Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №3 часть1

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ.

Положения законов Ленинградской области о местном самоуправ¬лении, в соответствии с которыми органы местного самоуправления на уровне районов образуются только в тех случаях, когда все поселе¬ния и волости в границах района добровольно объединятся в единое муниципальное образование, не противоречит федеральному законо¬дательству о местном самоуправлении и не нарушает права граждан на осуществление местного самоуправления 1 октября 1996 г. Законодательным собранием Ленинградской области был принят закон «О проведении муниципальных выборов в Ленин¬градской области в 1996 г.», в статье 2 которого установлено, что в райо¬нах, городах, поселках, селах, иных поселениях и волостях Ленин¬градской области, не имеющих представительных органов местного самоуправления и вступивших в законную силу уставов муниципальных образований, муниципальные выборы проводятся в соответствии с ч. 1 ст. 1 настоящего закона с учетом следующих положений: 1) представительные органы местного самоуправления избираются населением на четыре года по мажоритарной избирательной системе при одномандатных округах; 2) глава муниципального образования избирается населением муни¬ципального образования на четыре года; 3) полномочия представительного органа местного самоуправления по организации муниципальных выборов, предусмотренные областным за¬коном «О выборах органов и должностных лиц местного самоуправления в Ленинградской области», исполняются главой местной администрации; 4) полномочия вновь избранного органа местного самоуправления устанавливаются в объеме, предусмотренном ч.4 ст.23 областного закона «О местном самоуправлении в Ленинградской области» от 29 апреля 1996 г. №12-оз; 5) к полномочиям главы муниципального образования относятся пол¬номочия по решению всех вопросов местного значения, за исключением отнесенных к ведению представительного органа местного самоуправ¬ления ч.4 ст. 23 областного закона «О местном самоуправлении в Ленин¬градской области»; 6) глава муниципального образования имеет право решающего голоса в представительном органе местного самоуправления, председательст¬вует на заседаниях представительного органа местного самоуправления, подписывает его решения и руководит на принципах единоначалия местной администрацией. Пункты 3 и 6 настоящей статьи действуют до момента вступления в законную силу устава муниципального образования. Статьей 3 данного областного закона установлено, что численный состав представительного органа местного самоуправления в районах, городах, поселках, селах, иных поселениях и волостях Ленинградской области, не имеющих на момент принятия настоящего закона предста¬вительных органов местного самоуправления и принятых в установ¬ленном порядке уставов муниципальных образований, устанавливается в зависимости от количества жителей в соотношении: 7 тысяч жителей — 7 депутатов, свыше семи тысяч жителей — от первых семи тысяч жителей — 7 депутатов и по одному депутату от каждых последующих двух тысяч жителей. Прокурор Ленинградской области обратился в суд с заявлением о приз¬нании статей 2 и 3 областного закона «О проведении муниципальных выборов в Ленинградской области в 1996 г.» недействительными в связи с их противоречием нормам Конституции Российской Федерации, федеральному и ленинградскому областному законодательству о мест¬ном самоуправлении. Ильюшенко В.П. обжаловал в суд пункты 1,2,4, 5 и 6 ст. 2 указанного закона, как нарушающие право граждан на самостоятельное осуществ¬ление местного самоуправления. Решением Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского суда от 23 октября 1997 г. протест прокурора и жалоба Илью¬шенко В.П. были удовлетворены частично. Суд признал недействительной ст. 2 обжалуемого областного закона в части указания на проведение муниципальных выборов в районах Ленинградской области, а также пункты 2,4,5 и 6 ст. 2 областного закона. В остальной части протест проку¬рор.! и жалоба Ильюшенко В.П. были оставлены без удовлетворения. Ознакомившись с материалами дела, Судебная коллегия по гражданским делам Суда Российской Федерации пришла к следующим выводам. В соответствии с п. 1 ст. 72 Конституции РФ установление общих принципом организации системы органов местного самоуправления находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Рос¬сийской Федерации. По предметам совместного ведения субъект Российской Федерации вправе принимать законы и иные нормативные акты, которые в силу ст. 76 Конституции РФ не должны противоречить федеральному законодательству. В соответствии с ч.1 ст. 12 Федерального закона от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» территории местного самоуправления уста¬навливаются в соответствии с законами субъектов Российской Федерации. Положения законов Ленинградской области о местном самоуправ¬лении, в соответствии с которыми органы местного самоуправления на уровне районов образуются только в тех случаях, когда все поселения и волости в границах района добровольно объединятся в единое муници¬пальное образование, не противоречит федеральному законодательству о местном самоуправлении, поскольку вопрос об установлении терри¬торий муниципальных образований решается не федеральным, а мест¬ным законодательством и не нарушает права граждан на осуществление местного самоуправления, поскольку в соответствии с областным зако¬нодательством местное самоуправление осуществляется на всей терри¬тории области, но не на уровне районов области. В связи с этим выводы суда об отсутствии оснований для удовлет¬ворения требований Ильюшенко В.П. о признании незаконными поло¬жений оспариваемого закона, препятствующих проведению выборов в районные органы местного самоуправления Ленинградской области, являются правильными. Кассационная жалоба Ильюшенко В.П. удов-летворению не подлежит. В кассационном протесте прокурора обоснованно указано на имею¬щиеся в решении противоречия: суд признал недействительным указа¬ние в ст. 2 оспариваемого закона на районы области как муниципальные образования, но отказал в удовлетворении аналогичного требования относительно ст. 3 того же закона. При отсутствии правовых оснований для проведения выборов в районные органы местного самоуправления нет оснований и к установлению численного состава этих органов законом Ленинградской области. Решение суда в этой части подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении требований прокурора о признании недействительным положения ст. 3 областного закона «О проведении муниципальных выборов в Ленинградской области в 1996 г.», устанавливающих численный состав районных представительных органов местного самоуправления. Частью 6 ст. 14 Федерального закона «Об общих принципах органи¬зации местного самоуправления в Российской Федерации» вопрос о структуре органов местного самоуправления отнесен к компетенции самого муниципального образования, а не к компетенции субъекта Рос¬сийской Федерации. В этом же Федеральном законе определено, что в муниципальном образовании обязательно формирование только выбор¬ного представительного органа местного самоуправления (ч.2 ст. 14, ст. 15), а должность выборного главы муниципального образования может быть предусмотрена в уставе муниципального образования (ч. 1 ст. 16). С уче¬том этих норм Федерального закона суд обоснованно признал недейст-вительными положения оспариваемого областного закона, устанавли¬вающие порядок избрания глав муниципальных образований, в которых еще не приняты уставы и не введены должности главы муниципального образования. По этим же основаниям суд правильно признал недействительными положения областного закона «О проведении муниципальных выборов в Ленинградской области в 1996 г.» о полномочиях главы муниципаль¬ного образования. Не может быть признан основанием к отмене решения суда довод кассационной жалобы администрации Ленинградской области о том, что права жителя Санкт-Петербурга Ильюшенко В. П. областным зако¬ном «О проведении муниципальных выборов в Ленинградской области в 1996 г.» не нарушаются, поскольку ни активным, ни пассивным избирательным правом на областных муниципальных выборах он не обла¬дает. В соответствии с ч.5 ст.4 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в рефе-рендуме граждан Российской Федерации» ограничение пассивного избирательного права по признаку постоянного или преимущественного проживания на территории субъекта Российской Федерации, муни¬ципального образования не допускается ни федеральным, ни региональ¬ным законодательством. Оспариваемый областной закон «О проведении муниципальных вы¬боров в Ленинградской области в 1996 г.» являлся действующим на мо¬мент предъявления в суде требований о признании отдельных его поло¬жений недействительными и на момент вынесения судом решения по существу спора. В связи с этим довод жалобы администрации Ленин¬градской области о пропуске заявителями срока обжалования в суд нормативного акта субъекта Российской Федерации обоснованным быть признан не может. 2. Несоблюдение требований закона об обязательности проведения государственной экологической экспертизы повлекло недействи¬тельность постановления правительства Ленинградской области 19 декабря 1995 г. правительство Ленинградской области приняло постановление № 526 «О признании границ заказника местного зна¬чения «Линдуловская роща» в соответствии со статусом 1952 г.» Общественное объединение «Партия зеленых» обратилось в суд с заяв¬лением о признании п.1, 3 и 4 постановления незаконными по тем основаниям, что предусмотренное ими положение о закреплении границ особо охраняемой природной территории Линдуловской лиственной роши в составе 1—13 кварталов Линдуловского лесничества в пределах 355 гектаров не соответствует требованиям закона, ранее при¬нятым на этот счет органом исполнительной власти решениям и нару¬шает права граждан на благоприятную среду. Изменение режима приро¬допользования может отрицательно повлиять на состояние животного мира. Приняв дело к своему производству по первой инстанции, Ленин¬градский областной суд решением от 2 июля 1997 г. требования заяви¬теля удовлетворил. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда законным и обоснованным, а кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с преамбулой и ст. 1, 2, 3, 4 Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» (с последующими изменениями и до¬полнениями) природа и ее богатства являются национальным достоя¬нием народов России, естественной основой их устойчивого социально-экономического развития и благосостояния человека и будущих поко¬лений. При осуществлении хозяйственной, управленческой и иной дея¬тельности, оказывающей отрицательное воздействие на состояние окру¬жающей природной среды, органы государственной власти, пред¬приятия, учреждения, организации и граждане должны руководст¬воваться приоритетом охраны жизни и здоровья человека, обеспечения благоприятных экологических условий для жизни, труда и отдыха насе¬ления, соблюдать требования природоохранительного законодательства. С учетом важности природоохранной деятельности выше названным законом, а также Федеральным законом от 15 декабря 1995 г. «Об эко¬логической экспертизе» предусмотрена обязательность государственной экологической экспертизы в отношении всех предплановых, пред-проектных материалов по объектам и мероприятиям, намечаемых к реа¬лизации на территории Российской Федерации. Как установлено судом, проект обжалуемого заявителем поста¬новления правительства области об изъятии 584 из 939 гектаров лесов из особо охраняемой категории — государственного заказника местного значения «Линдуловская роща», созданного решением Леноблисполкома № 145 от 29.03.76 г., государственную экологическую экспертизу, как это установлено законом, не проходил. Эти обстоятельства ответной стороной не оспаривались ни в суде первой инстанции, ни в ее касса¬ционной жалобе. Законность образования заказника «Линдуловская роща» в пределах 939 гектаров подтверждается материалами дела и вступившим в закон¬ную силу решением Ленинградского областного суда от 20.12.95 г., рас¬смотренного между теми же сторонами по другому делу о признании правового акта частично недействительным. Доводы кассационной жалобы о неправоспособности «Партии зеле¬ных» на предъявление в суд настоящего заявления не основаны на законе и противоречат ст.31 ГП К РСФСР, а также Уставу общественного объеди¬нения, согласно которым последнее как юридическое лицо обладает способностью иметь гражданские процессуальные права и обязанности наравне с государственными предприятиями, учреждениями, организа¬циями, другими общественными объединениями и как всякое заинтере¬сованное лицо вправе в порядке, установленном законом, обращаться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса (ст.З ГПК РСФСР). Возможное наступление или отсутствие вредных экологических последствий в связи с изменением правового статуса, режима и размера государственного заказника «Линдуловская роща» в результате реали¬зации постановления правительства области от 19.12.95 г. «О признании границ заказника местного значения «Линдуловская роща» в соответст¬вии со статусом 1952 г.» может быть установлено только государственной экологической экспертизой, которая вопреки требованиям закона не состоялась и принятию правительством области оспариваемого с заяви-телем положений нормативного акта не предшествовала. При таком положении довод кассационной жалобы «об отсутствии негативного воздействие постановления правительства на окружающую природную среду» и нарушения прав граждан на проживание в благо¬приятных для их здоровья природных условиях никаких правовых последст¬вий по данному спору не создает и не может быть принят во внимание. Решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется. 3. Суд, не получив их согласие третьих лиц на единоличное рассмотрение дела, нарушил ст. 6 и 113 ГПК РСФСР, что повлекло отмену решения 16 декабря 1993 г. умер Казанов В.Д., который имел приватизирован¬ный земельный участок площадью 780 кв.м № 230 в садоводческом това¬риществе «Саблинка» Тосненского района. Казановой Т.А. ее несовершеннолетней дочери выдано свидетельство о праве на наследство Тосненской государственной нотариальной конторой. Кроме них, наслед¬никами являются родители Казанова В.Д. — КазановаЗ.В. и Каза¬нов Д.М., которые обратились в суд с иском о признании частично не¬действительным выданного свидетельства о праве наследования по за¬кону земельного участка №230 в садоводческом товариществе «Саблин¬ка» и признании за ними права собственности за каждым на 1/8 этого участка. Суд вынес решение 7 апреля 1998 г., которым в удовлетворении исковых требований Казановой З.В. и Казанову Д.М. отказал. Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене на основании нарушения норм материального и процессуального права. Суд рассмотрел дело в отсутствие представителя садоводческого това¬рищества «Саблинка» и Тосненской государственной нотариальной кон¬торы, являющихся третьими лицами по делу, единолично, не получив их согласие на единоличное рассмотрение дела, тем самым нарушил ст. 6 и 113 ГПК РСФСР. Кроме того, вывод суда о неубедительности доводов истцов о факти¬ческом принятии наследства после смерти сына в течение 6 месяцев, противоречит имеющимся доказательствам в деле. При этом суд не выяс¬нил возможность принятия наследства истцами путем фактического принятия иного имущества, принадлежавшего их сыну. 4. Судом не сделан анализ норм материального права, касающихся спор¬ного правоотношения, что привело к вынесению незаконного и не¬обоснованного решения Налоговая инспекция по Гатчинскому району обратилась в суд с иском к Низову, являющемуся инвалидом вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, о взыскании недоимки по налогу с имущества, переходящего в порядке дарения. По договору дарения от 23.04.1997 г. ответчик получил имущество в собственность. В соответствии со ст. 3 Закона РФ «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» начислен налог в сумме 257 рублей, который подлежал уплате до 10.12.1997 г. За несвоевременность уплаты налога начислены пенив сумме 48 рублей. Всего недоимка составила 305 рублей, от уплаты которой в добровольном порядке ответчик отказался. Удовлетворяя иск, суд указал, что в соответствии с Законом РФ «О на¬логе с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» пла¬тельщиками налога являются все физические лица. Данный закон не преду¬сматривает освобождение от уплаты налога с имущества, переходящего в порядке дарения, для инвалидов вследствие Чернобыльской катастрофы. Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене, поскольку судом по данному делу не сделан анализ норм материального права, касающихся спорного правоотношения, и не опровергнуты дово¬ды представителя ответчика, полагавшего, что Низов подлежит освобож¬дению от уплаты налога на основании ст. 14,2 Закона РФ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие ка¬тастрофы на Чернобыльской АЭС». Так, ст. 14 указанного закона гарантирует инвалидам вследствие Чер¬нобыльской катастрофы освобождение от уплаты подоходного налога и всех других видов налогов, а также всех видов пошлин, регистрационного и курортного сборов. Статья 2 того же закона предусматривает, что отно-шения, связанные с Чернобыльской катастрофой, регулируются настоя¬щим законом, действующим законодательством РФ в части норм, не противоречащих настоящему закону, и другими актами законодательства РФ, издаваемыми в соответствии с ними. Согласно ст. 12 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ» от 27 декабря 1991 г. №2118-1 с последующими изменениями и дополне¬ниями, налогоплательщик имеет право пользоваться льготами по уплате налогов на основании и в порядке, установленными законодательными актами. Статья 10 того же закона предусматривает, что льготы по всем налогам применяются только в соответствии с действующим законо¬дательством. Решение суда является недостаточно мотивированным и не может быть признано законным и обоснованным. 5. Плательщиками страховых взносов (платежей) в фонды обяза¬тельного медицинского страхования являются в том числе граждане, занимающиеся в установленном порядке частной практикой — адво¬каты, частные детективы, частные охранники, нотариусы Частнопрактикующий нотариус Соловьева в установленном законом порядке сдала в ГНИ по г. Пикалево до 01.04.97 г. декларацию о доходах за 1996 г., включив в расходную часть декларации стоимость услуг по оказанию нотариальных действий гражданам, имеющим льготы по оплате госпошлины, в сумме 10 млн 409 тыс. 986 руб. и суммы, уплачен¬ные в Ленинградскую областную нотариальную палату в качестве член¬ских взносов. После оплаты определенного инспекцией налога в сумме 15 млн 147 тыс. 550 руб. ГНИ по г. Пикалево 11.08.97 г. предъявила ей платежное поручение № 81 о перерасчете подоходного налога, обязав ее доплатить 3 млн 643 тыс. 495 руб. и признав необоснованным вклю¬чение в расходную часть декларации суммы членских взносов, уплачиваемых в Ленинградскую областную нотариальную палату, и стоимость услуг, оказанных гражданам, пользующимся льготами по оплате гос-пошлины. Соловьева обратилась в суд с жалобой на неправомерные действия государственной налоговой инспекции по г. Пикалево и Ленинградского областного фонда обязательного медицинского страхования. Решением Бокситогорского городского суда от 28.11.97 г. признаны неправомерными действия налоговой инспекции по г. Пикалево по не ¬включению в расходную часть декларации частного нотариуса Соло¬вьевой тарифов на совершение нотариальных действий, составление проектов документов, выдачу копий документов, выполнение техни¬ческой работы в отношении лиц, которые в обязательном порядке были освобождены от уплаты государственной пошлины (тарифов) в 1996 г. на общую сумму 10 млн 409 тыс. 986 руб. Признаны правомерными действия налоговой инспекции по г. Пикалево по не включении в расход¬ную часть декларации Соловьевой установленных собранием Ленин¬градской областной нотариальной палаты сумм платежей, внесенных Соловьевой в Ленинградскую областную нотариальную палату и Феде¬ральную палату ежемесячно, начиная с 1995 г. Признаны неправомерными действия Ленинградского областного фонда обязательного медицинского страхования по постановке на учет и требование о взимании с Соловьевой И.В. в фонд обязательного меди¬цинского страхования 3,6% от доходов за период с 1995 г. Судебная коллегия считает, что решение суда в части признания не¬правомерными действий Ленинградского областного фонда обязательного медицинского страхования подлежит отмене, в остальной части — оставлению без изменений. Согласно постановлению Верховного Совета РФ №44631 от 11.02.93 г. «О порядке введения в действие «Основ законодательства РФ о нотариате» при исчислении подоходного налога с нотариуса, занимающегося част¬ной практикой, состав его расходов увеличивается на общую сумму тари¬фов за совершение нотариальных действий в отношении лиц, которым в обязательном порядке должны быть предоставлены льготы, уста¬новленные законодательством о государственной пошлине. Суд пришел к правильному выводу о том, что состав расходов нота¬риуса, занимающихся частной практикой, регулируется специальным нормативным актом — постановлением Верховного Совета РФ от 11.02.93 г. Доводы жалобы о том, что соответствующие изменения не были вне¬сены в налоговое законодательство, не могут быть приняты во внимание, так как вышеуказанное постановление носит императивный характер и обязательно к применению всеми министерствами и ведомствами. Кроме того, правовой характер данных правоотношений не связан с предоставлением нотариусом, занимающимся частной практикой, льгот по оплате подоходного налога, а определяется фактом обязательного предоставления льгот по оплате госпошлины при совершении нотариальных действий отдельным категориям граждан и юридическим лицам. Членские взносы не относятся к доходам, не подлежащим налогооб¬ложению. Решение суда в этой части отвечает требованиям закона, и доводы жалобы государственной налоговой инспекции по г.Пикалево не могут быть положены в основу его отмены. Страховые взносы в федеральные и территориальные фонды обяза¬тельного медицинского страхования производятся плательщиками в установленном законодательством РФ размерах по отношению к на¬численной оплате труда по всем основаниям, из которой, в соответствии с законодательством РФ, осуществляются отчисления на государственное социальное страхование. В соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ №4543-1 от 24.02.93 г. «О порядке финансирования обязательного медицинского страхования граждан на 1993 г.» для предприятий, организаций, учреж¬дений и иных хозяйствующих субъектов независимо от формы собст¬венности установлен страховой тариф взносов на обязательное меди¬цинское страхование в размере 3,6% по отношению к начисленной опла¬те труда по всем основаниям. При этом установлено, что от уплаты взно¬сов на обязательное медицинское страхование освобождаются общест-венные организации инвалидов и пенсионеров, в том числе их пред¬приятия и учреждения, созданные для осуществления уставных целей указанных организаций, а также предприятия, учреждения, организации, в которых работники, являющиеся инвалидами и пенсионерами, состав-ляют не менее 50% от общего числа работников. В соответствии с Инструкцией о порядке взимания и учета страховых взносов (платежей) на обязательное медицинское страхование, утверж¬денной Постановлением Совета Министров — Правительства РФ 11.10.93, плательщиками страховых взносов (платежей) в фонды обязательного медицинского страхования являются в том числе граждане, занимаю¬щиеся в установленном порядке частной практикой — адвокаты, част¬ные детективы, частные охранники, нотариусы. Указанная Инструкция принята в соответствии с Положением о по¬рядке уплаты страховых взносов в федеральные и территориальные фон¬ды обязательного медицинского страхования и с учетом нового законо¬дательства, в том числе «Основ законодательства РФ о нотариате». В ст. 8 Основ предусмотрено, что нотариус пользуется услугами системы госу¬дарственного социального обеспечения, медицинского и социального страхования в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. Кроме того, в соответствии с Указом Президента РФ № 1054 от 29.09.93 г. «О взаимодействии Совета Министров — Правительства РФ с органами государственной власти субъектов Российской Федерации в период поэтапной конституционной реформы» изданная 11.10.93 г. Инструкция № 1018 имеет силу федерального закона. Из анализов вышеперечисленных законов следует, что указанная Инструкция принята в развитие этих законов и конкретизирует их с учетом изменившегося в Российской Федерации законодательства. 6. При признании недействительным договора купли-продажи части жилого дома, перешедшего но наследству, суд не учел требование закона о праве преимущественной покупки других сособственников После смерти 14 июня 1993 г. Нестеровой А.Т осталось наследствен¬ное имущество в виде 5/6 долей жилого дома №4 в дер. Карабсельки. Наследниками по закону являлись: Карагина Н.А., Нестеров В.А. и Нестеров Н.А. Карагина Н.А., не поставив в известность Нестерова В.А и скрыв наличие других наследников, оформила свидетельство о праве собственности на свое имя и 15 июня 1995 г. продала дом Пешковой В. В. Нестеров В.А. обратился в суд с иском к Карагиной Н.А. и Пешко¬вой В. В. о признании права собственности на 5/12 частей жилого дома и признании в этой части недействительным свидетельства о праве собст¬венности по закону, выданного Карагиной Н.А., ссылаясь на то, что пос¬ле смерти матери он фактически принял наследство, продолжая поль¬зоваться наследственным имуществом в виде 5/6 частей спорного дома. Аналогичное требование предъявил Нестеров Н.А., брат Нестерова В.А., к Карагиной Н.А. В дополнительном заявлении Нестеровы Н.А. и В.А. просили: приз¬нать за ними по 1/5 доле жилого дома, мотивируя тем, что при жизни матери участвовали в строительстве дома собственными силами и средст¬вами, признать недействительными договор купли-продажи жилого до¬ма и купли-продажи земельного участка. Суд вынес решение, которым установил факт принятия наследства Нес¬теровыми В.А. и Н.А., признал за ними право собственности по 5/18 долей дома №4 в дер. Карабсельки за каждым, признав в этой части недействи¬тельными свидетельство о праве собственности на наследство, выданное Карагиной Н.А. 12 мая 1994 г., договор купли-продажи земельного участка и дома, заключенный между Карагиной Н.А. и Пешковой В.В. 15 июня 1995 г. Суд оставил в собственности Пешковой В.В. 8/18 долей спорного дома. Признал за Нестеровыми — В.А. и Н.А. право пользования 5/18 частями земельного участка, а за Пешковой В.В. — на 8/18 того же зе¬мельного участка и признал недействительными свидетельство о праве собственности на землю, выданное Нестерову А.Д. 25 декабря 1992 г., и от 13 июня 1995 г., выданное Карагиной Н.А., отменив постановление главы администрации Бугровской волости №84от6 июня 1995 г. В удов¬летворении остальной части иска отказал. Судебная коллегия считает решения суда частично подлежащим отме¬не. Согласно положений ч. 1 и 2 ст. 546 ГК РСФСР для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство когда он фактически вступил во владение наследст-венным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Нестеровы В.А. и Н.А. фактически приняли наследство после смерти матери, вступив во владение наследственным имуществом. Поскольку наследственное имущество состояло из 5/6 долей спорного дома, то доля каждого сог¬ласно ст. 532 ГК РСФСР и составит 5/18 (5/6:3). Соответственно, Карагина Н.А. не вправе была получить свидетельство на 5/6 долей. В связи с тем, что Нестеровы В.А. и Н.А. не представили доказа¬тельств, подтверждающих наличие договоренности о создании совмест¬ной с матерью собственности на дом, а помимо того, по обоснованному выводу суда, состоялось решение суда, которым было признано за их матерью право собственности на часть дома, то законных оснований для признания за ними права собственности на дом как застройщиками не имелось. С учетом изложенного Судебная коллегия находит выводы суда о признании за Нестеровыми В.А. и Н.А. права собственности на 5/18 долей дома обоснованными и отказал в остальной части иска как не соответствующим требованиям закона и установленным по делу обстоятельствам. Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Оставив в пользовании Пешковой В.В., при признании состоявшихся сделок недействительными, 8/18 долей дома, суд не принял во внимание как вышеназванные положения закона, так и требования ст. 250 ГК РФ (право преимущественной покупки Нестеровых В.А. и Н.А. перед Пеш¬ковой В.В., которое было нарушено при заключении договора купли-продажи). По тем же основаниям неправильны выводы суда и по сделкам о продаже земельного участка. С учетом того, что требование о признании недействительным пос¬тановления главы администрации Бугровской волости от б июня 1995 г. в установленном законом порядке (ст. 126, 127 ГПК РСФСР) не заяв¬лено, а суд, выйдя за пределы заявленных требований, свои выводы не мотивировал, решение суда в этой части подлежит отмене. 7. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показание, но не лишает их права приводить пись¬менные и другие доказательства Хеточуров в 1993 г. по просьбе Титмерие переоформил принадлежа¬щую ему на праве собственности автомашину марки ВАЗ-21093 на Крейнис, которой Титмерие должен был передать автомобиль и получить от нее деньги. Поскольку обязательство по передаче автомобиля не было исполнено, Хеточуров обратился суд с иском об исполнении обяза¬тельства в натуре. Решением суда в иске Хеточурову отказано. Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене. Разрешая настоящий спор, суд пришел к выводу, что отношения между Хеточуровым и Титмерия подпадают под действие ст. 269 ГК РСФСР, учитывая, что письменный договор между сторонами заключен не был, его оспоривание путем свидетельских показаний не допускается. Однако в соответствии со ст. 162 ГК РФ «Несоблюдение простой пись¬менной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства». Как следует из имеющегося в материалах дела постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Титмерия от 14.07.1997 г., последний признает наличие долга перед Хеточуровым, однако данному обстоятельству судом оценка не дана. 8. Суду надлежало исследовать причины изменения денежной стоимости пая истца с августа 1996 г. на 1 февраля 1998 г., при необходимости с приглашением аудиторской фирмы, производившей оценку иму¬щества ответчика. Поскольку ответчик не состоял с истцом в каких-либо отношениях и не пользовался его денежными средствами (в пользовании ответчика находилась доля истца в виде имущественного пая), оснований для применения ст. 395 ГК РФ не имеется Алексейцев работал в совхозе «Восход» с 1986 г. При его реорганизации в АОЗТ «Восход» в 1992 г. он уволился из совхоза в связи с организацией фермерского хозяйства и получил земельный пай в размере 5,5 га. Имущественный пай ему не выделили, так как по уставу АОЗТ «Восход» имущественный пай выплачивался акционерам через 5 лет. В марте 1994 г. АОЗТ «Восход» было преобразовано в ТЕП «Восход». Согласие на пере¬дачу своего имущественного пая в ТЕП «Восход» Алексейцев не давал. Ответчик, признав право Алексейцева на пай, отказался выплатить его в денежном выражении или в натуральном виде. Алексейцев, предъявив иск об истребовании пая из чужого незакон¬ного владения, просил взыскать с ответчика стоимость имущественного пая в денежном выражении в размере 50 тыс. 420 руб., исходя из расчета его имущественного пая ТЕП «Восход» на 1 августа 1996 г., — 32 млн. 228 тыс. 620 руб. (в ценах 1997 г.) и с учетом процентных ставок рефинансирования за период с 1 августа 1996 г. по 19 августа 1997 г. Суд удовлетворил исковые требования полностью. Судебная коллегия отменила судебное решение, указав следующее: Вывод суда о выплате истцу имущественного пая в денежном выра¬жении является обоснованным, и как собственник он вправе согласно ст. 301 ГК РФ получить принадлежащее ему имущество, что также предусмотрено как Уставом АОЗТ «Восход», так и Уставом ТЕП «Восход». Расчет денежной стоимости имущественного пая истца на 1 февраля 1998 г без изменения его доли — 0,131, составляет 14 тыс. 599 руб. Учитывая изложенное, суду надлежало исследовать причины изме¬нения денежной стоимости пая истца с августа 1996 г. на 1 февраля 1998 г., при необходимости с приглашением аудиторской фирмы, производив¬шей оценку имущества ответчика. Кроме того, согласно ст. 395 ГК РФ, предполагающей ответственность за неисполнение денежного обязательства, подлежат уплате проценты на сумму этих средств, при этом размер процентов определяется по месту нахождения юридического лица учетной ставкой банковского процента. Однако при этом суд не учел, что ответчик не состоял с истцом в каких-либо отношениях и не пользовался его денежными средствами, в поль¬зовании ответчика находилась доля истца в виде имущественного пая. 9. При наличии вины обоих водителей — владельцев источников повышенной опасности суду следовало определить размер ущерба соразмерно степени виновности каждого из них Николаев обратился в суд с иском к АО «Тихвинская нефтебаза» и АО «Леннефтепродукт» о взыскании материального ущерба в связи с до¬рожно-транспортным происшествием в сумме 37 млн 956 тыс. 635 руб. и компенсации морального ущерба в сумме 5 млн руб., указывая, что 4.01.1996 г. он, управляя своей автомашиной «Опель-Омега», на подъеме дороги приступил к обгону автомашины ЗИЛ-130. За 1-3 м автомашина ЗИЛ-130 стала уходить влево, преграждая ему путь для обгона, пово¬ротные огни автомашины ЗИЛ-130 не горели. Произошло столкновение. Автомашина «Опель-Омега» врезалась в заднее левое колесо автома¬шины ЗИЛ-130. 23 мая 1997 г. суд вынес решение, которым отказал Николаеву в удов¬летворении его требований. Судебная коллегия отменила решение суда по следующим основаниям. Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, пришел к вы¬воду, что нарушение Николаевым п. 10.1 Правил дорожного движения находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями и причиненным ущербом. Однако в решении суда не дано какой-либо оценки другому участнику дорожно-транспортного происшествия — Данилову, управлявшему автомашиной ЗИЛ-130—бензовоз н/з 81-37 Л ЕМ, который тоже нарушил п.8.1, 8.5, 19.1 Правил дорожного движения и при соблюдении которых, согласно заключению автотехнической экспер¬тизы, имел возможность избежать столкновения. При наличии вины обоих водителей, владельцев источников повышенной опасности, суду следовало обсудить вопрос о размере ущерба соразмерно степени винов¬ности каждого из них, согласно ст. 1079 ГК РФ. Кроме того, АО «Тихвинская нефтебаза» является обособленным под¬разделением акционерного общества открытого типа «Леннефтепро¬дукт», однако суд в своем решении не указал, кто является надлежащим ответчиком по делу с учетом их юридического статуса. Рассмотрев данное дело единолично, суд нарушил ст. 6 и 113 ГПК РСФСР, так как согласие от представителя АО «Леннефтепродукт» на единоличное рассмотрение дело судьей не получено и такое право судом данному ответчику не разъяснялось. 10. Вознаграждение за использование рационализаторского предложения не является оплатой труда и не отнесено законом «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» (ст. 2) к объек¬там индексации Сафронов работал в ЗАО «Трест» заместителем генерального дирек¬тора по подготовке и организации строительного производства. Прика¬зом № 215-ЛС от 1.08.1997 г. он уволен с 29.07.1997 г. пост. 31 КЗоТ РФ. При увольнении ему не выплачено в полном объеме авторское вознаг¬раждение за использование рационализаторского предложения. Задол¬женность составила 58 млн 530 тыс. 127 руб. Эта сумма взыскана судеб¬ным приказом от 9 декабря 1997 г. Истец просит проиндексировать эту сумму и взыскать с ответчика 300 тыс. 315 руб. и произвести перерасчет отпускных и индексацию недополученных сумм, что составит за 1996 г. — 7тыс. 277 руб. 41 коп. и 4тыс. 502 руб. 50 коп., за 1997 г. — 4тыс. 3 руб. 90 коп. и 917 тыс. 92 руб. Решением Сосновоборского городского суда от 9 февраля 1998 г. иск удовлетворен частично в сумме 20 тыс. 592 руб. Судебная коллегия отменила решение, указав следующее: В соответствии со ст. 81' КЗоТ РФ индексация оплаты труда работ¬ников предприятий, учреждений, организаций производится в порядке, установленном Законом РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР». Однако суд не учел, что вознаграждение за использование рационализаторского предложения не является оплатой труда и не отнесено данным законом (ст. 2) к объектам индексации. Удовлетворяя требования о перерасчете заработка для оплаты отпус¬ков, суд указал, что согласно п. 10 Порядка исчисления среднего зара¬ботка в 1996 г. и Инструкции Госкомстата России от 10 июля 1995 г. № 89 авторское вознаграждение учитывается при исчислении среднего днев¬ного заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неисполь¬зованные отпуска. Однако при исчислении среднего заработка учитываются выплаты, включаемые в фонд заработной платы. Согласно п.38 Инструкции автор¬ские вознаграждения, выплачиваемые по договорам на создание, издание и иное использование произведений науки, литературы, искусства, изоб¬ретений, являются расходами, не относящимися к фонду заработной платы и выплатам социального характера. 11. Суду следовало истребовать все необходимые документы по вопросу сокращения численности работников и сделать достоверный вывод о том, имело ли место сокращение и были ли при этом соблюдены требования ст. 34, 35, 402 КЗоТ РСФСР Немыкин работал в АО «Автотранспортное предприятие №3» в долж¬ности контролера охраны с 27.06.95 г. Приказом № 50 от 01.11.96 г. уволен по основаниям п. 1 с.33 КЗоТ РСФСР — сокращение числен¬ности работников. Немыкин обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, так как сокращения численности или штата работников на предприятии не было, он был предупрежден об увольнении менее чем за 2 недели, не были учтены стаж его работы у ответчика, предпенсионный возраст, наличие у него 2-х иждивенцев, ему не была предоставлена другая работа, до его увольнения на предприятие принимались другие работники, незаконным увольнением ему причинен моральный вред, размер компенсации которого опре¬делен в 5000 р. Решением Выборгского городского суда от 04.03.98 г. в удовлетворении исковых требований отказано. Судебная коллегия отменила решение суда. Согласно п. 1 ст. 33 КЗоТ РСФСР трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, может быть расторгнут администрацией пред¬приятия, учреждения, организации в случае ликвидации предприятия, учреждения, организации, сокращения численности штата работников. При этом администрация предварительно обязана соблюдать тре¬бования ст. 34, 35, 402 КЗоТ РСФСР. Суду надлежало исследовать штатное расписание «АТП-3», истре¬бовать все необходимые документы по вопросу сокращения численности работников в 1996 г. и сделать достоверный вывод о том, имело ли место сокращение сотрудников охраны, в том числе должности Немыкина, и были ли при этом соблюдены требования ст. 34, 35, 402 КЗоТ РСФСР. Кроме этого, из имеющихся в деле справках о заработке Немыкина видно, что в августе 1996 г. его заработная плата была значительно меньше, чем в другие месяцы. Судом не выяснено, с чем связано данное обстоятельство, какое коли¬чество рабочих дней было им отработано в июле и августе 1996 г. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА 11РИМОРСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА2 12. Регистрация и снятие с регистрационного учета относятся к личным правам гражданина и не могут быть произведены по заявлению третьих лиц Атапович обратилась в суд с иском к Фукаловым об изменении дого¬вора найма жилого помещения в кв. 259, д. 15, по Серебристому бульвару и признании за ней и ее несовершеннолетней дочерью самостоятельного права пользования изолированной комнатой размером 10,01 кв. м. Одновременно истица просила обязать ответчиков не чинить ей с до¬черью препятствий к проживанию в спорной квартире. 15. Грижлашш не может быть признан утратившим право пользования жилым помещением в случае длительного отсутствия на спорной жилой площади по причинам, признанным судом уважительными Арделян Г.В. обратился в суд с иском к бывшей супруге Арделян О.В. о признании права на жилую площадь в кв. 31, д. 5, по ул. Маршала Но¬викова в Санкт-Петербурге. Решением суда от 10.04.1997 г. в иске отказано. При этом районный суд сослался на следующее. В соответствии со ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жи¬лище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Стороны - бывшие супруги, имеют несовершеннолетнюю дочь Ксению. В обоснование иска Арделян Г.В. ссылался нато, что после расторже¬ния брака 3 января 1991 г. ответчица с дочерью добровольно освободила жилую площадь и отсутствует свыше 6 месяцев без уважительных причин. При рассмотрении дела судом установлено, что в феврале 1991 г. истец зарегистрировал брак с Ушаковой, которая фактически вселилась в спор¬ную квартиру. В этом же году у них родился сын Роман, зарегистри¬рованный по месту жительства отца. К моменту расторжения брака у сторон сложились крайне неприяз¬ненные личные отношения. В 1991 г. ответчица обращалась в суд с иском к ответчику о нечинении ей с дочерью препятствий к проживанию в спорной квартире, который был удовлетворен судом. Однако, поскольку истец проживает на спорной жилой площади, представляющей собой две комнаты размером 10,8 кв. м и 9,2 кв. м с новой семьей, ответчица не могла поселиться с дочерью по месту регист¬рации по морально-этическим мотивам. Довод Арделян О. В. в этой час¬ти суд нашел убедительным. Суд обоснованно сослался также на то обстоятельство, что ни ответ¬чица, ни несовершеннолетняя дочь сторон не обеспечены другой жилой площадью. Оставляя решение без изменения, Судебная коллегия по граждан¬ским делам в определении от 25 сентября 1997 г. согласилась с доводами суда первой инстанции. 16. Проживание несовершеннолетнего ребенка в возрасте до 15 лет с одним из родителей не является основанием к признанию его утра¬тившим право на жилое помещение по месту регистрации Алексеевы обратились в суд с иском к Чупаеву о не возникновении у несовершеннолетней дочери ответчика Анастасии, рождения 1989 г., права на жилую площадь, ссылаясь на то, что девочка фактически проживаете отцом и приобрела право на жилую площадь по месту жите-льства последнего. Мать ребенка умерла в 1991 г. При рассмотрении дела судом установлено следующее. Чупаев состоял в зарегистрированном браке с Чупаевой, дочерью истцов, умершей в 1991 г. Местом жительства Чупаевой была зарегистрированная спорная жилая площадь - кв. 290, д. 22, корп. 1, по Серебристому бульвару в Санкт-Петербурге. По обоюдному решению родителей дочь Чупаевых -Анастасия - была зарегистрирована по месту жительства матери с мо¬мента рождения, в связи с чем у нее возникло право пользования спорной жилой площадью. То обстоятельство, что Чупаева при жизни имела право пользования жилым помещением, истцами в судебном заседании не оспаривалось При рассмотрении дела установлено также, что за два месяца до своей гибели Чупаева с дочерью фактически поселилась в спорной квартире и, таким образом, право Анастасии на жилую площадь было реализовано. Решением суда от 20.11.97 г. Алексеевым в иске было отказано. Оставляя решение районного суда без изменения, Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда указала, что Чупаева Анастасия приобрела равное с остальными проживающими в квартире лицами право пользования жилым помещением, поскольку по обоюдному ре¬шению родителей была зарегистрирована в спорной квартире, на кото¬рую мать ребенка имела право пользования. В соответствии со ст. 54 ЖК РСФСР на вселение к родителям несовершеннолетних детей согласия остальных членов семьи не требуется. Поскольку мать ребенка при жиз¬ни не была признана утратившей право на спорное жилое помещение, ее дочь также не утратила этого права. Проживание ребенка с отцом, занимающимся воспитанием дочери, не может быть признано неуважительной причиной ее отсутствия в спор¬ной квартире, поскольку отец не имеет прав пользоваться ею. Признание Чупаевой Анастасии утратившей право на жилую площадь по месту регистрации, противоречит ст. Конституции РФ, на что суд правильно указал в своем решении. 17. В соответствии со ст. 86 ЖК РСФСР договор найма жилого поме¬щения может быть изменен по требованию заинтересованной стороны при наличии состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением Суконкин П.И. обратился в суд с иском к Суконкиным об изменении договора найма жилого помещения в отдельной четырехкомнатной квартире 81, размером 57,8 кв. м,вд. 18, корп. 3, по пр. Авиаконструк¬торов и просил признать за ним самостоятельное право пользования комнатами размером 13,0 кв. м.и 17,4 кв. м., а за ответчиками с несовер¬шеннолетним сыном - право пользования комнатами размером 17,4 кв. м. и 10 кв. м. При этом истец ссылался на сложившийся у сторон порядок пользования жилым помещением. Ответчики иск не признали, заявили встречные требования к Суконкину П.И. об изменении договора жилищного найма и просили приз¬нать за ними с сыном право пользования тремя комнатами размером 17,4 кв. м., 17,4 кв. м., 10 кв. м., а за истцом - право пользования ком¬натой размером 13,0 кв. м. Решением суда от 3 сентября 1997 г. в удовлетворении как основного, так и встречного исков отказано. Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы Суконкина П.И., Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда в опреде¬лении от 27 ноября 1997 г. указала следующее. При рассмотрении дела судом первой инстанции установлено, что порядок пользования жилым помещением, по которому истец занимал бы две комнаты, на которые он претендует, между сторонами отсутствует. Из материалов дела следует, что при жизни жены Суконкина стороны совместно пользовались всей квартирой, вели общее хозяйство. После смерти Суконкиной В.И. истецзанимает комнату размером 13,0 кв. м., из-за пользования комнатой размером 17,4 кв. м. у сторон возникают конфликты. Истец самовольно поставил замок на эту комнату, и пре¬пятствует ответчикам пользоваться ею. Доказательств того, что у сторон при вселении состоялось соглашение о порядке пользования квартирой, истец суду не представил. Согласившись с выводом районного суда о том, что у сторон по делу отсутствует соглашение о порядке пользования жилым помещением. Судебная коллегия оставила решение суда первой инстанции без изменения. 18. Правовые последствия для наследников члена ЖСК в отношении квартир возникают лишь в случае предоставления при жизни насле¬додателю конкретного жилого помещения Решением Приморского районного суда п Санкт-Петербурга от 30.09.1996 г Федорову Н.П. отказано в удовлетворении иска о признании недействи¬тельным решения общего собрания членов ЖСК-1356 от 13.05.1995 г. об отказе в приеме его в члены ЖСК для получения двухкомнатной квартиры после смерти пайщицы Федоровой А.А. Оставляя названное решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу истца без удовлетворения, Судебная коллегия Санкт-Петербургского городского суда указала следующее. Федорова А.А., являясь участницей Великой Отечественной войны, была принята в члены ЖСК-1356 в 1989 г. В 1990 г. к ее учетному делу был подключен сын -Федоров Н.П. и им предполагалось предоставить двухкомнатную квартиру в этом ЖСК. 8 января 1994 г. Федорова А.А. умерла. Жеребьевка по распределению квартир в ЖСК-1356 состоялась в 1995 г., т. е. после смерти Федоровой А.А. Таким образом, при жизни Федоровой А.А. конкретное жилое поме¬щение - квартира - не была выделена. Отказывая Федорову Н.П. в удовлетворении исковых требований, районный суд правильно исходил из производности права истца на жилое помещение в ЖСК-1356 от права Федоровой А.А. Поскольку последней при жизни не была выделена конкретная квар¬тира, право на преимущественное вступление в члены ЖСК-1356 и предоставление квартиры в соответствии с его Уставом у Федорова Н. П. не возникло. Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении № 11 Пле¬нума Верховного Суда СССР от 11 октября 1991 г., правовые последствия для наследников члена ЖСК в отношении квартир возникают лишь в случае предоставления наследодателю при жизни конкретного жилого помещения. 19. Договор дарения квартиры признан судом недействительным, поскольку внесение паевого взноса в ЖСК лицом, не являющимся членом ЖСК, не порождает для него права собственности на жилое помещение Подоговору от26сентября 1991 г. Бертова Е.В. подарила Бертову А.В. кв. 118, д. 141, корп. 2, по Приморскому пр. в Санкт-Петербурге. Бертов А.В. зарегистрировал названный договор в установленном порядке. 29.02.92 г. Ивашкевич Е.А. подарила эту же квартиру Ивашкевичу А.И. Ивашкевич А.И. обратился в суд с иском к Бертовым о признании договора дарения квартиры недействительным, ссылаясь на то, что Бертова Е.В. не вправе была распоряжаться квартирой, поскольку у нее не возникло право собственности на нее. Бертов Е.В. заявил аналогичные требования к Ивашкевичам, ссы¬лаясь нате же обстоятельства. Удовлетворяя исковые требования Ивашкевича А.И. и отказывая в иске Бертову А.В., районный суд ссылался на следующее: Ивашкевич Е.А. являласьчленомЖСК-1318с 1989 г. Тогда же она внесла паевой взнос в ЖСК на получение трехкомнатной квартиры. В начале 1991 г. Ивашкевич Е.А. обратилась с заявлением в ЖСК об исключении ее из членов ЖСК и приеме в кооператив сына, Иваш¬кевича А.И., с переоформлением на него выделенной ей трехкомнатной квартиры. 20 мая 1991 г. собранием уполномоченных ЖСК- 1318iвопрос об исключении Ивашкевич Е.А. из членов ЖСК решен положительно. Вторая часть ее заявления — о приеме вместо нее в члены ЖСК сына, Ивашкевича А.И. — осталась нерассмотренной. Собранием уполномоченныхЖСК-1318 от 13 июня 1991 г. отдельная трехкомнатная квартира 118 была распределена Бертовой Е.В. как свободная. При этом в нарушение Устава ЖСК заявление Ивашке¬вича А.И. о приеме его в члены ЖСК собранием уполномоченных не рассматривалось. Распоряжением № 25 Главы Администрации Приморского района от 10.09.1991 г. решение собрания уполномоченных ЖСК-1318 от 20 мая 1991 г. и 13 июня 1991 г. отменены, как принятые в нарушение Устава ЖСК-1318. Таким образом, с этого времени Ивашкевич Е.А. была восстановлена в членах ЕСК-1318 и в последующем вопрос об ее исключении из членов ЖСК на повестку дня общего собрания либо собрания уполномочен¬ных, не выносился. В то же время Бертова Е.В. не была принята в члены ЖСК-1318. 23 декабря 1991 г. Ивашкевич Е.А. выдан ордер на жилое помещение, дающий право на вселение в кв. 118, д. 141, корп. 2 по Приморскому пр. в Санкт-Петербурге. В феврале 1992 г. Ивашкевич ЖА. полностью оплатила паевой взнос по кв. 118 и, в соответствии с Законом РФ «О собственности в РФ», у нее возникло право собственности на нее. 29 февраля 1992 г. Ивашкевич Е.А. произвела отчуждение квартиры, подарив ее сыну, Ивашкевичу А.И. Поскольку суд пришел к выводу о том, что Бертова Е.В. не была при¬нята в члены ЖСК-1318 в установленном порядке, внесение ею денежных сумм в погашение паевого взноса по кв. 118 не породило у нее права собст¬венности на квартиру, поскольку Закон РФ «О праве собственности в РФ» предусматривает возникновение такого права только у членов ЖСК. Кроме того, при рассмотрении дела судом были установлены обстоя¬тельства, свидетельствовавшие о том, что вопрос о приеме Бертовой Е.В. в члены ЖСК-1318 был поставлен на рассмотрение собрания упол¬номоченных в нарушение действовавшего в тот период законодательства. Установив, что у Ивашкевич Е.В. возникло право собственности на спорную квартиру с момента оплаты ею паевого взноса, суд признал все последующие действия Ивашкевич Е.В. по распоряжению квартирой соответствующими закону и удовлетворил исковые требования Иваш-кевича А.И. к Бертовым о признании сделки недействительной. Бертову А.В. в удовлетворении иска к Ивашкевичам отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, рассмотрев кассационную жалобу Бертова А.В., согла¬силась с доводами районного суда и определением от 19 июня 1997 г. оставила решение Приморского районного суда без изменения. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА СУДОВ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ 20. Наличие акта межведомственной комиссии о признании дома находя¬щимся в аварийном состоянии может служить основанием для отказа в приватизации жилого помещения, расположенного в этом доме Кошина Н.П. обратилась в суд с иском к Ботаническому институту им В.А. Комарова РАН об обязанности ответчика не чинить препятствий в приватизации квартиры. В обоснование иска Кошина сослалась на то, что спорное жилое помещение было предоставлено ее семье по ордеру 30.03.93 г. После получения квартиры она неоднократно обращалась к ответчику с заявлениями о приватизации занимаемого семьей жилья, однако каждый раз получала немотивированный отказ. Данный отказ, по мнению истицы, противоречит требованиям закона «О приватизации жилищного фонда в РФ». В ходе рассмотрения дела в качестве соистцов судом были привлечены дочери Кошиной — Кошина А.Н. и Кошина Т.Н. Решением Приозерского городского суда Ленинградской области от 20.10.97 г. исковые требования Кошиных были удовлетворены. Опреде¬лением Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 16.04.98 г. по кассационной жалобе ответчика ука¬занное решение было отменено. Судебная коллегия указала, что при разрешении дела суд первой инстанции исходил из того, что согласно техническому паспорту на дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое Кошиными, его износ составил 51%. Указанное обстоятельство, по мнению суда первой инстанции, при отсутствии иных ограничений, установленных законом, свидетельствовало о правомерности заявленных исковых требований. Вместе с тем, как следует из приобщенного к материалам дела акта межведомственной комиссии от 15.06.94 г., дом, в котором проживают Кошины, признан находящимся в аварийном состоянии и, в силу п. 1 ст. 4 закона «О приватизации жилищного фонда в РФ», при¬ватизации не подлежал. При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что выводы суда о возможности приватизации спорного жилого помещения нуждаются в дополнительной проверке. 21. Несоблюдение простой письменной формы сделки при передаче денежных средств лишает сторону права ссылаться в ее подтверж¬дение на свидетельские показания Симоненко обратилась в суд с иском к Абрамовой о признании не¬действительным договора купли-продажи квартиры отОЗ.06.96 г., указав, что ответчица не выплатила ей предусмотренную договором сумму - 8 млн 500 тыс. руб. В обоснование своих требований истец пояснила, что преду¬смотренную по указанному договору сумму ответчица должна была выпла¬тить до 15.09.96 г., однако этого не сделала, тем самым обманув ее и зло¬употребив ее доверием. Решением Приозерского городского суда от 20.11.97 г. Симоненко в иске было отказано. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 07.04.98 г. постановление суда первой инстанции было отменено в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств. Отказывая в иске, городской суд счел установленным, что передача указанной в договоре купли-продажи суммы состоялась, сославшись при этом на свидетельские показания. Вместе с тем Судебная коллегия отме¬тила, что право Симоненко на получение от Абрамовой денежной суммы было предусмотрено договором от 03.06.96 г. Договором не устанавли¬валось никаких дополнительных требований к форме указанной сделки и не предусматривалось последствий несоблюдения этих требований. В связи с этим, в соответствии с п. 1 ст. 160ГКРФ, к данной сделке при¬меняются правила п. 1 ст. 162 ГК РФ о лишении сторон права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания при несоблюдении ее простой письменной формы. Поэтому вывод городского суда о том, что передача указанной в договоре купли-продажи суммы состоялась, сделанный на основании свидетельских показаний, противоречит требованиям закона. При новом рассмотрении дела суду необходимо уточнить исковые требования Симоненко (из смысла заявленного иска следует, что фак¬тически истица ставит вопрос о расторжении договора в связи с неиспол¬нением его другой стороной) и разрешить спор в соответствии сост. 160 -162ГКРФ. 22. Доверенность лица на представление чьих-либо интересов в суде прекращается вследствие смерти лица, выдавшего доверенность Выборгский городской прокурор Ленинградской области обратился в суд с заявлением в интересах Романовой к Савенковой о признании недействительным договора купли-продажи квартиры. В обоснование своих требований прокурор указал, что спорная квартира принадлежала на праве собственности Романовой. 13.12.95 г. между Романовой и Савен¬ковой был заключен договор купли-продажи квартиры с условием по¬жизненного содержания продавца. Прокурор просил признать данный договор недействительным, поскольку после его заключения Савенкова фактически отказалась от его исполнения в части материального обес¬печения Романовой. Решением Выборгского городского суда Ленинградской области от 05.09.96 г. исковое заявление прокурора было удовлетворено, договор купли-продажи квартиры признан недействительным и стороны должны были быть приведены в первоначальное положение. Дополнительным решением суда от 22.05.97 г. с Савенковой была взыскана государствен¬ная пошлина в доход государства, а с Романовой — денежная сумма в пользу Савенковой. По кассационной жалобе ответчика Судебная кол¬легия по гражданским делам Ленинградского областного суда назван¬ное решение Выборгского городского суда отменила. В определении коллегии от 26.05.98 г. указано, что суд рассмотрел дело без участия Ро-мановой, чьи интересы по делу представляла по доверенности Бачек. В то же время из представленной городским архивом ЗАГС г. Петрозаводска Республики Карелия копии актовой записи о смерти № 1971 от 24.06.96 г. следует, что Романова умерла 24.06.96 г. в г. Петрозаводске, где она прожи¬вала с февраля того же года у Бачек. При вынесении решения по делу 05.09.96 г. Бачек не поставила в известность суд о том, что Романова умерла. В силу п. 6 ст. 188 ГК РФ действие доверенности прекращается вследствие смерти гражданина, выдавшего доверенность. При таких обстоятельствах суд не мог разрешить дело по иску в интересах Рома¬новой. Кроме того, разрешая вопрос о судебных расходах, суд постановил дополнительное решение по делу без участия всех лиц, участвующих в деле, а так же единолично, хотя в материалах дела отсутствуют сведения об извещении всех лиц и об их согласии на такой порядок разрешения дела. При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, было ли принято наследство после умершей Романовой, уточнить требования прокурора в связи со смертью истца и разрешить спор в соответствии с требованиями закона. 23. Арендатор не вправе расторгнуть договор аренды жилого помещения без согласия проживающих вместе с ним граждан v Храмайкова Г.Д. обратилась в суд с иском к Волоховой З.Н. и Волохову B.C. о выселении их из квартиры, а также к ОАО «Глинозем» о нечинении препятствий к проживанию в указанной квартире. В обоснование иска истица сослалась на то, что ее бывшему мужу — Храмайкову Е.В., работающему у ответчика, спорная квартира была предоставлена для проживания с семьей из трех человек, в том числе ее и их несовершен¬нолетнего сына, по договору аренды от 25.07.95 г. Вселившись в квартиру, они зарегистрировались по месту жительства, однако после распада семьи муж заставил ее вместе с ребенком выселиться из спорной квар¬тиры, асам в 1996 г. расторг договор аренды с ОАО «Глинозем», выселился из квартиры и снялся с регистрационного учета. Ответчик — ОАО «Гли¬нозем» предъявил встречный иск к Храмайковой о признании ее с несо-вершеннолетним ребенком утратившими право на жилую площадь в спорной квартире, в дальнейшем изменив предмет искового требования на их выселение. Решением Бокситогорского городского суда от 06.04.98 г. Храмай¬ковой отказано в удовлетворении иска, иск ОАО «Глинозем» был удов¬летворен. Решение суда было отменено определением Судебной кол¬легии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 30.04.98 г. по кассационной жалобе Храмайковой. Судебная коллегия посчитала, что суд, сославшись в решении на ст. 136 ЖК РСФСР, не мотивировал и не обосновал применение данной нормы права. Разрешая спор, суд, по мнению Судебной коллегии, не принял во внимание, что согласно дого¬вору аренды жилого помещения от 25.07.95 г., спорное жилое помещение было передано в аренду Храмайкову (и членам его семьи — Храмайковой и их несовершеннолетнему сыну). Срок действия договора был уста¬новлен на 5 лет — до 25.07.2000 г. В соответствии с п.6 названного договора его досрочное расторжение возможно при неисполнении дого¬ворных обязательств по требованию любой из сторон не позднее, чем через месяц после предупреждения, а также в случае увольнения арен¬датора из ОАО «Глинозем» по основаниям, предусмотренным дейст¬вующим трудовым законодательством, если ни один из членов семьи, с которыми может быть перезаключен договор, не работает в акционерном обществе. Храмайков из ОАО «Глинозем» не увольнялся. Суд названным обстоятельствам не дал надлежащей правовой оценки. Суду также следовало уточнить требования истицы, установив, к чему они сводятся по сути: к возобновлению договора аренды или признанию недействительным его расторжения, а так же ставится ли вопрос о недейст¬вительности договора аренды, заключенного с Волоховыми. При новом рассмотрении дела суду предложено разрешить спор с учетом указаний суда кассационной инстанции Однако суд первой инстанции не учел, что в соответствии со ст. 239 ГК РСФСР договор купли-продажи квартиры должен быть совершен в письменной форме, нотариально удостоверен и зарегистрирован мест¬ным органом власти. Как следует из материалов дела, доказательств соб¬людения сторонами формы сделки суду не было представлено. Несоб¬людение письменной формы сделки, в силу ст. 162 ГК РФ, влечет призна¬ние этой сделки недействительной. Вынося по делу новое решение о выселении Самедова и Аслановой с детьми из спорной квартиры, судебная коллегия указала, что Самедов не лишен возможности предъявить Ситникову исковые требования о возврате денежных сумм, полученных от него обманным путем. 26. Обязательство по продаже квартиры неправомерно признано судом недействительным вследствие нарушения прав других собственников Тарасов Ю.П. обратился в суд к Администрации муниципального образования «Всеволожский район» Чижову В.И., СпецРСУ № 4 и АООТ «Облремстрой» с иском об отмене постановления главы Администрации от 29.12.94 г., признании недействительными договоров, послуживших основанием для регистрации за Чижовым права собственности на кв. 33, расположенную в д. 19поул. Боровой, и признании за ним права собст¬венности на указанную квартиру. В обоснование своих требований Тарасов пояснил, что он является работником СпецРСУ № 4 и состоял в очереди на улучшение жилищных условий, предполагая получить квартиру на семью из 5 человек в жилом доме по ул. Боровой (д. 19). В 1993 г. администрация сообщила им, что бесплатно квартиры предоставляться не будут и работники должны оплатить стоимость строительства жилья по льготной цене. 25.08.93 г. Тарасов заключил договор со СпецРСУ № 4, согласно которому ответчик принял на себя обязательство по предоставлению ему двухкомнатной квартиры площадью 48,83 кв.м. в названном жилом доме с условием продажи Тарасовым ответчику однокомнатной квартиры площадью 37,88 кв. м., расположенной по адресу: г. Всеволожск, ул. Магистральная, д. 4, и перечислением на расчетный счет последнего разницы в стоимости квартир в сумме 453 тыс. 330 руб. Дополнительным соглашением от 24.09.93 г. СпецРСУ № 4 обязалось выделить Тарасову двухкомнатную квартиру № 33 в строящемся доме, частично оплатить ее стоимость в сумме 121 тыс. 134 руб., а Тарасов обязался перечислить на счет ответчика разницу между стоимостью квартиры и суммой, внесенной СпецРСУ № 4 по договору долевого участия в строительстве дома, заключенному с АООТ «Облремстрой», в размере 332 тыс. 196 руб. Соглашением от 27.06.94 г. СпецРСУ № 4 передало Тарасову права и обязанности доль¬щика по упомянутому договору долевого участия в строительстве дома, в котором располагается спорная квартира. При вселении в спорную квартиру истец установил, что ее площадь меньше той, что указана в договоре, и в силу этого отказался от продажи собственной однокомнатной квартиры, предложив ответчику оплатить стоимость спорной квартиры. Ответчик от предложенной оплаты отка-зался и заключил договор на передачу прав дольщика в отношении спор¬ной квартиры с Чижовым. 29.12.94 г. постановлением главы Админист¬р