Пусть погибнет мир, но да свершится правосудие

Следственными органами города Дубны Мос¬ковской области моей подзащитной — гражданке С. было инкриминировано деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. Обвинение состояло из двух эпизодов. 1. "С, имея умысел на завладение чужим иму¬ществом, в апреле 1996 г. организовала нигде не за¬регистрированную фирму "Вояж" и представлялась гражданам, как исполнительный директор Дубнин¬ского отделения межрегионального профсоюза раз-норабочих; арендовав помещение под офис, стала активно рекламировать свою деятельность по ока¬занию услуг по предоставлению работы за границей и организации туристических поездок за границу, после чего путем обмана стала собирать с граждан деньги". В предварительном следствии я не участвовал, но надо признать, что проделана большая работа по выявлению лиц (с которых гражданка С. брала день¬ги за оказание вышеперечисленных услуг и выдава¬ла им ксерокопии квитанций с указанием оказанной услуги и полученной суммы), последующему их до¬просу и признанию их всех потерпевшими. Однако следствие не учло того, что — поп numeranda, sed pon-deranda argumenda — доказательства ценятся по ка¬честву, а не по количеству. На квартире С. проводится обыск и в руках след-ствия оказываются копии расписок, которые С. давала некоторым гражданам, занимая у них в долг деньги на определенное время, и которым ко дню возбуждения уголовного дела долг еще не был воз¬вращен. В материалах дела появляются протоколы допросов данных лиц, из которых видно, что несмот¬ря на неоднократные просьбы к С, последняя их иг-норировала, скрывалась и придумывала различные препятствия с тем, чтобы не отдавать деньги. Так по¬явился второй эпизод ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. Впос¬ледствии на суде некоторые из этих "потерпевших" проговорятся, что заявления они написали по под¬сказке оперативного работника, обещавшего вер¬нуть им деньги, изъятые при обыске у С. Разберем сначала первый эпизод инкриминиру¬емого моей подзащитной состава преступления. В ходе следствия было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, а именно ст. 69 УПК РСФСР. Уголовное дело было возбуждено и принято к производству начальни¬ком ОЭП Дубнинского РУВД. Однако без его пору¬чений и письменных указаний первоначальные след¬ственные действия выполняют различные со¬трудники ОЭП. Впоследствии уголовное дело было передано следователю, который дает отдельное по-ручение оперативным работникам установить допол-нительно лиц, которые могут быть потерпевшими по данному делу. И эти лица устанавливаются, но опе¬ративные работники выходят за рамки данного им поручения, они допрашивают выявленных лиц, изы¬мают у них квитанции, которые выдавала гражданка С. Кроме того, когда уголовное дело находилось уже в производстве следователя, одним из оперативных работников выносится постановление о производ¬стве обыска в офисе фирмы и этот обыск делается, составляется протокол, а впоследствии все это под¬шивается к материалам уголовного дела. Может быть, в г. Дубне вообще такая практика? Как бы то ни было, мною было заявлено ходатайство в суде об исклю-чении из доказательственной базы протоколов до¬просов, выемки, обыска, полученных с нарушением закона. Об этом же говорит и Постановление Пле¬нума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 "О некоторых вопросах применения судами Кон¬ституции Российской Федерации при осуществле¬нии правосудия", в п. 16 которого говорится: "Обра¬тить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осу¬ществлении правосудия не допускается использова¬ние доказательств, полученных с нарушением Феде-рального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ), а так¬же выполнение требований ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР в силу которой доказательства, полученные с нару¬шением закона, не могут быть положены в основу обвинения. Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении был нарушен... установленный уголовно-процессуальным законо¬дательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств, осуществлено ненадлежащим лицом или органом, либо в результате действий, не предусмотренных про¬цессуальными нормами". По этому же пути идет и судебная практика и мною в качестве примера были приведены конкретные уголовные дела, опублико¬ванные в Бюллетене ВС РФ (№ 6 за 1995 г.)