Апелляционная жалоба по уголовному делу по ст162 ук рф

Апелляционная жалоба по уголовному делу по ст162 ук рф

В 2014 году судьями Пролетарского районного суда г. Тулы было рассмотрено 259 уголовных дел, с вынесением приговора 238 уголовных дела, 10 уголовных дел были прекращены, 4 уголовных дела возвращены прокурору, по 3 делам вынесены постановления о применении принудительной меры медицинского характера. По подсудности было направлено 1 уголовное дело. В апелляционном порядке было обжаловано 93 дел, отменены 5 судебных решения, изменены – 18.

В 2014 году постановленные судьями окончательные решения по уголовным делам были отменены и изменены в следующем количестве:

Крымский И.Н. – 5 дел (5 приговоров изменено) на 6 лиц;

Сорокин В.В. – 9 дел (5 приговоров изменено, 4 приговора отменено) на 10 лиц;

Пугаева И.И. – 2 дела (2 приговора изменено) на 2 лиц;

Закалкина С.В. – 5 дел (4 приговора изменено, 1 приговор отменено) на 7 лиц;

Овсянкина Н.В. – 1 дело (1 приговор) на 1 лицо.

В соответствии со ст.389.15 УПК РФ основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются:

· несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (п.1 ст.389.15 УПК РФ, ст.389.16 УПК РФ);

1. Апелляционным определение Тульского областного суда изменен приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении Б., осужденного по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Основанием явилось несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. В суде апелляционной инстанции было установлено, что Б. в процессе совершения насильственных действий не выдвигал требования передачи ему принадлежащего потерпевшему имущества, а также того, что осужденный совершал насильственные действия в отношении потерпевшего именно в целях хищения имущества последнего, умысел на совершение которого у него возник до начала совершения насильственных действий, в материалах дела не имеется и в судебном заседании первой инстанции не представлено. При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости переквалификации действий Б. с п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ на ч.1 ст.116 УК РФ по признаку нанесения побоев, причинивших физическую боль, не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ и на ч.1 ст.161 УК РФ по признаку совершения грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества.

2. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении К., осужденного по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.228 УК РФ, ч.2 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, отменен в части осуждения по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку показания свидетелей Ф., М., Г., П. по данному эпизоду о ходе проведения ОРМ «Проверочная закупка» хотя и согласуются между собой, но противоречат другим доказательствам по делу. Вопреки требованиям закона суд не дал в приговоре никакой оценки указанным выше противоречиям, которые судебная коллегия считает существенными, ставящими под сомнение законность принятого решения .

· существенное нарушение уголовно-процессуального закона (п.2 ст.389.15 УПК РФ, ст.389.17 УПК РФ);

1.Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении П., осужденного по ч.1 ст.105 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ, к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, отменен. Уголовное дело было передано на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства иным составом суда.

Судебная коллегия указала, что в приговоре суда указаны иные обстоятельства совершения преступления, отличающиеся от вмененных органами предварительного следствия. Таким образом суде первой инстанции вышел за рамки предъявленного обвинения, что является нарушением уголовно-процессуального закона и права осужденного на защиту; судом был нарушен принцип состязательности сторон, при этом выступив на стороне обвинения, самостоятельно определил объем обвинения П. в части, имеющей существенное значение для квалификации деяния, что является нарушением права на защиту осужденного; суд лишил сторону защиты права представлять доказательства, а именно, отказано в удовлетворении ходатайства защиты о допросе свидетелей и отложении судебного заседания, при этом рассмотрение уголовного дела откладывалось неоднократно, для обеспечения стороне обвинения возможности предоставления доказательств, вызова свидетелей, а сторона защиты была лишена возможности представить свои доказательства.

2. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении С., осужденной по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1, ч.1 ст.231, ч.2 ст.228 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком на 11 лет 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима, отменен в части осуждения С. по п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ с прекращением дела в данной части.

Из материалов уголовного дела было установлено, что 22 марта 2013 года проводилось ОРМ «проверочная закупка» с целью установления факта осуществления преступной деятельности. В ходе указанного мероприятия установлен факт покушения на сбыт психотропных веществ – амфитамина, в значительном размере, массой не менее 0,42 гр. гражданину под псевдонимом «Л.», участвующей в проверочной закупке в качестве закупщика, но несмотря на это, сотрудники УФСИН, вопреки задачам оперативно – розыскной деятельности, направленным на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а так же выявление и установление лиц, их подготавливающих или совершивших, не только не пресекли действия С., но вновь провели в отношении нее 30 апреля 2013 года аналогичное ОРМ «Проверочная закупка» с привлечением гражданина под псевдонимом «С.» к приобретению у осужденной наркотических средств. Как следует из постановления, проверочная закупка осуществлялась с целью получения образца психотропного вещества, а так же документирования преступной деятельности С., что уже было установлено. Никаких новых результатов проведения при проверочной закупке не установлено. В связи с чем, судебная коллегия пришла к выводу, что проведение «проверочной закупки» 30 апреля 2013 года в отношении С. не вызывалось необходимостью и она проведена вопреки требованиям ст.2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» поэтому доказательства, полученные в результате указанной «проверочной закупки», в силу ст.75 УПК РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу приговора.

· неправильное применение уголовного закона (ч.3 ст.389.15 УПК РФ, ст.389.18 УПК РФ);

1. Апелляционным определением приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении К., осужденного по ст.207 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, изменен. При рассмотрении дела судом первой инстанции было неправильно применено положение ст.58 УК РФ, а именно: К. совершено преступление небольшой тяжести, и он дважды был судим за преступления средней тяжести, судимости не погашены. Таким образом, в действиях К. в соответствии с ч.1 ст.18 УК РФ имеется рецидив преступлений. Однако, К. не является лицом, ранее отбывавшим наказание в виде лишения свободы по смыслу п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ. В связи с чем, судом апелляционной инстанции был изменен режим отбывания наказания с колонии строгого режима на колонию-поселения.

2. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении П., осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ, с применением ч.5 ст.62 УК РФ, к 8 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, изменен. При назначении П. наказания суд первой инстанции сослался на то, что он судим, хотя на момент совершения преступления он судим не был. Поскольку судимость П. была учтена при назначении ему наказания, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости исключить из приговора указание об этом и снизить размер назначенного наказания.

3. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении Б., осужденного по ч.1 ст.116, ч.1 ст.161, п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием в колонии особого режима; К., осужденного по ч.1 ст.162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, изменен. Действиям К. в отношении потерпевшего Д. дана неправильная юридическая оценка. Суд без достаточных оснований квалифицировал действия К. по ч.1 ст.162 УК РФ, как совершение разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что в ходе открытого завладения имуществом Д. К. применил такое насилие, в приговоре не приведено и в деле не имеется, в связи с чем действия К. были переквалифицированы с ч.1 ст.162 УК РФ на п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ. Кроме того, осужденному Б. был неправильно установлен вид рецидива – особо опасный рецидив. Из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на совершение Б. преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, в условиях особо опасного рецидива, поскольку в его действиях наличествует опасный рецидив.

4. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении Е., осужденного по ч.3 ст.30, п. «б» ч.3 ст.228.1, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, ч.2,5 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде лишения свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, изменен. Действия осужденного Е. переквалифицированы с ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ, так как вина Е. в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта подтверждается показаниями свидетеля Ф., показавшего, что при задержании Е. пояснил, что в изъятом у него полимерном свертке находится героин, приобретенный им для своего личного употребления, а также показаниями свидетелей П., А., Д., К., подтверждающие изъятие наркотического средства у Е., исследованными письменными доказательствами. Суд первой инстанции сослался на справку-меморандум о прослушивании телефонных переговоров в отношении Е., как на доказательство, подтверждающее осуществление осужденным приготовления к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере изъятого у него наркотического средства. Однако судебная коллегия пришла к выводу о недостаточности доказательств для осуждения Е. по ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, поскольку сразу же после задержания Е. не отрицал, что приобрел наркотическое средство для личного употребления, указанный факт подтверждается также показаниями свидетеля Ф., доказательств, опровергающих указанный факт, в материалах дела не содержится.

Ознакомьтесь так же:  Страховка авиабилета от невылета

5. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении И., осужденного по п. «а» ч.3 ст.111, п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному 5 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; И., осужденного по п. «а» ч.3 ст.111, п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде 4 лет 1 месяца лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; Н., осужденного по п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; О., осужденного по ч.1 ст.112 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, изменен в отношении осужденных И. и И. При назначении наказания вышеуказанным осужденным, судом первой инстанции признано смягчающим обстоятельством – добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного преступлениями, то есть обстоятельство, предусмотренного п. «к» ч.1 ст.62 УК РФ, но при этом, при назначении наказания суд не учел положения ч.1 ст.62 УК РФ.

6. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении Р., осужденного по ч.3 ст.30, п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; Б., осужденного по ч.3 ст.30, п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ с применением положения ч.3 ст.66 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, изменен. Суд указал в описательно-мотивировочной части приговора, что при назначении наказания Р. и Б. суд учитывает обстоятельства, отягчающие наказание. Однако обстоятельств, отягчающих наказание не было установлено. Кроме того, обстоятельством смягчающим наказание Б. признано добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления и принесении извинений потерпевшей. .

7. Постановлением суда кассационной инстанции приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении К., осужденной по п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ, ст. 70, ч.5 ст.82 УК РФ к окончательному наказанию в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, изменен. При рассмотрении уголовного дела суд первой инстанции не убедился в обоснованности предъявленного К. обвинения. Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению, К. предъявлено обвинение в том, что 02.12.2006 года в период времени с 15 час. до 17 час. она, имея умысел на открытое хищение чужого имущества, вступила в предварительный сговор с И., осуществляя который они подошли к незнакомому Т. и в его сопровождении прошли в дом. Рассказывая Т. и его супруге Т. о надбавках к пенсии и обмене денег, они предложили Т. показать имеющиеся у них денежные средства. Последняя вынесла из спальной комнаты шапку с деньгами, и, оставив ее в зале, взяв одну купюру, вместе с И. прошла на кухню, где И. отвлекала внимание Т. В это время, находясь в зале, К. открыто похитила шапку с находившимися в ней денежными средствами в сумме 17 100 рублей и выбежала из дома, И. выбежала вслед за ней. Т. увидевший, что деньги похищены, пытался удержать К., однако она, с целью удержания похищенного, оттолкнула его в сторону, применив к нему насилие, не опасное для жизни и здоровья. В нарушение п.4 ч.2 ст.171, п.3 ч.1 ст.220, п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ указанное обвинение не содержит описания обстоятельств вступления К. и И. в предварительный преступный сговор; не содержит указания на то, состоялась ли между ними договоренность о распределении ролей; из предъявленного обвинения не следует, что между К. и И. была достигнута договоренность о совершении именно открытого хищения имущества Т. При этом, согласно обвинению, только К. применила к потерпевшему насилие, не опасное для его жизни и здоровья, открыто завладев имуществом. Кроме того, в материалах дела имеется копия приговора Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении И., согласно которому она признана виновной в совершении при указанных в обвинении обстоятельствах хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору – то есть мошенничества, и ее действия квалифицированы по ч.2 ст.159 УК РФ. При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях К. квалифицирующего признака грабежа «группой лиц по предварительному сговору» является неверным и незаконным.

8. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении А., осужденного по ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.1 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, изменен. Суд первой инстанции без достаточных оснований квалифицировал действия А. в отношении ООО «Ц.» и в отношении ООО «Л.» а), как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия. Из описания преступного деяния (как оно изложено в описательно-мотивировочной части приговора), следует, что А., угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, осуществляя психологическое воздействие, направил в сторону потерпевших предмет, используемый в качестве оружия: пневматический пистолет, внешне схожий с боевым оружием, демонстрируя реальную возможность применения этого предмета в качестве оружия. Между тем, из обвинения не следует, что пневматический пистолет был снаряжен баллоном со сжатым углекислым газом, был пригоден для производства выстрелов, и нападавший намеревался использовать этот предмет для поражения цели, причинения потерпевшим опасного для жизни и здоровья повреждений, либо причинил этим предметом вред здоровью. В том случае, если лицо лишь демонстрировало предмет, используемый в качестве оружия, не намереваясь использовать его для применения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч.1 ст.162 УК РФ. В связи с чем, в приговор внесены изменения, квалифицирующий признак применение предмета исключен, действия переквалифицированы с ч.2 ст.162 на ч.1 ст.162 УК РФ.

9. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда в отношении Р., осужденного по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, изменен. Суд безосновательно указал на то обстоятельство, что при назначении наказания учитывается факт привлечения Р. к административной ответственности, поскольку из материалов дела видно, что Р. привлекался в административной ответственности 25.11.2004 года, 13.04.2007 года, 09.10.2009 года, 09.07.2011 года, 24.08.2011 года. Однако в соответствии со ст.4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления.

· несправедливость приговора (ч.4 ст.389.15 УПК РФ, ст.389.18 УПК РФ);

1. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении Г., осужденной по ч.1 ст.111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, изменен. Размер назначенного наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы несоразмерен содеянному осужденной, является суровым, суд первой инстанции при назначении наказания учел позицию потерпевшего, по мнению суда апелляционной инстанции, не в полной мере, в связи с чем, наказание, назначенное Г. в виде лишения свободы было снижено до 3 лет лишения свободы.

2. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении А., осужденного по ч.1 ст.264 УК РФ, изменен. Судом при постановлении приговора не было учтено в качестве смягчающего вину обстоятельства – противоправное поведение потерпевшего. Кроме того, после принятия судом решения вступил в законную силу акт об амнистии, а именно Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18.12.2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации№, в соответствии с п.3 которого, лица, осужденные за преступления, предусмотренные ч.1 ст.264 УК РФ, освобождаются от наказания.

3. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении С., осужденного по ч.1 ст.158, ч.1 ст.161, ч.1 ст.159, ч.1 ст.159, ч.1 ст.159 УК РФ, ч.2,5 ст.69 УК РФ к окончательному наказанию в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении, изменен. По мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции не в полной мере учел степень и характер общественной опасности преступлений и другие обстоятельства по делу, назначив мягкое по своему размеру наказание. Кроме того, суд ошибочно указал смягчающие наказание осужденного обстоятельства по двум эпизодам. Так, судом не было принято во внимание наличие в материалах дела явки с повинной С. по факту открытого хищения имущества, принадлежащего ОАО «В.», а также то, что по преступлению, предусмотренному ч.1 ст.159 УК РФ, совершенному 29-30 июня 2013 года, С. полностью возмещен причиненный ущерб. Суд же в приговоре указал смягчающие обстоятельства наоборот: по ст.161 ч.1 УК РФ – возмещение ущерба, по ст.159 ч.1 УК РФ – явку с повинной.

· выявление обстоятельств, указанных в ч.1 и п. 1.2 ст.237 УПК РФ (п.5 ст.389.15 УПК РФ).

1. Апелляционным определением Тульского областного суда приговор пролетарского районного суда г.Тулы в отношении П., осужденного по ч.1 ст.162 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, отменен, уголовное дело возвращено прокурору г.Тулы для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению дела в суде.

Ознакомьтесь так же:  Норма час осаго

Предъявленное П. обвинение содержит существенные противоречия, квалификация действий обвиняемого не подтверждается описанием признаков объективной и субъективной стороны. Как следует из постановления о привлечении П. в качестве обвиняемого, а также из обвинительного заключения в отношении П. органом предварительного расследования П. предъявлялось обвинение в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, в крупном размере, предусмотренное ч.3 ст.162 УК РФ. При описании преступления указано, что П. свои преступные действия не смог довести до конца по независящим от него обстоятельствам и т.е. фактически указано на неоконченный состав преступления. Аналогичное описание неоконченного преступного деяния содержится в описательно-мотивировочной части приговора в отношении П. Кроме того, следователь, излагая обстоятельства совершения преступления, в обвинительном заключении указал, что у П. возник умысел, направленный на нападение на ювелирный салон с целью завладения золотыми изделиями с угрозой применения насилия опасного для жизни или здоровья. И в то же время сделал вывод о том, что П. намеревался открыто похитить имущество ИП «Г.», что характерно для хищения в другой форме. Противоречивость обвинения является препятствием к рассмотрению уголовного дела судом, так как исключает возможность вынесения судом какого-либо решения на основании данного обвинительного заключения и является основанием в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ для возвращения уголовного дела прокурору.

ст.389.21 УК РФ отмена обвинительного приговора или иного решения суда первой инстанции с прекращением уголовного дела.

По указанному основанию были отменены следующие приговоры:

1. Апелляционным постановлением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении В., осужденного по ч.4 ст.264 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года, с отбыванием в колонии-поселении – отменен, уголовное дело прекращено по основанию, предусмотренному п.4 ч.1 ст.24 УПК РФ, — в связи со смертью осужденного. В судебное заседание апелляционной инстанции была предоставлена заверенная копия свидетельства о смерти, согласно которой осужденный В. умер. после подачи им апелляционной жалобы и до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

2.Апелляционным постановлением Тульского областного суда приговор Пролетарского районного суда г.Тулы в отношении В., осужденного по ч.1 ст.264 УК РФ к ограничению свободы на срок 1 год 8 месяцев с применением в соответствии с ч.3 ст.47 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 2 года, отменен, уголовное дело прекращено по основаниям п.3 ч.1 ст.27 УПК РФ, — вследствие акта об амнистии. После принятия судом решения вступил в законную силу акт об амнистии, а именно Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 18.12.2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ», в соответствии с п.3 которого, лица, осужденные за преступления, предусмотренные ч.1 ст.264 УК РФ, освобождаются от наказания.

Таким образом, подводя итог по проведенному анализу причин отмены и изменения приговоров федеральных судей Пролетарского районного суда г. Тулы следует отметить, что имеют место быть различные, предусмотренные нормами УПК РФ основания. При этом обращает на себя внимание то, что в основном причиной отмены приговоров явилось неправильное применение норм уголовного закона.

В целях недопущения аналогичных ошибок необходимо систематически изучать законодательство, постоянно обращаться к Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, постановлениям Конституционного Суда РФ, изучать практику судов апелляционной инстанции, обобщать допущенные при постановлении приговоров (вынесении постановлений) ошибки.

Жалоба на приговор суда по ч.3 ст.162 УК РФ

Защитник подсудимого обжаловал приговор в связи с неправильным применением судом уголовного закона и попросил переквалифицировать действия его клиента на ч.3, ст.30 и ч.3, ст.159 УК РФ.

В предварительной апелляционной жалобе адвокат отметил, что суд не имеет достаточных оснований для осуждения его клиента по ч.3, ст.162 УК РФ. В частности, в приговоре отсутствует описание конкретных действий, содержащих признаки разбоя, и не учтены все смягчающие обстоятельства.

По мнению защитника, назначенное наказание не соответствует содеянному, так как участие осужденного в совершении преступления было минимальным. При этом его показания о своем соучастии не были поставлены под сомнение, что подтверждается протоколом судебного заседания. Ниже вы можете скачать образец апелляционной жалобы в формате Word.

Образец апелляционной жалобы на приговор суда по ч. 3 ст. 162 УК РФ

В Судебную коллегию по уголовным делам

________________________________ областного суда

от адвоката С. ____________________________

в защиту осужденного

(по приговору ________________ районного суда

города ___________ от ___. ___. __ г)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

Приговором судьи ______________________ районного суда города ________________ от «___» ________ 20_____ г (полный текст приговора выдан __. __. __ г), осужден В________________________, ___. ___. ___ г.р., признанный виновным в совершении группой лиц преступления, предусмотренного ч.3, ст.162 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены также Т.; Н.; и У.

Ознакомившись с содержанием приговора, полагаю данный приговор подлежит изменению по следующим основаниям:

Отвергая показания подсудимых, суд руководствовался показаниями потерпевшего Ярославцева А.В., занимавшегося сбытом наркотических средств, который неоднократно по данному уголовному делу менял свои показания, в связи с чем, его показания оглашались в судебном заседании.

При этом, в приговоре (стр.7, низ – стр.10, верх) приведены только одни показания потерпевшего П. Другие показания потерпевшего П., содержащие противоречия, в приговоре не приведены и правовая оценка этим противоречиям в показаниях потерпевшего в обжалуемом приговоре не дана, что повлекло необъективность и односторонность выводов суда в оценке доказательств по уголовному делу. Фактически, в нарушение указаний Пленума Верховного Суда Российской Федерации в п. п. 4, 6 Постановления № 55 от 29.11.16 г «О судебном приговоре», судом выборочно приведены и оценены в приговоре доказательства, в связи с чем приговор не может быть признан законным и обоснованным.

Из приведённых в приговоре показаний потерпевшего П. следует, что осужденный В. не присутствовал, когда в квартиру входили Н. и У., которые якобы, только лишь со слов потерпевшего П., демонстрировали последнему оружие и применили в отношении него насилие толчками и нанесением удара в область груди.

В. не только не участвовал в этих действия Н. и У., но, даже не наблюдал их. Поэтому, В. не может нести уголовную ответственность за эти действия других лиц.

Показания потерпевшего П. о якобы согласованности всех действий осужденных, являются всего лишь его предположениями, на том лишь основании, что потерпевший их наблюдал в своей квартире. При этом, простая совместность действий нескольких лиц ещё не означает наличие у них предварительного сговора – договоренности на совершение данного преступления – поскольку не исключается эксцесс исполнителя.

Утверждения потерпевшего, что якобы Т.; У., В. и Н. стали обвинять его (потерпевшего) в сбыте наркотических средств, являются неконкретными, так как в этих показаниях нет данных о действиях В. и его осведомленности о том, как другие осужденные Н. и У. вошли в квартиру потерпевшего и применили к нему насилие.

В. не только не применял к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, но, и не высказывал потерпевшему таких угроз. В. не требовал передачи потерпевшим денежных средств под угрозой применения насилия, что исключало в действиях В. этих квалифицирующих признаков разбоя.

Всё вышесказанное подтверждается показаниями потерпевшего П., приведёнными в приговоре. Несложно увидеть, что в этих показаниях потерпевшего нет также и сведений о том, что осужденный В. был осведомлён о том, что потерпевшему демонстрировали оружие (пистолет) и давал согласие на такие действия. Всё это, если оно действительно произошло, случилось в отсутствие В.

Поскольку обжалуемый обвинительный приговор в отношении В. основан исключительно на показаниях потерпевшего П., то, при таких данных у суда не имелось достаточных юридических и фактических оснований для осуждения В. по ч.3, ст.162 УК РФ, так как в приговоре отсутствует описание конкретных действий В., содержащих квалифицирующие признаки разбоя.

На стадии предварительного следствия и в судебном разбирательстве осужденный В. последовательно признавал своё участие в том, чтобы путём обмана потерпевшего П., убедить его в том, что он может быть привлечён к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков, чтобы склонить потерпевшего к тому, чтобы он и его супруга добровольно передали осужденным денежные средства и тогда в отношении потерпевшего не будет возбуждено уголовное дело и он не будет осужден на длительный срок за распространение (сбыт) наркотических средств, которые были обнаружены в квартире потерпевшего.

Эти действия В. были сначала правильно квалифицированы органами расследования, как мошенничество. По крайней мере, сам В. именно так воспринимал содеянное им.

Однако, органы предварительного расследования решили «отягчить» обвинение для повышения статистических показателей раскрываемости особо тяжких преступлений и склонили потерпевшего П. к изменению его первоначальных показаний. И на основании этих «уточнённых» показаний потерпевшего действия всех осужденных были переквалифицированы на ч.3, ст.162 УК РФ, что в отношении В. не подтверждалось имеющимися в уголовном деле доказательствами.

При этом, судом не проверялась даже такая очевидная версия, как эксцесс исполнителя со стороны осужденного Н. (при условии доказанности, что он действительно демонстрировал потерпевшему оружие и нанёс удар в грудь).

Кроме того, на стр.____ (2-й абзац сверху) приговора судом указано, что все осужденные проникли в жилище потерпевшего незаконно. Однако, это не подтверждается исследованными судом доказательствами, поскольку В. вошёл в квартиру позже и беспрепятственно, без возражений на это со стороны потерпевшего. Поэтому, В. не могли вменяться такие действия, как незаконное проникновение в жилище.

Как усматривается из текста приговора (стр.____, 4-й абзац сверху), судом исследовалась явка с повинной В. (том ____, л. д. 91-93), что в соответствии с п. «и», ч.1, ст.61 УК РФ, является обстоятельством, смягчающим наказание. Однако, при назначении В. наказания, судом не было учтено наличие данного смягчающего наказание обстоятельства. Суд указал в приговоре только активное способствование осужденным В. расследованию и раскрытию преступления, что является самостоятельным смягчающим наказание обстоятельством, а о явке с повинной ничего не сказано.

Ознакомьтесь так же:  Мама адвокат

Указывая на применение к осужденному В. положений ч.1, ст.62 УК РФ, суд назначил ему наказание, одинаковое со всеми другими осужденными, хотя к другим осужденным положения ч.1, ст.62 УК РФ суд не применял. Что свидетельствует о несоразмерности назначенного наказания содеянному В., принимая во внимание, что его участие в совершении преступления было минимальным и его показания о своём соучастии не только не были опровергнуты, но, даже не были поставлены под сомнение, что подтверждается протоколом судебного заседания.

При таких обстоятельствах, обжалуемый приговор судьи ___________________ районного суда города _____________ в отношении осужденного В. не может быть признан законным и обоснованным, вследствие чего приговор подлежит изменению из-за неправильного применения судами уголовного закона.

Руководствуясь п.п.1,3,4, ст.389.15; п.1-4, ст.389.16; п.п.1-3, ч.1 и ч.2, ст.389.18 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Приговор ________________ районного суда в отношении осужденного В. изменить – переквалифицировать его действия с ч.3, ст.162 УК РФ на ч.3, ст.30 и ч.3, ст.159 УК РФ, назначив ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Защита по статье 162 УК РФ
в уголовном деле о разбое

Защита по статье 162 УК РФ предполагает поиск доказательств, которые исключат умысел подзащитного на совершение насильственных действий по разбою.
Что в уголовном деле о разбое может существенно повлиять на его исход, вплоть до оправдания? Какие версии и доказательства исключают умысел подзащитного на разбой?

Уголовные дела о разбое все разные, как нет двух одинаковых людей, так и нет одинаковых обстоятельств содеянного ими.
В 90% случаев в совершении разбоя обвиняют лиц, искренне убежденных, что их деяния не могут расцениваться как статья 162 УК РФ. О проблемах искусственного утяжеления уголовной ответственности обвиняемого с грабежа на разбой мы говорили отдельно в статье блога здесь.

Что есть разбой как преступное деяние?
Согласно статье 162 УК РФ разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья. Здесь важно понять, что на практике по уголовному делу данное описание разбоя выглядит следующим образом:
стоит потерпевшему заподозрить, что ему угрожали оружием либо предметом, похожим на оружие, что потерпевший расценил как опасность для своей жизни, и этого достаточно, чтобы следователь действия по хищению квалифицировал как разбой по ст. 162 УК.

Для того, чтобы понять, что конкретно может предпринять адвокат по уголовному делу по статье 162 УК РФ, разберем пример из практики защиты по одному из уголовных дел о разбое.

Приговором суда подсудимый признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 162 части 3 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев.

На следствии подсудимый вину признал частично и пояснил, что на преступление пошел в силу материальной зависимости от второго соучастника «Ивана», который одолжил ему денежные средства для погашения задолженности по аренде и возврату клиентам стоимости похищенных его работником сотовых телефонов, за которые он считал себя ответственным. При этом, как ему пояснил второй соучастник, у него имеется договоренность с работниками салона сотовой связи, и он нужен для того, чтобы сымитировать ограбление на видеокамеры, установленные в салоне. Он сказал, что все сделает сам, нужно только его участие. О том, что у «Ивана» есть пистолет, и, он будет его демонстрировать, подсудимый узнал лишь по ходу имитации ограбления салона сотовой связи.
В приговоре суд указал, что показаниям подсудимого суд доверяет только в той части, в которой они согласуются с показаниями потерпевших и свидетелей, нашли подтверждение иными доказательствами, исследованными в судебном заседании, в остальной части суд не доверяет показаниям подсудимого, «поскольку они противоречат совокупности исследованных доказательств и направлены на то, чтобы смягчить свое положение в содеянном«. Данная формулировка — судебный стандарт в ситуациях, когда следствие ничем не может опровергнуть показания обвиняемого (иными словами, на юридическом языке, — опровергнуть версию стороны защиты).

