Корпоративные права в залог

Залог долей обществ с ограниченной ответственностью как вид залога корпоративных прав (Илюшина М.Н.)

Дата размещения статьи: 21.04.2015

С 1 июля 2014 г. вступили в силу системные изменения в часть первую Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), касающиеся залога . В новой редакции ГК из общего правового регулирования залога впервые в отдельное регулирование выведены отношения по залогу имущественных прав, вытекающих из обязательства залогодателя (ст. 358.1 — 358.8), и отдельно урегулирован залог прав участников юридических лиц (ст. 358.15). Как представляется, законодатель таким образом закончил дискуссию о самостоятельности природы прав участников юридических лиц, показав их регулирование как отдельной группы отношений.
———————————
См.: Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. N 51. Ст. 6687.

Новая редакция ГК положений о залоге содержит специальную ст. 358.15, посвященную только залогу прав участников юридических лиц. В п. 1 ст. 358.15 ГК указано, что залог прав акционера осуществляется посредством залога принадлежащих акционеру акций этого общества, залог прав участника общества с ограниченной ответственностью — посредством залога принадлежащей ему доли в уставном капитале общества в соответствии с правилами, установленными настоящим ГК и законами о хозяйственных обществах. При этом ГК отмечает, что никакие права участников других юридических лиц не могут быть предметом договора залога. Соответственно, законодатель допустил к полному обороту только права участников акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.
Каким образом изменился механизм правового регулирования договора залога долей в ООО, существовавший до 1 июля 2014 г.?
В связи с начатой законодателем дифференциацией норм ГК о залоге на общие и особенные, учитывая наличие специального законодательства — ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), а также то обстоятельство, что с 1 сентября 2013 г. вступила в силу гл. 9.1 ГК «Решения собраний», необходимо разобраться, как новые правила действуют во времени и каково их соотношение с уже имеющимся механизмом залога долей, установленным в Законе об ООО.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Правило п. 1 ст. 3 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ установило, что положения о залоге вступают в силу с 1 июля 2014 г. Положения п. 2 и 3 ст. 3 этого ФЗ особо устанавливают порядок применения ГК в измененной редакции и закрепляют, что обновленные положения ГК применяются только к правоотношениям, которые возникнут после даты его введения, и впредь до приведения законодательных и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с положениями ГК (в ред. ФЗ от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ) законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям ГК (в ред. ФЗ от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ).
Это означает, что все положения ГК РФ о залоге (в ред. ФЗ от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ), которые можно отнести к правовому регулированию залога долей в ООО, если они вступают в противоречие с действующими нормами Закона об ООО, имеют преимущество в применении к отношениям залога долей, возникшим после 1 июля 2014 г.
Кроме указанных изменений в ГК одновременно в Закон об ООО в части залога также внесены изменения, которые вступили в силу с 1 июля 2014 г. Пункт 2 ст. 22 Закона об ООО дополнен предложением следующего содержания: «Залог доли или части доли в уставном капитале общества подлежит государственной регистрации в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, и возникает с момента такой государственной регистрации» . Этим же Законом в ст. 7.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» внесены изменения, в силу которых обязательному внесению в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц подлежат также сведения об обременении залогом принадлежащего юридическому лицу движимого имущества . Кроме того, гл. 9.1 ГК устанавливает некоторые общие исходные положения об общих собраниях, которые обязательны во всех случаях принятия решения о даче согласия на залог доли или части доли в ООО.
———————————
Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 379-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. N 51. Ст. 6699.
СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.
Статья 9 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 379-ФЗ.

Во-первых, статья 181.1 ГК предусматривает, что правила гл. 9.1 применяются, если законом или в установленном им порядке не предусмотрено иное. В силу этого соотношение ГК и специального законодательства об отдельных юридических лицах строится таким образом, что если ФЗ об ООО предусмотрены иные правила в части определения кворума собрания, порядка принятия решений, то применяются именно нормы специальных законов. Например, в ст. 181.2 ГК записано, что решение собрания может приниматься посредством заочного голосования. Во-вторых, в ГК впервые сформированы общие исходные правила (при отсутствии специальных норм в законодательстве об отдельных видах юридических лиц), устанавливающие порядок принятия решений собраний.
Схематично данный порядок выражается в следующем:
решение собрания может приниматься путем как очного, так и заочного голосования;
решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство присутствующих на собрании, а присутствовать должно не менее 50% списочного состава участников. Например, если в составе ООО 50 участников, то для принятия решения должно присутствовать не менее 25 участников, а проголосовать «за» — 13 участников. Однако если в специальных законах установлены иные требования к голосованию по тем или иным вопросам, то следует применять именно эти правила.
В своей совокупности указанные изменения во многом меняют правовое регулирование договора залога долей в ООО с 1 июля 2014 г.
Теперь залог доли в ООО регулируется следующим образом. Усиливается особая формализация данных отношений. Договор залога, как и ранее, регулируется ст. 22 Закона об ООО, а также нормами § 3 гл. 23 ГК. В соответствии с п. 1 ст. 22 Закона об ООО участник ООО вправе передать принадлежащую ему долю или часть доли в уставном капитале ООО в залог другому участнику или, если это не запрещено уставом, с согласия общего собрания участников — третьему лицу.
Данное решение общего собрания принимается большинством голосов всех участников общества, если в соответствии с уставом не установлено большего числа голосов. При этом голос участника, который намерен передать свою долю (часть доли) в залог, при определении результатов голосования не учитывается. Здесь следует заметить, что это специальное требование к содержанию протокола. При этом составляемый протокол, в котором оформляется решение общего собрания о даче согласия на залог, должен отвечать также общим требованиям, установленным в ст. 181.2 ГК.
В соответствии с п. 3 ст. 335 ГК, если предметом залога является имущество, на отчуждение которого требуется согласие или разрешение другого лица либо уполномоченного органа, такое же согласие или такое же разрешение необходимо для передачи этого имущества в залог, за исключением случаев, когда залог возникает в силу закона. Распространяется ли данная статья на залог долей в уставном капитале ООО? В силу норм Закона об ООО процедура отчуждения доли в уставном капитале ООО и процедуры залога такой доли различны. Для отчуждения доли согласно п. 10 ст. 21 Закона об ООО уставом ООО может быть предусмотрена необходимость получения согласия участников общества (при этом учитывается волеизъявление каждого участника) либо согласие самого общества (которое выдается обществом в письменной форме либо подразумевается, если от общества не получен отказ в даче такого согласия).
Для залога доли третьему лицу необходимо решение общего собрания участников общества о даче согласия на залог, которое принимается большинством голосов всех участников общества, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена уставом общества. Необходимо ли для залога доли в уставном капитале ООО (наряду с решением собрания ООО) согласие участников общества или самого общества, если такое согласие предусмотрено уставом общества для отчуждения доли третьему лицу? На наш взгляд, в данном случае новое общее правило, введенное п. 3 ст. 335 ГК о применении к залогу тех же требований, что и при договоре отчуждения в части получения согласий, не может поколебать имеющуюся специальную процедуру дачи согласия на залог долей в форме решения общего собрания или отменить ее, поскольку она предусмотрена специальным законодательством и представляет собой корпоративную процедуру, в которой осуществляется волеизъявление и участников, и самого общества. Это специальное правило очень важно, поэтому для залога долей третьим лицам в Законе об ООО установлено императивное правило о необходимости получения предварительного согласия общего собрания ООО. В силу этого никаких новых согласий ни от общества, ни отдельно от каждого участника не требуется.
Статья 22 Закона об ООО сохраняет обязательную нотариальную форму договора залога доли или части доли в уставном капитале ООО под страхом недействительности.
Однако теперь для того, чтобы договор залога доли состоялся как юридический факт для третьих лиц, пп. 2 п. 1 ст. 339.1 «Государственная регистрация и учет залога» устанавливает правило, в соответствии с которым, если предметом залога являются права участника (учредителя) общества с ограниченной ответственностью, залог подлежит государственной регистрации и возникает с момента такой регистрации (ст. 358.15).
Причем в этом случае необходима государственная регистрация данного соглашения как договора. Нотариус так же, как и при продаже доли, совершает три нотариальных действия. Первое заключается в нотариальном удостоверении подписанного обеими сторонами договора о залоге. Второе правило также направлено на соблюдение принципов публичности ведения ЕГРЮЛ. Нотариус обязан направить в срок не позднее трех дней с момента удостоверения сделки в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении сведений о заключении договора залога доли в ЕГРЮЛ, подписанное участником общества — залогодателем, с указанием вида залога доли или части доли и срока, в течение которого данный залог будет действовать, либо порядка установления этого срока (п. 3 ст. 22 Закона об ООО). Передача указанного заявления осуществляется нотариусом непосредственно в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, или пересылается по почте с уведомлением о его вручении. Заявление может быть передано также с использованием факсимильной связи, информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, и иных технических средств, если порядок такой передачи заявления определен уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти. В трехдневный срок после получения указанного заявления орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит запись в ЕГРЮЛ об обременении залогом соответствующей доли или части доли в уставном капитале общества с указанием срока, в течение которого такое обременение действует, или порядка его определения. Запись в Едином государственном реестре юридических лиц об обременении залогом доли или части доли в уставном капитале общества погашается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя или на основании вступившего в законную силу решения суда.
В трехдневный срок после получения указанного заявления инспекция ФНС России вносит запись в ЕГРЮЛ о регистрации залога соответствующей доли или части доли в уставном капитале ООО с указанием срока, в течение которого такой договор действует, или порядка его определения.
Далее в срок, не превышающий трех дней с момента нотариального удостоверения договора залога, нотариус, удостоверивший сделку, совершает третье нотариальное действие — передачу ООО, доля или часть доли в уставном капитале которого заложены, копии указанного заявления. Таким образом, договор залога составляется в трех экземплярах — по одному сторонам и нотариусу.
Таким образом, сегодня договоры залога долей участия в ООО после внесения соответствующих изменений в законодательство могут заключаться только в нотариальном порядке и только с соблюдением новых правил о государственной регистрации договора залога в ЕГРЮЛ. Кроме того, данный вид залога возникает с момента государственной регистрации в соответствии с правилами п. 1 ст. 339.1 ГК .
———————————
Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ.

Ознакомьтесь так же:  Регистрация договор пожизненного содержания

По правилу п. 1 ст. 335 ГК залогодателем может быть как сам должник, так и третье лицо.
В случае, когда залогодателем является третье лицо, к отношениям между залогодателем, должником и залогодержателем применяются правила ст. 364 — 367 ГК, если законом или соглашением между соответствующими лицами не предусмотрено иное. По общему правилу право передачи вещи в залог принадлежит собственнику вещи. Лицо, имеющее иное вещное право, может передавать вещь в залог в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом. Важно, что в отношении прав участников юридических лиц ГК РФ создал совершенно различные последствия для объема корпоративных прав, которые осуществляются залогодателем. В соответствии с п. 2 ст. 358.17 ГК при залоге акций удостоверенные ими права осуществляет залогодатель (акционер), если иное не предусмотрено договором залога акций. Если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем. Это означает, что по общему правилу залогодатель доли в ООО лишается корпоративных прав, которые составляют право участия. В соответствии с содержанием корпоративных прав, закрепленных в ст. 67 ГК, залогодержатель с момента государственной регистрации договора залога доли в ЕГРЮЛ вправе участвовать в управлении делами общества, получать информацию о деятельности товарищества или общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке, принимать участие в распределении прибыли, получать в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость, а также иметь и другие права, предусмотренные ГК, Законом об ООО, учредительными документами общества. Соответственно, договор залога доли ООО с 1 сентября 2014 г. приобретает значение доверенности в отношении корпоративных прав залогодержателя, на основании которой залогодержатель будет осуществлять свои права, в том числе участвовать в собраниях ООО. Это новый элемент в статусе залогодержателя доли в ООО. В связи с этим надо отметить, что данное положение о возможности применения правил о доверенности к решениям собраний с 1 сентября 2013 г. было закреплено в новой редакции п. 4 ст. 185 ГК РФ.
Чтобы изменить это общее правило, закрепленное в ГК диспозитивным образом, стороны договора залога должны погасить положение, содержащееся в п. 2 ст. 358.17 ГК, специально оговорив в тексте договора, что залогодержатель на основании заключенного договора залога не приобретает корпоративных прав, и таким образом оставить предмет залога (в виде совокупности прав участника) у залогодателя.
В рамках данной статьи остался нерассмотренным круг вопросов, связанных с применением новелл института залога доли в ООО в части обращения взыскания на этот специфический объект гражданского оборота. Ранее автор касалась данной темы , анализируя положения Федерального закона от 6 декабря 2011 г. N 405-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования порядка обращения взыскания на заложенное имущество» . Однако произошедшие концептуальные изменения института залога требуют детального анализа соотношения правил закона и договора в регулировании обращения взыскания на предмет залога, поскольку сторонам предоставлены также довольно широкие возможности формирования договорных условий о внесудебном порядке обращения взыскания.
———————————
См.: Илюшина М.Н. Проблемы применения внесудебного порядка обращения взыскания в договоре залога доли в ООО // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 5.
СЗ РФ. 2011. N 50. Ст. 7347.

Библиографический список

1. Илюшина М.Н. Залог доли в ООО и в хозяйственных партнерствах // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 5.
2. Илюшина М.Н. Новое законодательство о договорном регулировании отношений по залогу движимого имущества // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 3.
3. Илюшина М.Н. Проблемы применения внесудебного порядка обращения взыскания в договоре залога доли в ООО // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 5.

Залог корпоративных прав при залоге акций или доли в уставном капитале хозяйственного общества

10 статей журнала
стоили бы 1500 e

2010 — 2018 © ООО «Издательская группа «Закон»

Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Корпоративные права в залог

Бронников Алексей Михайлович

кандидат юридических наук

119571, Россия, г. Москва, ул. Ленинский Проспект, 152, кв. 223

Bronnikov Aleksei Mikhailovich

119571, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 152, kv. 223

Предметом настоящего исследования являются правовые нормы, направленные на урегулирование отношений в сфере залога прав участников юридических лиц, , практика их применения антимонопольной службой и судами, а также совокупность теоретических положений о залоге. В статье проанализирован вопрос правовой природы залога долей в уставном капитале ООО и залога акций, выделены актуальные правовые проблемы, предложены пути их решения. Также, в статье поднимается вопрос реализации рассматриваемого предмета залога на публичных торгах. Методологической основой исследования является совокупность общенаучных и специальных юридических методов, таких как анализ, синтез, конкретизация и абстрагирование, сравнительно-правовой, формально-юридический, технико-юридический, социологический, метод правового моделирования. Научная новизна исследования заключается в том, что, несмотря на наличие отдельных работ, должного научно-исследовательского внимания к изучению залога прав участников юридических лиц не уделено. На основе изученных источников, нормативно-правовых актов, судебной практики, а также практики проведения публичных торгов в работе предложены конкретные меры по решению отдельных правовых проблем, связанных с залогом долей и акций в обществах, а также последующей их реализации на публичных торгах с целью удовлетворения требований кредитора.
Ключевые слова: Залог, залоговые правоотношения, залог долей, публичные торги, доля, акция, торги, судебная практика, антимонопольная практика, правоприменение

Дата направления в редакцию:

The research subject is the set of legal provisions aimed at the regulation of relations in the field of pledge of rights of corporate members, the practice of their application by antimonopoly service and courts, and the set of theoretical provisions about pledge. The author analyzes the problem of the legal nature of pledge over shares of an LLC’s registered capital, outlines topical legal problems, and offers the ways to solve them. The author also raises the question of realization of this subject of pledge on public markets. The research methodology is based on the set of general scientific and specific methods of jurisprudence such as analysis, synthesis, specification and abstraction, the comparative-legal, formal-legal, technical-legal, sociological methods, and the method of legal modeling. The scientific novelty of this study consists in the fact that though there are particular works on this topic, the issue of pledge of rights of corporate members hasn’t been studied sufficiently enough yet. Based on the analysis of sources, normative acts, judicial practice, and the practice of public marketing, the author offers concrete measures for the solution of particular legal problems, connected with pledge over shares of companies and their further realization on public markets for the purpose of meeting the liabilities to creditors.

Ознакомьтесь так же:  Социальный менеджмент учебное пособие для студентов

antimonopoly practice, judicial practice, market, stock, share, public market, pledge of shares, pledge relationship, Pledge, law enforcement

Одним из наиболее эффективных и часто используемых инструментов обеспечения исполнения обязательств юридических лиц перед кредитными организациями является залог долей участников юридических лиц, правовое регулирование которого, с течением времени, претерпело значительные изменения.

Дискуссионным являлся вопрос правовой природы доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью (далее: ООО). Мнения ученых разделялись на две группы. Представители первой группы, такие как П. Кочергин, В.А. Лапач, Г. Чернышев, утверждали, что доля в уставном капитале ООО относится к вещам и к ней следует применять правила о залоге вещей [3,4,9] . По мнению другой группы (Р.С. Бевзенко, Степанов Д.И. и другие), доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью следует закладывать по правилам о залоге имущественных прав [1, с.527] [7] . Данная точка зрения с течением времени нашла свое подтверждение в судебной практике [5,6] , вследствие чего на законодательном уровне было признано, что залог долей в уставном капитале ООО проводится по правилам залога имущественных прав.

Права участников акционерных обществ (далее: АО) подтверждаются наличием у них акций. На основании ст. 128 ГК РФ в качестве объектов гражданских прав называются документарные и бездокументарные ценные бумаги. Содержание статьи позволяет сделать вывод, что документарные ценные бумаги входят в понятие «вещь», а бездокументарные не являются вещами и входят в более широкую правовую категорию объектов – в иное имущество наряду с безналичными денежными средствами, имущественными правами и тд.

Впервые на уровне Гражданского кодекса РФ порядок залога прав участников юридических лиц был урегулирован с 1 июля 2014 года в рамках реформирования ГК РФ на основании Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ [8] . Речь не идет о новом виде залога, так как он существовал и использовался на практике достаточно давно. Законодатель допускает к залогу только права участников обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ, о чем прямо указывается в ст. 358.15 ГК РФ. Данное правило является императивным и не допускает залог прав участников иных юридических лиц.

Несмотря на то, что залог прав участников юридических лиц на данный момент регулируется общими и особенными нормами ГК РФ, а также специальными законодательными актами, в его применении остается ряд проблем, которые влияют на развитие данного вида залога, а также на защищенность интересов кредиторов в залоговых правоотношениях.

Выделение проблем следует начать с самого распространенного в РФ вида юридических лиц – общества с ограниченной ответственностью. На основании п.1 ст. 358.15 ГК РФ залог долей в ООО осуществляется в соответствии с правилами, установленными Федеральным Законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее: ФЗ об ООО), в котором рассматриваемым отношениям посвящена ст. 22 и ряд других положений. Рассмотрим основные из них: 1) участник общества вправе передать в залог принадлежащую ему долю или часть доли в уставном капитале общества другому участнику общества или, если это не запрещено уставом общества, с согласия общего собрания участников общества третьему лицу; 2) к договору залога доли в уставном капитале установлена обязательная нотариальная форма. Несоблюдение этого правила влечет недействительность договора; 3) залог доли подлежит обязательной государственной регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц (далее: ЕГРЮЛ) в качестве обременения; 4) на основании п. 9 ст. 21 ФЗ об ООО при реализации доли или части доли в уставном капитале общества с публичных торгов права и обязанности участника общества по таким доле или части доли переходят с согласия участников общества; 5) в статье 358.15 ГК РФ присутствует диспозитивный характер по отношению к порядку осуществления корпоративных прав. Так, если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем. Следовательно, в договоре залога возможно предусмотреть, что права участника общества будут осуществляться и самим участником.

Многочисленные споры вызывает реализация преимущественного права покупки доли на публичных торгах участниками ООО. Основной причиной таких споров является прямое противоречие норм, закрепленных в ст. 250 и 447 ГК РФ и п.9 ст. 21 ФЗ об ООО [10] .

Одним из основных принципов публичных торгов является равенство всех участников. На основании п. 2 ст. 255 ГК РФ проведение публичных торгов для продажи доли в праве общей собственности допустимо в случае, если выделение доли в натуре невозможно, либо против этого возражают другие участники долевой или совместной собственности [10] . Возможность права преимущественной покупки доли должно быть прописано в Уставе ООО. При этом необходимо учитывать, что победителем на аукционе является лицо, предложившее максимальную цену за реализуемый предмет. Следовательно, согласно п.2 ст. 250 ГК РФ, при каждом новом предложении цены на торгах продавец доли будет обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее [10] . Более того, сроком реализации преимущественного права покупки доли в праве собственности на недвижимое имущество признается один месяц, а в случае движимого имущества – десять дней. Следовательно, каждое новое предложение цены должно продлевать результаты аукциона на срок от десяти дней до одного месяца [10] .

В такой ситуации становится невозможным соблюдения правила п.6 ст. 448 ГК РФ, которое обязывает подписать итоговый протокол проведения торгов в день проведения аукциона, если иное не установлено законом [10] . По нашему мнению, для частичного решения данной проблемы необходимо внести дополнения в ФЗ об ООО, регулирующие срок подписания итогового протокола по результатам публичных торгов с учетом положений о преимущественном праве покупки.

Даже если в результате торгов был определен победитель, то преимущество покупки доли все равно останется на стороне участников общества. На основании п.4 ст. 21 ФЗ об ООО участник общества вправе потребовать перевода на себя прав покупателя, так как в ином случае будет допущено нарушение его преимущественных прав. Организатор торгов при этом понесет соответствующую закону ответственность. Следовательно, для обеспечения безопасности организатора торгов считаем необходимым внести дополнения в ст. 448 ГК РФ, направленные на урегулирования проведения торгов по продаже долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью с учетом реализации преимущественного права покупки доли.

Другой проблемой видится чрезмерное обеспечение законодателем целостности участников общества с ограниченной ответственностью. На основании п.1 ст. 22 ФЗ об ООО участник общества вправе передать третьему лицу в залог принадлежащую ему долю или часть доли, только если это разрешено уставом общества и с согласия общего собрания общества. При этом, согласно п. 9 ст. 21 ФЗ об ООО, при продаже доли или части доли в уставном капитале общества с публичных торгов права и обязанности участника общества по доле или ее части переходят с согласия участников общества соответственно.

Следовательно, целостность участников ООО обеспечивается законодателем дважды: на этапе заключения договора залога и на этапе реализации заложенной доли с торгов. Возникает резонный вопрос: с какой целью законодатель устанавливает требования о получении согласия участников общества на залог доли и следом еще одного согласия на передачу прав и обязанностей участника общества лицу, купившему долю с публичных торгов? Соглашаясь с мнением Р.С. Бевзенко [1, с. 532] , считаем такой подход нецелесообразным. По нашему мнению, следует исключить из п.1 ст. 22 ФЗ требование о согласии участников общества на залог доли, учитывая, что такая возможность изначально должна быть прописана в Уставе ООО, что уже является своего рода согласием. Более того, участники общества могут не дать согласия на переход прав и обязанностей участника общества лицу, победившему на торгах.

Также следует рассмотреть вопрос о том, с какого момента доля участника ООО будет считаться обремененной залогом, и с какого момента переходит право собственности на долю. Ответ на этот вопрос не является однозначным. Так, в юридической литературе встречается мнение [2, с. 15-23] , что договор залога долей подлежит обязательной государственной регистрации. Однако, в нормах ГК РФ и Закона об ООО отсутствует упоминание о регистрации договора залога, речь в указанных нормативных актах идет только о праве залога, которое подлежит регистрации. На основании норм ГК РФ о залоге также следует сделать вывод, что законодатель понимает залог как право в широком смысле слова, а не как договор.

Важным является разграничение моментов заключения договора залога и возникновения права залога как обременения. На основании п.12 ст. 20 Закона об ООО можно сделать вывод, что моментом перехода права собственности на долю будет являться факт подписания договора и его нотариальное заверение. Момент же возникновения права залога как обременения, имеющего свойства следования и качество приоритета, должен возникать не ранее предания ему публичности. В случае с залогом долей в уставном капитале ООО, публичность ему придает момент регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц в качестве обременения доли. Обременение залогом доли или части доли завершается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя или на основании вступившего в законную силу решения суда, вследствие чего в Единый государственный реестр юридических лиц вносится запись о погашении залога.

Ознакомьтесь так же:  Новая лицензия для доктор веб бесплатно

Переходя к залогу прав участников акционерных обществ, следует отметить, что залог акций возникает с момента его регистрации в реестре владельцев ценных бумаг регистратором или, на основании п.1 ст. 356.12 ГК РФ, в системе учета прав депозитария. Договор залога акций не подлежит нотариальному заверению, равно как и не требует иной государственной регистрации. В соответствии с п.2 ст. 358.17 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором залога акций, предоставленные ими права осуществляются залогодателем (акционером).

В отношении осуществления корпоративных прав при залоге законодатель вводит совершенно разные условия для участников обоих видов юридических лиц. Если иное не предусмотрено договором залога доли в уставном капитале ООО, до момента прекращения залога права участника общества по умолчанию осуществляются залогодержателем. В случае же с залогом акций, если иное не предусмотрено договором, корпоративные права по умолчанию буду осуществляться залогодателем.

Следовательно, по общему правилу, залогодатель доли в ООО с момента государственной регистрации договора залога доли в Едином государственном реестре юридических лиц лишается корпоративных прав, закрепленных в ст. 67 ГК РФ, которые составляют право участия, а именно: управление делами общества, получение информации о деятельности общества и ознакомление с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке, участие в распределении прибыли и другие права, предусмотренные ГК РФ, Законом об ООО и учредительными документами общества.

Позиция законодателя об осуществлении прав залогодержателем, вытекающим из заложенной доли, является не совсем оправданной, так как степень влияния участника ООО на его деятельность значительно выше, чем у акционера на состояние акционерного общества. В законодательстве отсутствует четко определенный перечень прав, которые переходят к залогодержателю, следовательно, можно сделать вывод, что при заключении договора залога доли, залогодержателю по умолчанию перейдет весь перечень прав участника общества. Это является высоким и необоснованным риском для участника ООО.

По нашему мнению, необходимо на законодательном уровне ограничить перечень прав, которые переходят к залогодержателю при залоге доли. Из полного списка прав, предоставленных ст. 67 ГК РФ следует исключить все права, которые могут нанести вред собственнику доли, уменьшить стоимость доли, а также нарушить стабильность хозяйственного оборота ООО, среди которых: право выхода участника из общества, возможность принимать участие в распределении прибыли, возможность уступки заложенного права и иные. Права, которые могут перейти залогодержателю доли ООО, не отвечают общегражданским целям залога и подвергают риску стабильность деятельности общества. Следовательно, внесение таких дополнений в ГК РФ обеспечит безопасность ООО при залоге доли участника юридического лица.

В заключение анализа залога прав участников юридических лиц следует выделить еще одну проблему в законодательстве, регулирующем данный вид обеспечения исполнения обязательств. На основании ст. 25 Закона об ООО судебный порядок обращения взыскания на заложенную долю в уставном капитале ООО строится по следующей схеме: сначала в судебном порядке выносится соответствующее решение в пользу кредитора, далее кредитор обращается в общество с требованием о выплате действительной стоимости доли, вследствие чего может последовать реализация заложенной доли с публичных торгов. При этом в п.1 ст. 25 Закона об ООО указано, что на основании решения суда обращение взыскания на долю может быть реализовано только при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества.

Указанное положение напрямую противоречит обеспечительной функции залога. Так, в п.1 ст. 334 ГК РФ указано, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога). В п.2 ст. 334 ГК РФ указан перечень случаев, когда залогодержатель вправе требовать причитающиеся ему денежную сумму или иное имущество непосредственно от обязанного лица, если иное не предусмотрено законом или договором. Следовательно, в случае с обращением взыскания на заложенную долю в уставном капитале общества наблюдается прямое противоречие норм Закона об ООО и ГК РФ. В связи с этим, считаем необходимым привести текст ст. 25 Закона об ООО в соответствии с актуальными нормами ГК РФ путем исключения из него требования об обращении взыскания на долю только в случае недостаточности для покрытия долгов другого имущества должника.

Нами был проанализирован достаточно новый для ГК РФ и уже доказавший свою эффективность залог прав участников юридических лиц. В связи с изложенным, видится необходимость комплексного совершенствования законодательства, регулирующего такой вид залога. Сложившаяся ситуация делает такой вид залога усложненным, непрозрачным и даже в некоторых случаях небезопасным для залогодержателя, залогодателя, организатора или участников торгов в части возможных убытков при абсолютно добросовестном поведении.

Залог доли в ООО: возможные корпоративные ловушки

Залог долей и акций в хозяйственных обществах в нашем арсенале, как правило, используется в качестве одного из элементов для «упаковки» отношений с партнерами, фиксации договоренностей при привлечении стороннего финансирования, в том числе банковского, наряду с корпоративным договором, опционом на продажу доли в ООО и прочими. По своей гражданско-правовой сути это мера обеспечения исполнения обязательств. Вместе с тем, особенности предмета залога в виде долей и акций, как показывает практика, может привести к утрате владельческого контроля за всем бизнесом, о чем мы, конечно же, не можем умолчать.

Основное различие между залогом акций и залогом долей по ГК следующее:

при залоге акций все права акционера сохраняются у залогодателя (если не установлено иное),

при залоге долей — все права по умолчанию у залогодержателя (если иное опять же иное не установлено договором).

Отсутствие должного внимания к таким нюансам может породить существенные проблемы.

Так, передача Поставщику в залог доли в ООО в 100%-м размере чуть не обернулась для участника практически полной утратой контроля над компанией и существенным снижением его имущественных прав (См. дело А36-5304/2016). Став залогодержателем доли, Поставщик принял решение об увеличении уставного капитала ООО, ссылаясь на то, что в соответствии с договором до момента прекращения залога права участника общества осуществляются залогодержателем, за исключением прав участника общества образовывать исполнительные органы общества, досрочно прекращать их полномочия, а также устанавливать размеры вознаграждения и денежной компенсации исполнительным органам, которые осуществляются залогодателем. На этом основании Поставщик и удостоверил у нотариуса решение о принятии в Общество третьего физического лица со вкладом в 140 000 рублей, что при номинальном размере уставного капитала в 10 000 рублей обеспечивает этому лицу 93,33% долю. Соответственно, у собственника компании останется только 6,67%. То есть, фактически размер доли собственника уменьшиться более чем в 10 раз!

Предмет залога по договору залога был оценен сторонами в сумме 45 000 000 руб. Независимый оценщик оценил же стоимость доли в 101 415 000 руб. Таким образом, вклад третьего лица в уставный капитал ООО в размере 140 000 рублей очевидно является несоразмерным уменьшению действительной стоимости доли текущего участника общества. Именно так решил суд и признал решение Поставщика-Залогодержателя недействительным.

У поставщика еще есть шансы оспорить решение суда первой инстанции, однако недобросовестность его поведения очевидна. Вместе с тем отметим, что собственник компании в этой ситуации все же постарался юридически обеспечить владельческий контроль за Обществом, оставив решение о смене генерального директора, должность которого он и занимает, за собой. Хотя велика вероятность, что пока идут судебные разбирательства, срок полномочий генерального директора истечет. После этого вопрос о назначении единоличного исполнительного органа уже будет решаться простым большинством голосов, которым текущий участник не обладает. Да мало ли каких сделок «новый» участник в такой ситуации может заключить. Но об этом история пока умалчивает.

Другим не менее ярким примером отсутствия должного внимания к условиям соглашения о залоге доли является дело №А40-216102/15. Здесь Банк, взяв в залог 51% в уставном капитале Общества в обеспечение выданной банковской гарантии, получил фактический корпоративный контроль над компанией и довел ее до банкротства (как именно суд умолчал, но факт констатировал). По нашему мнению, юридически действия Банка вполне законны. ГК РФ прямо устанавливает наличие корпоративных прав у залогодержателя доли. Такой вот неординарный способ обеспечения обязательства. Однако в этой ситуации собственника компании «спасло» то, что суд посчитал, что права Банка до момента оформления залога доли уже были гарантированы иной обеспечительной мерой в полном объеме и истец был введён в существенное заблуждение относительно наличия необходимости передачи доли в залог и условий такого соглашения.

Эти два примера наглядно демонстрируют, что к таким «тонким материям» как залоги долей и акций следует подходить очень внимательно. При неумелом использовании можно фактически утратить контроль над бизнесом или получить несколько лет судебных разбирательств, даже если их успех очевиден. Необходимо более детально прописывать все права сторон относительно осуществления прав участника / акционера компании при заключении соглашения о залоге.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *