным объединением страховщиков. В то же время отсутствие в указанной системе сведений о страховом полисе само по себе не может являться безусловным доказательством неисполнения обязанности по заключению договора страхования, этот факт должен оцениваться в совокупности с другими доказательствами, подчеркнул Суд (п. 8 Постановления).

Ознакомьтесь так же:  Горячинск проживание

Сообщение страхователем при заключении договора ОСАГО в электронном виде недостоверных сведений с целью уменьшения размера выплачиваемой страховщику страховой премии, напомним, не является основанием для признания договора незаключенным и не освобождает страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Но произведенную по такому договору страховую выплату страховщик может взыскать со страхователя в порядке регресса. Также – вне зависимости от наступления страхового случая – страховщик имеет право на взыскание неосновательно сбереженной страхователем в связи с представлением недостоверных сведений суммы (абз. 6 п. 7.2 ст. 15 закона об ОСАГО). Однако если указанная сумма будет взыскана страховщиком до наступления страхового случая, он утрачивает право на предъявление регрессного требования к страхователю, так как страховая премия уплачена в полном объеме, считает ВС РФ (абз. 3 п. 9 Постановления).

Обращение к страховщику. Заявление о страховом возмещении или прямом возмещении убытков и другие, необходимые в соответствии с Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, направляются страховщику или его представителю (абз. 3 п. 1 ст. 12 закона об ОСАГО). Перечень представителей страховщика, уполномоченных на осуществление страхового возмещения или прямого возмещения убытков, должен выдаваться страхователю одновременно со страховым полисом под расписку, отметил Суд (п. 21 Постановления). При этом во всех направляемых после подачи заявления о страховом возмещении документах должны содержаться сведения об этом заявлении, например указание на подразделение страховщика, в которое оно подано (п. 22 Постановления). Такое же правило, по мнению ВС РФ, страхователю нужно соблюдать и при подаче претензии страховщику в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязательств. Предполагается, что это позволит страховщику соотносить поступившие документы с предыдущими обращениями данного страхователя.

Прямое возмещение убытков. Начиная с 26 сентября 2017 года прямое возмещение убытков, то есть предъявление потерпевшим требования о возмещении вреда своему страховщику, возможно в случае столкновения не только двух, но и большего количества транспортных средств (подп. «б» п. 1 ст. 14.1 закона об ОСАГО). Поскольку этот порядок применяется, только если гражданская ответственность владельцев всех ТС, пострадавших в ДТП, застрахована, Суд пояснил, как осуществляется страховое возмещение в случае, когда причинителем вреда не заключен договор ОСАГО. Указано, что вред, причиненный имуществу потерпевших, возмещается владельцами транспортных средств (по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ), вред жизни и здоровью – профессиональным объединением страховщиков, а при недостаточности соответствующей компенсационной выплаты для полного возмещения вреда – его причинителем (п. 27 Постановления).

Восстановительный ремонт. ВС РФ отметил, что, помимо организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, страховщик должен возместить потерпевшему – на основании его заявления – ряд иных расходов, в частности – на эвакуацию автомобиля с места ДТП, доставку пострадавшего в нем лица в больницу, проведение работ по восстановлению дорожных знаков и ограждений и т. д. (п. 50 Постановления). При этом расходы, необходимые для того чтобы привести автомобиль в доаварийное состояние, но не предусмотренные Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, не включаются в страховое возмещение. Такими расходами, по мнению Суда, является, например, восстановление аэрографии или других нанесенных на машину рисунков (п. 39 Постановления).

Если страховщик не исполняет свои обязательства по организации ремонта, потерпевший вправе обратиться в суд с иском о взыскании страхового возмещения в форме страховой выплаты либо о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе к выдаче направления на ремонт, указал ВС РФ (п. 52 Постановления). Кроме того, в этом случае может применяться так называемый астрент (ст. 308.3 ГК РФ) – суд вправе присудить в пользу потерпевшего денежные средства на случай неисполнения судебного акта.

Особое внимание уделено в Постановлении расчету стоимости восстановительного ремонта. Суд подчеркнул, что в отличие от общего правила, согласно которому размер расходов на замену комплектующих деталей определяется с учетом износа (п. 19 ст. 12 закона об ОСАГО), оплата стоимости обязательного восстановительного ремонта производится страховщиком без учета износа (п. 59 Постановления). Как отметил секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, это правило – своего рода компенсация для владельцев ТС, которые не могут выбрать такой способ страхового возмещения, как получение страховой выплаты. Как отмечалось выше, с 28 апреля вред, причиненный легковому автомобилю, который находится в собственности физического лица и зарегистрирован в Российской Федерации, возмещается, за исключением ряда случаев, только путем проведения восстановительного ремонта (п. 15.1 ст. 12 закона об ОСАГО).

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О позиции ВС РФ по вопросам применения норм Гражданского кодекса о перемене лиц в обязательстве на основании сделки узнайте из новости.

Уступка требования. ВС РФ напомнил, что передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору ОСАГО возможна только с момента наступления страхового случая. Причем новый выгодоприобретатель может получить возмещение при соблюдении таких же, как были предусмотрены для первоначального выгодоприобретателя, условий. Например, он должен уведомить страховую компанию о наступлении страхового случая, направить заявление о страховой выплате, представить имущество для проведения технической экспертизы, направить претензию, если это не сделал предыдущий выгодоприобретатель (п. 73 Постановления).

Такие права, как право потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, компенсацию морального вреда, получение взысканного со страховщика штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего и аналогичного штрафа за неисполнение требований потребителя не подлежат передаче по договору цессии. Однако уже присужденные суммы компенсации морального вреда и указанных штрафов могут быть переданы любому лицу, считает Суд (п. 71 Постановления).

Процессуальные вопросы. Ряд новых разъяснений посвящен процессуальным особенностям рассмотрения споров, связанных с договорами ОСАГО. Отмечается, в частности, что обязательный досудебный порядок урегулирования споров считается соблюденным, если потерпевший не просто направил страховщику претензию и все необходимые документы, но и указал в них сведения, которые позволят соотнести претензию с предыдущими обращениями. В случае подачи иска о взыскании не только страхового возмещения, но и неустойки или иной финансовой санкции досудебный порядок считается соблюденным, если потерпевший обращался к страховщику лишь с требованием о страховой выплате (п. 93, п. 98 Постановления). Если же требования о взыскании неустойки и финансовой санкции заявляются после вступления в силу судебного решения о выплате страхового возмещения, потерпевший обязан направить их страховщику до обращения в суд. Кстати, при заявлении нескольких исков по одному договору нужно иметь в виду, что суд может признать такое деление требований искусственным и отказать в возмещении понесенных судебных издержек, сославшись на злоупотребление истцом процессуальными правами (п. 102 Постановления).

Определение верховного суда по осаго

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Неустойка по ОСАГО рассчитывается из предельной страховой суммы

Обращаем внимание: с 1 сентября 2014 года статья 13 закона об ОСАГО утратила силу , в связи с чем, представленная ниже статья на сегодняшний день утратила актуальность.

В нынешней редакции закона об ОСАГО, за несоблюдение своих обязательств по договору ОСАГО страховщик уплачивает неустойку, финансовую санкцию и штраф, только предусмотренные законом об ОСАГО:

  1. Неустойка за нарушение срока страховой выплаты или ремонта транспортного средства — за каждый день просрочки в размере одного процента от размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему (п. 21 статьи 12 закона об ОСАГО)
  2. Финансовая санкция за нарушение срока направления потерпевшему мотивированного отказа в страховой выплате — в размере 0,05 процента от установленной законом об ОСАГО страховой суммы по виду причиненного вреда каждому потерпевшему (п. 21 статьи 12 закона об ОСАГО)
  3. Штраф в размере 50% от разницы между совокупным размером страховой выплаты, определенной судом, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке — при удовлетворении судом требований потерпевшего — физического лица об осуществлении страховой выплаты (статья 16.1 закона об ОСАГО).

Обращаем внимание , что размеры страховой суммы (лимит страхования по ОСАГО) увеличены законодателем, о чем см. статью 7 закона об ОСАГО с комментариями.

Некоторые разъяснения о применении положений закона об ОСАГО содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 июля 2011 г. N КАС11-382

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии Манохиной Г.В., Лаврова Н.Г.,
при секретаре К.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А. об оспаривании абзаца третьего пункта 70 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 г. N 263,
по кассационной жалобе А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной,
Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

Ознакомьтесь так же:  Тема собственность кратко

Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 г. N 263 утверждены Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее — Правила), определяющие типовые условия, в соответствии с которыми заключается договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее — договор обязательного страхования).

Пунктом 70 Правил определено, что страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные пунктами 44, 51, 53 — 56 и 61 Правил документы в течение 30 дней с даты их получения (абзац первый). В течение указанного срока страховщик обязан составить акт о страховом случае, на основании его принять решение об осуществлении страховой выплаты потерпевшему, осуществить страховую выплату либо направить в письменном виде извещение о полном или частичном отказе в страховой выплате с указанием причин отказа. Неотъемлемыми частями акта о страховом случае являются заключение независимой экспертизы (оценки), если она проводилась, и (или) акт осмотра поврежденного имущества (абзац второй). При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему (абзац третий). Сумма неустойки (пени), подлежащей выплате потерпевшему, не может превышать размер страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему (абзац четвертый).

А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании абзаца третьего пункта 70 Правил недействующим со дня принятия. В обоснование заявленного требования указал, что оспариваемая норма противоречит пункту 2 статьи 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», не соответствует принципу правовой определенности по вопросу о порядке расчета неустойки и нарушает его право на получение от страховщика за неисполнение обязанности по осуществлению страховой выплаты по договору обязательного страхования неустойки в должном размере, о чем, по мнению заявителя, свидетельствуют судебные постановления, вынесенные по его требованию к ОАО СК «РОСНО».

Верховный Суд Российской Федерации вынес указанное решение, отказав в удовлетворении заявленного требования.

