Культурная политика рф законы

Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» (с изменениями и дополнениями)

Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-I
«Основы законодательства Российской Федерации о культуре»

С изменениями и дополнениями от:

23 июня 1999 г., 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа 2004 г., 31 декабря 2005 г., 3 ноября, 29 декабря 2006 г., 23 июля 2008 г., 21 декабря 2009 г., 8 мая 2010 г., 22 апреля, 2 июля, 30 сентября 2013 г., 5 мая, 21 июля, 1 декабря 2014 г., 28 ноября 2015 г., 26, 29 июля, 5 декабря 2017 г.

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

Руководствуясь Конституцией (Основным Законом) Российской Федерации, Федеративным договором, нормами международного права,

признавая основополагающую роль культуры в развитии и самореализации личности, гуманизации общества и сохранении национальной самобытности народов, утверждении их достоинства,

отмечая неразрывную связь создания и сохранения культурных ценностей, приобщения к ним всех граждан с социально-экономическим прогрессом, развитием демократии, укреплением целостности и суверенитета Российской Федерации,

выражая стремление к межнациональному культурному сотрудничеству и интеграции отечественной культуры в мировую культуру,

Верховный Совет Российской Федерации принимает настоящие Основы законодательства о культуре (далее — Основы) в качестве правовой базы сохранения и развития культуры в России.

Президент Российской Федерации

Москва, Дом Советов России

9 октября 1992 года

Регулируется культурная деятельность в области использования памятников истории и культуры, в области художественной литературы, кинематографии, сценического, музыкального искусства, архитектуры и дизайна, фотоискусства, других видов и жанров искусства.

Закрепляется неотъемлемое право на культурную деятельность каждого гражданина независимо от национального и социального происхождения, языка, пола, политических, религиозных и иных убеждений, места жительства, имущественного положения, образования, профессии или других обстоятельств.

Каждый человек имеет право на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством своей культурной самобытности. Государство гарантирует право всем этническим общностям, компактно проживающим вне своих национально-государственных образований или не имеющим своей государственности, на культурно-национальную автономию.

Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»

Настоящий Закон вводится в действие с момента опубликования, за исключением статьи 17, которая вступает в силу с момента вступления в силу закона РФ о вывозе и ввозе культурных ценностей; части третьей статьи 45, которая вводится в действие в сроки, устанавливаемые Верховными Советами республик в составе РФ, Советами автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга, местными Советами народных депутатов

Текст Закона опубликован в Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. N 46 ст. 2615, в «Российской газете» от 17 ноября 1992 г. N 248

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 392-ФЗ

Изменения вступают в силу с 6 марта 2018 г.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N 234-ФЗ

Изменения вступают в силу с 10 августа 2017 г.

Федеральный закон от 26 июля 2017 г. N 205-ФЗ

Изменения вступают в силу с 26 июля 2017 г.

Федеральный закон от 28 ноября 2015 г. N 357-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 1 декабря 2014 г. N 419-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2016 г.

Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 256-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 216-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2015 г.

Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 102-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 30 сентября 2013 г. N 265-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 22 апреля 2013 г. N 63-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2014 г.

Федеральный закон от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2011 г.

Федеральный закон от 21 декабря 2009 г. N 335-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 23 июля 2008 г. N 160-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2009 г.

Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 258-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2007 г., за исключением положений, для которых установлены иные сроки вступления в силу

Федеральный закон от 3 ноября 2006 г. N 175-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении шестидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2006 г.

Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2005 г.

Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 186-ФЗ

Действие отдельных норм настоящего Закона приостановлено с 1 января по 31 декабря 2004 г.

Федеральный закон от 24 декабря 2002 г. N 176-ФЗ

Действие отдельных норм настоящего Закона было приостановлено с 1 января по 31 декабря 2003 г.

Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 194-ФЗ

Действие отдельных норм настоящего Закона было приостановлено с 1 января по 31 декабря 2002 г.

Федеральный закон от 27 декабря 2000 г. N 150-ФЗ

Действие отдельных норм настоящего Закона было приостановлено на 2001 г.

Федеральный закон от 23 июня 1999 г. N 115-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2000 г.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

«О реализации Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года: региональный аспект»

9 декабря 2016 года Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко провела парламентские слушания на тему «О реализации Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года: региональный аспект». В мероприятии приняли участие заместитель Председателя СФ Ильяс Умаханов и председатель Комитета СФ по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина .

Открывая заседание, Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отметила, что мероприятие проходит после двух значимых событий: Послания Президента Федеральному Собранию и совместного заседания Совета при Президенте по культуре и искусству и Совета по русскому языку. «Поставлены задачи и приняты решения, которые дадут новый импульс для реализации программ и проектов в сфере сохранения культурного наследия, поддержки профессионального искусства и народного творчества».

Председатель СФ отметила, что вопросам культуры были посвящены три тематических года: Год культуры, Год литературы и Год российского кино. «Это был мощный сигнал всем уровням власти и обществу о том, что культура в России является одним из главных приоритетов. Связанные с ними мероприятия вдохнули новую жизнь в развитие культуры в регионах, способствовали оживлению культурной деятельности, повышению доступности культурных ценностей и благ».

По мнению Валентины Матвиенко, важнейшим результатом стало утверждение Основ государственной культурной политики и Стратегии государственной культурной политики до 2030 года. «Эти документы, которые разрабатывались при непосредственном участии Совета Федерации, обозначили основные векторы движения в области культуры на длительную перспективу».

«Принятие документов стало сигналом для утверждения во многих субъектах Российской Федерации региональных стратегий и программ развития культуры», — подчеркнула Валентина Матвиенко.

По ее словам, происходит переосмысление роли культуры в развитии страны, переход от отраслевого, утилитарного понимания к осознанию влияния культуры на все сферы жизни нашего общества: экономическую, политическую, социальную.

«Большая работа проведена в области совершенствования законодательства. Уже в этом году удалось урегулировать отдельные вопросы в области музейного и библиотечного дела, в сфере охраны объектов культурного наследия. При непосредственном участии членов Совета Федерации разработан и принят в первом чтении законопроект, направленный на создание правовых условий для поддержки народных художественных промыслов», — сказала Председатель СФ.

Валентина Матвиенко выразила надежду, что в 2017 году будет завершена работа над новым базовым законом о культуре.

Вместе с тем, по словам Председателя СФ, проблем по‑прежнему много, в том числе на федеральном уровне. Так, до сих пор не создан предусмотренный Основами государственной культурной политики координационный орган с широкими полномочиями, вызывает тревогу тенденция сокращения числа учреждений культуры, серьезной проблемой по‑прежнему остается финансирование культурных проектов. Некоторые субъекты Федерации вынуждены были отказаться от строительства необходимых объектов из‑за отсутствия финансовых возможностей.

«Культура – одна из тех сфер, где особенно ярко проявляются региональные диспропорции. Кардинально решить эту проблему можно только разработав стандарт благополучия, который бы гарантировал единый уровень качества жизни наших граждан не зависимо от того, в каком регионе они проживают», — считает Председатель СФ.

Ознакомьтесь так же:  Профессиональные требования к консультанту-психологу

«Субъектам Федерации необходимо перейти на пошаговое планирование целей в сфере культуры. А на федеральном уровне культурное развитие регионов можно было бы выделить в особый раздел действующей федеральной государственной программы», — подчеркнула Валентина Матвиенко.

По мнению главы верхней палаты парламента, нельзя недооценивать влияние культуры на образовательный процесс. Необходимо привлечь в сферу культуры молодых специалистов. «Подготовка творческих кадров является одним из важнейших приоритетов».

Валентина Матвиенко также отметила, что созданная в нашей стране уникальная трехуровневая система образования в сфере культуры – детские школы искусств, училища, творческие вузы – одно из безусловных конкурентных преимуществ России. Вместе с тем, число школ искусств сокращается и многие из них пошли по пути коммерциализации. «Отчасти виной тому – разная ведомственная подчиненность».

По словам Председателя СФ, важнейшим компонентом в передаче от поколения к поколению традиционных для российского общества ценностей, норм, обычаев является всестороннее освещение в средствах массовой информации культурной жизни страны.

«Пресса, телевидение, социальные сети взяли на себя значительную часть функций по формированию сознания людей, отношения к окружающей действительности, их вкусов и культурных предпочтений. Поэтому именно искусство, культура в самом возвышенном смысле должны максимально присутствовать в информационном пространстве. Мы должны продолжать использовать возможности наших СМИ, возможности нашей культуры и для формирования объективного имиджа России на международной арене», — подчеркнула Валентина Матвиенко.

Заместитель Министра культуры РФ Александр Журавский подчеркнул, что «единство культурного пространства невозможно без регионов».

Замглавы ведомства довел до сведения участников слушаний информацию о текущей деятельности Министерства культуры РФ по реализации положений Основ государственной культурной политики и Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года.

Он выразил признательность законодателям в связи с плодотворной законотворческой деятельностью и выдвинул ряд предложений по совершенствованию политики государства в области культуры.

Кинорежиссер, народный артист России, Председатель Союза кинематографистов России, Президент российского фонда культуры Никита Михалков рассказал о двух проектах фонда – музейной программе «Гений места. Новое краеведение» и путеводителе-навигаторе «Дороги России». «Гений места» дает возможность, особенно молодым, сосредоточиться на своей малой родине, рассказывает, кто вышел из этих мест, чем прекрасна эта земля, ее историческое значение», сказал он.

Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам национальностей Елена Ямпольская отметила необходимость более полного законодательного обеспечения деятельности культурной сферы. Действующий закон о культуре, принятый в 1992 году, не соответствует реалиям времени. Разработанный депутатами Государственной Думы прошлого созыва проект нового закона о культуре, по ее мнению, тоже недееспособен. «Мне кажется, эту работу надо начинать практически с нуля, и главное, чтобы закон соответствовал нашему главному культурному документу, подписанному Президентом России – Основам государственной культурной политики», — сказала парламентарий.

Заместитель Министра образования и науки России Вениамин Каганов затронул тему приобщения к культуре молодого поколения. Он отметил, что ведомству отводится большая роль в реализации Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года, связанная с обучением и воспитанием молодежи. «Эти вопросы отражены в наших планах, наших концепциях, в Стратегии развития и воспитания, в Основах молодежной политики, в ФЦП «Образование», в Программе продвижения русского языка. За последние годы этой теме уделяется много внимания, происходят положительные изменения, хотя еще очень многое нужно сделать. Свою работу мы видим во взаимодействии со всеми институтами гражданского общества, в том числе с творческими союзами».

Заместитель Президента Российской академии наук, член-корреспондент РАН Владимир Иванов отметил, что качество жизни определяют два базовых понятия — культура и наука. «С ними связано все развитие человечества». Россия сможет добиться успехов и занять ведущее положение в мире только в том случае, если займет высокое положение по этим двум позициям. Владимир Иванов подверг критике реформу РАН, в ходе которой, по его мнению, не был учтен культурный фактор. В настоящее время ученые готовят доклад Президенту РФ, в которой выскажут свою позицию об итогах этой реформы, сказал он.

Губернатор Владимирской области Светлана Орлова подчеркнула, что Стратегия государственной культурной политики имеет большое смысловое значение для регионов, в том числе для Владимирской области. «Мы стремимся соединить задачи сохранения уникального историко-культурного наследия, традиционных ценностей, с новаторскими подходами к развитию культуры». Расходы региона на культуру увеличены на сорок процентов, сообщила Губернатор. «Это непросто, у нас бездефицитный бюджет, мы стараемся серьезно работать с экономикой, промышленностью, и дальше будем увеличивать эти расходы. В 2017 году мы достигнем уровня средней заработной платы по региону для работников культуры. Это важный фактор. Мы начали переоборудование ста муниципальных учреждений культуры, будем и дальше помогать сельским культурным учреждениям», — сказала она.

Культурная политика рф законы

Создавая закон о культуре

На конец 2014 года в Государственной думе намечено первое чтение нового Закона о культуре. Александр Рубинштейн, заместитель директора института экономики РАН и руководитель группы разработчиков законопроекта, считает, что его едва ли примут, поскольку он предполагает передачу управления культурой от государства обществу

Культурные политики

До конца 1980‑х подобных документов в мире не существовало, их разработка впервые началась в странах Европы. Поводом послужила общая настороженность тем, что происходило в культуре. Постепенно стало очевидным, что государственная поддержка необходима и в том, что касается наследия, и в текущей культурной деятельности. Кроме того, беспокойство вызывало то, что финансовые ведомства почти во всех странах, за исключением, пожалуй, Франции, не считали культуру приоритетной сферой и выделяли на неё явно недостаточные средства. На преодоление этой негативной тенденции и были направлены культурные политики Европейских стран.

Эти документы не определяли: какому искусству следует развиваться, а какому нет. По сути, культурная политика — это комбинация трёх составляющих:

  1. стратегических целей развития культуры;
  2. необходимых для этого финансовых, материальных и человеческих ресурсов;
  3. правовой среды, или законодательного обеспечения культурной деятельности. То есть она никак не связана с идеологическими регламентациями любого толка.

У европейцев на первом плане оказались стратегические цели, среди которых были, например, мультикультурализм и толерантность. Важнейшим считался тезис о том, что культура является фундаментальным фактором развития демократии и экономического роста.

Ставились и чисто прагматические задачи: реставрация памятников, доступность культурных благ, преодоление различий в обеспечении этими благами разных регионов (для стран с большой территорией это серьёзная проблема). Сюда же входили и языковые программы. В Скандинавии, например, прекрасно сработала программа по изучению в школах английского языка. Да и во всех странах ЕС культурная политика оказала чрезвычайно благоприятное влияние на развитие отрасли, поскольку в этих документах экономисты каждой из стран искали способы решения вполне конкретных проблем. Реставрация памятников культуры в Италии в очень значительной степени финансируется из средств государственной лотереи. Успех такого решения был столь грандиозен, что все страны Европы стали использовать похожие механизмы, кроме двух, — Андорры и России. На прибыли от лотереи построена серьезная часть британского культурного бюджета. Там же развивается программа «творческих индустрий» — то, о чём позже писал Ричард Флорида, — и это тоже часть культурной политики. Небольшой процент своей прибыли Casino de Paris направляет в Парижскую оперу — это пример установленного государством маркированного налога i . Переделка старых заводских помещений в культурные центры в Шотландии — не чья‑то разовая инициатива, а целенаправленный комплекс мер. Преобразование гамбургских портовых складов в комплекс музеев — тоже результат сознательных действий в этой сфере. Важно, что всё это не случайные удачные находки того или иного министерства или частного лица, а комплексно выработанные цели культурной политики.

Экономика вместо культуры

В нашей стране в первой половине 1990‑х годов также много занимались культурной политикой, которая так и не стала государственной и осталась фактически только на бумаге. Казалось бы, обществу это только на пользу: свобода должна способствовать развитию культуры. Однако за эти 20—25 лет было принято множество законов и нормативных актов, которые почти все оказались недружественными по отношению к культуре. Каждое ведомство преследовало свои цели, далеко не всегда совпадающие с интересами общества.

Так, Министерство финансов, исходя из собственных интересов, регулярно приостанавливало действие важнейшей 45‑й статьи «Основ законодательства Российской Федерации о культуре», установивших в 1992 году гарантированный уровень бюджетного финансирования культуры. Министерство экономики тоже хотело управлять сферой культуры, поэтому «продавило» 83‑ФЗ, а затем 94‑ФЗ и ещё худшую его модификацию 44‑ФЗ. Ряд принятых кодексов содержит такие положения, которые ограничивают действие организаций культуры и устанавливают их зависимость от финансовых ведомств. В результате культурную политику государства фактически определяют сегодня экономические ведомства. В этом смысле отсутствие культурной политики — это отсутствие защиты от произвола и монополии бюрократов.

Защита от мракобесов

Те положения, которые у нас обсуждаются сейчас, сильно отличаются от разработанных в 1990‑е годы. В этом смысле минкультовский проект «Основ государственной культурной политики», подготовленный группой анонимных авторов, — это, конечно, мракобесие, но второй документ, подготовленный группой советника Президента Р Ф В. И. Толстого , уже очищен от всякого рода глупостей («Россия не Европа», «Долой толерантность» и т. д. ). Вместе с тем там нет ни одной из трёх обязательных составляющих: ни стратегических целей развития культуры, ни экономических и правовых механизмов их реализации. Получается, что этот документ — что‑то вроде методических материалов для разработки культурной политики государства, который не имеет никакого статуса и сферы применения. И хотя проект В. И. Толстого много лучше министерского (я рассматриваю этот документ просто как защиту от мракобесов), но и он может нести отрицательный заряд. Всегда найдутся люди, которые будут по‑своему трактовать заявленные там тезисы и вводить идеологические регламентации по своему вкусу. На самом же деле, повторю это ещё раз, ни Администрация Президента, ни Министерство культуры не имеют права управлять культурой — саморазвивающейся и самоорганизующейся общественной системой. Они могут и должны создавать условия для её развития.

Ознакомьтесь так же:  Новомосковск судебная экспертиза

Идея нового закона

За 40 лет занятий экономикой культуры я много раз принимал участие в подготовке различных документов, призванных реформировать отрасль. Были удачные попытки, когда удавалось реализовывать на практике свои идеи. Так было с «Театральным экспериментом» и «Новыми условиями хозяйствования», рядом других акций Союза театральных деятелей. Но чаще мы не могли пробить бюрократическую стену.

Мы договорились, что в проекте нового закона о культуре сделаем то, что считаем нужным, пусть из этого даже ничего не будет принято

Мне уже 67 лет, и вряд ли я смогу принять участие в следующей попытке как‑то изменить культурную ситуацию в стране. Поэтому ещё в январе, когда и Владимир Мединский, и Владимир Толстой говорили, что новый закон о культуре не нужен, а нужна государственная культурная политика, я обратился к своим друзьям и коллегам в сфере культуры — культурологам, социологам, юристам, экономистам — и предложил им создать независимую группу для подготовки проекта нового Закона о культуре и культурной деятельности.

Мы договорились, что в этом проекте мы сделаем то, что считаем нужным, пусть из этого даже ничего не будет принято. Мне было очень приятно, что все согласились с такой постановкой задачи. Вместе мы подготовили законопроект. Пока недоработанный и с многочисленными повторами, но он уже есть. Специалисты разных сфер вложили в него всё, что считают важным. В результате появился целый кодекс, где совмещены все действующие частные законы о культуре, будь то авторские права, библиотеки или кино. Получился очень серьёзный и значимый документ, хотя пока и сырой. Несмотря на всё, что сейчас происходит в культуре, нас неожиданно поддержал Григорий Ивлиев — заместитель министра культуры, курирующий юридические вопросы.

Формально наша культурная сфера до сих пор регулируется «Основами законодательства Российской Федерации о культуре», федеральным законом, принятым в 1992 году. В начале 1990‑х годов чиновничество было растеряно из‑за начавшейся системной трансформации. Только этим можно объяснить принятие закона, содержащего ту самую 45‑ю статью, в соответствии с которой субъекты РФ обязаны были выделять на культуру 6 % расходов регионального бюджета, а центр — 2 % федерального бюджета, вне зависимости от позиции финансового ведомства. Как сказал мне в тот период один мой коллега: «У культуры хватило сил пролоббировать эту норму, но не хватит добиться её исполнения». Всё так и произошло. Почувствовав себя увереннее в своих креслах, чиновники Минфина при утверждении бюджета регулярно вносили предложение о приостановке действия 45‑й статьи. Они никому не хотели отдавать право решать, сколько давать денег на культуру в тот или иной год. А в 2005 году у Министерства финансов, наконец, вышло и вовсе изъять 45‑ю статью, обескровив и без того бездействующий закон.

На сегодняшний день закон 1992 года, конечно, устарел, однако там были прописаны многие важные вещи. Например, запрещалась цензура, а ведь сейчас она процветает. Кроме того, в старом законе были положения, которые открыли возможности для создания новых театральных и концертных организаций. За время его действия в несколько раз выросло количество театров и людей, занятых в искусстве. Всё это благодаря введённым нормам и общей либерализации экономики.

В знаменитых указах 2012 года Президент провозгласил повышение заработной платы в сфере культуры до среднерегионального уровня. Однако денег на это не выделили и, судя по всему, выделять не собирались. Результата добивались исключительно на сокращениях

Сами же нормы «2 %» и «6 %», конечно, подвергались критике. Например, возникал вопрос: почему одни и те же цифры в каждом регионе? Непонятно, на чём они основаны, да и условия везде разные. Но тогда эти цифры давали столь необходимые для культуры государственные гарантии и хотя бы частично защищали нас от произвола Минфина. И сейчас, если мы хотим вернуть эти нормы финансирования, а мы хотим это сделать, надо найти соответствующие обоснования. В связи с этим нами был выработан подход определения дифференцированных нормативов (для каждого региона РФ) на основе фиксированных обязательств государства по отношению к работникам культуры в части заработной платы, к населению — в части доступности культурных благ, и к созданным государством организациям культуры — в части их бюджетного субсидирования

Особенно важна позиция, касающаяся обязательств государства перед работниками по заработной плате. Речь идёт о знаменитых указах Президента 2012 года, где он провозгласил повышение заработной платы в сфере культуры до среднерегионального уровня. Однако денег на это не выделили и, судя по всему, выделять не собирались. Результата добивались исключительно на сокращениях. Введение дифференцированных норм финансирования позволило бы этого избежать.

Процентная благотворительность

Доминантой нашего проекта является установка на то, чтобы управление культурой постепенно переходило от государства к обществу. Мы, например, предлагаем, чтобы граждане нашей страны участвовали в распределении бюджетных средств, т. е. хотим предоставить каждому налогоплательщику право направлять до двух процентов выплачиваемого им налога на те направления культурной деятельности, которые он считает важными. В специальной литературе это принято называть «процентной благотворительностью». Согласно моим подсчетам, в этой программе примут участие 15—20 % работающего населения, что обеспечит культуре дополнительные 6 миллиардов рублей ежегодно.

Эндаумент-финансирование

Чтобы увеличить культурный бюджет, мы предлагаем использовать эндаумент-фонды. Впервые с таким финансированием я столкнулся в 1988 году в вашингтонском театре Arena Stage. Этот театр жил на доходы от аренды подаренных ему некогда двух десятков квартир, которые составляли его эндаумент-фонд. Таким же образом мы предлагаем вкладывать полученные налоговые деньги в эндаумент-фонды, чтобы получать с них доход, не растрачивая средства самих фондов. С каждым годом, благодаря собранным налогам, фонды будут становиться все больше. Этот механизм позволит «тратить не растрачивая, накапливать». Мне нравится эта формула, и если создать такие фонды по разным направлениям (театр, музыка, изобразительное искусство, кинематограф, реставрация и т. д. ), для них, как показывают расчёты, появится весьма существенный дополнительный источник финансовых ресурсов, которые следует направлять, например, на грантовое конкурсное финансирование проектов.

Мои западные коллеги высоко оценили эти идеи, однако у нас мой проект эндаумент-фондов часто критикуют, полагая, что, как только у культуры возникнут дополнительные средства, у Министерства финансов сразу же появится желание уменьшить бюджетные субсидии. Поэтому так важны нормативы финансирования культуры, законодательно гарантирующие выделение бюджетных средств. Иначе любые удачные идеи пойдут только во вред.

Однако похожие механизмы работают. Например, в Эстонии с момента распада Союза действует Фонд культурного капитала, куда направляют маркированные налоги, а именно акцизы на алкоголь и табак. Там справедливо полагают, что раз эти продукты портят человека, доходы от них следует направлять на то, что его улучшает. Но работает это только в связке: закон, который устанавливает норматив, и фонд, который обеспечивает грантовые деньги.

В какой‑то момент Григорий Ивлиев захотел, чтобы мы прописали в законопроекте, что такое «современное», «актуальное» и что такое «культура». Написали. Ужаснулись

Гибкое регулирование

У нас существует свободное ценообразование, при котором никто не имеет права вмешиваться в установление цен на услуги организаций культуры. Театры, музеи, концертные залы сами определяют цену билетов, и для нас это тоже принципиальный момент. Проблема возникает, когда из бюджета выделяется дотация, призванная обеспечить доступность культурного продукта для разных слоев населения, но театр или другая организация культуры повышает цены. Чтобы бороться с этим, Министерство хочет установить планку, выше которой цену поднять нельзя. На наш взгляд, это противозаконно и недопустимо. Мы предлагаем согласовывать рост цен с уровнем инфляции. Если цена на билеты выросла меньше, чем процент инфляции, театр ничего не нарушил, а если больше, то вступают в действие две меры. Во-первых, депремируется руководитель организации, а во‑вторых, сверхинфляционный доход облагается налогом на прибыль. В остальном театр сам решает, что ему более выгодно. Похожим образом работают все предлагаемые нами нормы экономического регулирования.

Что такое «актуальное»?

В какой‑то момент Григорий Ивлиев захотел, чтобы мы прописали в законопроекте, что такое «современное», «актуальное» и что такое «культура». Написали. Ужаснулись. И теперь очень жёстко стоим на том, что в законе их быть не должно. Всем, кто настаивал, я задавал один вопрос: а где вы хотите использовать эти формулировки?

Ознакомьтесь так же:  102 приказ мвд

Объясню, откуда это пошло. Есть такой закон — «О ввозе и вывозе культурных ценностей». Если предметы искусства ввозят на территорию страны, должна действовать налоговая льгота, потому что государство в этом заинтересовано. И наоборот. Возникает вопрос, как определить, какие именно объекты несут в себе культурную ценность. Например, обладают ли ею десять новеньких автомобилей, которые будут использованы в качестве реквизита на съёмках фильма? Сейчас, чтобы выяснить это, таможенник должен обратиться в экспертную комиссию и получить её заключение. В этой системе много абсурда, но хуже другое — эти прикладные правила получают распространение за пределами своей сферы, где они на самом деле не нужны. Если какой‑либо министр говорит, что выставленные на биеннале объекты — это не искусство, то надо не прописывать, что такое «современное искусство», а просто запретить министру подобные высказывания. Это не его функции. На это и направлен главный вектор закона. Повторюсь, наша позиция состоит в том, что любые формулировки и определения не нужны культуре, они нужны только чиновникам, которые с их помощью хотят культурой управлять.

Экспертиза и первое чтение

Когда Григорий Ивлиев понял, что у нас получился серьёзный документ, он, как ни странно, сумел убедить в этом министра. И Владимир Мединский везде объявил, что проект закона о культуре разработан, хотя на тот момент его ещё не было. В результате вышло постановление Министерства, по которому была создана большая рабочая группа, куда вошли несколько человек из нашей команды, а также чиновники, представители общественного совета, Думы, Совета Федерации, которые будут его обсуждать и доводить. По плану, закон хотят вынести на первое чтение в декабре. Дальше он пойдёт на экспертизу в разные министерства и совершенно точно получит там отрицательные заключения. Двигаться всё будет очень медленно, но важно то, что отдельные положения этого законопроекта, на мой взгляд, будут быстро инкорпорированы в другие законодательные и нормативные акты. В этом смысле у меня есть некоторый оптимизм. Главное, я глубоко уверен в экономической составляющей этого законопроекта и не боюсь критики.

Законопроект о культуре может появиться в мае

На этом настаивают депутаты Государственной Думы

На пленарном заседании 10 апреля Государственная Дума в первом чтении отклонила многострадальный проект закона об основах культурной политики в России. Судьба у документа непростая. Его внесли на рассмотрение палаты парламентарии во главе с Еленой Драпеко. Потом его дорабатывали и в 2014 году вносили на рассмотрение палаты заново. Параллельно Правительство разрабатывало свой проект закона о культуре, но документ оказался слишком объёмным, и от него в итоге решили вообще отказаться. Однако еще 21 декабря 2017 года, на заседании президентского Совета по культуре и искусству глава государства Владимир Путин ясно сказал, что новому закону о культуре быть.

Промедление уже смерти подобно

В начале февраля президент поручил своей Администрации до 15 марта разработать концепцию нового законопроекта о культуре, а до 1 июля — сам документ. Госдума же терпеть до июля не хочет и считает, что уже в мае документ должен находиться на её рассмотрении. С таким заявлением выступил на пленарном заседании зампред фракции «Справедливая Россия» Олег Нилов. Он вообще предложил не отпускать на майские каникулы депутатов из Комитета по культуре, чтобы к 8 мая они представили документ коллегам. Тем более что работают над ним и в Совете Федерации, и в Администрации Президента.

Сочи превратят в российский Голливуд

Именно то, что уже ведётся структурная работа по созданию нового законопроекта, и стало главной причиной отклонения имеющегося документа. Хотя одна из его авторов, первый зампред Комитета по культуре Елена Драпеко настаивала на том, что документ хороший и если у кого-то есть вопросы к нему, то их можно будет устранить ко второму чтению.

«Мы говорим, что именно традиционная культура — основа, мы говорим о её развитии и гарантируем творческим работникам и организациям право на обсуждение важных вещей. Единственный недостаток этого документа в том, что его фамилия — «Госдума». И если бы она поддержала проект, то, наверное, общество и культура были бы довольны», — сказала депутат.

Коллегу поддержал зампред Комитета по культуре Александр Шолохов, выступая с содокладом. Но он отметил, что нынешний текст законопроекта вносился ещё до принятия в декабре 2014 года Основ государственной культурной политики, и теперь получается, что документы во многом перекликаются.

«Нам сейчас надо существенно доработать терминологию, посмотреть соотношение с нормами действующих федеральных законов. Дальнейшую работу целесообразно проводить в рамках поручения президента по итогам упомянутого Совета по культуре и искусству», — добавил Шолохов.

Депутаты протестовать не стали и согласились в итоге с тем, что необходимо дождаться нового законопроекта. Только первый зампред думского Комитета по культуре Владимир Бортко высказал мнение, что и нынешний документ «недурён, а пока нет другого, надо согласиться на него».

Матвиенко предложила зафиксировать в законе минимальную планку расходов на культуру

Противоположного мнения изначально придерживалась председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. 23 марта на открытии Московского культурного форума она заявила, что новый закон о культуре, к разработке которого призывал Президент РФ Владимир Путин, будет доработан и принят в самое ближайшее время.

Спикер палаты регионов отметила, что интерес к культуре и практически ежедневная потребность в приобщении к её ценностям стали характеристикой нашего времени: «Только за прошедшие пять лет посещаемость филармонических концертов в России выросла на 30 процентов, музеев — на 60 процентов, театров — на 15 процентов».

Валентина Матвиенко напомнила, что росту этого интереса немало способствовали три тематических года: культуры, литературы и российского кино, проведённые по решению Президента России. Их результатом, помимо всего прочего, стало утверждение Основ государственной культурной политики и Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года.

Культурная политика объединит регионы

Культура — это не сфера услуг, не галантерейный магазин, куда можно прийти и выбрать себе товар для утилитарных нужд. У культуры совсем иная миссия — не просто развлечь зрителя, а сыграть ключевую роль в гуманитарной политике всей страны. Именно поэтому Владимир Путин чётко дал понять, что новый закон о культуре должен пройти максимально широкое общественное обсуждение с привлечением различных общественных деятелей, представителей экспертного сообщества.

В новом законе должно быть закреплено немало норм, регулирующих столь чувствительную сферу. Поскольку на выходе должен получиться качественный и хорошо продуманный документ, ведь новая культурная политика должна быть единой для всей страны. Об этом говорили и в Совете Федерации 10 апреля на парламентских слушаниях под председательством главы Комитета палаты по науке, образованию и культуре Зинаиды Драгункиной. Обсуждалось там, как сегодня реализуется культурная политика в регионах.

Только за прошедшие пять лет посещаемость филармонических концертов в России выросла на 30 процентов, музеев — на 60 процентов, театров — на 15 процентов.

К сожалению, пока что местные законы о культуре мало координируются с федеральным законодательством. А потому Совет Федерации и Министерство культуры РФ создадут общую рабочую группу по исследованию культурной среды в регионах.

Заместитель министра культуры РФ Александр Журавский сообщил, что из 85 регионов России в 51 есть законы о культуре, и большая часть из них принята ранее 2010 года. А потому они не гармонизированы с федеральным законодательством, и надо после принятия нового закона о культуре провести большую работу по упорядочиванию существующих документов.

«Тем более что в 24 регионах разработаны стратегии развития культуры, в двух регионах ещё только разрабатываются, и в девяти субъектах Федерации они откорректированы после того, как были утверждены Основы государственной культурной политики», — сказал Журавский.

В Ялте обсудят, как противостоять давлению на русский язык

Зинаида Драгункина в ответ на это заметила, что до конца этой недели в Совфеде намерена собраться рабочая группа по разработке нового закона о культуре, и все замечания профильного ведомства она учтёт. Особенно важно, считают парламентарии, чтобы в новых регионах России — Крыму и Севастополе — культурная политика шла в ногу с Центром.

Пока что крымчане не жалуются, тем более что из федерального бюджета только в 2018 году им выделили 1,3 миллиарда рублей на учреждения культуры. Об этом на парламентских слушаниях рассказал глава Республики Крым Сергей Аксёнов.

«Для реставрации и ремонта учреждений на территории Крыма будет разработана научно-проектная документация для ряда объектов. Крым — это живая история, богатейшие пласты культуры разных времён и народов. А культура республики сегодня — это 35 крупных музейных учреждений, 663 библиотеки, 80 процентов из которых сельские, четыре театра, один цирк, один киномедиацентр», — рассказал Аксёнов.

В свою очередь, сенатор от Крыма Ольга Ковитиди вообще предложила не вписывать театр в будущий законопроект о культуре, а создать отдельный закон о театральной деятельности.

«Нам необходим закон о театральной деятельности, если будущий законопроект о культуре будет всеобъемлющим, то это может быть подразделом. Если же проект будет рамочным, то пусть закон о театре и театральной деятельности станет самостоятельным», — отметила сенатор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *