Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №6 часть1

СОДЕРЖАНИЕ I. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ II. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ III. ПРАКТИКА АРБИТРАЖНОГО СУДА IV. ОБЗОРЫ. РЕКОМЕНДАЦИИ. КОММЕНТАРИИ Практика осуществления расчетов по документарному аккредитиву... Обзор кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда Обзор практики рассмотрения президиумом Санкт-Петербургского городского суда протестов в порядке надзора прокурора города по уголовным делам за I полугодие1996 г Правовое регулирование тарифов страховых платежей в государственные внебюджетные фонды Ответственность за контрабанду по Уголовному кодексу Российской Федерации V СПРАВКИ Экспертные заключения по занятости на работах, дающих право на льготную пенсию, возложены на экспертизу условий труда Департамента труда Вопросы и ответы по применению Закона РФ «О рынке ценных бумаг» 1. При определении порядка пользования помещениями, и в частности в приватизированной квартире, выплата денежной компенсации не предусмотрена. Истица обратилась с иском к Дербину об определении порядка Й пользования квартирой и просила выделить ей и несовершеннолетнему ребенку в пользование комнаты 17,02 и 15,09 кв. м., а ответчику комнату 13 кв. м. в квартире дома, расположенного в дер. ТарасовоТосненского ?н района Ленинградской области. Тосненский городской суд решением от 21 декабря 1995 г. иск удовлетворил. В кассационном порядке дело не рассматривалось. В протесте ставится вопрос об отмене решения суда, как постановленного с нарушением требований закона. Удовлетворяя исковые требования истицы об определении порядка пользования жилым помещением и взыскании с Дербина денежной компенсации, суд руководствовался ст. 117 ГК РФ (в ред. 1964 г.) с учетом того, что в пользование ответчика выделяется больше общей площади, чем приходится на его долю. Между тем суд не учел, что при определении порядка пользования помещениями и, в частности в приватизированной квартире, выплата денежной компенсации не предусмотрена. Кроме того, в резолютивной части решения суд указал, что за каждой из сторон признается право пользования 1/2 частью мест общего пользования в спорной квартире, что противоречит требованиям закона. При таком положении решение суда нельзя признать законным и обоснованным. Президиум Ленинградского областного суда постановлением от 27 сентября 1996 г. решение Тосненского городского суда от 21 декабря 1995 г. отменил и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд. 2. Передача личного имущества в общую собственность возможна лишь путем отчуждения имущества с соблюдением требований закона. Попов и Ботина обратились в суд с жалобой на действия нотариуса, отказавшегося удостоверить договор об общей совместной собственности на автомашину. В обоснование своих требований они сослались на то, что на общие средства, полученные по наследству после смерти родителей, они приобрели автомобиль ВАЗ-21093, обратились к нотариусу с просьбой удостоверить договор об общей совместной собственности на 1 Материал подготовлен ассистентом кафедры гражданского права СПбГУ И.В. Никифоровым. такое право возникает в результате вселения нанимателем в занимаемое им жилое помещение в установленном порядке как членов своей семьи, так и иных лиц, которые могут быть признаны членами его семьи. Вместе с тем вывод суда о том, что ответчица в спорное жилое помещение в указанном порядке не вселялась, сделан судом без учета имеющихся в деле доказательств. Как пояснила в судебном заседании ответчица, она вселилась в спорную комнату по инициативе Тимофеевой и с ее согласия. В деле имеется копия заявления о прописке Авельцевой с пометкой о том, что наниматель Тимофеева против этого возражения не имеет, более того, просит прописать ее с правом пользования этой жилой площадью. Судом указанное заявление исследовалось, но надлежащей правовой оценки оно не получило. Ответчица же ссылалась на него как на доказательство правомерности вселения в спорное жилье. 2) Оставлены без выяснения судом и обстоятельства выдачи ответчице ордера на спорную комнату. Сославшись на то, что выдачей ответчице ордера от б апреля 1994 г. на занятие указанной комнаты нарушены жилищные права истцов на это жилое помещение, суд признал ордер недействительным. Между тем диспозиция ст. 48 ЖК РСФСР под нарушением прав других граждан на указанное в ордере жилое помещение понимает, прежде всего, наличие такого права у этих лиц. В то же время у истцов прав на комнату площадью 24,75 кв. м нет и никогда не было. 3) Выселяя ответчицу без предоставления другого жилого помещения, суд не указал, какой нормой права он руководствовался. В силу ст. 100 ЖК РСФСР - в случае признания ордера на жилое помещение недействительным вследствие неправомерных действий получивших ордер лиц, они подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения. Если граждане, указанные в ордере, ранее пользовались жилым помещением в доме государственного или общественного жилищного фонда, им должно быть предоставлено жилое помещение, которое они занимали, или другое жилое помещение. В случае признания ордера недействительным по иным основаниям, граждане, указанные в ордере, подлежат выселению с предоставлением другого жилого помещения или помещения, которое они ранее занимали. В этой связи непонятно, почему суд сделал вывод об отсутствии правовых оснований возложения на администрацию Адмиралтейского района Санкт-Петербурга обязанности по обеспечению ответчицы другой жилой площадью. Решение суда в этой части не мотивировано. Осталось невыясненным, где ранее проживала Авельцева, есть ли основания и возможность ее вселения по прежнему месту жительства. Президиум Санкт-Петербургского городского суда постановил, что при таких обстоятельствах состоявшиеся по делу решения районного суда и Судебной коллегии по гражданским делам городского суда не могут быть признаны законными и обоснованными и подлежат отмене. 6. Сам по себе факт регистрации (ранее — прописки) права на площадь не создает. Трусов обратился в суд с иском к Администрации Выборгского района о признании права на комнату в коммунальной квартире, расположенной в г. Выборге. В обоснование иска Трусов сослался на то, что в 1993 г. возвратился со службы в армии и 7 октября того же года прописался на жилую площадь Чистяковой - комнату в коммунальной квартире. Он полностью взял на себя оплату площади и коммунальных услуг. 11осле смерти Чистяковой, наступившей 3 августа 1995 г., на него был переведен лицевой счет. Однако Администрация Выборгского района не признает за ним право на данную жилую площадь. Выборгский городской суд 1 февраля 1996 г. вынес решение, которым иск удовлетворил. В кассационном порядке дело не рассматривалось. В протесте ставится вопрос об отмене решения суда, как вынесенного с нарушением требований закона. 8 августа 1996 г. Президиум Ленинградского областного суда, «слушав доклад материалов дела, заключение прокурора, пришел к выводу о том, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям». В соответствии с требованиями ст. 54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение ( коего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами на настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (ст. 53 ЖК). Граждане, вселившиеся в жилое помещение нанимателя в качестве опекунов или попечителей, самостоятельного права на это помещение не приобретают. Из материалов дела видно, что, удовлетворяя иск Трусова, суд не дал оценки доказательствам, имеющим значение для выводов о приобретении истцом права на жилую площадь, и прежде всего доказательствам, подтверждающим вселение истца на площадь Чистяковой в квартире и проживание его с нанимателем в качестве члена семьи. В деле имеются доказательства прописки (регистрации) истца как проживающего в квартире. Однако, как было установлено, уход за Чистяковой осуществляла мать истца, проживающая в этом же доме. Сам по себе факт регистрации, ранее - прописки, права на площадь не создает, что суд не учел. 7. Положения Устава акционерного общества о том, что акционер может быть исключен из общества, являются недействительными. Твердохлеб была принята на должность старшего инженера в Государственный институт по проектированию предприятий целлюлозно-бумажной промышленности «Гипробум» 2 декабря 1977 г. В1990 г. институт был преобразован в Консультационно-инженерное акционерное общество закрытого типа по проектированию целлюлозно- бумажной промышленности «Гипробум» (АОЗТ «Гипробум»). Внутренним Положением об акциях (приложение к Уставу АОЗТ «Гипробум») была установлено, что учредителями общества являются только члены трудового коллектива и, в частности, 63 акции были переданы Твердохлеб. 1 марта 1991 г. между АОЗТ «Гипробум» и Твердохлеб был заключен контракт, по которому она приняла на себя обязательство выполнять1 работу в качестве инженера 1-й категории отдела оборудования й комплектации в период с 1 марта 1991 г. по 1 марта 1994 г. По истечений срока трудового договора (контракта) в феврале 1994 г. Твердохлеб была уволена с работы по п. 2 ст. 29 КЗоТ РФ с 28 февраля 1994 г. 20 сентября 1994 г. Совет АО «Гипробум» обязал Твердохлеб продать свои акции обществу. Твердохлеб обратилась в суд с иском к АОЗТ «Гипробум» об изменении даты увольнения, восстановлении в составе акционеров, взыскании дивидендов за 1994 г. и компенсации морального вреда. Решением Ленинского районного суда от 13 июня 1995 г., оставленным без изменений определением Судебной коллегии по гражданским делам С.-Петербургского городского суда от 28 сентября 1995 г Твердохлеб в иске отказано. 22 мая 1996 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда рассмотрел протест и. о. прокурора города, в котором ставился вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части отказа в иске о восстановлении в составе акционеров и взыскании дивидендов. Проверив материалы дела, Президиум удовлетворил протест по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что отказ в удовлетворении исковых требований в части восстановления в составе участников общества и взыскании дивидендов суд мотивировал положением Устава о том что учредителями общества являются только члены трудового коллектива. Кассационная инстанция, оставляя решение суда без изменений, в своем определении указала, что суд правомерно отказал истице в иске, так как лица, уволившиеся с работы по любому основанию, за исключением увольнения в связи с выходом на пенсию подлежат исключению из числа акционеров и дивиденды при этом не выплачиваются. Однако эти выводы противоречат гражданскому законодательству, действовавшему на момент возникновения спорных отношений, и материалам дела. В соответствии с п. 1 Положения об акционерных обществах, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 23 декабря 1990 г., акционерным обществом является организация, созданная на основе добровольного соглашения юридических и физических лиц, объединивших свои средства путем выпуска акций и имеющая целью удовлетворение общественных потребностей и извлечение прибыли. В силу пп. 7,43 этого Положения акции закрытого общества являются ценными бумагами, выпускаемыми акционерным обществом и удостоверяющими право собственности на долю п уставном капитале общества. Акции могут переходить от одного лица к другому только с согласия большинства акционеров, если иное не оговорено в уставе. Однако указанным Положением об акционерных обществах не предусмотрена обязанность акционера акционерного общества скрытого типа продавать акции обществу помимо его воли в тех или иных случаях, в частности, в случае расторжения трудового договора, i,iK как действующим в тот момент Законом РСФСР «О собственности и РСФСР» гарантировано, что собственник по своему усмотрению ипадеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом (ст. 2 Закона). Пункт 3.3 Положения об акциях (приложение к Уставу АОЗТ «Гипробум»), предусматривающий обязательный выкуп акций акционерным обществом по нарицательной стоимости у работника вcлучае его увольнения, противоречит указанному выше Положению об акционерных обществах, а также п. 1 ст. 22 ГК РФ (ст. 12 ГК .РСФСР), определяющему, что никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. В соответствии со ст. 36 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик акцией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов. Таким образом, указание в Положении об акциях, действовавшем в АОЗТ «Гипробум» в момент увольнения Твердохлеб, на то, что акционерам, уволившимся из общества (кроме уволившихся в связи с выходом на пенсию), не выплачиваются дивиденды за период, в течение которого они уволились, противоречит требованиям Основ гражданского законодательства. В силу п. 70 Положения об акционерных обществах дивидендом является часть чистой прибыли общества, распределяемая среди акционеров пропорционально числу акций, находящихся в их собственности. Дивиденды должны выплачиваться держателю акций независимо от того, является он членом трудового коллектива или нет. При таких обстоятельствах судебные постановления в части отказа Твердохлеб в иске о восстановлении в составе акционеров и взыскании дивидендов подлежат отмене. 8. Требования ст. 157,158 ГПК РСФСР считаются выполненными (ответчик о дне слушания дела извещен надлежащим образом), если телеграмма вручается сотруднику юридического лица, принимающему корреспонденцию. И 1992 г. Корольковы заключили с обществом с ограниченной ответственностью «Рикко» договоры о долевом участии в строительстве жилого дома в пос. Пенники. В соответствии с условиями договоров они внесли необходимые денежные суммы, однако строительство дома в установленный срок (февраль 1993 г.) не было осуществлено, жилое помещение не предоставлено. Корольковы обратились в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Рикко» о расторжении договоров, возмещении ущерба и компенсации морального вреда. Суд иск удовлетворил. Решением Красногвардейского районного народного суда от 19 декабря 1994 г. договоры расторгнуты, в пользу Королькова А. взыскано в возмещение ущерба 13 млн. руб., неустойка — 13 млн. руб., компенсирован моральный вред в сумме 4 млн. руб. В пользу Королькова Е. взыскано в возмещение ущерба 10 млн. руб., неустойка —10 млн. руб., моральный вред компенсирован в сумме 2 млн. руб. Президиум Санкт-Петербургского городского суда постановлением от 21 июня 1995 г. решение суда отменил и дело направил на новое рассмотрение, указав, что ответчик о дне слушания дела не извещен надлежащим образом, суд недостаточно исследовал материалы дела. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ принес протест на постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 21 июня 1995 г. 15 апреля 1996 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев в судебном заседании от 15 апреля 1996 г. дело по иску Корольковых к обществу с ограниченной ответственностью «Рикко» о расторжении договора, взыскании ущерба, компенсации морального вреда, отменила постановление надзорной инстанции. Одним из поводов к отмене решения районного суда явилось нарушение требований ст. 157,158 ГПК РСФСР: ответчик о дне слушания дела не извещен надлежащим образом. Между тем в деле имеется телеграмма на имя генерального директора ООО «Рикко» Игнатьева об извещении ответчика о слушании дела, врученная 14 декабря 1994 г. уполномоченному по приему корреспонденции Поливановой. Таким образом, ответчик о дне слушания дела был извещен телеграммой. Подобный способ извещения лиц, участвующих в деле, предусмотрен ч. 4 ст. 106 ГПК РСФСР, а потому вывод Президиума о том, что дело рассмотрено судом с нарушением процессуального законодательства, является необоснованным. 9. Возможность предоставления отсрочки исполнения состоявшегося решения суда (ст. 207 ГПК РСФСР) имеет в виду установление какого-либо разумного срока, в период которого решение может не исполняться, иначе теряется значение этого судебного решения. 9 апреля 1991 г. решением Куйбышевского районного суда г. Ленинграда был удовлетворен иск прокурора о признании недействительным обмена жилыми помещениями с участием Пятлиных и Фрейбург. Согласно указанному решению, разъясненному определением суда от 17 ноября 1992 г., Пятлина Л. и ее дочь Пятлина А., 1974 г. рождения, подлежат выселению из комнаты размером 31,46 кв. м в доме по ул. Колокольной в отдельную квартиру на Петергофском шоссе. Однако по заявлению Пятлиных определением Куйбышевского районного суда от 15 декабря 1992 г. им предоставлена отсрочка иcполнения решения от 9 апреля 1991 г. до рассмотрения по существу дела по иску Пятлиной Л. к Администрации Куйбышевского района 0 признании права на жилую площадь — комнату 31,46 кв. м в коммунальной квартире в доме по ул. Колокольной. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда 11 февраля 1993 г. определение суда первой инстанции 0115 декабря 1992 г. отменила и в предоставлении отсрочки исполнения решения суда от 9 апреля 1991 г. отказала. Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 3 ноября 1993 г. определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда отменено, определение Куйбышевского районного суда о предоставлении отсрочки Пятлиной Л. оставлено без изменения. В протесте заместителя Генерального прокурора РФ, внесенном в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, ставится вопрос об отмене постановления Президиума городского суда от 03 ноября 1993 г. и определения районного суда от 15 декабря 1992 г. 22 июля 1996 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определила, что все названные судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям. Разрешая заявление Пятлиной о предоставлении отсрочки исполнения решения в связи с тем, что в производстве Куйбышевского районного суда находится дело по иску заявительницы о признании права на спорную жилую площадь, районный суд сослался на ст. 361-362 ГПК (РСФСР, хотя эти нормы предусматривают приостановление исполнительного производства. Отменяя определение районного суда. Судебная коллегия по гражданским делам городского суда сослалась лишь на это обстоятельство -неправильную ссылку суда на норму процессуального права Президиум Санкт-Петербургского городского суда правильно указал, что суд фактически, предоставляя отсрочку исполнения решения суда, исходил из требований ст. 207 ГПК РСФСР. Однако доводы постановления, по которым Президиум оставил определение суда от 15 декабря 1992 г. без изменения, нельзя признать обоснованными. Президиум указал в постановлении, что рассмотрение в суде другого дела по иску заявительницы по поводу той же жилой площади, является в силу названной нормы закона основанием для предоставления отсрочки исполнения решения. Однако Президиум не учел, как и районный суд в определении от 15 декабря 1992 г., что, предусматривая возможность предоставления отсрочки исполнения состоявшегося решения суда, ст. 207 ГПК РСФСР имеет в виду установление какого-либо разумного срока, в период которого решение может не исполняться, иначе теряется значение поставленного судебного решения. В данном случае, поставив отсрочку исполнения решения суда в зависимость от рассмотрения по существу другого дела, суд не учел, что такой срок может быть длительным, влияющим на интересы какой-либо стороны по настоящему делу. Из предоставленных в порядке надзора материалов усматривается, что до настоящего времени спор по делу, указанному в определении суда от 15 декабря 1992 г. не разрешен, в связи с чем законное решение по настоящему делу не исполняется более четырех лет, что является незаконным. Поскольку это существенное обстоятельство не учтено в указанных судебных постановлениях, они не являются обоснованными и подлежат отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, исходя из обстоятельств дела, считает возможным разрешить данный спор по существу. Руководствуясь п. 5 ст. 329, ст. 330 ГПК РСФСР, Судебная коллегия определила: определение Куйбышевского районного суда от 15 декабря 1992 г., определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 11 февраля 1993 г. и постановление Президиума того же суда от З ноября 1993 г. отменить. В предоставлении отсрочки исполнения решения Куйбышевского районного суда от 9 апреля 1991 г. Пятлину В. и Пятлиной Л. отказать. 10. При несоблюдении истцом порядка предварительного внесудебного разрешения спора в КТС суд оставляет исковое заявление без рассмотрения. Определением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 19 апреля 1996 г. дело по иску Тепленького к НПО «Аврора» в части взыскания задолженности по выплате вознаграждения по итогам работы за 1993 г. и надбавки за выслугу лет за тот же период прекращено производством в связи с несоблюдением истцом порядка предварительного внесудебного разрешения спора в КТС ответчика. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда оставила определение районного суда без изменения. 3 октября 1996 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда, рассмотрев по' протесту председателя городского суда материалы дела, удовлетворил протест по следующим основаниям. Для требований истца законом действительно установлен порядок предварительного внесудебного разрешения спора в КТС. Такой порядок не был соблюден истцом, что он подтвердил в судебном заседании. При наличии указанных обстоятельств в соответствии с п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР суд оставляет исковое заявление без рассмотрения. После устранения условий, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения. Тепленький вправе вновь обратиться в суд в общем порядке (ст. 222 ГПК РСФСР). Прекращение же судом производства по делу лишает истца такого права, поскольку в силу ч. 2 ст. 220 ГПК РСФСР в случае прекращения производства по делу вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается. На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, Президиум Санкт-Петербургского городского суда постановил изменить определение Калининского районного суда от 19 февраля 1996 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 марта 1996 г., оставив исковое заявление Тепленького без рассмотрения. 11.По требованию о взыскании компенсации морального вреда не установлен предварительный внесудебный порядок разрешения спора. Захаров обратился в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском о взыскании зарплаты и компенсации морального вреда. Определением суда от 1 апреля 1996 г., оставленным без изменения Судебной коллегией Санкт-Петербургского городского суда по гражданским делам исковое заявление оставлено без рассмотрения со ссылкой на п. 1 ст. 221 ГПК РСФСР ввиду несоблюдения предварительного внесудебного порядка разрешения споров. 10 октября 1996 г. Президиум Санкт-Петербургского городского <.уда, рассмотрев материалы дела и обсудив доводы протеста председателя городского суда, поставившего вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, нашел протест подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. По требованию о компенсации морального вреда не установлен предварительный внесудебный порядок разрешения спора, что не принял во внимание суд, оставляя заявление Захарова без Рассмотрения. На момент рассмотрения дела в кассационной коллегии заявление истца было рассмотрено комиссией по трудовым спорам (КТС) ответчика, на что имеется ссылка в кассационном определении. При указанных обстоятельствах отсутствуют препятствия дли обращения Захарова в суд. 12. Увольнение с нарушением установленного порядка прекращения трудового договора признается незаконным. Пекло, работавший в Инженерно-технологическом центре «Рыбхолодтехника» (ИТЦ), приказом директора от 30 апреля 1992 г. был уволен по сокращению штатов. Решением Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 октября 1992 г. он восстановлен на прежней работе, о чем был издан приказ администрации от 28 октября 1992 г. После восстановления на работе Пекло была предложена другая работа (не по специальности), а впоследствии, не поставив в известность, его уволили приказом от 15 декабря 1992 г. Считая увольнение незаконным, Пекло обратился в суд с иском о восстановлении на работе с оплатой вынужденного прогула. Решением Ленинского районного народного суда от 17 февраля 1993 г., оставленном без изменения определением Судебной коллегии no гражданским делам, в иске Пекло отказано. В протесте заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене указанных судебных постановлений. Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, 10 октября 1996 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил протест по следующим основаниям. Отказывая в иске о восстановлении на работе, суд учитывал, что в ИТЦ была действительно была ликвидирована должность, которую занимал истец. Он был восстановлен на работе в связи с непринятием администрацией всех мер к трудоустройству. Поскольку на предприятии отсутствовала возможность предоставления истцу прежней работы, а от замещения предложенных ему вакантных должностей он отказался, суд признал повторное увольнение Пекло законным. Судом отмечено также, что администрацией соблюден установленный порядок увольнения - истец уволен с согласия профсоюзного комитета, полученного 27 ноября 1993 г., трудового коллектива структурного подразделения и совета трудового коллектива (СТК) предприятия. Получение согласие СТК и трудового коллектива структурного подразделения было необходимо в связи с тем, что ИТЦ в этот период находился в процессе реорганизации. Однако суд оставил без внимания доводы истца о том, что администрацией нарушен порядок высвобождения работников при сокращении штатов. Между тем согласно ст. 402 КЗоТ РФ работники, высвобождаемые из предприятий, учреждений, организаций в связи с их ликвидацией, осуществлением мероприятий по сокращению численности или штата, о предстоящем высвобождении предупреждаются персонально под расписку не менее чем за два месяца. Не позднее, чем за два месяца администрация обязана довести до сведения местного органа службы занятости данные о предстоящем высвобождении каждого конкретного работника с указанием его профессии, специальности, квалификации и размера оплаты труда. Истец заявлял, что он не был предупрежден об увольнении 15 декабря 1992 г. за два месяца. Это заявление истца суд в решении не обсуждал, оценки ему не дал. Не проверялось и соблюдение администрацией предусмотренного ст. 402 КЗоТ РФ правила о доведении до сведения местного органа службы занятости о предстоящем увольнении истца. Указанные правила ст. 402 КЗоТ РФ относятся к порядку увольнения лиц в связи с ликвидацией предприятия или сокращением штатов. Несоблюдение порядка увольнения, а следовательно, и правил, установленных ст. 402 КЗоТ РФ, влечет в силу ст. 213 того же Кодекса признание незаконным расторжения трудового договора по основаниям п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. Согласно ст. 213 КЗоТ РФ, в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим трудовой спор. Эта норма изложена в редакции Закона РФ от 25 сентября 1992 г., она действовала на день увольнения истца. В связи с этим работник подлежит восстановлению на работе не только в случае увольнения без законного основания (суд таких оснований не установил), но и в связи с несоблюдением порядка увольнения. Правила этой статьи суд не учел. Оставляя решение суда без изменения, Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда по гражданским делам указала, что администрация приказом от 19 апреля 1992 г. добровольно изменила дату увольнения истца с 15 на 27 декабря 1992 г. и произвела оплату за ни дни, в связи с чем довод истца об отсутствии персонального предупреждения об увольнении за два месяца не влечет отмену решения. Считая, что изменением (продлением) администрацией даты права истца восстановлены, Судебная коллегия не учла правила ст. 213 КЗоТ РФ редакции Закона от 25 сентября 1992 г. (до этого основанием признанию увольнения незаконным являлось лишь нарушение закона) и то обстоятельство, что со дня восстановления истца на работе до дня его увольнения прошло менее двух месяцев. После восстановления истца на работе с 28 октября 1992 г. на основании решения суда его трудовые отношения с ИТЦ были восстановлены. Приказом от 15 декабря 1992 г. трудовой договор с ним вновь расторгнут по п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ. Данных о предупреждении истца об увольнении после 28 октября 1992 г. в деле нет. С 28 октября до дня увольнения прошло менее двух месяцев. Дальнейшее продление трудового договора в пределах двух месяцев не влечет нарушение срока, в течение которого администрация вправе расторгнуть трудовой договор - месяц со дня получения выборным профсоюзным органом согласия на увольнение (ст. 34 КЗоТ РФ). Указанный срок не может быть восстановлен, между тем согласие профсоюзного органа на увольнение истца дано 27 ноября 1992 г. Поскольку Судом не определены юридически значимые обстоятельства, не дана оценка обстоятельствам, которые в силу закона влекут Признание увольнения незаконным, судебные постановления подлежат отмене. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ 1. По признаку группы с предварительным сговором могут квалифицироваться действия только тех лиц, которые непосредственно участвовали в краже, т. е. исполнителей. Действия члена преступной группы, который сам не изымал (не выносил, не вывозил) похищенное, но в момент совершения преступления, согласно предварительной договоренности, обеспечивал возможность тайного изъятия имущества, квалифицируются по ст. 144 УК РСФСР (ст. 158 УК РФ) без ссылки на ст. 17 УК РСФСР (ст. 33 УК РФ). Приговором Кировского городского суда от 3 июня 1996 г. Соколов В. признан виновным в подстрекательстве и пособничестве в виде устранения препятствий в совершении тайного хищения чужого имущества (кражи) по предварительному сговору группой лиц и осужден по ст. 17 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы. Поэтому же делу Соколов Д. признан виновным в совершении тайного хищения чужого имущества по предварительному сговору группой лиц и осужден поч. 2 ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы. Как установил суд, 15 января 1996 г. около 17 часов Соколов В. вместе с сыном пришел в столовую «Уют». Увидев в вестибюле столовой трюмо, Соколов В. предложил сыну, Соколову Д., похитить зеркало, а сам прошел в торговый зал и отвлек внимание продавца. Соколов Д. в это время вынул зеркало из креплений и отнес его домой. Хищением столовой «Уют» был причинен материальный ущерб на сумму 350 тыс. руб. В кассационном протесте был поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со ссылкой на то, что судом необоснованно переквалифицированы действия Соколова В. с ч. 2 ст. 144 УК РСФСР на ст. 17 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, поскольку, предложив совершить кражу и отвлекая внимание продавца, он выполнил часть объективной стороны кражи, а потому является не подстрекателем и пособником, а соисполнителем преступления. Кроме того, изменяя квалификацию действий Соколова В., суд необоснованно оставил такой квалифицирующий признак хищения, как совершение кражи по предварительному сговору группой лиц, так как группу образуют только соисполнители, что свидетельствует о непоследовательности принятого решения. 16 июля 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда, заслушав доклад материалов дела, выслушав прокурора, удовлетворила протест по следующим основаниям. Суд, признав Соколова Д. виновным в краже, совершенной по предварительному сговору группой лиц и квалифицировав его действия по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, не указал в приговоре, с кем именно вступил в сговор на совершение хищения осужденный. В то же время в описательной части приговора суд указал, что отец Соколова Д. - Соколов В., увидев в вестибюле столовой трюмо с зеркалом, предложил сыну похитить зеркало, а сам прошел в торговый зал и отвлек внимание продавца. Несмотря на то, что суд изложил фактические обстоятельства дела как выполнение Соколовым В. объективной стороны хищения, с распределением ролей при совершении преступления, он квалифицировал действия Соколова В. не как исполнителя кражи, а как подстрекателя и пособника. Таким образом, описательная часть приговора противоречит юридической оценке, данной судом действиям осужденных, а потому постановленный приговор нельзя признать законным и обоснованным. 2. Принуждение к совершению сделки необоснованно квалифицировано как вымогательство. Если в процессе требования имущества собственнику предлагается соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать вымогательством, поскольку они не могут причинить имущественного ущерба (уменьшить имущественный фонд собственника). Приговором Кировского районного суда от 21 августа 1996 г. Мусейибов и Бравый были осуждены по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР. Они признаны виновными в том, что по предварительному сговору группой лиц, с насилием не опасным для жизни и здоровья и потрепевшего, требовали совершения действий имущественного характера с чужим имуществом от лица, в собственности и ведении которого находится это имущество. В кассационных жалобах адвокаты осужденных просили приговор суда отменить и дело прекратить за отсутствием в действиях подзащитных состава преступления. И обоснование своих доводов адвокаты указывали на то, ли вымогательство является одной из форм завладения чужим имуществом с корыстной целью, в связи с чем требования со стороны виновных совершения каких-либо действий имущественного характера непременно предполагает желание безвозмездно получить выгоду имущественного характера за счет такого рода действий. По мнению адвокатов, материалами дела не установлено, что требование осужденных, чтобы потерпевший заключил с ними договор аренды, носили безвозмездный или явно неэквивалентный характер и потому не могут квалифицироваться как вымогательство. 19 ноября 1996 г., проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда указала следующее. Материалами дела установлено, что в августе 1995 г. потерпевший Флтьянов, работавший директором ТОО «Содружество-57», был дважды избит сначала Евтушенко, а затем и Мусейибовым, поскольку отказывался заключить договор на аренду помещений с АОЗТ «Комби-плюс », где директором был Бравый. Не доверять показаниям потерпевшего Фатьянова, которые подтверждены свидетелем Клыковым и объективно удостоверены заключениями судебно-медицинских экспертиз о причинении Фатьянову телесных повреждений, у суда никаких оснований не было. При таких обстоятельствах следует сделать вывод, что доводы адвокатов о конфликте осужденных с потерпевшим по другим основаниям, и о том, что Фатьянова вовсе не избивали, необоснованы. Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал им неверную юридическую оценку. Обязательным признаком состава вымогательства, как и хищения, является безвозмездность завладения имуществом или получения имущественной выгоды за счет совершения действий имущественного характера. Это означает, что при вымогательстве виновный требует от потерпевшего передачи имущества, передачи права на это имущество или совершения каких-либо действий имущественного характера,* не намереваясь предоставить взамен эквивалентное возмещение. Ни органами предварительного следствия, ни судом не установлено, что осужденные хотели безвозмездно завладеть имуществом потерпевших. Более того, как установлено в ходе предварительного и судебного следствия, в конце 1994 и в начале 1995 г. ТОО «Содружество-57» сдало в аренду АОЗТ «Комби-плюс» более 100 м2 своих площадей, где последнее установило две линии хлебопекарни. Таким сотрудничеством обе стороны были удовлетворены. Во время судебного разбирательства было достоверно установлено, что осужденные принуждали потерпевшего к заключению нового договора аренды. Принимая во внимание временный и платный (возмездный) характер владения и пользования арендованным имуществом, требование совершения такого рода действия имущественного характера, как заключение договора аренды, не может рассматриваться в качестве вымогательства. При известных обстоятельствах как вымогательство можно было бы расценить принуждение к совершению заведомо неэквивалентной сделки, когда оплачивается или компенсируется в иной форме лишь какая-то часть имущества, полученного по сделке. Однако в материалах дела нет каких-либо данных, свидетельствующих о явном несоответствии между стоимостью аренды помещения и суммой арендной платы, предложенной Евтушенко, Мусейибовым и Бравым. Содеянное Евтушенко, Мусейибовым и Бравым могло бы быть квалифицировано как принуждение к совершению сделки (в данном случае - договора аренды), при котором упречность поведения Здесь следует сделать оговорку о том, что под правом на имущество понимается право собственности в полном объеме. Упоминание об этом в составах преступлений против собственности имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления. Приобретение такого права является либо приготовлением к последующему завладению имуществом, либо противоправным образом создает видимость законного владения имуществом, уже находящимся в обладании виновного. Поэтому стремление приобрести путем вымогательства отдельного правомочия на имущество (например, права пользования квартирой или машиной) без' цели завладения самим имуществом не отвечает признакам преступления, предусмотренного ст. 148 УК РСФСР (ст. 163 УК РФ 1996 г.). сводится лишь к нарушению свободы воли другой стороны, что противоречит самой природе договорных обязательств. Но уголовная ответственность за подобные действия предусмотрена только в ст. 179 УК 1'оссийской Федерации 1996 г., который вступает в силу с 1 января I997г. Действующим же уголовным законом такие отношения не урегулированы. В действиях Евтушенко и Мусейибова усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 112УК РСФСР, но переквалификация их действий на указанную статью невозможна из-за отсутствия заявления потерпевшего (Фатьянова) с просьбой привлечь указанных лиц к уголовной ответственности за причинение ему легких телесных повреждений. На основании изложенного, руководствуясь ст. 332, п. 3 ст. 334 УПК РСФСР, Судебная коллегия определила: приговор Кировского районного суда от 21 августа 1996 г. отменить и дело производством прекратить за отсутствием в действиях Евтушенко, Мусейибова и Бравого состава преступления на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР. 3. Уголовное дело по ст. 181 УК РСФСР (ст. 307 УК РФ) возбуждено судом без достаточных на то оснований. 30 июля 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела дело по частной жалобе на определение Смольнинского районного суда от 4 декабря 1995 г., которым возбуждено уголовное дело в отношении Першуковой по ч. 1 ст. 226, ст. 181 УК РСФСР и в отношении Каравайцевой по ст. 181 УК РСФСР.' Заслушав доклад судьи, объяснения адвоката в защиту Каравайцевой, объяснения Першуковой и Каравайцевой, заключение прокурора, Судебная коллегия установила, что приговором Смольнинского районного суда Просвирнов, Пышин и,Макаров осуждены по ч. 1 ст. 226 УК РСФСР, одновременно судом вынесено определение о возбуждении уголовных дел в отношении Першуковой, которая являлась свидетелем по делу за дачу заведомо ложных показаний на следствии и в суде. Также судом было возбуждено уголовное дело по ст. 181 УК РСФСР в отношении потерпевшей Каравайцевой за то, что она давала ложные показания, обвинив подсудимого Макарова в вымогательстве. Примерив материалы дела и обсудив доводы частных жалоб, Судебная коллегия находит определение подлежащим отмене по слелующим основаниям. В определении суда не указано, какие именно показания Першуковой и Каравайцевой, данные ими на следствии или в суде, являются заведомо ложными и по какой части ст. 181 УК РСФСР должно быть возбуждено уголовное дело. Из материалов дела усматривается, что в отношении Першуковой 26 мая 1994 г. уголовное дело по ч. 1 ст. 226 УК РСФСР было прекращено производством в соответствии со ст. 6 и ст. 1, п. «б», Постановления Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 г. «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации». Дело было прекращено] обоснованно в соответствии с п. 4 ст. 5 УПК РСФСР. Оснований к отмену указанного постановления и возбуждению в отношении Першуковой уголовного дела по ч. 1 ст. 226 УК РСФСР не имеется. Из приговора видно, что Макаров, обвинявшийся в вымогательстве в отношении Каравайцевой, оправдан судом по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР за недоказанностью его вины, но не за отсутствием события данного преступления. Таким образом, суд в своем определении не указал достаточных оснований для возбуждения в отношении Каравайцевой, и Першуковой уголовных дел, в связи с чем определение подлежит; отмене, а частные жалобы - удовлетворению. 4. С согласия обвиняемого судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые не может быть назначено; наказание более строгое, чем лишение свободы на 5 лет (ч. 3 ст, 35 УПК РСФСР). Постановление о назначении судебного заседания должна быть вынесено в соответствии со ст. 221-223 УПК РСФСР. 1) Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда б августа 1996 г. рассмотрела дело по кассационной жалобе и протесту на приговор Смольнинского районного суда от 14 марта 1996 г., которым Леконцева осуждена по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества с применением, ст. 44 УК РСФСР (наказание является условным с испытательным сроком 2 года). Судебная коллегия установила, что по приговору суда Леконцев признана виновной в том, что она по предварительному сговору с Неустановленным следствием лицом совершила из магазина «На Невском» хищение чужого имущества, причинив значительный ущерб, В кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с нарушением ч. 3 ст. 35 УПК РСФСР. В кассационной жалобе осужденная просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, указывая, что кражу она, совершила одна и причиненный магазину ущерб в размере 60 тыс 100 руб. не может являться значительным, кроме того, дело рассмотрено в отсутствие потерпевшего и свидетелей. Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалобы и протеста, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УПК РСФСР с согласия подсудимого! судья единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые на может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на 5 лет. Это требование судом нарушено. Санкция ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, по которой Леконцева осуждена, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 7 лет. В соответствии с ч. 4 ст. 35 УПК РСФСР дело должно быть рассмотрено коллегиально Однако в нарушение требований закона дело в отношении Леконцевой рассмотрено единолично. Указанное нарушение является существенным. Кроме того, судом нарушены требования ст. 221-223 УПК РСФСР, так как вместо постановления о назначении судебного заседания суд вынес постановление о предании суду. На основании вышеизложенного Судебная коллегия отменила судебный приговор и дело направила в тот же суд на рассмотрение со стадии назначения судебного разбирательства. 2) Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела в судебном заседании 6 августа 1996 г. дело но протесту на приговор Смольнинского районного суда от 29 февраля 1996 г., которым Дубов осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строгого режима. Судебная коллегия установила, что Дубов был признан виновным в том, что 23 ноября 1994 г. в троллейбусе маршрута № 7 он повторно совершил кражу чужого имущества, причинив потерпевшей значительный ущерб В кассационном протесте прокурор просил приговор отменить, направить на новое судебное рассмотрение, так как была нарушена ст. 35 УПК РСФСР. Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного протеста судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УПК РСФСР судья, с согласия подсудимого, единолично рассматривает дела о преступлениях, за которые не может быть назначено более строгое наказание, чем лишение свободы сроком на 5 лет. Санкция ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, по которой Дубов осужден судом, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 7 лет. В соответствии с ч. 4 ст. 35 УПК РСФСР дело должно быть рассмотрено коллегиально. Однако это требование закона судом не выполнено, дело в отношении Дубова рассмотрено единолично. Кроме того, судом нарушены требования ст. 221-223 УПК РСФСР, так как ВЫНЕСено постановление не о назначении дела, а о предании суду Дубова. На основании изложенного Судебная коллегия приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии назначения дела. 5. Невыполнение требований ст. 36 УПК РСФСР является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. 09 июля 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда рассмотрела дело по кассационному протесту на приговор Лодейнопольского городского суда от 5 июня 1996 г., которым Кузнецов осужден по ч. 1 ст. 147 УК РСФСР. Заслушав доклад материалов дела, заключение прокурора, обсудив доводы кассационного протеста, Судебная коллегия находит его подлежащим удовлетворению. 05 марта 1996 г. в 17 ч. 20 мин. Кузнецов, якобы разменивая деньги, поручил продавцу ООО «Время» денежный билет образца 1995 г. достоинством 100 тыс. руб., изготовленный им из подлинного денежного билета достоинством 1 тыс. руб. путем наклеивания частей другого денежного билета и получил от продавца 10 подлинных: денежных билетов достоинством по 10 тыс. руб. каждый, причинив таким образом ООО «Время» материальный ущерб на сумму 100 тыс. руб. В судебном заседании Кузнецов вину признал полностью. В кассационном протесте ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование для надлежащего выполнения требований ст. 205 УПК РСФСР. Как усматривается из материалов дела, органами предварительного следствия Кузнецов обвинялся в изготовлении с целью сбыта и сбыте поддельного государственного казначейского билета, т. е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 87 УК РСФСР. Согласно ст. 36 УПК РСФСР дела о преступлениях, предусмотренных ст. 87 УК РСФСР, подсудны краевому, областному, городскому суду. В нарушение указанного требования процессуального закона органами предварительного следствия в обвинительном заключении указано, что данное дело подсудно Лодейнопольскому городскому суду. Обвинительное заключение было утверждено заместителем Лодейнопольского городского прокурора и направлено в Лодейнопольский городской суд для рассмотрения по существу. Суд также в нарушение закона о подсудности рассмотрел уголовное дело в отношении Кузнецова с вынесением обвинительного приговора. Невыполнение требований ст. 36 УПК РСФСР является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора, поскольку дело рассмотрено судом, которому оно не подсудно. С учетом изложенного постановленный приговор нельзя признать законным и обоснованным. Судебная коллегия по уголовным делам своим определением отменила приговор Лодейнопольского городского суда и направила дело для производства дополнительного расследования. 6. Прекращение уголовного дела с применением ст. б2 УПК РСФСР допускается, если выяснены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Непроведение экспертизы в случаях, когда ее производство является обязательным, служит основанием к отмене приговора (ст. 343 УПК РСФСР). 16 июля 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда рассмотрела дело по частной жалобе на определение Всеволожского городского суда от 8 мая 1996 г., которым Саморуков и Гуторов освобождены от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 112 УК РСФСР с прекращением уголовного дела и привлечением к административной ответственности. 27 августа 1995 г. на почве личных неприязненных отношений Саморуков и Гуторов умышленно причинили легкие телесные повреждения в ходе обоюдной драки. В судебном заседании Саморуков вину признал частично, Гуторов же не признал. В частной жалобе Гуторов просит определение суда отменить, направить дело для производства дознания, объединив его с другим, находящимся в производстве ОВД, ссылаясь на нарушение его прав в ходе судебного разбирательства. 7. Неуказание судьей формулировки обвинения постановлении о возбуждении уголовного дела является нарушением ст. 418 УПК РСФСР. Описательная часть приговора должна содержать доказательства на которых основаны выводы суда (ст. 314 УПК РСФСР). 25 июня 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда рассмотрела уголовное дело па кассационной жалобе на приговор Гатчинского городского суда oт 11 апреля 1996 г., которым Муравьев осужден по ст. 122 УК РСФСР Муравьев признан виновным в злостном уклонении от уплаты алиментов в течение шести лет на содержание двух детей (1978 и 1980 г. рождения). В судебном заседании Муравьев признал себя виновным. В кассационной жалобе осужденный Муравьев указывает н неисследованность дела судом. Судебная коллегия по уголовным делам установила, что приговор вынесен с нарушением ст. 314 УПК РСФСР, которая предусматривав необходимость привести доказательства, на которых основаны выводы суда. Причем доказательства должны быть не только перечислены но и раскрыты. Эти требования закона не выполнены. В нарушение требований ст. 418 УПК РСФСР судья при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в постановлении не изложи формулировку обвинения и постановление о возбуждении уголовной дела содержит лишь фразу о признании «материалов достаточный для рассмотрения в судебном заседании» Допущенные нарушения закона являются существенными, влекущим отмену приговора Учитывая изложенное, Судебная коллегия приговор отменила а дело направила для производства предварительного расследования 8. В соответствии со ст. 415 УПК РСФСР в протоколе должны быть, в частности, указаны место и время совершении преступления, его способ, мотив, последствия и другие существенные обстоятельства, а также фактические данные подтверждающие наличие признаков состава преступления и виновность правонарушителя. В постановлении судьи должна быть изложена формулировки обвинения (ст. 415 УПК РСФСР). Суд обосновывает приговор лишь на тех доказательствах которые были рассмотрены в судебном заседании (ст. 301 УПК РСФСР Лукашевич осужден по ст. 122 УК РСФСР Заслушав доклад материалов дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене. 4 июля 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградской областного суда рассмотрела дело по кассационной жалобе без 10. При квалификации преступного деяния и определений режима ИТК суд обязан проверить, является ли лицо особа опасным рецидивистом с учетом изменений, внесенных в ст. 24' УК РСФСР. Н. и Г. осуждены по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР (по признаку совершения кражи особо опасным рецидивистом) к четырем годам лишений свободы в ИТК особого режима каждый. Судебная коллегия изменила приговор, переквалифицировав действия Г по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР И заменив режим ИТК на строгий. При этом Судебная коллегия исходила из следующего. Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал, неправильную юридическую оценку действиям осужденных как кража, совершенная особо опасным рецидивистом. В связи с принятием Федерального закона от 1 июля 1994 г «О внесении изменений и дополнений УК РСФСР и УПК РСФСР» изменились основания для признания лица особо опасным рецидивистом Действующий закон не дает оснований для признания Н. и Г. особо опасными рецидивистами и имеет обратную силу исходя из положении ст. 6 УК РСФСР (ст. 10 УК РФ). 11. Ответственность лица наступает лишь при наличии прямой причинной связи между его действием (бездействием) и наступившими последствиями М. обвинялась в том, что, занимаясь откормом свиней, нарушила санитарные нормы и правила, а именно: продала двух свиней, одна из которых оказалась зараженной трихинеллезом, без разрешения ветеринарной службы; не получила разрешение на перевозку животных; разрешила забой животных на территории хозяйства. В результате ее действий 17 человек, употребивших мясо больного животного, заболели трихинеллезом. Суд оправдал М. по ч. 2 ст. 157, ст. 160 УК РСФСР. Президиум областного суда отклонил протест прокурора области c согласился с решением суда первой инстанции, указав следующее По делу установлено, что заражение трихинеллезом возможна только вследствие потребления мяса больного животного. Обнаружить же возбудителя заболевания у живой свиньи невозможно, это делается только путем лабораторного исследования мяса. Поскольку М. продала живых свиней, то после совершения сделки все дальнейшие обязательства, по соблюдению санитарных правил (забоя животных либо их перевозки проверки мясопродуктов) взяли на себя покупатели. Неполучение М разрешения на продажу живых свиней при изложенных обстоятельствах в прямой причинной связи с наступившими последствиями в виде заболевания людей трихинеллезом не находится.