Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №4 часть 1

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ.

1. В деле о признании права собственности на здание судом не было установлено, кто являлся собственником спорного помещения, с целью привлечения его к участию в деле в качестве надлежащего ответчика. Привлеченное же в качестве ответчика юридическое лицо на момент предъявления иска уже было ликвидировано в установленном законом порядке и не могло выступать ответчиком по делу. Данные обстоятельства служат основанием к отмене вынесенного решения 20 июля 1998 г. Незбайло обратился в суд с иском к кооперативу «Прибой», ГНИ по Петродворцовому району о признании права собственности на здание. В обоснование своих исковых требований он указал, что с 25 сентября 1994 г. являлся членом вышеуказанного кооператива, который в связи с ликвидацией был снят с регистрацион¬ного учета решением администрации Петродворцового района in 10 ноября 1997 г. № 1276. В процессе ликвидации кооператива на основании акта от 28 июня 1997 г. и акта приемки-передачи основных средств от 28 июня 1997 г. истцу было передано здание бывшего канализационного отстойника, приспособленное кооперативом под мастерскую по ремонту обуви и металлоизделий, которое учитывалось на балансе кооператива как основные средства. Однако иных правоустанавливающих документов, кроме вышеназванных, истцу не бы по выдано, в связи с чем истец требует признания права собствен¬ности па указанное нежилое помещение в судебном порядке. Решением федерального суда Петродворцового района от 28 июля исковые требования удовлетворены. Президиум Санкт Петербургского городского суда, рассмотрев протест прокурора Санкт-Петербурга, решение Федерального суда Петродворцовского района от 28 июля 1998 г. отменил по следующим основаниям. Судом неправильно определен ответчик, подлежащий привлечению к участию в деле, что повлекло вынесение необоснованного решения по делу. Из материалов дела усматривается, что кооператив «Прибой» был ликвидирован в установленном законом порядке еще до предъявления иска. Поэтому он не мог участвовать в деле в качестве ответчика. Спорное нежилое помещение было передано кооперативу «Прибой» в безвозмездное пользование Специализированным проектно-конструкторским технологическим бюро с опытным производством Ленинградского территориального производственно-торгового объединения «Ленрыба» (СПКТБ) по договору от 5 января 1991 г., заключенному на неопределенный срок. У СПКТБ, в свою очередь, спорное помещение находилось на основании договора передачи в безвозмездное пользование между СПКТБ и Автотранспортным экспедиционным предприятием республиканского рыбопромышлен¬ного объединения Северо-Западного региона «Севзапрыбпром» (АТЭП), срок которого истек 1 января 1989 г. и в дальнейшем не продлевался. Судом первой инстанции не были установлены юридически значимые обстоятельства по делу, а именно: кто являлся собствен¬ником спорного помещения, с целью привлечения его к участию в деле в качестве надлежащего ответчика; не выяснено, находится ли данный объект недвижимости в собственности государства, в связи с чем к участию в деле должно быть привлечено КУГИ, или это имущество явилось предметом приватизации и находится в собственности АТЭП, которое должно быть в этом случае привлечено к участию в деле. 2. По смыслу ст. 14 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предоставление дополнительной жилой площади в виде отдельной комнаты гражданам, указанным в п. 1 и 2 ч. 1 ст. 13 того же Закона, должно производиться одновременно с предоставлением благоустроенного жилого помещения. Суд не вправе под видом вынесения дополнительного решения разрешать новые вопросы, не исследовавшиеся в судебном заседании Кулемин обратился в суд с иском к Территориальному управлению Красносельского района Санкт-Петербурга и Комитету по жилищной политике Администрации Санкт-Петербурга об обязании предоставить ему на семью благоустроенное жилое помещение по установленным нормам с учетом дополнительной площади в виде отдельной комнаты, ссылаясь на то, что он является инвалидом, получившим увечье в результате аварии на Чернобыльской АЭС, состоит на городской очереди по предоставлению жилья с 7 мая 1998 г., однако жилой площадью до настоящего времени не обеспечен. Решением Федерального суда Красносельского района Санкт-Петербурга от 22 октября 1998 г. исковые требования Кулемина удовлетворены частично. Суд обязал Комитет по жилищной политике Санкт-Петербурга предоставить Кулемину на двоих с женой благо-устроенное жилое помещение по установленным в Санкт-Петербурге нормам предоставления, а в остальной части иска отказал. Кулемин в кассационной жалобе просит решение суда изменить и удовлетворить его требования о предоставлении ему благоустроенного жилого помещения по установленным нормам с учетом дополни-тельной площади в виде отдельной комнаты. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение Федерального суда Красносельского района Санкт-Петербурга от 22 октября 1998 г. изменено. резолютивная часть решения изложена в следующей редакции. Обязать Комитет по жилищной политике предоставить Кулемину на ДВОИХ с женой Кулеминой благоустроенное жилое помещение по уставленным в Санкт-Петербурге нормам предоставления с дополнительной жилой площадью в виде отдельной комнаты, с учетом очередности для данной категории лиц. Свое решение Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда обосновала следующим образом. В соответствии с п. 3 ст. 14 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь, другие заболевания, и инвалидам вследствие Чернобыльской катастрофы гарантируется одноразовое бесплатное питание независимо от времени постоянного проживания в ценном населенном пункте благоустроенной жилой площади в течение трех месяцев со дня подачи заявления при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий либо проживания в коммунальных квартирах, а также одноразовое бесплатное предо-ставление дополнительной жилой площади в виде отдельной комнаты. Как было установлено по делу, Кулемин является инвалидом второй группы. Инвалидность возникла в связи с его участием в ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС. 7 мая 1998 г. Кулемин с женой принят на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования Кулемина о предоставлении ему благоустроенного жилого помещения. Однако по смыслу вышеуказанной нормы гражданам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, гарантируется обеспечение не только благоустроенной жилой площадью, но и дополнительной — в виде отдельной комнаты. Доводы представителя Комитета по жилищной политике о том, что дополнительная жилая площадь в соответствии с данной нормой права может быть предоставлена только в порядке ст. 46 ЖК РСФСР за счет освободившегося в коммунальной квартире жилого помещения, несостоятельны, поскольку в таком случае при обеспечении указанной категории лиц благоустроенной жилой площадью в виде отдельной квартиры их право на обеспечение дополнительной жилой площадью не может быть реализовано. Таким образом, Кулемин должен быть обеспечен благоустроенной жилой площадью с учетом его права на дополнительную жилую площадь. При этом необходимо учитывать очередность предо¬ставления жилой площади для данной категории лиц. При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит изменению. 5 ноября 1998 г. Федеральный суд Красносельского района вынес дополнительное решение по делу, в котором указал, что датой постановки Кулемина на учет по улучшению жилищных условий следует считать 28 апреля 1997 г. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда нашла, что это дополнительное решение подлежит отмене по следующим основаниям. В соответствии со ст. 205 ГПК РСФСР суд, постановивший решение по делу, может по заявлению лиц, участвующих в деле, или по своей инициативе вынести дополнительное решение, если по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было вынесено решение. Суд не вправе под видом вынесения дополнительного решения разрешать новые вопросы, не исследовавшиеся в судебном заседании. Поскольку истец в заявлении о вынесении дополнительного решения, по существу, просит рассмотреть его жалобу на отказ от 28 апреля 1997 г. начальника отдела учета и распределения жилой площади администрации Красносельского района в постановке Кулемина с семьей на учет по улучшению жилищных условий, учитывая, что такие требования истцом до вынесения судом решения не заявлялись, а лица, участвующие в деле, по ним объяснений не навали, дополнительное решение Федерального суда Красносельского района от 5 ноября 1998 г. подлежит отмене как противоречащее требованиям ст. 205 ГПК РСФСР. Кулемин не лишен возможности обратиться в суд с самостоятельной жалобой наданный отказ, причем такая жалоба подлежит рассмотрению не в исковом производстве, а в рамках производства по делам, HI,м екающим из административно-правовых отношений. Кроме того, и случае отказа государственного органа или должностного лица в изменении даты постановки Кулемина на учет для улучшения жилищных условий, Кулемин вправе также обратиться в суд с жалобой. 3. Часть исковых требований не была рассмотрена судом, какой-либо оценки в решении эти требования не получили, что и явилось основанием для направления дела в этой части на новое рассмотрение По условиям договора купли-продажи квартиры, заключенного между Кучинской (продавец) и Чернооком (покупатель), за Кучинской сохранялось право безвозмездного пожизненного пользования квартирой, а Черноок обязался осуществлять за свои счет текущий и капитальный ремонт, оплачивать коммунальные платежи и расходы, связанные с техническим обслуживанием квартиры, произвести оплату ритуальных услуг после смерти Кучинской. Дополнительным соглашением сторон были определены объем, и сроки текущего ремонта квартиры. В июле 1996 г. Кучинская обратилась в суд с иском о расторжении договора купли-продажи, взыскании с Черноока задолженности по коммунальным платежам в сумме 734 230 р. и процентов на указанную сумму в соответствии со ст. 395 ГК РФ в размере 2618 р., компенсации морального вреда в размере 50 000 000 р. В обоснование иска ('vikviuin практика по гражданским делам Кучинская указала, что ответчик нарушил условия договора, а именно: не осуществляет ремонт квартиры, отказался оплачивать коммунальные платежи, которые она была вынуждена оплачивать сама. Решением Федерального суда Кировского района Санкт-Петербурга от 28 ноября 1997 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 2 июня 1998 г., с Черноока в пользу Кучинской была взыскана задолженность по коммунальным платежам в сумме 498 392 р., в остальной части иска отказано. При этом требования Кучинской о начислении процентов на невыплаченные ответчиком суммы в соответствии со ст. 395 ГК РФ рассмотрены не были и какой-либо оценки в решении не получили. В принесенном на указанные судебные акты протесте председателя Санкт-Петербургского городского суда был поставлен вопрос об их отмене ввиду нарушения ст. 197 ГПК РСФСР. Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил принесенный протест. Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда решение Федерального суда Кировского района от 28 ноября 1997 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 2 июня 1998 г. в части требования Кучинской о начислении процентов на невыплаченные Чернооком платежи за коммунальные услуги отменены, дело в этой части направлено на новое рассмотрение. 4. Проживание в помещении по договору аренды сроком на три месяца нельзя расценивать как проживание по указанному адресу постоянно. Судьей должна быть произведена подготовка дела к судебному разбирательству и вынесено соответствующее определение. Лицам, участвующим в деле, и представителям повестка должна быть вручена с таким расчетом, чтобы они имели достаточный срок для своевременной явки в суд и подготовки к делу. Документы, исполненные на иностранных языках, для исследования в судебном заседании подлежат переводу на русский язык Решением Федерального суда Калининского района от 22 января 1999 г. удовлетворена жалоба Борисенко на действия Санкт-Петербургской таможни. Суд обязал произвести таможенное оформление принадлежащей заявителю автомашины и полуприцепа-рефрижератора без взимания таможенных платежей и сборов. В решении указано о его немедленном исполнении. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 7 апреля 1999 г. по протесту прокурора Санкт-Петербурга решение районного суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение в ином составе судей. Основанием для отмены решения явилось грубое нарушение судьей, под председательством которой было рассматривалось дело, норм гражданско-процессуального законодательства, выразившееся в следующем. В жалобе Позднякова местом жительства заявителя указан адрес, по которому он не прописан. К материалам дела приложен договор аренды заявителем данного жилого помещения, заключенный сроком на три месяца, что нельзя расценивать как проживание заявителя по указанному адресу постоянно. В документах на л. д. 8 латинскими буквами указан другой адрес заявителя в пос. Сертолово Всеволож¬ского района Ленинградской области. Между тем в нарушение ст. 2394 ГПК РСФСР жалоба была принята к производству Федеральным судом Калининского района. Жалоба Позднякова датирована 20 января 1999 г. В нарушение ст. 141, 142 ГПК РСФСР судьей не произведена подготовка дела к судебному разбирательству, не вынесено определение о подготовке цела к судебному разбирательству, а сразу же, 20 января 1999 г., вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству па 22 января 1999 г. Дело рассмотрено судом по существу в отсутствие заявителя и представителя таможни в первом же судебном заседании 22 января 1999 г. В решении суд указал, что Санкт-Петербургская таможня о месте и времени слушания дела извещена, своего представителя в судебное заседание не представила. Указанный вывод суда опровергается материалами дела. В силу ст. 106 IПК РСФСР лицам, участвующим в деле, и представителям Повестка должна быть вручена с таким расчетом, чтобы они имели достаточный срок для своевременной явки в суд и подготовки к делу. Учитывая, что дело было назначено к слушанию через день после поступления жалобы, Санкт-Петербургская таможня не имела реальной возможности для явки в суд и участия в судебном заседании. Из расписки, имеющейся в материалах дела, видно, что таможня получила повестку о явке в судебное заседание лишь 25 января 1999 г. При разрешении жалобы Позднякова суд не выяснил цели использования ввозимых заявителем на территорию России авто- Судебная практика по гражданским делам машины и полуприцепа-рефрижератора, не исследовал представленные заявителем документы на эти транспортные средства, поскольку все эти документы исполнены на немецком языке, а их перевод на русский язык не производился, что является нарушением ст. 8 ГПК РСФСР. В адрес судьи, допустившей указанные грубые нарушения, приведшие к вынесению незаконного решения, Президиум Санкт-Петербургского городского суда вынес частное постановление. 5. Закон РФ «О защите прав потребителей» не распространяется на правоотношения, вытекающие из договора банковского вклада2 Решением Федерального суда Куйбышевского района от 9 июня 1999 г. с АКБ «СБС-АГРО» в пользу гражданина Черкасского взыскано 12 723 р. 27 к. на основании ст. 395 ГК РФ и 1000 р. в качестве компенсации морального вреда. В принесенном на указанное решение протесте был поставлен вопрос об отмене решения суда в части компенсации морального вреда и исключении из мотивировочной части решения ссылки на Закон РФ «О защите прав потребителей». Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил принесенный протест по следующим основаниям. Правоотношения сторон по спорному обязательству вытекают из договора банковского вклада, который банк в обусловленные договором сроки не исполнил. В обоснование требований истец ссылался на нарушение своих имущественных прав. На нарушение неимущественных прав как основание своих требований истец не ссылался. Ст. 151 ГК РФ не предусматривает компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав. Удовлетворяя исковые требования, суд указал в мотивировочной части решения на применение к спорному обязательству Закона РФ «О защите прав потребителей» и разрешил вопрос о взыскании 2 По мнению редакции, решая вопрос о применении Закона РФ «О защите прав потребителей» к договору банковского вклада, нужно исходить из следующего. Если вклад носит характер депозита (накопительный вклад), т. е. единственной целью вкладчика является получение дохода (процентов), то на такие отношения названный закон не распространяется. Если же вносится вклад «до востребования», т. е. вклад, по которому могут производиться приходно-расходные расчетные операции, то на отношения сторон указанный закон распространяется, даже если на остаток средств на вкладе начисляются проценты. компенсации морального вреда по основаниям, предусмотренным указанным законом. Президиум Санкт-Петербургского городского суда пришел к выводу, что Закон РФ «О защите прав потребителей» к право¬отношениям сторон не применяется, решение Куйбышевского федерального суда Центрального района от 9 июня 1999 г. в части изыскания с АКБ «СБС-АГРО» в пользу Черкасского компенсации морального вреда отменил и вынес в данной части новое решение об 01 казе в иске. Ссылка на Закон РФ «О защите прав потребителей» из монтировочной части решения исключена. В остальной части решение суда оставлено без изменения. 6. К правоотношениям, вытекающим из перевозки пассажира городским общественным транспортом, применяется Закон РФ «О защите прав потребителей» Горов в феврале 1997 г. обратился в суд с иском к Санкт-Петербургскому метрополитену о взыскании компенсации морального вреда в размере 780 000 неденоминированных рублей, указав, что II ноября 1996 г. работником метрополитена у него был незаконно ИЗЪЯТ бессрочный талон-вкладыш инвалида, дающий право бесплатного проезда на всех видах городского транспорта, в связи с чем ему причинены нравственные страдания. При подаче искового заявления Горов уплатил государственную пошлину в размере 8 349 неденоминированных рублей. В ходе разбирательства Горов потребовал возвратить пошлину на том основании, что иск о возмещении морального вреда связан с нарушением потребительского права. Определением Ленинского федерального суда Адмиралтейского района от 10 декабря 1998 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 января 1999 г., в удовлетворении заявления о возврате государственной пошлины отказано. Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил принесенный протест председателя Санкт-Петербургского городского суда по следующим основаниям. Отказывая в удовлетворении заявления Горова, суды исходили из того, что спорные правоотношения законодательством о защите прав потребителей не регулируются, государственная пошлина по иску о компенсации морального вреда подлежит оплате в размере, преду- смотренном подп. «д» п. 1 ст. 3 Закона РСФСР «О государственной пошлине», как для исковых заявлений неимущественного характера. Такой вывод не соответствует действующему законодательству. Спорные правоотношения сторон вытекают из договора перевозки пассажира. В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 29 сентября 1994 г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» к потребительским правоотношениям относятся правоотношения, вытекающие из договора перевозки. А в соответствии с п. 3 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» граждане освобождаются от уплаты государственной пошлины. Постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда определение Федерального судаЛенинского района от 10 декабря 1998 г. и определение Судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда от 21 января 1999 г. отменены. Просьба Горова о возврате уплаченной государственной пошлины в размере 8 р. 35 к. удовлетворена. 7. Условия мирового соглашения не должны выходить за пределы исковых требований Марчук обратилась в суд с иском о признании за ней права на долю в квартире и признании недействительной регистрацию права собственности за Самойловым. Самойлов предъявил встречный иск о признании Марчук утратившей право на спорную площадь. Определением Федерального суда Выборгского района Санкт-Петербурга от 14 апреля 1999 г. утверждено мировое соглашение сторон. В принесенном на указанное определение протесте и.о. председателя Санкт-Петербургского городского суда поставлен вопрос о его отмене как постановленного с нарушением норм ГПК РСФСР. Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил принесенный протест по следующим основаниям. Утверждая условия мирового соглашения, суд вышел за пределы исковых требований. Из материалов дела усматривается, что предметом спора были права на квартиру по Северному пр., а условия мирового соглашения касаются и квартиры по ул. С. Ковалевской, права на которую сторонами не оспаривались. 8. В силу самого акта регистрации в жилом помещении право на жилье возникнуть не может Кунина являлась нанимателем двухкомнатной квартиры по ул. Коммуны в Санкт-Петербурге. До марта 1990 г. вместе с ней и дочерью в этой же квартире проживал ее бывший муж Кунин, брак с которым был расторгнут 13 ноября 1990 г. Оставив ее, Кунин вступил в новый брак и стал проживать у своей жены Архиповой. В апреле 1991 г. у них родился сын Дмитрий Кунин. Впоследствии Куниной стало известно, что ее бывший муж прописал (зарегистрировал) своего сына в ее квартире, и с 24 мая 1991 г. он числится в ней. Полагая, что, не вселяясь и не проживая в ее квартире, ребенок не приобрел права пользования ею, Кунина обратилась в суд с иском об аннулировании акта регистрации и признании Дмитрия Кунина не имеющим права на указанную жилую площадь. Решением Федерального суда Красногвардейского района Санкт-Петербурга от 16 июня 1998 г. в удовлетворении заявленных требований Купиной отказано. Президиум Санкт-Петербургского городского суда удовлетворил протест заместителя председателя Верховного Суда РФ, решение от 16 июня 1998 г. отменил и дело передал на новое рассмотрение по следующим основаниям. Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на то, что отец ребенка Кунин (умерший 1 сентября 1993 г.) сохранял за собой право на спорное жилое помещение и после того, как фактически в нем не проживал, и мог по своему желанию произвести регистрацию в этом помещении и своего несовершеннолетнего ребенка. По мнению районного суда, то обстоятельство, что он в квартире истицы после 1990г. не проживал, а ребенок и вообще никогда там не появлялся, проживая со своей матерью, правового значения по существу данного спора не имеет. Данный вывод представляется ошибочным. Действительно, в силу ст. 17 ГК РСФСР 1964 г. и ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14, признается место жительства их законных представителей, родителей, усыновителей или опекунов. В судебном заседании установлено, что ребенок постоянно с момента рождения проживал со своей матерью Архиповой (по мужу— Куниной) в квартире по пр. Энгельса. Данное обстоятельство никем из участников судебного заседания не отрицалось. В силу ст. 54 ЖК РСФСР право пользования жилым помещением возникает при условии вселения нанимателем в установленном порядке указанных в законе лиц, являющихся членами его семьи, а также их проживания на данной жилой площади. Следовательно, суду необходимо было с учетом указанных обстоятельств решить вопрос о том, где же несовершеннолетний ребенок приобрел право на жилье и могло ли оно возникнуть только в силу акта регистрации. 9. Решения иностранных судов признаются и исполняются на территории Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором или российским законодательством Решением народного суда Хельсинки от 2 января 1998 г. поста¬новлено, что Мария Сбоева 17 января 1995 года рождения — общий ребенок Ирины Сбое вой и гражданина Финляндии Пааво Исакссона доверяется на попечительство ее отцу — Пааво Исакссону. Суд обязал Ирину Сбоеву выплачивать алименты на содержание дочери в размере 300 марок ежемесячно до исполнения дочери 18 лет, а также определил порядок общения матери с дочерью. Поскольку Ирина Сбоева вывезла свою дочь из Финляндии в Россию, Пааво Исакссон обратился в Санкт-Петербургский городской суд с ходатайством о признании и разрешении принудитель¬ного исполнения на территории Российской Федерации указанного решения народного суда Хельсинки. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 30 ноября 1998 г. в удовлетворении ходатайства отказано. Определение было обжаловано как вынесенное без учета ст. 163 Семейного кодекса Российской Федерации и гражданства ребенка. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев частную жалобу истца, не нашла оснований для отмены определения городского суда, учитывая нижеследующее. В силу ч. 1, 3 п. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР «О признании и приведении в исполнение в СССР решений иностран¬ных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г. решения иностранных судов признаются и исполняются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР; решения иностранных судов, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются в СССР, если это предусмотрено международным договором СССР или советским законодательством. Под решениями иностранных судов в Указе понимаются решения по гражданским делам, приговоры по уголовным делам в части возмещения ущерба, причиненного преступлением, а также, если это предусмотрено международным договором СССР, акты иных органов иностранных государств. Судом правильно обращено внимание на то, что Россия как правопреемник СССР и Финляндия являются участниками Гаагской Конвенции по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. Однако Конвенция не предусматривает возможность принудительного исполнения решений, вынесенных в одном Договаривающемся государстве, на территории другого Договаривающегося государства. Исключение составляют лишь решения в части, касающейся взыскания судебных издержек и расходов. Кроме этого, между СССР и Финляндией заключен договор «О правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» от 11 августа 1978 г., вступивший в силу 9 августа 1980 г. и действующий до настоящего времени. Договором предусмотрен исчерпывающий перечень семейных дел, по которым решение, принятое судом Договаривающейся стороны, признается на территории другой Договаривающейся стороны (ст. 21, 23), однако решения, касающиеся споров о месте проживания и воспитания ребенка (о вверении ребенка в опекунство одному из родителей), договором не предусмотрены. При таких обстоятельствах Санкт-Петербургским городским судом обоснованно сделан вывод об отсутствии правовых оснований для разрешения принудительного исполнения решения народного суда Хельсинки от 2 января 1998 г., которым был разрешен спор об установлении попечительства над несовершеннолетним ребенком, определен порядок участия другого родителя в воспитании ребенка и взыскания алиментов на его содержание. Ссылка в жалобе на положения ст. 163 Семейного кодекса Российской Федерации не может быть признана состоятельной, так как данная норма права не имеет отношения к рассматриваемому спору по заявленному ходатайству и не регулирует вопросов признания и принудительного исполнения решений иностранных судов. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ1 1. Изменение данных о личности осужденного послужило основанием для применения условного наказания Приговором Федерального суда Пушкинского района Санкт-Петербурга от 5 июня 1997 г. Яковлев, ранее не судимый, осужден по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «б» и «д» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений Яковлеву определено наказание сроком на 4 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии общего режима. По ч. 2 ст. 144 УК РСФСР Яковлев оправдан. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 19 сентября 1997 г. приговор оставлен без изменения. В протесте председателя Санкт-Петербургского городского суда ставится вопрос об изменении приговора и определения Судебной коллегии в части назначенного Яковлеву наказания. 8 сентября 1999 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, признал его обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Как усматривается из материалов дела, 8 июня 1997 г. осужденный Яковлев в следственном изоляторе получил черепно-мозговую травму и был помещен на лечение вУС-20/12, где находился до 14 октября 1997 г 1 Материал подготовлен доцентом кафедры уголовного процесса и криминали¬стики Н. А. Сидоровой, соискателем кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ Ю. Н. Хапалюком. Определением Федерального суда Пушкинского района Санкт-11стербургаот 13 октября 1997 г. Яковлеву для проведения оперативного лечения в РИХИ им. Поленова была изменена мера пресечения и предоставлена отсрочка исполнения приговора до его выздоровления. В настоящее время Яковлев является инвалидом по общему (аболеванию 3-й группы и нуждается в проведении еще нескольких операций, постоянном медицинском наблюдении и госпитализации. Яковлев вступил в брак, имеет малолетнего ребенка — дочь 1999 года рождения. На основании изложенного Президиум Санкт-Петербургского юродского суда постановил приговор Пушкинского районного федерального суда Санкт-Петербурга от5 июня 1997 г. и определение Cудебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городcкого суда от 19 сентября 1997 г. в отношении Яковлева изменить, считать назначенное Яковлеву по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ и п. «б» и «д» ч. 2 ст. 131 УК РФ, наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условным с испытательным сроком в течение 5 лет. Лицо, добровольно сдавшее газовый пистолет, необоснованно осуждено по ч. 4 ст. 222 УК РФ. О добровольности выдачи, и частности, могут свидетельствовать: сообщение о место¬нахождении пистолета, описание лица, которое приобрело пистолет, установление этого лица и обнаружение пистолета. Мотив сообщения об оружии значения не имеет Приговором Федерального суда Красногвардейского района Санкт-Петербурга от 13 января 1999 г. Матвеев, ранее судимый дважды: 27 мин 1994 г поч. 2 ст. 144 УК РСФСР, освобожден 3 сентября 1994 г. по отбытии срока наказания и 19 декабря 1996 г. по ч. 3 ст. 224.УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев без штрафа на основании ч.3 ст.40 УК РСФСР данное наказание поглощено наказанием по приговору суда от 19 декабря 1996 г., окончательно по совокупности преступлений назначено наказание ввиде2летлишения свободы без штрафа; по п. «а», «б», «в» и «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на З года, без штрафа; по ч. 4 ст. 222УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев без штрафа. В соответствии со ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Матвееву к отбытию наказания назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа. На основании ст. 41 УК РСФСР частично в виде 6 месяцев лишения свободы присоединено неотбытое наказание по приговору от 19 декабря 1996 г. и окончательно к отбытию Матвееву по совокупности приговоров назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В кассационном порядке приговор не обжалован и не опротестован. В протесте председателя Санкт-Петербургского городского суда ставится вопрос об отмене приговора и прекращении дела в части осуждения Матвеева по ч. 4 ст. 222 УК РФ. 25 августа 1999 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, признал его обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Вина Матвеева в совершении краж из квартир и автомашин доказана полностью, квалификация содеянного по обстоятельствам кражи назначенное по этим действиям наказание являются обоснован¬ными и правильными. Однако приговор в части осуждения по ч. 4 ст. 222 УК РФ подлежит отмене. В соответствии с примечанием кет. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иной состав преступления. Как следует из материалов уголовного дела, 10 июня 1997 г. при допросе в качестве подозреваемого Матвеев дал показания об обстоятельствах совершения кражи из автомашины Яковлева, в том числе и о хищении газового пистолета. При этом, как видно из последующих документов, именно в связи сданными показаниями Матвеева следователь дал отдельное поручение об установлении лица, которому Матвеев продал пистолет. Впоследствии это лицо было установлено и пистолет был выдан. Свидетель Крошечкин показал, что именно 10 июня 1997 г. сотрудник милиции выяснял у него, не приобретал ли он 5 июня 1997 г. пистолету Матвеева. После этого Крошечкин доставил приобретен¬ный пистолет в 66-й отдел милиции. Из протокола задержания Матвеева видно, что он был задержан по подозрению в краже из автомашины Кузьмина, а не в связи с кражей из автомашины Яковлева. При таких обстоятельствах следует признать, что Матвеев является лицом, добровольно сдавшим газовый пистолет. Об этом свидетельствует то, что он сообщил о местонахождении пистолета, подробно описал лицо, которому сбыл пистолет органы милиции по этим описаниям установили покупателя пистолета и обнаружили пистолет. Мотив сообщения об оружии не имеет значения; у Матвеева была возможность не сообщать о конкретном лице, которому он сбыл пистолет, т. е. условия примеч. к ст. 222 УК РФ выполнены полностью. Примечание к ст. 222 УК РФ распространяется на все составы данной статьи; в действиях же Матвеева нет других составов, кроме ношения и сбыта газового оружия, а потому, в соответствии с законом, Матвеев должен быть освобожден от уголовной ответственности по ч.4 ст. 222 УК РФ. С учетом изложенного Президиум Санкт-Петербургского город-. кого суда постановил приговор Федерального суда Красногвардейского района Санкт-Петербурга от 13 января 1999 г. в отношении Матвеева в части осуждения по ч. 4 ст. 222 УК РФ отменить, дело в этой чести производством прекратить. Считать Матвеева осужденным по п. б», «в» и «г»ч.2ст. 158 УК РФ (эпизод от 19 мая 1996 г.), по п. «а», «б», «в» и «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ (эпизоды с 9 марта по 5 мая 1997 г.) С применением ч. З ст. 40УК РСФСР, ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года без штрафа. На основании ст. 41 УК РСФСР к наказанию по настоящему приговору частично присоединено неотбытое наказание по приговору oт 19декабря 1996 г., и окончательно по совокупности приговоров определено 3 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа. 3. Если вопрос о применении акта об амнистии к условно осужденному судом не рассматривался и препятствий к применению акта об амнистии по предыдущему приговору не найдено, то при постановлении приговора за преступление, совершенное после амнистии, суд не вправе учитывать предыдущую судимость лица и полагает его несудимым Приговором Смольнинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга от 10 февраля 1998г. Аникин осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы. На основании чсовокупности приговоров назначено наказание в виделишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 28 апреля 1998 г. На основании п. «г» ч. 1 ст. 97 УК РФ назначено принудительное лечение от наркомании. В кассационном порядке приговор не обжалован и не опротестован. В протесте и.о. прокурора Санкт-Петербурга ставится вопрос об изменении приговора и исключении применения ч. 5 ст. 74 и ч. 4ст. 70 УК РФ. 25 августа 1999 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, признал его обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Вывод суда о виновности Аникина в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 228 УК РФ, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на исследованных в судебном заседании доказательствах. Юридическая квалификация его действий является правильной. Назначенное за это преступление наказание соответствует закону. Вместе с тем приговор в части отмены условного осуждения по предыдущему приговору и назначения наказания по совокупности приговоров подлежит изменению по следующим основаниям. Из материалов дела видно, что Смольнинским федеральным судом Центрального района Санкт-Петербурга Аникин 15 июля 1997 г. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в течение 1 года. В соответствии со ст. 6 Постановления Государственной Думы Российской Федерации от 24 декабря 1997 г. «Об объявлении амнистии» условно осужденные за преступления, не перечисленные в п. 9 указанного Постановления, подлежат освобождению от наказания, а в силу ч. 2 ст. 86 УК РФ лица, освобожденные от наказания, должны считаться несудимыми. Аникин был задержан с незаконно приобретенным наркотическим средством 27 апреля 1998 г., т. е. совершил преступление в период испытательного срока, но после принятия акта об амнистии. Данных о том, что в отношении него был своевременно применен акт об амнистии по предыдущему приговору, в деле не имеется. Однако если вопрос о применении акта об амнистии от 24 декабря 1997 г. в отношении условно осужденного не рассматривался, то при осуждении за новое преступление, совершенное после амнистии, правила ст. 70 и 74 УК РФ применяться не должны. Каких-либо препятствий к применению акта об амнистии по предыдущему приговору из материалов дела не усматривается. Поскольку срок наказания в виде 1 года 1 месяца лишения свободы Аникиным отбыт, он подлежит освобождению из-под стражи. На основании изложенного Президиум Санкт-Петербургского городского суда приговор Смольнинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга от 10 февраля 1998 г. и отношении Аникина изменил, исключив указание о судимости по приговору Смольнинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга от 15 июля 1997 г., указание о применении ч. 5ст. 74 и ч 4 ст. 70 УК РФ и освободив Аникина из-под стражи. 4. Неустановление судом факта добровольной выдачи наркотического средства и постановление приговора только на показаниях подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия, повлекло изменение приговора ввиду суровости назначенного наказания Приговором Федерального суда Фрунзенского района Санкт-Петербурга от 22 мая 1998 г. Глушков, ранее не судимый, осужден по ч.4 ст.228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 июля 1998 г. приговор оставлен без изменения. В протесте прокурора Санкт-Петербурга ставится вопрос об изменении приговора и определения Судебной коллегии в связи с неправильным применением уголовного закона и несоответствием назначенного наказания тяжести содеянного. Этим же приговором осуждена Михеева, в отношении которой протест не вносится. 8 сентября 1999 г. Президиум Санкт-Петербургского городского суда, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста, признал его обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Приговором суда установлена вина Глушкова в том, что он совершил незаконное приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном размере, по предварительному сговору группой лиц, неоднократно, а именно: Глушков в конце июня 1997 г. в дневное время в подъезде д. 34, корп. 1, По пр. Маршала Жукова и Санкт-Петербурге принял от неустановленного лица с целью сбыта не менее 10 кг наркотического средства — марихуаны, перевез и хранил его по месту жительства в квартире дома по ул.Я.Гашека. В тот же день у своего дома сбыл Михеевой, предварительно вступив с нею в сговор, не менее 1 кг наркотического средства — марихуаны, оставшуюся часть марихуаны передал тому же неустановленному лицу у д.32 по ул. Купчинской в Санкт-Петербурге. Он же неоднократно 4 июля 1997 г. в подъезде д. 34, корп. 1, по пр. Маршала Жукова в Санкт-Петербурге принял от неустановленного лица с целью сбыта не менее 10 кг наркотического средства — марихуаны, перевез и хранил его по месту жительства, однако в тот же вечер после 22 час. у своего дома по ул. Я. Гашека был задержан сотрудниками милиции, где у него был изъят 1 031,1 г марихуаны, а при осмотре квартиры обнаружено и изъято 7 983 г наркотического средства — марихуаны. Как следует из материалов дела (протокол изъятия), Глушков при задержании добровольно пояснил, что дома у него хранится наркоти¬ческое вещество. Как следует из показаний свидетеля, участвовавшей в качестве понятой при изъятии сотрудниками милиции наркоти¬ческих средств из квартиры Глушковых, Глушков добровольно выдал хранившееся у него наркотическое средство. Данный факт подтверждается также показаниями самого Глушкова на предварительном следствии. Согласно заключению химической экспертизы в квартире Глушкова было изъято 7 983 г наркотического средства — марихуаны. Согласно примечанию кет. 228 УК РФ и Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 9 от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркоти¬ческими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» лицо, добровольно сдавшее наркотическое средство, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Таким образом, судом необоснованно вменены в вину Глушкову незаконные действия с 7 893 г наркотического средства — марихуаны. Уголовное дело в этой части подлежит прекращению на основании примечания к ст. 228 УК РФ. По данному эпизоду Глушкову вменяются в вину незаконные действия с наркотическими средствами в размере не менее 10 кг. В то же время материалами уголовного дела доказано, что Глушков незаконно приобрел, хранил и перевозил марихуану в размере 1 031,1 г, которое у него было изъято сотрудниками милиции при задержании, и 7 983 г им было добровольно выдано в квартире по месту жительства, что в сумме составляет 9 014,1 г. Каких-либо объективных доказательств, подтверждающих факт приобретения, хранения и перевозки наркоти¬ческого средства в размере не менее 985,9 г, предварительным и судебным следствием не установлено. По эпизоду конца июня 1997 г. в вину Глушкову вменяются незаконные действия с наркотическим средством — марихуаной в размере не менее 10 кг. При этом в ходе судебного следствия установлено, что не менее 1 кг им было передано Михеевой, что подтверждается признательными показаниями Глушкова и Михеевой. В то же время факт незаконных действий с наркотическим средством в размере не менее 9 кг подтверждается лишь признательными показаниями Глушковавходе предварительного следствия. Всудебном заседании подсудимый по данному факту допрошен не был. В соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК РСФСР признание обвиняемым своей пины может быть положено в основу обвинения лишь при под¬тверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. В данном случае таковых доказательств ни предварительным, ни судебным следствием добыто не было. На основании изложенного Президиум Санкт-Петербургского городского суда изменил приговор Федерального суда Фрунзенского района Санкт-Петербурга от 22 мая 1998 г. и определение Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 22 июля 1998 г. в отношении Глушкова, исключив указание о совершении незаконных действий с 8 968,9 г наркотического средства — марихуаны (7 983 где добровольно выданного наркотического средства и 985,9 г наркотического средства, факт незаконных действий с которыми материалами дела не доказан) по эпизоду от 4 июля 1997 г., а также о совершении незаконных действий с наркотическим средством — марихуаной в размере не менее 9 кг по эпизоду конца июня 1997 г. и снизив размер назначенного наказания до 4 лет лишения свободы. 5. Взыскание компенсации в возмещение морального вреда при способствовании потерпевшими совершению преступления признано необоснованным Приговором Федерального суда Колпинского района Санкт-Петербурга от 22 апреля 1999 г. Димитрина и Панина осуждены по п. «а», «б» и «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ. Взыскано с Димитриной в пользу Князьковой 34 878 р. в счет возмещения материального ущерба и 5 000 р. в счет возмещения морального вреда, в пользу Коноваловой 14 862 р. в счет возмещения материального ущерба и 5 000 р. в счет возмещения морального вреда. Взыскано с Димитриной и Паниной солидарно в пользу Ники¬форовой 2 877 р. в счет возмещения материального ущерба и по 2 500 р. с каждой в счет возмещения морального вреда, солидарно в пользу Смирновой 21 049 р. в возмещение материального ущерба и по 2 500 р. с каждой в счет возмещения морального вреда. В кассационных жалобах осужденная Димитрина просит изменить приговор и снизить наказание, определив его условно. По мнению осужденной, суд не принял во внимание данные о ее личности, полное признание вины и раскаяние в содеянном, а также состояние ее здоровья и семейное положение. В жалобе указывается, что при определении размера компенсации морального вреда не учтено ее материальное положение. По мнению осужденной, размер морального вреда завышен и необоснован, потерпевшие также виноваты в происшедшем с ними. В кассационных жалобах осужденная Панина и адвокат, действу¬ющий в защиту ее интересов, просят отменить приговор и уголовное дело в отношении нее прекратить. В обоснование доводов жалобы указывают, что Панина преступлений не совершала, а была введена в заблуждение Димитриной, что Панина не имела умысла на совершение мошенничества. В жалобах указывается, что выводы суда о виновности Паниной носят предположительный характер и ничем не подтверждены. 30 ноября 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, объяснения осужденной Паниной, адвокатов, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, установила следующее. Выводы суда о доказанности вины осужденных Димитриной и Паниной в совершении указанных преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре. Из показаний всех потерпевших и свидетелей следует, что Димитрина и Панина обещали потерпевшим устроить их на работу в гостиницу «Астория», за что получили деньги. Указанные обстоятельства подтверждаются расписками Паниной на имя потерпевших, а также перечнем медицинских документов, составленным Паниной, о том, каких врачей надо пройти для трудоустройства. Оценив все имеющиеся доказательства в совокупности, суд правильно пришел к выводу о виновности осужденных Димитриной и Паниной и обоснованно квалифицировал содеянное ими по п. «а», «б» и «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ. При назначении наказания осужденным Димитриной и Паниной требования закона соблюдены. Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному и с учетом данных о их личностях, в том числе указанных в кассационной жалобе Димитриной. Судебная коллегия не находит оснований для назначения Димитриной наказания и применением ст. 73 УК РФ. Не усматривается также оснований для отмены приговора в отношении Паниной. Вместе с тем Судебная коллегия полагает, что приговор подлежит отмене в части удовлетворения исков о возмещении морального вреда в пользу потерпевших по следующим основаниям. Как правильно указал суд, потерпевшие своим поведением способствовали совершению и отношении них преступлений, намереваясь трудоустроиться незаконным путем. При таком положении гражданские иски потерпевших о возмещении им морального вреда удовлетворению не подлежат. Hа основании изложенного Судебная коллегия по уголовным Санкт- Петербургского городского суда приговор Федерального суда Колпинского района Санкт-Петербурга от 22 апреля 1999 г. в отношении Димитриной и Паниной в части взыскания с них в пользу потерпевших Князьковой, Коноваловой, Никифоровой и Смирновой по 5000 p. каждой в счет возмещения морального вреда отменила и производство в этой части прекратила. 6. При рассмотрении жалобы на незаконность и необоснованность избрания меры пресечения в виде содержания под стражей суд, рассматривающий дело, не вправе входить в обсуждение вопроса о квалификации действий лица или доказанности его вины. Невыяснение всех данных о личности повлекло отмену постановления суда Постановлением судьи Федерального суда Московского района Санкт-Петербурга от 22октября 1999 г. мера пресечения в отношении Муру была изменена с содержания под стражей на подписку о невыезде. В частном протесте прокурор Московского района Санкт-Петербурга просит постановление суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе судей. 23 ноября 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы частного протеста, установила следующее. 24сентября 1999 г. Мурубылопредьявленообвинениевсовершении преступления, предусмотренного п. «б» и «г» ч. 2 ст. 159 У К РФ. В этот же день в отношении него была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей по мотивам совершения им тяжкого преступления и неоднократности. Адвокат, действующий в защиту интересов Муру, обратился в Федеральный суд Московского района Санкт-Петербурга с жалобой, в которой в обоснование просьбы об изменении меры пресечения указывал на то, что Муру ранее не судим, обвиняется в совершении преступления, не относящегося к категории тяжких, имеет на иждивении ребенка — инвалида 1-й группы. Судья, удовлетворившая жалобу адвоката и избравшая в отношении Муру меру пресечения в виде подписки о невыезде, в постановлении указала, что мера пресечения в отношении обвиняемого была избрана без учета требований ст. 89-91 УПК РСФСР. Преступные действия Муру, по мнению судьи, должны быть квалифицированы по ч. 2ст. 147 УК РСФСР, а указанное преступление не является тяжким. Кроме того, в постановлении судья сослалась на отсутствие данных, подтвержда¬ющих продолжение Муру преступной деятельности. Однако с изложенным выше нельзя согласиться по следующим основаниям. Судья, принимая решение об отмене избранной в отношении Муру меры пресечения в виде содержания под стражей, в полной мере не учла объем предъявленного ему обвинения, степень общественной опасности деяний, в совершении которых он обвиняется, а также данные, характеризующие его личность. К материалам дела были приобщены копия постановления от 26 августа 1999 г. о возбуждении в отношении Муру уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ, и копия постановления от 21 октября 1999 г. о предъявлении обвинения в подделке удостоверения. Кроме того, в нарушение требований закона, регулирующего порядок судебной проверки законности и обоснованности ареста, судья в своем постановлении дала юридическую оценку действиям Муру. При таких обстоятельствах постановление судьи Федерального суда Московского района Санкт-Петербурга от 22 октября 1999 г. и отношении Муру подлежит отмене, а материал — направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. 7. Судом по жалобе гражданина должна быть обеспечена проверка законности и обоснованности постановлений о продлении сроков предварительного расследования и постановлений о приостановлении по делу Постановлением судьи Октябрьского федерального суда Адмиралтейского района Санкт-Петербурга от 26 октября 1999 г. Самаркину отказано в рассмотрении жалобы, в которой он просил проверить законность и обоснованность продления сроков следствия и обоснован¬ность приостановления производства по уголовному делу, возбужден¬ному в отношении него. В частной жалобе Самаркин просит постановление отменить, материал по жалобе направить на новое судебное рассмотрение. 16 ноября 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, объяснения Самаркина, заключение прокурора, проверив материалы дела и доводы частной жалобы, установила следующее. Вывод суда о том, что законные интересы Самаркина не нарушены, так как он не привлекался в качестве подозреваемого и обвиняемого, не основаны на представленных документах. Уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица —Самаркина. Таким образом, постановление о продлении сроков следствия и приостановлении производства по делу отдаляют перспективу разрешения дела в суде, что, в свою очередь, приводит к сохранению неопределенности в правовом статусе участников процесса. В соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации № 5-Пот23 марта 1999 г. «По делу о проверке Конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК |»1 Ф< I' положения ч. 1 ст. 218 и ст. 220УПК РСФС об обжаловании продления сроков следствия и приостановления производства по делу признаны не соответствующими п. 1, 2 ст. 46 и ст. 52 Конституции Российской Федерации. В соотвествии с п. 2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ № 5-П от 23 марта 1999 г. судом, по жалобе гражданина, должна быть обеспечена проверка законности обоснованности постановлений о продлении сроков предварительного расследования и постановлений о приостановлении по делу. Поскольку суд поступил вопреки требованиям Постановления Конституционного Суда РФ, постановление судьи Октябрьского федерального суда Адмиралтейского района Санкт-Петербурга от 26 октября 1999 г. подлежит отмене, а материал по жалобе — направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. 8. При отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, уголовное дело не может быть возбуждено, а следовательно, не может быть решен вопрос о возможности или невозможности применения акта об амнистии Ширяев обратился в Федеральный суд Петроградского района Санкт-Петербурга с жалобой, где просил при влечь Фролова к уголовной ответственности но ч. 1 ст. 129, ч. 1 ст. 130 и ч. 1 ст. 330 УК РФ. Постановлением судьи Федерального суда Петроградского района Санкт-Петербурга от 21 сентября 1999 г. отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Фролова. В частной жалобе Ширяев просит постановление судьи отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение. 16 ноября 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы частной жалобы, установила следующее. Судья, отказывая в возбуждении уголовного дела в отношении Фролова вследствие акта амнистии, фактически признал последнего виновным в совершении указанных преступлений. Между тем ч. 2 ст. 108, ч. 5 ст. 109 УПК РСФСР предусматривают, что уголовное дело может быть возбуждено только при наличии к тому оснований. По данному материалу никакой проверки судьей не проводилось вообще, а из имеющихся в материалах жалоб Ширяева вывод о наличии либо отсутствии в действиях Фролова состава какого-либо преступления сделать нельзя. Более того, по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 330 УК РФ, должно проводиться предварительное следствие. При таких обстоятельствах состоявшееся судебное решение нельзя признать ни законным, ни обоснованным, вследствие чего Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда отменила постановление судьи Петроградского районного федераль¬ного суда Санкт-Петербурга от 21 сентября 1999 г. и направила материал в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии но Суждения уголовного дела. 9. Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации № 5-П от 23 марта 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР» проведение обысков как действие, существенно затрагивающее конституционные нрава граждан, может быть обжаловано в суд заинтересованными лицами Адвокаты Б. и В. обратились в суд с жалобой, в которой просили признать незаконными постановления прокуратуры о возбуждении в отношении них уголовного дела, о производстве обысков, а также признать незаконными действия сотрудников прокуратуры и сотрудников РУБОП, производивших обыски, изъятие вещей и документов, действия следователя, не допускавшего адвокатов на свидание с подзащитным Ш. Постановлением Октябрьского федерального суда Адмиралтейского района Санкт-Петербурга от 12 августа 1999 г. производство по жалобе адвокатов прекращено. Судом указано на то, что в постановлении заместителя прокурора Санкт-Петербурга от 15 июня 1999 г. о возбуждении уголовного дела по материалам о вмешательстве в деятельность прокуроров и следователей с целью воспрепятствовать расследованию уголовного дела нет ссылок на фамилии, нет также и конкретных упоминаний об адвокатах Б. и В., в силу чего у последних отсутствуют основания для обжалования данного постановления. Суд полагает, что обыски были произведены следователем в рамках его полномочий в связи с возбужденным уголовным делом. Следователь праве самостоятельно определить порядок допуска адвоката к содержащемуся под стражей обвиняемому, поэтому оснований для обжалования в суд данных действий не установлено с учетом и того обстоятельства, что адвокаты Б. и В. отстранены следователем от участия в деле. Судом также указано на независимость следователя при расследовании уголовного дела и возможности обжалования его действий вышестоящему прокурору. В частной жалобе адвокаты Б. и В. просят отменить постановление суда и направить материалы на новое судебное рассмотрение, поскольку постановление вынесено без ссылок на нормы права. У суда отсутствуют основания прекращать производство по жалобе в части обжалования обысков, изъятия имущества, поскольку решение суда противоречит Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации № 5-П от 23 марта 1999 г. «По делу о проверке консти¬туционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР». Адвокаты полагают, что следователь не вправе определять порядок допуска защитника к содержащемуся под стражей подзащитному и полагают незаконным постановление следователя об отстранении их от участия в деле. 21 сентября 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, объяснения адвокатов, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалобы и протеста, установила следующее. Судом правильно установлено отсутствие оснований для обжало¬вания возбуждения уголовного дела по тем мотивам, которые подробно изложены в постановлении суда, и по тем основаниям, что обжало¬вание данных действий в суд не предусмотрено действующим законодательством и Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации № 5-П от 23 марта 1999 г., на которое ссылаются заявители в частной жалобе. Также правильно указано судом на отсутствие оснований для обжалования в суд действий следователя по допуску адвокатов к подзащитному, так как эти вопросы находятся в компетенции следователя, действия которого обжалуются вышестоящему прокурору согласно ст. 127,211 и 212 УПК РСФСР. Вместе с тем суд необоснованно постановил прекратить производство по жалобе адвокатов Б. и В. в части, касающейся произведенных у них в рамках возбужденного уголовного дела обысков. Согласно Поста¬новлению Конституционного Суда Российской Федерации № 5-П от 23 марта 1999 г. подобные действия, как существенно затрагива¬ющие конституционные права граждан, могут быть обжалованы в суд заинтересованными лицами. Постановление Октябрьского феде¬рального суда Адмиралтейского района Санкт-Петербурга от 12 августа 1999 г. в этой части подлежит отмене с направлением материалов на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. 10. Направление дела на дополнительное расследование по мотиву подложности протокола допроса вследствие написанной не обвиняемым фразы без исследования всех доказательств в их совокупности признано незаконным и необоснованным Определением Зеленогорского федерального суда Курортного района Санкт-Петербурга от 6 апреля 1999 г. дело по обвинению Носанкова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, направлено прокурору Курортного района Санкт-Петербурга для дополнительного расследования. В частном протесте прокурор Курортного района Санкт-Петербурга просит данное определение отменить. 8 июня 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт- 11, городского суда, заслушав доклад судьи, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы частного протеста, установила следующее. По заключению почерковедческой экспертизы, проведенной судом, запись «с моих слов записано верно» в протоколе допроса Носенкова в качестве обвиняемого выполнена не им, а другим лицом. Однако суд не принял во внимание, что предъявление обвинения Носенкову и его допрос в качестве обвиняемого производились с участием адвоката, избранного самим Носенковым, Кроме обвиняемого данный протокол подписан и его защитником, и лицом, производящим указанное следственное действие. Как следует из заключения экспертов, запись в конце протокола «с моих слов записано верно» сделана не Носенковым, вопрос же о подписи от имени обвиняемого не исследовался и не разрешен. Суду необходимо более тщательно исследовать в судебном заседании этот вопрос, допросить лицо, производившее данное следственное действие, выяснить и оценить тот факт, что после ознакомления со всеми материалами уголовного дела Носенков и его адвокат не заявили ходатайств и заявлений, в то время как не заметить подложность в таком важном процессуальном документе они не могли. Направляя дело на доследование, суд не указал в определении, какие конкретно действия необходимо выполнить следствию в ходе дополнительного расследования и какие конкретно права Носенкова нарушены на следствии. На основации изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда отменила определение Зеленогорского федерального суда Курортного района Санкт- Петербурга от 6 апреля 1999 г. в отношении Носенкова, направив дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей. 11. Согласно ст. 306 УПК РСФСР все вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора, решаются простым большинством голосов. Немотивированное игнорирование мнения народных заседателей повлекло отмену приговора Приговором Федерального суда Петроградского района Санкт-Петербурга от 16 ноября 1999 г. Хозяйкин осужден поп. «д»ч. 2 ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком наЗ года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В кассационной жалобе адвокат, действующий в защиту осужденного, просит приговор отменить, направив дело на новое судебное рас-смотрение. В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор изменить, назначив Хозяйкину наказание с применением ст. 73 УК РФ. 14 декабря 1999 г. Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда, заслушав доклад судьи, объяснения адвоката, заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалобы и протеста, установила следующее. Статья 301 УПК РСФСР предусматривает, что приговор суда должен быть законным и обоснованным, а в соответствии со ст. 306 УПК РСФСР все вопросы, указанные вст. 303 УПК РСФСР, решаются простым большинством голосов. При этом никто из судей не вправе воздерживаться от голосования, а председательствующий подает свой голос последним. По настоящему делу данные требования закона председатель¬ствующим были нарушены, поскольку из материалов дела, а именно из особого мнения двух других судей, усматривается, что они хотели назначить Хозяйкину более мягкую меру наказания, чем просил председательствующий, но в приговоре по неизвестным причинам было учтено только мнение председательствующего. При таких обстоятельствах данный приговор является незаконным и подлежит отмене на основании ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР. В силу изложенного Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда определила приговор Федерального суда Петроградского района Санкт-Петербурга от 16 ноября 1999 г. В отношении Хозяйкина отменить, направить дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей, Хозяйкина из-под стражи освободить, оставив мерой пресечения подписку о невыезде. 12. Если отсутствие в деянии состава преступления обнаруживается и стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство до конца и постановляет оправдательный приговор