В кассационной жалобе А. просит об отмене судебного решения, полагая его вынесенным при неправильном применении норм материального права, и направлении дела на новое судебное рассмотрение в том же составе суда или принятии нового решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств определяются Федеральным законом от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Федеральный закон).

Согласно пункту 1 статьи 4 Федерального закона владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены Федеральным законом и в соответствии с ним, страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Пунктами 1, 2 статьи 5 Федерального закона установлено, что порядок реализации определенных Федеральным законом и другими федеральными законами прав и обязанностей сторон по договору обязательного страхования устанавливается Правительством Российской Федерации в правилах обязательного страхования, которые наряду с другими положениями включают в себя порядок определения размера подлежащих возмещению убытков и осуществления страховой выплаты.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемый (в части) нормативный акт принят Правительством Российской Федерации в пределах предоставленной законом компетенции.

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу.

Суд первой инстанции проверил доводы А., выдвинутые в обоснование заявленных требований, о несоответствии оспоренных правовых норм Правил требованиям Федерального закона и пришел к правильному выводу о необоснованности таких доводов по следующим основаниям.

Как правильно указал суд первой инстанции, довод заявителя о несоответствии абзаца третьего пункта 70 Правил пункту 2 статьи 13 Федерального закона является ошибочным. В силу закрепленных в указанной законодательной норме положений страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате. При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной статьей 7 Федерального закона страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему. В оспариваемом заявителем предписании Правил фактически дословно воспроизводятся положения Федерального закона, регламентирующие выплату страховщиком потерпевшему неустойки за неисполнение обязанности произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате в течение 30 дней со дня получения заявления потерпевшего о страховой выплате с приложенными к нему документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.

Довод кассационной жалобы А. о том, что при проведении независимой экспертизы поврежденного имущества, организованной самим потерпевшим, положения абзаца третьего пункта 70 Правил не соответствуют пункту 2 статьи 13 Федерального закона в части установления начала периода для исчисления неустойки, несостоятелен, поскольку установленный Федеральным законом срок 30 дней начинает истекать со дня получения страховщиком заявления потерпевшего о страховой выплате и предусмотренных Правилами приложенных к нему документов, если до указанного срока страховщик не произвел страховую выплату потерпевшему или не направил ему мотивированный отказ в такой выплате.

Необходимость предоставления заключения независимой экспертизы о размере причиненного вреда, если проводилась независимая экспертиза, или заключения независимой технической экспертизы об обстоятельствах и размере вреда, причиненного транспортному средству, если такая экспертиза организована самостоятельно потерпевшим (если экспертиза организована страховщиком, заключения экспертов находятся у него), предусмотрена Правилами (подпункт «б» пункта 61). Следовательно, при отсутствии всех необходимых документов (в данном случае заключения независимой экспертизы) у страховщика в соответствии с пунктом 2 статьи 13 Федерального закона не возникает обязанность принять соответствующее решение, а у потерпевшего не возникает право на начисление неустойки.

Что касается довода о неопределенности абзаца третьего пункта 70 Правил в части исчисления размера неустойки, то он также несостоятелен, поскольку в нем, как и в пункте 2 статьи 13 Федерального закона, в качестве базы расчета неустойки названы установленные страховые суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

В силу статьи 7 Федерального закона под понятием «страховая сумма» подразумевается сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить причиненный вред.

В части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, страховая сумма составляет не более 120 тысяч руб. (пункт «в» статьи 7 Федерального закона).

Понятие «страховая выплата» Федеральный закон раскрывает в статье 13, в соответствии с которой страховой выплатой является сумма, выплачиваемая страховщиком в возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего, в пределах страховой суммы.

Правовой анализ вышеприведенных норм в их совокупности позволяет сделать вывод, что расчет неустойки в рассматриваемом случае должен осуществляться исходя из предельной страховой суммы, установленной статьей 7 Федерального закона (то есть исходя из 120 тысяч руб.).

Представитель Правительства Российской Федерации также пояснил суду первой инстанции, что в качестве базы для расчета неустойки должна применяться, как это следует из пункта 2 статьи 13 Федерального закона, именно страховая сумма, а не страховая выплата.

Установление в пункте 70 Правил величины страховой выплаты в качестве базы расчета неустойки не позволило бы применять к страховщику финансовые санкции в случае задержки направления потерпевшему мотивированного отказа в страховой выплате, что, в свою очередь, не соответствовало бы пункту 2 статьи 13 Федерального закона, закрепляющему право потерпевшего на неустойку в случае просрочки направления ему мотивированного отказа в страховой выплате.

Таким образом, оспариваемое А. положение пункта 70 Правил тождественно содержанию пункта 2 статьи 13 Федерального закона и, соответственно, не противоречит ему. Неправильное толкование данной нормы в правоприменительной практике само по себе не может свидетельствовать о ее незаконности.

Утверждения в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда нормам материального права и неправильном их применении судом при разрешении данного дела ошибочны.

Судом принято решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании.

Предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

решение Верховного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу А. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *