Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №5 часть2

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ2 В протесте поставлен вопрос об отмене постановления судьи и направлении дела на рассмотрение в тот же суд. При этом в протесте указывалось, что расследование по делу Тимофеева осуществлялось следователем прокуратуры, надзор же за следствием осуществлялся прокурором района. В период отпуска прокурора района его обязанности были возложены на заместителя прокурора района, которым в этот период, 27 июля 1994 г., был продлен срок следствия и содержания под стражей Тимофеева. После выхода прокурора района из отпуска надзор за следствием по данному делу осуществлялся им и 30 ноября 1994 г. дело было направлено в суд. Обвинительное заключение утверждено прокурором района. В этот период расследования адвокат в деле не участвовал. 30 июня 1995 г. судом дело было возвращено на дополнительное расследование в связи с нарушением права Тимофеева на защиту в виду отсутствия адвоката. 9 октября 1995 г. уголовное дело принял к производству следователь прокуратуры, после чего было предъявлено обвинение и выполнены требования ст. 201 УПК с участием адвоката, а 31 октября дело было направлено в суд. В период дополнительного расследования никакого участия в деле заместитель прокурора не принимал и надзор за следствием осуществлял прокурор района, который и утвердил обвинительное заключение. При таких обстоятельствах нарушений с 671 УПК не имелось. Проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, Президиум нашел судебные постановления подлежащими отмене, а протест удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии со ст. 671 УПК РСФСР адвокат не вправе участвовать в качестве защитника, если в расследовании или рассмотрении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях. Таких обстоятельств по делу не имеется. Как видно из материалов дела, на заместителя прокурора района были возложены обязанности прокурора по надзору за следствием в прокуратуре лишь в период отпуска прокурора района, и именно в этот период, т. е. 27 июля 1994 г., исполняющий обязанности прокурора района продлил срок следствия и содержания под стражей. В дальнейшем никакого участия в деле заместитель прокурора не принимал, а надзор за следствием осуществлял прокурор района. Обвинительное заключение 30 ноября 1994 г. было утверждено прокурором района. 30 июня 1995 г. дело возвращено судом на дополнительное расследование и только с 26 октября 1995 г. в деле в качестве защитника Тимофеева принимает участие адвокат. Заместитель прокурора района при этом никакого участия в расследовании дела в период участия в нем адвоката не принимал. Надзор за следствием осуществлял прокурор района, им же утверждено обвинительное заключение. 6. Вводная часть приговора должна содержать сведения в отношении лиц, ранее судимых, о времени осуждения, уголовном законе, примененном к ним, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору. Описательная часть обвинительного приговора должна содержать полное описание преступного деяния, признанного доказанным. Рассмотрение уголовного дела в отсутствие неявившегося адвоката является нарушением права подсудимого на защиту. 10 июня 1996 г. Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела дело по кассационной жалобе на приговор Невского районного суда г. Санкт-Петербурга. Заслушав доклад судьи, заключение прокурора, Судебная коллегия установила: приговором суда Меньшиков осужден по ч. 4 ст. 224 УК РСФСР к трем годам шести месяцам лишения свободы с отбывание наказания в ИТК строгого режима, с назначение на основании ст. 62 УК РСФСР принудительного лечения от наркомании. ВИНА Меньшикова установлена в незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотических средств без цели сбыта, повторно. В кассационной жалобе осужденный просил проверить законность и обоснованность приговора, обращая внимание суда на то, что он был вынужден отказаться от помощи адвоката, поскольку дело неоднократно откладывалось из-за неявки адвоката, и в очередной раз, в отсутствие адвоката он отказался от его помощи. Как усматривается из материалов дела, 11 января 1996 г. адвокату был выдан ордер на осуществление защиты Меньшикова. Дело неоднократно откладывалось и при его отложении Меньшиков заявил, что слушать дело в отсутствие неявившегося защитника невозможно. Затем, 11 июня 1996 г. Меньшиков отказался от защитника и дело было рассмотрено в этот день безучастия защитника, явка которого к началу судебного заседания не была обеспечена. Таким образом, доводы кассационной жалобы осужденного о том, что его отказ от защитника был вынужденным обоснованными, а допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона - существенным. Кроме того, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» во вводной части приговора в отношении лиц, ранее судимых, должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения неотбытой части наказания по предыдущему приговору. В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать полное описание преступного деяния, В связи с изложенным Судебная коллегия определила приговор Невского районного суда от 11 июня 1996 г. отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей. 7. Сумма залога определяется органом, избравшим данную меру пресечения в соответствии с обстоятельствами дела. 28 мая 1996 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела дело по частному I протесту прокурора на определение Фрунзенского районного суда г. Санкт-Петербурга от 4 апреля 1996 г. Органами предварительного расследования Гусейнову, Муслимову, Асланову, Ященко предъявлено обвинение в совершении разбойного! нападения с целью завладения имуществом потерпевшего Джугашвили в крупном размере по предварительному сговору группой лиц. 22 июля 1995 г. они напали на потерпевшего Джугашвили и, угрожая убийством, открыто похитили у него сумку, не представляющую] материальной ценности, с находившимися в ней деньгами в сумме 59 млн руб. и двумя блоками сигарет стоимостью 7 тыс. руб. Из материалов дела видно, что подсудимому Асланову суд изменил меру пресечения содержание под стражей на денежный залог! в размере 250 млн. руб. Однако, учитывая, что данная сумма не была внесена, суд вновь избрал меру пресечения Асланову - содержании под стражей. Проверив материалы дела, Судебная коллегия пришла к выводе о том, что сумма залога явно завышена и с учетом обстоятельств дела сочла возможным изменить всем подсудимым меру пресечения. В связи с изложенным и руководствуясь ст. 331, 99 УПК РСФСР Судебная коллегия определила изменить определение Фрунзенского районного суда в части меры пресечения: меру пресечения всем подсудимым в виде содержания под стражей изменить на денежный залог в сумме 50 млн. руб. каждому после внесения залога на депозит суда. 8. За вред, причиненный здоровью, компенсация моральной вреда осуществляется за счет владельца источника повышенной опасности, если последний не докажет, что вред возни вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Приговором Кронштадского районного суда г. Санкт-Петербур от 28 февраля 1996 г. Кульбацкий был осужден по ч. 2 ст. 114 УК РСФ ( к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработка в доход государства ежемесячно. Взыскано с Коммунального отдела администрации г. Кронштадта в пользу потерпевшей Субботиной в счет возмещения материального ущерба 12 млн. 485 тыс. 550 руб. При рассмотрении вопроса о взыскании морального вреда суду необходимо учесть требования закона, привлечь в качестве гражданского ответчика надлежащих лиц и вынести правильное решение. На основании изложенного, руководствуясь ст. 378 УПК Российской Федерации, Президиум постановил: приговор Кронштадтского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 февраля 1996 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 26 марта 1996 г. в отношении Кульбацкого в части взыскания с него в пользу Субботиной 10 млн. руб. отменить, дело в этой части передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОЙ СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 9. Кассационная инстанция исключила из приговора, которым лицо осуждено по п. «з» ст. 102 УК РСФСР (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), отгчающее обстоятельство: причинение преступлением особо тяжких последствий - смерть двух человек, поскольку это охватывается диспозицией закона, по которому лицо осуждено. Определение N° 78-096-44 по делу Жучарева 10. Отягчающие ответственность обстоятельства: «совершение преступления в отношении малолетнего» и «совершение преступления лицом, ранее совершившим преступление», исключено кассационной инстанцией из приговора, поскольку первое отягчающее обстоятельство является квалифицирующим признаком ч. 4 ст. 117 УК РСФСР (п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ), а прошлая судимость - погашена, поэтому они не могут учитываться как отягчающие обстоятельства' при назначении наказания. Определение № 43-095-73 по делу Астраханцева 11. Осужденному к лишению свободы приговором Российской Федерации, ранее отбывающему лишение свободы по приговору суда Украинской Республики (1993 г.), не может быть назначена' ИТК строгого режима, так как отбывание лишения свободы в другом государстве не учитывается при назначении вида, ИТК судом Российской Федерации.3 Определение № 57-095-41 по делу Султанова 12. Приговор, определение и постановление Президиума областного суда в отношении призывника, осужденного по ч. 1 ст.80 УК РСФСР (ч. 1 ст. 328 УК РФ), отменены и дело прекращено производством за отсутствием состава преступления. В деле не имеется доказательств, свидетельствующих о том, что призывник вступил в общество «Свидетели Иеговы» не по религиозным убеждениям, а с целью избежать воинской службы. В соответствии с ч. 3 ст. 59 Конституции Российской Федерации гражданин РФ в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. 13. Дня состава преступления клеветы обязательным элементом является распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измышлений о якобы имевших место фактах, касающихся потерпевшего. в действиях Г. отсутствует основной признак состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РСФСР (ст. 129 УК РФ) - заведомая ложность распространенных им сведений. Определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации № 4-38/96. 14. Управляющая отделением Сбербанка Российской Федерации необоснованно признана должностным лицом в смысле примечания к ст. 170 УК РСФСР (ст. 285 УК РФ). Управляющая отделением Сбербанка Российской Федерации, предложившая за выдачу кредита без залогового обязательства передать ей взятку в сумме 300 тыс. руб. (январь 1993 г.) была осуждена по ст. 15 и ч. 3 ст. 173 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ приговор отменил, а дело производством прекратил за отсутствием состава преступления. В соответствии с примечанием к ст. 170 УК РСФСР под должностными лицами понимаются лица, осуществляющие функции представителей власти, а также занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей в государственных или общественным учреждениях, организациях или на предприятиях. В соответствии со ст. 41 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности в РСФСР» и Уставом Сбербанка РСФСР, утвержденным решением общего собрания акционеров Сберегательного банка РСФСР 22 марта 1991 г. Согласно п. 4 Устава акционерного коммерческого Сберегательного банка РСФСР банки и его учреждения при принятии решений связанных с банковской деятельностью, независимы от органов государственной власти и управления. Следовательно, отделение Сберегательного банка Российской Федерации является не государственным или общественный предприятием, а частным, в связи с чем управляющая отделением Сбербанка РФ необоснованно признана должностным лицом Постановление №'341 п 96 по делу Пашкиной 15. Следователь Управления внутренних дел, получивший взятку в размере 200 долл. США за обещание прекратить уголовное дело, осужден по ч. 3 ст. 173 УК РСФСР (ч. 3 ст. 290 УК РФ) как должностное лицо, занимающее ответственна положение. о ВИНОВНОСТИ осужденных во вмененных им по приговору преступлениях основан на материалах дела и подтвержден имеющимися в деле и проверенными судом доказательствами. Действия Ш. по ч. 2 ст. 206, ч. 2 ст. 193, Г. по ч. 2 ст. 193, ч.2 ст. 206, ч. 1 ст. 218 УК квалифицированы правильно». Такая запись в постановлении Президиума предрешала вопрос о доказанности вины осужденных и о квалификации их действий, что является нарушением ст. 380 УПК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила это постановление Президиума, а приговор оставила! без изменения. Определение № 21-Д96-2к по делу Гулиева и др. 20. Утверждение в жалобе адвоката о том, что признак особой жестокости при квалификации убийства по п. «г» ст. 102 УК РСФСР1 не может относиться к деяниям, совершенным невменяемыми лицами, не основано на законе, поскольку в соответствии со ст. 404 УПК РСФСР возбуждение уголовного дела в случаях, когда общественно опасное деяние совершено невменяемым производится по общим правилам разд. VIII УПК РСФСР. Квалификацией деяния определяется подследственность и подсудность этих дел. В соответствии со ст. 36 УПК РСФСР областному суду подсудна уголовные дела, предусмотренные ст. 102 УК РСФСР. Дел об общественно опасном деянии, совершенном невменяемым и подпадающим под признаки п. «г» ст. 102 УК РСФСР, также рассматривает областной суд. Определение № 29-096-14 по делу Макаровских ПРАКТИКА АРБИТРАЖНОГО СУДА 1. Здание, в котором находятся спорные помещения, создано за счет государственных средств; помещения не были выкуплены истцом в процессе приватизации, как не были и внесены в уставный капитал истца при его преобразовании из государственного предприятия в акционерное общество, поэтому истец неосновательно требовал признать за ним право собственности на указанные помещения. АО «Мурманскпромстрой» предъявил иск к КУГИ Мурманской области и АО «Мурманскжилстрой» о признании недействительным решения КУГИ и о признании права собственности на нежилые помещения четвертого этажа здания по ул. Перовской, 17 (дело № 77/6). Решением арбитражного суда в иске отказано. Постановлением кассационной инстанции от 06.02.96 г. решение арбитражного суда оставлено в силе, а кассационная жалоба - без удовлетворения. В постановлении суд указал, что согласно ст. 217 ГК РФ имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником и собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества. Здание, в котором находятся спорные помещения, создано за счет государственных средств; помещения были выкуплены истцом в процессе приватизации как не были внесены в уставный капитал истца при его преобразовании из государственного предприятия в акционерное общество, поэтому истец неосновательно требовал признать за ним право собственности на указанные помещения. 2. Право собственности на спорное помещение перешло к ответчику в результате возмездной сделки как к добросовестному приобретателю имущества, выбывшего из владения собственника по воле последнего. КУГИ г. Архангельска предъявил иск о признании права муниципальной собственности на нежилое помещение, расположенное по адресу: г. Архангельск, ул. Урицкого, 51, к ТОО «Юность», АБ «Двина-Траст», ТОО «Фирма "Трай"» (дело № 105/96). Решением суда 1-й инстанции в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции это решение отменено, Постановлением кассационной инстанции от 13.02.96 г., постановление апелляционной инстанции отменено, решение суда 1-й инстанции оставлено в силе. Спорное помещение в д. № 51 по ул. Урицкого (г. Архангельск) выбыло из владения собственника по его воле - на основании договоров аренды КУГИ с ТОО «Юность». В результате регистрации помещения в БТИ и последующего его залога банку «Двина-траст» оно было реализовано в процессе судебного исполнения обращением взыскания на имущество, согласно акту судебного исполнителя, утвержденного председателем суда. Приобретя спорное помещение по возмездному договору ТОО«Трай» зарегистрировало право собственности на помещение в БТИ на основании определения суда, которым бюро было обязан! зарегистрировать помещение магазина на праве собственности как проданное заложенное имущество должника. Таким образом, право собственности на спорное помещение перешло к ответчику в результате возмездной сделки как к добросовестному приобретателю имущества выбывшего из владения собственника по его воле. В связи с этим суд 1-й инстанции правильно применил ст.302. УК РФ. наследников по закону или по завещанию. Это положение зафиксировано в Уставе ЖСК и зарегистрировано исполкомом Красногвардейского райсовета. При таких обстоятельствах Устав ЖСК можно, по мнению истца, рассматривать как договор всех членов кооператива, в том числе и умершего собственника спорной квартиры, который должен исполняться. То есть член ЖСК при своей жизни согласился с тем, что после его смерти квартира станет собственностью ЖСК. Это согласие, считает истец, можно по аналогии признать завещанием «всем нуждающимся членам кооператива». Суд кассационной инстанции своим постановлением от 20.02.96 г. отверг аргументацию истца. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, не могут быть приняты во внимание, так как противоречат ч. 2 ст. 13 Закона «О собственности в РСФСР», ст. 552 ГК РСФСР, ч. 2 ст. 218 ГК РФ, понятию договора (сделки), заложенному в гражданском законодательстве (ст. 41, 44 ГК РСФСР), ст. 527, 540 ГК РСФСР, устанавливающим основания наследования и порядок составления завещания. 4. Право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество подлежит государственной регистрации. Поскольку спорный дом не только не зарегистрирован, но и не построен, суд правильно отказал в иске о признании права собственности на долю в этом доме. АОЗТ «Грот» обратилось с иском к Департаменту строительства мэрии Санкт-Петербурга и др. о признании права собственности на долю в общей долевой собственности в строящемся доме (дело № 722/96). Решением суда в иске было отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменений. Кассационная инстанция вынесла постановление от 24.06.96 г., которым оставила кассационную жалобу без удовлетворения, оставив в силе принятые судебные акты. Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации, а в соответствии со ст. 131 ГК РФ право собственности на жилой дом подлежит государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции. До введения в действие закона о регистрации прав на недвижимое имущество применяется действующий порядок регистрации, как это предусмотрено ст. 8 Федерального закона «О введение в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Поскольку спорный дом не только не зарегистрирован, но и не построен, суд правильно отказал в иске о признании права собственности на долю в этом доме. 5. Поскольку платежи в счет выкупа арендованного имущества не были полностью внесены истцом до принятия Указа Президента Российской Федерации от 14 октября 1992 г. № 1230 «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду» и, таким образом, не было реализовано право истца на выкуп арендованного имущества путем внесения всей суммы арендной платы со стоимости сданного на полный амортизационный срок имущества, а также арендных платежей с остаточной стоимости имущества, аренда которого прекращается по завершении амортизационного срока, то при регулировании приватизации арендованного имущества следует руководствоваться Указом № 1230. АП «Объединение "Промтовары"» г. Петрозаводска обратилось с иском к КУГИ г. Петрозаводска о признании права собственности на выкупленное по договору аренды имущество (дело № 279/96). Решением арбитражного суда в удовлетворении исковых требований отказано, постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. Законность решения и постановления проверены в кассационном порядке и оставлены без изменения. Суд кассационной инстанции в своем постановлении от 19.03.96 г. указал при этом следующее. В ноябре 1990 г. между Министерством торговли КАССР и коллективом АП «Промтовары» был заключен договор аренды имущества государственного предприятия. Один из пунктов договора предусматривал право арендатора на выкуп арендованного имущества путем внесения всей суммы арендной платы со стоимости сданного на полный амортизационный срок имущества, а также арендных платежей с остаточной стоимости имущества, аренда которого прекращается по завершению амортизационного срока. Данный пункт договора не противоречил Основам законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде и действующему на момент заключения договора законодательству. Указом Президента Российской Федерации от 14.10.92 № 1230 «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду» установлен порядок выкупа арендованного имущества. В соответствии с п. 7 Указа выкуп имущества по договорам аренды с правом выкупа, заключенным до вступления в силу Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», в которых не определены или сроки, или величина, или порядок, или условия внесения выкупа, осуществляется, в зависимости от стоимости сданного в аренду имущества, на основании дополнительного соглашения о выкупе арендованного имущества и определении величины выкупа по заявлению арендодателя или путем преобразования предприятия-арендатора в акционерное общество открытого типа. Поскольку платежи в счет выкупа арендованного имущества не были полностью внесены истцом до принятия вышеназванного Указа и право истца не было реализовано своевременно, то следует руководствоваться порядком приватизации, установленным Указом № 1230. ОБЗОРЫ. РЕКОМЕНДАЦИИ. КОММЕНТАРИИ. В НАУЧНО-ЭКСПЕРТНОМ СОВЕТЕ ПО ПРАВОВЫМ ПРОБЛЕМАМ РЕГИСТРАЦИИ ПРАВ НА НЕДВИЖИМОСТЬ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Городское бюро регистрации прав на недвижимость в жилищной сфере поставило ряд вопросов перед Научно-экспертным советом по правовым проблемам регистрации прав на недвижимость в Санкт-Петербурге, на которые были даны следующие ответы. 1. С каким моментом закон связывает переход права собственности, подлежащий регистрации (ст. 551 ГК РФ) ? Ст. 551 ГК РФ предусматривает государственную регистрацию перехода прав собственности на недвижимость (п.1), но не определяет момент этого перехода. Указанный момент определен в п. 2 ст. 223 ГК РФ, согласно которой «в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом». 2. Каково соотношение следующих используемых в законе понятий: а) отчуждение имущества (ст. 223 ГК РФ) б) переход права собственности на недвижимость (ст. 551 ГК РФ) в) передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем (ст. 558 ГК РФ)? Отчуждение имущества представляет собой не что иное, как переход права собственности на имущество к другому лицу. С учетом изложенного понятия «отчуждение недвижимости» и «переход права собственности на недвижимость» можно считать синонимами. Передача недвижимости продавцом и принятие ее покупателем означает вступление покупателя во владение недвижимостью. Переход к покупателю владения недвижимостью не равнозначен переходу права собственности на недвижимость и может иметь место раньше или позже. Момент перехода права собственности на недвижимость совпадает с моментом регистрации ее отчуждения, а момент перехода владения - с моментом подписания сторонами передаточного акта. 3. Каково правовое значение передаточного акта, предусмотренного ст. 556 ГК РФ? Передаточный акт, предусмотренный ст. 556 ГК РФ, является документом, оформляющим переход владения недвижимостью от продавца к покупателю. 4. Что в соответствии с действующим законодательством подлежит регистрации (права на недвижимость, сделки с недвижимостью, переход права на недвижимость, отчуждение недвижимости, передача недвижимости? При ответе на данный вопрос просим проанализировать действующий в Санкт-Петербурге порядок регистрации недвижимости и следующие положения закона: - сохранение (вопреки положениям части второй ГК РФ) правил об обязательном нотариальном удостоверении сделок с недвижимостью (ст. 7 Федерального Закона «О введении в действие части второй ГК РФ»); - предписание впредь до введения в действие федерального закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним применять действующий порядок регистрации сделок с недвижимым имуществом; - положение о том, что договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации (ст. 558, п. 2, ГКРФ); - положение Указа Президента РФ от 28.02.96 г. № 293 «О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования» о том, что впредь до принятия Федерального закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним государственная регистрация прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним осуществляется по формам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним органами, осуществляющими на дату издания Указа регистрацию и оформление документов о правах на недвижимое имущество. В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ государственной регистрации подлежат: право собственности и другие вещные права на недвижимость, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 ГК РФ и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Таким образом, по прямому указанию ГК РФ государственной регистрации подлежат вещные права на недвижимость (право собственности и др.), а также только те сделки, которые влекут возникновение, ограничение, переход и прекращение вещных прав. Государственная регистрация передачи недвижимости Гражданским кодексом не предусмотрена. Утвержденные Указом Президента РФ от 28 февраля 1996 г. № 293 «О дополнительных мерах по развитию ипотечного кредитования» формы государственной регистрации прав на недвижимое имущество ) и сделок с ним также предусматривают регистрацию лишь тех сделок, которые обусловливают возникновение и прекращение вещных прав и их обременении. Из этого же, насколько мне известно, исходит и действующий в Санкт-Петербурге порядок регистрации недвижимости. По прямому указанию закона действующий порядок регистрации недвижимого имущества и сделок с ним подлежит применению впредь до издания соответствующего закона (ст. 8 Федерального закона о введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.) В соответствии с п. 2 ст. 558 ГК РФ договор купли-продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры считается заключенным с момента государственной регистрации, причем согласно п. 2 ст. 223 ГК РФ в этот момент у приобретателя возникает право собственности на упомянутые объекты. Вместе с тем в силу ст. 7 Федерального закона о введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации впредь до введения в действие Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним сохраняют силу правила об обязательном нотариальном удостоверении таких договоров. Смысл этого правила состоит, как представляется, в том, что договоры нотариально удостоверенные до введения в действие упомянутого закона, должны считаться заключенными, в момент государственной регистрации договора право собственности на недвижимость переходит от продавца к покупателю. 5. Допускается ли (допускалось ли в какой-либо период) дарение от малолетних граждан? В соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун вправе с предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершить дарение имущества подопечного, в том числе несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет. Данная норма не содержит ограничений в отношении видов имущества, которые могут быть предметом дарения от имени подопечного при соблюдении предусмотренных в ней условий. Следовательно, с предварительного согласия органов опеки и попечительства норма п. 2 ст. 37 ГК РФ допускает и дарение опекуном от имени подопечного принадлежащей последнему недвижимости. В то же время ст. 575 ГК РФ запрещает дарение от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями, «за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда». Тем самым сфера применения нормы п. 2 ст. 37 ГК РФ значительно сужена с 1 марта 1996 г. Следует иметь в виду, что норма ст. 575 ГК РФ не имеет обратной силы. Иными словами, заключенные (т. е. нотариально удостоверенные) в период с 1 января 1995 г. до 1 марта 1995 г. договоры дарения недвижимости от имени несовершеннолетних (при наличии предварительного согласия органов опеки и попечительства) должны признаваться действительными. Заявления о регистрации таких договоров, поданные после 1 марта 1996 г., подлежат удовлетворению. 6. Нормы какого гражданского законодательства следует применять к договорам, удостоверенным нотариально (заключенным юридическими лицами) до 1 марта 1996 г., но поступившим на регистрацию после 1 марта 1996 г.? Ответ на данный вопрос просим дать с учетом положения ч. 3 ст. 6 Федерального закона «О введении в действие части второй ГК РФ» о том, что нормы части второй Кодекса, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие, и п. 2 ст. 558 ГК РФ о том, что договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. До 1 марта 1996 г. договор, требовавший нотариального удостоверения, считался заключенным в момент нотариального удостоверения, что явствует из п. 1 ст. 432 ГК РФ. Что касается нормы п. 3 ст. 433 ГК РФ, согласно которой договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, то нужно иметь в виду, что первая часть ГК РФ не содержит перечня договоров, подлежащих государственной регистрации. Поэтому государственная регистрация договоров, требовавших нотариального удостоверения и заключенных до 1 марта 1996 г., представляла собой элемент исполнения такого договора, поскольку нормы части второй ГК РФ не имеют обратной силы. Соответственно к этим договорам следует применять нормы гражданского законодательства, действовавшие на момент нотариального удостоверения договора. Норма п. 2 ст. 558 ГК РФ не может применяться к договорам, заключенным до 1 марта 1996 г. 7. Что подлежит регистрации применительно к договорам дарения недвижимого имущества: а) если по договору даритель передает одаряемому объект недвижимости; б) если по договору даритель обязуется передать одаряемому объект недвижимости? Каково в случаях дарения соотношение момента перехода права, заключения договора, исполнения договора, передачи имущества и актов государственной регистрации? Требование закона (п. 3 ст. 574 ГК РФ) о государственной регистрации договора дарения недвижимости не сопровождается указанием на то, что договор дарения считается заключенным именно в этот момент (ср. п. 2 ст. 558 ГК РФ). Систематическое толкование нормы п. 3 ст. 574 ГК РФ в сопоставлении с нормой п. 2 ст. 558 ГК РФ приводит к выводу, что в данном случае (п. 3 ст. 574 ГК РФ) имеет место так называемое «квалифицированное молчание» законодателя, который исходит из того, что договор дарения недвижимости следует считать заключенным в момент его письменного оформления, а регистрация влечет переход права собственности от дарителя к одаряемому в силу п. 2 ст. 223 ГКРФ. При этом не имеет значения, предусмотрена ли договором передача недвижимости или обязанность ее передать. Если, однако, в договоре речь идет об обязанности передать будущую вещь (которая на момент заключения договора еще не существует) или об обязанности подарить в будущем уже существующую вещь, то о переходе права собственности к одаряемому говорить не приходится, а тем самым представляется преждевременной и регистрация такого договора, которая может быть произведена не ранее появления вещи у дарителя или наступления условия, с которым связан переход права собственности. Передача недвижимости в любом случае означает передачу владения ею (см. выше, п. 2). 8. Что следует понимать под «заявлениями о праве требования», подлежащими регистрации (п. 14 Указа Президента РФ от 28.02.96 г. № 293) в свете действующего гражданского закон одател ьства ? Формулировка «Заявление о праве требования» предусмотрена п. 14 Указа Президента РФ от 28 февраля 1996 г. № 293, по-видимому, подразумевает соглашение, в силу которого у лица возникает или при определенных условиях может возникнуть право требовать от другого лица передачи объекта недвижимости в собственность. Данная норма Указа Президента РФ от 28 февраля 1996 г. № 293 позволяет регистрирующим-органам осуществлять регистрацию соглашений такого рода. В.А. Мусин, председатель Научно-экспертного совета по правовым проблемам регистрации прав на недвижимость в Санкт-Петербурге, доктор юридических наук, профессор ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ I. Общие вопросы Освобождение от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности Приговором Выборгского городского суда от 14 февраля 1996 г. Шкатова была осуждена по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР и штрафу в размере 100 тыс. руб. Вина Шкатовой установлена в том, что 19 августа 1995 г., в 14 часов, проходя мимо автомашины Комарова, стоявшей у дома 4 по ул. Социалистической в пос. Кирилловское, беспричинно, из хулиганских побуждений ударила ведром по лобовому стеклу автомашины и разбила его, причинив потерпевшему ущерб на сумму 400 тыс. руб. В судебном заседании Шкатова вину признала. 23 апреля Судебная коллегия приговор отменила с прекращением дела производством по следующим основаниям. Действиям Шкатовой дана правильная юридическая оценка. Вместе с тем, избирая Шкатовой меру уголовного наказания, суд не учел, что виновной совершено деяние, не представляющее большой общественной опасности, она исключительно положительно характеризуется как по месту работы, так и по месту жительства, на иждивении имеет несовершеннолетнего ребенка и мать - инвалиды I группы по зрению. С учетом указанных обстоятельств судебная коллегия считает, что Шкатова может быть исправлена без применения уголовного наказания, с привлечением ее к административной ответственности на основании ст. 50 -1 УК РСФСР. Совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте не учитывается при признании виновного особо опасным рецидивистом Приговором Лужского городского суда от 19 декабря 1996 г. Арекелян осужден по п. «б» и «г» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР и признан особо опасным рецидивистом на основании п. 1 ст. 24 -1 УК РСФСР. Из материалов дела видно, что Арекелян, 1970 г. рождения, был ранее судим 26 мая 1988 г. по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, это преступление он совершил в несовершеннолетнем возрасте, однако суд необоснованно учел эту судимость и признал его особо опасным рецидивистом. Других оснований для признания его таковым не имелось. Судебная коллегия 9 апреля 1996 г. исключила из приговора признание Арекеляна особо опасным рецидивистом. Адвокат не может быть привлечен к административной ответственности за проявление неуважения к суду Постановлением судьи Выборгского городского суда от 28 ноября 1995 г. адвокат Выборгской городской коллегии адвокатов Ганков подвергнут административному взысканию в виде штрафа 57 тыс. 750 руб. за неуважение к суду, выразившееся в нежелании участвовать в рассмотрении уголовного дела по обвинению Быстрова и других и отказе от порученной ей защиты. Ст. 165(1) Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предусматривает ответственность за неуважение к суду, выразившееся в злостном уклонении от явки в суд, со стороны свидетеля, потерпевшего, истца и ответчика. Адвокат, который является защитником по уголовному делу, к категории лиц, перечисленных в указанной статье Кодекса об административных правонарушениях, не относится и, следовательно, к административной ответственности привлечен быть не может. С учетом изложенного председатель Областного суда постановление судьи от 28 ноября 1995 г. отменил и дело производством прекратил. II. Процессуальные вопросы Несвоевременное вручение подсудимому копии обвинительного заключения повлекло отмену приговора Приговором Киришского городского суда от 8 декабря 1995 г. Панина и Ватолин осуждены по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР. Согласно ст. 237 УПК РСФСР рассмотрение дела в судебном заседании не может быть начато ранее трех суток с момента вручения подсудимому копии обвинительного заключения, а в случае невручения в срок этого документа разбирательство дела должно быть отклонено в силу ст. 271 УПК РСФСР. Из материалов дела видно, что копия обвинительного заключения была вручена Паниной 4декабря 1995 г. Разбирательство по делу начато 7 декабря 1995 г., хотя рассмотрение дела могло быть начато не ранее 8 декабря, поскольку в соответствии со ст. 103 УПК РСФСР при исчислении сроков не принимаются в расчет тот час и сутки, которыми начинается течение сроков. При таких условиях Судебная коллегия определением от 30 января 1996 г. приговор суда отменила, т. к. несвоевременное вручение копии обвинительного заключения относится к существенным нарушениям процессуального закона. Заключение судебно-медицинского эксперта, добытое с нарушением порядка, установленного уголовно-процессуальным законом, не имеет доказательственной силы Определением кассационной инстанции от б февраля 1996 г. приговор Подпорожского городского суда от 22 ноября 1995 г. в отношении Бачанова, осужденного по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, отменен с направлением дела на дополнительное расследование по следующим основаниям. Для установления причин смерти и характера телесных повреждений проведение экспертизы обязательно (ст. 79 УПК РСФСР). Согласно ст. 184 УПК РСФСР следователь составляет об этом постановление, в котором указываются основания для назначения экспертизы, фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. Следователь обязан ознакомить обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы и разъяснить его права, установленные ст. 185 УПК РСФСР. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и обвиняемым. Органами следствия грубо нарушены требования уголовно-процессуального законодательства. В материалах дела отсутствует постановление о необходимости производства экспертизы. Права обвиняемого, предусмотренные ст. 185 УПК РСФСР, грубо нарушены. Как видно из заключения эксперта, экспертиза начата 7 июля 1995 г. и закончена 2 августа 1995 г., в то время как уголовное дело возбуждено 24 августа 1995 г. Обвинение по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР Бачанову было предъявлено 5 октября 1995 г., однако в деле имеется протокол ознакомления обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы, датированный 28 августа 1995 г., когда экспертиза уже была проведена, в тот же день обвиняемый был ознакомлен с заключением эксперта. При таком положении заключение судебно-медицинского эксперта, добытое с нарушением порядка, установленного уголовно-процессуальным законом, не имеет доказательственной силы и не может быть положено в основу обвинительного приговора, а поскольку по данному делу проведение экспертизы обязательно, приговор подлежит отмене с направлением дела на дополнительное расследование. Отсутствие согласия подсудимого о единоличном рассмотрении дела судьей повлекло отмену приговора Приговором Лопейнопольского городского суда от 1 февраля 1996 г. Антоносян осужден по ч. 1 ст. 109 УК РСФСР. Судебная коллегия своим определением от 5 марта 1996 г. приговор отменила, указав следующее. Органами предварительного следствия Антоносяну было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР. В соответствии со ст. 35 УПК РСФСР судья единолично мог рассмотреть данное дело только с согласия обвиняемого. Вместе с тем из протокола судебного заседания усматривается, что такого согласия у Антоносяна судьей получено не было. Согласие или возражение фиксируется в протоколе судебного заседания и является обязательным для суда. Суд грубо нарушил ст. 35 УПК РСФСР, гарантирующую право на защиту. При таком положении приговор подлежит отмене. Отмена приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства Приговором Тосненсного городского суда от 13 декабря 1995 г. Абрамова осуждена по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. Судебная коллегия 12 марта 1996 г. приговор отменила последующим основаниям. В соответствии со ст. 240 УПК РСФСР при рассмотрении дела суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы. Судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно; рассмотрение теми же судьями других дел ранее окончания слушания начатого дела не допускается. В соответствии со ст. 278 УПК РСФСР по делу проводится судебное следствие, которое начинается оглашением обвинительного заключения. В соответствии со ст. 279 УПК РСФСР устанавливается порядок исследования доказательств. В соответствии со ст. 285 УПК РСФСР при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда - и при допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет вызывается педагог в случае необходимости вызываются также родители или иные законные представители. Однако эти и другие требования закона по делу нарушены. При назначении дела к слушанию суд принял решение о рассмотрении дела с участием прокурора и защиты. При рассмотрении дела в судебном заседании от 4 декабря 1995 г. суд, получив от Абрамовой заявление об отказе от защиты, не обсудил этот отказ, не принял решения об участии либо неучастии адвоката в судебном заседании и в дальнейшем рассмотрел дело без участияадвоката 13 декабря 1995 г., постановив приговор без проведения судебного следствия, нарушив требования ст. 240, 278,285 УПК РСФСР и другие нормы уголовно-процессуального закона. При отложении дела слушанием суд допросил 11 - 12-летних свидетелей Абрамовых С. и Л.; Адамского А. без участия педагога. Признав Абрамову виновной в умышленном причинении тяжких телесных повреждений Адамской, повлекших смерть потерпевшей, суд допустил противоречия в выводах о направленности умысла. При установлении данных о личности Абрамовой суд указал, что ранее она не судима. Вместе с тем в материалах дела имеется справка ГИЦ МВД ЦКИ о том, что Щербакова ВВ. (она же Абрамова В.В.) привлекалась к уголовной ответственности в 1979 г. по ч. 2. ст. 144, ч. 2.145 УК РСФСР и отбывала наказание в местах лишения свободы. Учитывая, что судебное разбирательство по делу проведено с существенными нарушениями норм УПК РСФСР, приговор нельзя признать законным и обоснованным и он подлежит отмене. Нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела повлекло отмену приговора Выборгским городским судом 24 мая 1995 г. Тролетов был осужден по ч.1 ст. 224 УК РСФСР. 26 апреля 1994 г., около 23 часов, Тролетов в коммерческом киоске дома № б по ул. Гагарина в г. Выборге незаконно приобрел у неустановленного следствием лица наркотическое средство -марихуану - в количестве 26,1 гр и незаконно хранил его с целью сбыта в своем киоске, пока указанное наркотическое средство не было обнаружено и изъято сотрудниками милиции. В судебном заседании Тролетов вину не признал. Кассационная инстанция в определении от 11 января 1996 г. указала следующее. В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего исследования обстоятельств дела, выявить как уличаюшие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства. Кроме того, при оценке доказательств по делу суд обязан устранить все возникшие противоречия. Данные требования закона судом не выполнены. Так, из протокола осмотра и изъятия 6 пакетов с сухим измельченным веществом от -26 апреля 1994 г. усматривается, что он составлен в присутствии понятых Орлова В.Ф. и Лысогора М.И. в ларьке «Тысяча мелочей» у дома б по ул. Гагарина в г. Выборге. Допрошенный в качестве свидетеля Лысогора в судебном заседании 22 ноября 1994 г. показал, что подсудимый ему незнаком, при обыске в ларьке он не присутствовал, а подписал протокол в отделении милиции, где отбывал административное наказание. Свидетели Шаприн и Осипов, производившие обыск в ларьке, в судебном заседании показали, что протокол об обнарушении и изъятии наркотического средства составлялся по месту обнаружения б пакетов марихуаны. Таким образом, при наличии существенных противоречий между показаниями Шаприна, Осипова и Лысогора, суд не принял мер для устранения этих противоречий, тем более не отразил в приговоре показания свидетелей Лысогора и не дал им оценки. Вместе с тем устранение указанных противоречий имеет существенное значение для оценки одного из основных доказательств по данному делу - протокола обнаружения и изъятия б пакетов с сухим измельченным веществом, поскольку суд обязан был решить вопрос о допустимости этого доказательства. Для устранения возникших противоречий суду надлежит вызвать и допросить в качестве свидетеля лицо, указанное в протоколе изъятия в качестве второго понятого - Орлова и надлежаще проверить, были ли соблюдены работниками милиции нормы уголовно-процессуального законодательства, регулирующие порядок собирания и закрепления доказательств. При этом следует иметь в виду, что доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинительного заключения и обвинительного приговора. Составление и оглашение только резолютивной части приговора повлекло отмену приговора Приозерского горнарсуда от 30 октября 1995г. В соответствии со ст. 312 - 318 УПК РСФСР суд, удалившись в совещательную комнату после заслушивания последнего слова подсудимого, составляет приговор, который должен включать в себя вводную, описательную и резолютивную части. Полный текст приговора подписывается всеми судьями, после чего суд возвращается в зал судебного заседания и оглашает приговор. Из материалов дела усматривается, что эти требования закона небыли выполнены при оглашении председательствующим по делу: по выходе из совещательной комнаты была оглашена лишь резолютивная часть приговора с пояснением, что полный текст приговора будет изготовлен позднее ввиду сложности дела. При таких условиях 4 апреля 1996 г. кассационной инстанцией приговор Приозерского городского суда от 30 октября 1995 г. в отношении шести человек был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Рассмотрение дела с нарушением закона о подсудности и права на защиту повлекло отмену приговора Волосовский районный суд 21 мая 1996 г. осудил по ч. 1 ст. 87 УК РСФСР Цыганкову и Созинову за сбыт поддельной денежной купюры достоинством 50 тыс. руб. В соответствии со ст. 36 УПК РСФСР дела о преступлениях, предусмотренных ст. 87 УК РСФСР подсудны, в частности, областному суду и не могут быть рассмотрены районным судом. Это требование Закона не учли прокурор при направлении дела в суд и суд, постановивший приговор, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, из материалов уголовного дела усматривается, что защитником обеих осужденных выступал один и тот же адвокат, тогда как согласно ст. 47 УПК РСФСР одно и то же лицо не может осуществлять защиту двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Осужденная Цыганкова в следствии и в суде утверждала, что она, убедившись в поддельности купюры, уничтожила ее и в магазине расплатилась другой, подлинной 50-тысячной купюрой, которую в ее присутствии в магазине проверили. Осужденная Созинова утверждала, что Цыганкова расплатилась за товар купюрой, которая оказалась поддельной. Таким образом, показания Цыганковой и Созиновой свидетельствуют о том, что интересы одной из них противоречат интересам другой и участие в деле одного адвоката является нарушением права на защиту и могло повлиять на правильность разрешения дела. По этим основаниям судебная коллегия определением от 16 апреля 1996 г. приговор отменила с направлением дела на дополнительное расследование. Нарушение требований ст. 408 - 410 УПК РСФСР по применению принудительных мер медицинского характера повлекло отмену определения суда Гатчинский горсуд 2 февраля 1996 г. применил к Баевым, обвиняемым по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, принудительные меры медицинского характера в виде помещения в психиатрическую больницу с обычным наблюдением. Кассационная инстанция в определении от 4 апреля 1996 г. указала, что в соответствии со ст. 408 - 410 УПК РСФСР в судебном заседании, в частности, должны быть проверены доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение общественно опасного деяния указанными лицами, заслушано заключение экспертов о психическом состоянии обвиняемых и проверены иные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Признав показанным совершение общественно опасного деяния лицами в состоянии невменяемости, суд выносит определение в соответствии со ст. 11 УК РСФСР об освобождении этих лиц соответственно от уголовной ответственности и о применении принудительных мер медицинского характера. Это требование закона в полной мере, не выполнено. Учитывая, что допущенные нарушения норм УПК являются существенными, определение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение. Нарушение требований ч. 2 ст. 60 УПК РСФСР повлекло отмену приговора Приговором Киришского городского суда от 13 декабря 1994 г. Кутузов осужден за совершение кражи. Этот приговор 31 мая 1995 г. был отменен кассационной инстанцией с направлением дела на дополнительное расследование. После доследования дело в отношении Кутузова, а также Нилова вновь поступило в суд. Его принял к производству тот же судья, рассмотревший дело ранее, и под его председательством 17 октября 1995 г. был вынесен приговор. Однако в соответствии с ч. 2 ст. 60 УПК РСФСР судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, не может участвовать в повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены приговора. По этим основаниям 30 апреля 1996 г. Судебной коллегией приговор суда был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в ином составе судей. III. Квалификация преступлений Неправильная квалификация действий виновного, совершившего преступление до принятия Федерального закона от 1 июля 1994 г. Приговором Тосненского городского суда от 19 января 1996 г. Ворожцов осужден по п. «б» и «п» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР в редакции Закона от 1 июля 1994 г. Определением судебной коллегии от 4 апреля 1996 г. приговор изменен. Из материалов дела видно, что преступление совершено 25 декабря 1993 г., т. е. до принятия Федерального закона от 1 июля 1994 г. В соответствии со ст. 6 УК РСФСР преступность и наказуемость деяния должны определяться законом, действующим во время совершения этого деяния, и лишь закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий наказание, имеет обратную силу, т. е. распространяется с момента вступления в силу такого закона на деяния, совершенные до его издания. Диспозиция и санкция ч. 2 ст. 146 УК РФ в редакции Федерального закона от 1 июля 1994 г. не имеет существенных отличий от содержания ч. 2 ст. 146 УК РФ в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г., новый закон не предусматривает смягчения наказания, в связи о чем действия осужденного надлежит квалифицировать по пп. «б», «е» ч. 2 ст. 146 УК РСФР в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. в соответствии с предъявленным обвинением как нападение с целью