Подавая жалобу на столь несправедливое решение суда, адвокат укажет ряд противоречий, имеющихся в уголовном деле, которые свидетельствуют о несостоятельности обвинения по разбою, по ч.3 ст. 162 УК РФ. Это следующие обстоятельства:
1). Показания свидетелей обвинения и другие исследованные в судебном заседании доказательства (протоколы очных ставок, видеозапись и т.д.), полностью подтверждают и согласуются с показаниями обвиняемого (далее по тексту — ФИО-1) в части того, что «Иван сказал, что все сам будет делать, Иван разговаривал с продавцами, направлял пистолет на продавцов, угроз не высказывал». И поскольку «они согласуются с показаниями потерпевших, показаниями свидетелей, нашли подтверждение иными доказательствами, исследованными в судебном заседании», то суд им доверяет.
Однако, согласно следующего абзаца, те же показания ФИО-1 суд признает полностью несостоятельными со ссылкой на те же доказательства, на которые сам же ссылался в утверждение доверия к ним.
2). Осведомленность ФИО-1 о наличии оружия у второго соучастника не нашло никакого подтверждения, и в уголовном деле отсутствуют какие-либо доказательства этого.
Осведомленность о наличии у другого лица оружия является категорией субъективной и «понятийной», и в деле отсутствуют свидетели, которые присутствовали при разговоре ФИО-1 с «Иваном» и могли бы подтвердить суть их разговора.
С другой стороны, из приведенных судом доказательств: показаний потерпевших, протоколов очных ставок между ними и ФИО-1, показаний свидетелей, протоколов предъявления лица для опознания, в ходе которых потерпевшие опознали ФИО-1, справка о причиненном ущербе ОАО, рапорта сотрудника полиции о задержании ФИО-1, заявлением потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц, — не следует вывод суда об осведомленности ФИО-1 о наличии оружия у второго соучастника.
Наоборот, конкретные действия самого ФИО-1 при совершении преступления, которые являлись абсолютно пассивными, подтверждаются вышеприведенными доказательствами и свидетельствуют в пользу его версии.
Одновременно суд уклонился от оценки реального умысла на совершение преступление ФИО-1, который показал, что убеждая его сходить с ним в одно место «Иван сказал, что у него есть договоренность с продавцом салона сотовой связи, изобразить, что его ограбили на видеокамеру». То есть, соглашаясь на совершение преступления, он думает, что идет не на совершение реального грабежа или разбоя, а на их имитацию, поскольку считает, что сотрудники салона сотовой связи также являются их соучастниками.
То есть, по его мнению, сотрудники салона совместно с Иваном и ФИО-1, вводят собственника имущества ОАО в заблуждение относительно способа хищения имущества, имитируя ограбление, и сами похищают его, что должно квалифицироваться как кража, то есть по ч.3 ст. 158 УК РФ.
При этом, то есть при имитации ограблении салона, не имеет никакого значения наличие или отсутствие у участников преступления оружия или предмета, похожего на оружие, поскольку все участники действия разыгрывают свои роли и реальная угроза чьей либо жизни отсутствует.
Таким образом, выводы суда о том, что ФИО-1 знал о наличии у второго соучастника оружия, не имеют никакого значения для квалификации его действий, поскольку оружие применяться не должно было, «Иван» мог о нем и не уведомлять ФИО-1, и он правдиво рассказал об этом суду.
Следовательно, показания подсудимого в данной части никакими доказательствами не опровергнуты и, в соответствии с п.3 ст.14 УПК РФ, должны толковаться в его пользу.
4). В приговоре суд указал, что «обстоятельствами, смягчающими наказание суд считает то, что подсудимый ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства, имеет отца инвалида».
При этом, суд не дал оценку показаниям ФИО-1 о том, что он вынужден был согласиться на соучастие в совершении преступления с «Иваном» в связи с тем, что Иван дал ему в долг на месяц деньги в размере 100000 рублей, о чем он написал ему расписку, деньги вернуть не смог, и, под угрозой выбивания с него указанной суммы, вынужден был согласиться.
То есть, ФИО-1 вынужден был участвовать в совершении преступления в результате психического принуждения в силу материальной зависимости, что согласно п. «е» ст.61 УК РФ является дополнительным смягчающим обстоятельством, и, также должно учитываться при назначении наказания.
Назначая ФИО-1 наказание, суд также не учел характер и степень его фактического участия в совершении преступления и значение этого участия в для достижения цели преступления. Никаких активных действий ФИО-1 не совершал, оружия в руках не держал, никаких угроз не высказывал. Его участие заключалось только в складывании имущества в сумки и их вынос из помещения салона, что граничит с пособничеством.
Суд также не учел, что ФИО-1 всего 21 год и такое строгое наказание в виде длительного срока лишения свободы и содержании в колонии строгого режима не будет способствовать его исправлению, а поставит его на преступный путь и общество потеряет гражданина.
Таким образом, по рассматриваемому уголовному делу о разбое имеются основания
1. Переквалифицировать действия ФИО-1 с части 3 статьи 162 УК РФ (разбоя) на часть 3 статьи 158 УК РФ (кража).
2. Признать в качестве дополнительного смягчающего обстоятельства в соответствии с п. «е» ст.61 УК РФ «совершение преступления в результате психического принуждения в силу материальной зависимости».
3. Применить к подсудимому ст.64 УК РФ и назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Как ни убедительна версия защиты с точки зрения ее юридической правильности и эффективности, отстоять позицию обвиняемого в уголовном деле по статье 162 УК — самая сложная задача адвоката. И чем лучше версия, тем топорнее она отрицается стороной обвинения (следуя логике «нет, потому что нет»).

Важно помнить о наличии разъяснений ВС

Пленум Верховного суда РФ № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» издан в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за кражи, грабежи и разбойные нападения. С текстом данного пленума можно ознакомиться здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *