Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №2 часть3

АРБИТРАЖНЫЕ СПОРЫ С УЧАСТИЕМ БАНКОВ-НЕРЕЗИДЕНТОВ В марте-июне 1998 г. Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Федеральным Арбитражным судом Северо-Западного округа были рассмотрены дела с участием банков-нерезидентов, оспаривавших решения Северо-Западного региональ¬ного центра Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю (далее — ФСВЭК) о взыскании в доход государства иностранной валюты, приобретенной банками-нерезидентами на внутреннем валютном рынке Российской Федерации, ввиду ничтожности совершенных ими сделок купли-продажи. Эти дела, ставшие предметом повышенного внимания общественности, — «дела прибалтийских банков» — представляют собой хорошую иллюстрацию к проблеме толкования актов валютного законодательства, в частности, к вопросу соотношения и взаимодействия понятий гражданского и административного (валютного, финансового и т. д.) законодательства. Фабула всех рассмотренных дел такова. Банки-нерезиденты, заключив с уполномоченными российскими банками договоры об открытии рублевых корреспондентских счетов, осуществляли на внутреннем валютном рынке Российской Федерации операции по покупке иностранной валюты (долларов США) с оплатой в российских рублях с указанных счетов (счетов «Лоро»)2. В своих решениях по результатам проверки деятельности банков-нерезидентов ФСВЭК признала совершенные ими сделки ничтожными, как не соответствующие требованиям нормативных правовых актов, регулирующих порядок совершения валютных операций на терри¬тории Российской Федерации. Так, абз. 15 п. 3 разд. IV Инструкции № 16 Банка России (в редакции от 08 июля 1996 г., действовавшей до 15 июля 1998 года) устанавливает правило, в соответствии с которым банком-нерезидентом за счет средств, поступивших на рублевые корреспондентские счета в уполномоченных банках Российской Федерации с 01 июня 1996 г., может быть куплена его национальная валюта либо та иностранная валюта, в которой открыт соответ¬ствующий корреспондентский счет уполномоченному банку Россий¬ской Федерации. Анализируя указанную правовую норму, ФСВЭК пришла к выводу, что, во-первых, открытие банком-нерезидентом корреспондентского счета в рублях в уполномоченном российском банке должно сопровождаться открытием уполномоченному россий¬скому банку корреспондентского счета в валюте в данном банке-нерезиденте и, во-вторых, банк-нерезидент имеет право приобретать только ту иностранную валюту, в которой уполномоченному россий-скому банку открыт корреспондентский счет в данном банке-нерезиденте. Следовательно, приобретение иностранной валюты при отсутствии валютного корреспондентского счета или приобретение иностранной валюты иной, чем та, в которой открыт такой счет, является нарушением законодательства Российской Федерации, влекущим на основании ст. 2 и 14 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» такие правовые последствия, как признание совершенных сделок недействительными и взыскание всего получен¬ного по ним в доход государства. Банки-нерезиденты оспорили решение ФСВЭК, сославшись на буквальное толкование той же самой правовой нормы, установленной аб. 15 п. 3 р. IV Инструкции № 16 Банка России. По мнению истцов, указанная норма не ставит возможность приобретения банком- нерезидентом иностранной валюты в зависимость от наличия у уполномоченного банка-резидента корреспондентского счета в той же иностранной валюте, открытого в данном банке-нерезиденте, и устанавливает для банка-нерезидента единственную обязанность, а именно — иметь открытый любому из уполномоченных российских банков корреспондентский счет в соответствующей иностранной валюте. Рассмотрение возникших арбитражных споров потребует от нас ретроспективного анализа валютного законодательства, так как ФСВЭК проводила проверку деятельности банков-нерезидентов за период с 01 июня 1996 г. по 31 июля 1997 г. В указанный период времени порядок совершения операций купли-продажи иностранной валюты банками-нерезидентами регламентировался Законом РФ от 09 октября 1992 г. «О валютном регулировании и валютном контроле», Инструкцией Банка России от 16 июля 1993 г. № 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации», а также Инструкцией Банка России от 29 июня 1992 г. № 7 «О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организа¬циями части валютной выручки через уполномоченные банки Российской Федерации и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации». Статьи 7 и 8 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» определяют, соответственно, что нерезиденты могут иметь счета в иностранной валюте и в валюте Российской Федерации в уполномоченных банках и что нерезиденты имеют право приобретать иностранную валюту за валюту Российской Федерации. При этом порядок открытия и ведения счетов нерезидентов и порядок приобретения ими иностранной валюты за рубли устанавливается Банком России. Под уполномоченным банком для целей валютного регулирования и валютного контроля Закон понимает такой банк, который получил лицензию Банка России на проведение валютных операций (п. 11 ст. 1). Таким образом, в Законе имеет место отсылочная норма, которая делегирует Банку России право издавать нормативные правовые акты по вопросам валютного регулирования и валютного контроля в части, касающейся определения порядка открытия и ведения счетов нерезидентов и приобретения ими иностранной валюты. Во исполнение Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» Банк России издал Инструкцию № 16, в которой определил порядок открытия и режим счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации, и Инструкцию № 7, где установил порядок приобретения иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Российской Федерации. Инструкция № 16 устанавливала, что в валюте Российской Федерации банкам-нерезидентам могут быть открыты только счета типа «Т» (п. 1.2 разд. II), т. е. такие корреспондентские счета, через которые осуществляются расчеты, предусмотренные режимом счетов типа «Т» (абз. 2 п. 1.3 разд. II). Режим счетов типа «Т» допускал для банков-нерезидентов приобретение иностранной валюты за российские рубли (см. цитированный выше абз. 15 п. 3 разд. IV Инструкции № 16). Порядок открытия счетов нерезидентам, определенный разд. Ill Инструкции № 16, не говорил ничего относительно необходимости открытия банком-резидентом корреспондентского счета в ино¬странной валюте в банке-нерезиденте, открывающем в уполно¬моченном банке рублевый корреспондентский счет. Пункт 4 разд. III Инструкции № 16 определял договорный характер отношений уполномоченного российского банка и его клиента и квалифицировал заключаемый между ними договор как договор банковского счета. В указанный период времени (01 июня 1996 г. — 31 июля 1997 г.) уже действовала Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащая гл. 45 «Банковский счет». В указанной главе нет указаний на обязательное открытие банками счетов друг у друга одновременно при установлении корреспондентских отношений между банками. Нет таких указаний и в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности»: ст. 30 Закона говорит о договорном характере отношений между кредитными организациями, а также о праве клиентов кредитных организаций открывать необходимое им число банковских счетов. Таким образом, необходимость открытия корреспондентскою счета уполномоченным российским банком в ответ на открытие корреспондентского счета банком-нерезидентом, говорили ФСВЭК, не является основанной на нормах законодательств Российской Федерации. Суды первой инстанции обосновывали спои решения именно этим фактом, указывая, что ответчики (ФСВ')К и органы налоговой полиции. — И. К.) дают неверное толкование положения п. 3 разд. 1У Инструкции Банка России № 16 и, следовательно, делают неправильный вывод о том, что банк-нерезидент может покупать только ту иностранную валюту, в которой открыт соответ¬ствующий корреспондентский счет уполномоченному банку РФ в данном банке-нерезиденте. Более того, необходимость открытия банком-нерезидентом корреспондентского счета вне зависимости от его воли, всего лишь в силу открытия у него корреспондентского счета банком-нерезидентом, противоречит таким принципам гражданского законодательства, как свобода договора, самостоятельность субъектов права приобретать и осуществлять гражданские права своей волей и в своем интересе, возможность ограничения гражданских прав только федеральным законом и только в строго определенных им случаях (ст. 1 ГК РФ). Суды кассационной инстанции заняли различные позиции по рассматриваемым делам: дважды решения судов первой инстанции были признаны законными и обоснованными и в единственном деле кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции. Аргументация судов кассационной инстанции в первом случае в своем существе не отличается от мнения судов первой инстанции: Инструкция № 16 не устанавливает для уполномоченного российского банка обязанности иметь корреспондентский счет в иностранной валюте в банке-нерезиденте и, следовательно, не ставит возможность приобретения банком-нерезидентом иностранной валюты в зависимость от наличия такого счета именно в данном банке-нерезиденте. Дополнительно кассационная инстанция указала, что термин «соответствующий счет» относится к виду валюты, так как конструкция им не указанной нормы Инструкции № 16 содержит слова «... та иностранная валюта, в которой ...» и не определяет, в каком именно банк -нерезиденте должен быть открыт корреспондентский счет уполномоченному российскому банку. Расчеты между банками могут осуществляться как через корреспондентские счета, открытые 11с посредственно ими друг у друга, так и через систему корреспондентских счетов, открытых в других банках. Таким образом, единственным пишем приобретения иностранной валюты банком-нерезидентом бы ю признано наличие у него корреспондентского счета любого российского банка в такой валюте. Под счетами «Ностро» кассационная инстанция посчитала необходимым понимать счета данной кредитной организации у банков-корреспондентов, на которых отражаются взаимные платежи. Такое решение кассационной инстанции вызывает существенные возражения, в том числе по той причине, что состав суда, принявший это решение, позднее (по другому из рассматриваемых нами здесь дел) принял решение в пользу банков-нерезидентов, т. е. совершенно противоположное. Возражения против решения кассационной инстанции мы обосновываем тем, что логика его мотивировочной части содержит один существеннейший изъян: необходимость открытия уполномочен¬ным российским банком корреспондентского счета в иностранной валюте в банке-нерезиденте одновременно, в ответ на открытие банком-нерезидентом рублевого корреспондентского счета в уполно¬моченном российском банке, принимается как данность, не подлежащая ни оспариванию, ни доказыванию. Суд не счел необходимым дать ссылку на соответствующий правовой акт, в котором устанавливалась бы такая обязанность для банка-резидента. Все дальнейшее построение мотивировочной части решения основано именно на указанной ошибочной посылке. Единственное объяснение, которое могло бы в минимальной степени прояснить точку зрения суда, состоит в том, что суд воспринял слишком буквально наименования счетов: «Лоро» — «их счет у нас» и «Ностро» — «наш счет у них». Корреспондентский счет, открытый, например, банком-нерезидентом в уполномоченном российском банке, именуется одновременно счетом «Лоро» (так его именует российский банк) и счетом «Ностро» (так его именует банк-нерезидент) , однако это не означает ни наличия двух корреспондентских счетов, ни тем более необходимости открытия российским банком своего корреспондентского счета в банке-нерезиденте. Приходится с огорчением констатировать, что справедливость в последнем случае не восторжествовала: Высший Арбитражный Суд не нашел оснований для пересмотра дела в порядке надзора. Итак, подводя итоги сказанному выше, можно сделать вывод, что арбитражные суды иногда необоснованно не принимают во внимание нормы гражданского законодательства. Это касается в первую очередь тех случаев, когда необходима квалификация совершенной сделки (заключенного договора, правоотношений сторон). Действительно, ст. 2 ГК РФ говорит о том, что гражданское законодательство применяется к отношениям, основанным на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников и, напротив, к отношениям, основанным на властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство, по общему правилу, не применяется. Но в рассматриваемых делах гражданское законо¬дательство подлежало применению именно к отношениям между банками как равноправными, организационно и имущественно независимыми субъектами права. Гражданское законодательство определяет правовой режим отношений между банком и его клиентом как диспозитивный, т. е. оставляет на усмотрение сторон вопрос открытия или воздержания от открытия банковского счета (совершения или воздержания от совершения сделки). Административное (финансовое и иное) законодательство может при этом определять специальные условия совершения сделок по открытию банковских счетов и проведению расчетов по ним постольку, поскольку это имеет отношение к вопросам валютного регулирования и валютного контроля, т. е. публично-правовым вопросам. В нашем случае административное законодательство (Инструкция № 16) определяет требования, предъявляемые к уполномоченному банку, его клиенту, перечень документов, необходимых для открытия счета, круг возможных операций по счету, т. е. регулирует те отношения, которые не отвечают признакам гражданских правоотношений. На этом основании применять Инструкцию № 16 к отношениям банка и его клиента по поводу заключения или, напротив, отказа от заключения договора банковского счета и тем более толковать ее так, как это было сделано кассационной инстанцией в последнем рассмотренном деле, представляется необоснованным. ПИСЬМО ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 26 февраля 1999 года «Об отсутствии оснований для принесения протеста» {Извлечение) Заявление АО «Эра банк» о принесении протеста на постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 мая 1998 года по делу № А56-1542/98 рассмотрено в соответствии со статьей 185 АПК РФ. В результате ознакомления с материалами дела установлено, что оснований для принесения протеста не имеется. РЕШЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО (УДА города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03 марта 1998 года по делу № А56-1542/98 (Извлечение) Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассмотрел в судебном заседании дело № А56-1542/98 по иску АО «Эра банк» к Северо-Западному региональному центру Феде¬ральной службы России по валютному и экспортному контролю (далее — ФСВЭК) с участием Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу в качестве третьего лица о признании недействительным решения ФСВЭК о взыскании в доход государства всего полученного по недействительным сделкам. Требования истца признаны судом подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с действующим законодательством нерезиденты имеют право приобретать иностранную валюту через уполномоченные российские банки. Согласно п. 3 разд. IV Инструкции № 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» банком- нерезидентом за счет средств, поступивших на рублевые корреспондентские счета в уполномоченных банках Российской Федерации с 01 июня 1996 г., может быть куплена его национальная валюта либо та иностранная валюта, в которой открыт соответствующий корреспондентский счет уполномоченному банку Российской Федерации. Из изложенного следует, что нерезиденты имеют право приобретать в любом уполномоченном банке Российской Федерации ту иностранную валюту, в отношении которой он имеет корреспондентские счета. Мнение ответчика о том, что в банке-нерезиденте должен быть открыт корреспондентский счет «Ностро» в такой же валюте именно тому российскому банку, через который производится покупка иностранной валюты банком-нерезидентом на российском рынке, является не основанным на каких-либо нормативных актах. Поэтому суд не усматривает нарушения истцом п. 3 разд. IV Инструкции № 16 и считает, что истец имеет право приобретать в России иностранную валюту за валюту Российской Федерации через любой уполномоченный российский банк с уплатой стоимости покупки через корреспондентские счета, открытые в предусмотренном законодательством порядке. Сделки, совершенные истцом, по приобретению иностранной валюты, не являются ничтожными, так как совершены в соответствии с п. 2 ст. 8 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» в порядке, установленном Банком России Инструкцией № 16, через уполномоченный банк. Следовательно, неправомерно вынесение решения о взыскании с АО «Эра банк» всего полученного по сделкам купли-продажи иностранной валюты. Руководствуясь ст. 124—127, 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил: признать недействительным решение ФСВЭК. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 18 мая 1998 года но делу № А56-1542/98 (Извлечение) Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Северо-Западного регионального центра Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю (далее — ФСВЭК) и Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу (далее — ФСНП) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03 марта 1998 года по делу № А56-1542/98 по иску АО «Эра банк» о признании недействи¬тельным решения ФСВЭК о взыскании в доход государства всего полученного по недействительным сделкам. Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб и доводы, изложенные в отзыве, выслушав представителей сторон, проверил законность обжалуемого судебного акта. Ответчиком была проведена выборочная проверка, по результатам которой составлен акт, согласованный с третьим лицом. В ходе проверки установлено, что истец осуществляет деятельность через свой корреспондентский счет, открытый в Санкт-Петербургском филиале КБ «Межкомбанк» на основании соглашения о корреспондентских отношениях с открытием счета «Лоро» в иностранной валюте и договора об открытии рублевого корреспондентского счета. За счет средств, поступивших на рублевый корреспондентский счет за период с 01 июня 1996 г. по 31 июля 1997 г., истец осуществил операции по покупке иностранной валюты. По мнению ответчика, операции по покупке валюты были совершены с нарушением Инструкции Банка России № 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» и Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». На основании акта проверки ответчиком принято решение о взыскании в доход государства всего полученного истцом по недействительным сделкам. В соответствии с п. 2 ст. 8 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» нерезиденты имеют право продавать и покупать иностранную валюту за валюту Российской Федерации в порядке, устанавливаемом Банком России. Согласно п. 2 ст. 2 указанного Закона порядок приобретения и использования в Российской Федерации валюты Российской Федерации нерезидентами устанавливается Банком России в соответствии с законами Российской Федерации. На основании данной нормы Банком России издана Инструкция от 16 июля 1993 г. № 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации». Пунктами 1 и 2 разд. 1 указанной Инструкции установлено, что лица, признанные нерезидентами, открывают в уполномоченных банках Российской Федерации счета в рублях в случаях и порядке, устанавливаемых Банком России. Как следует из договора об открытии корреспондентского счета, КБ «Межкомбанк» открыл истцу рублевый корреспондентский счет типа «Т». Открытый истцу рублевый корреспондентский счет типа «Т» именуется в банковской терминологии счетом «Лоро». Открытие счета «Лоро» истцу в КБ «Межкомбанк» должно сопровождаться и предполагает открытие счета «Ностро» КБ «Межкомбанк» у истца. Как следует из справки КБ «Межкомбанк», он не открывал счет «Ностро» в АО «Эра банк». Согласно п. 3 разд. IV Инструкции № 16 банком — нерезидентом за счет средств, поступи¬вших на рублевые корреспондентские счета в уполномоченных банках Российской Федерации с 01 июня 1996 г., может быть куплена его национальная валюта либо та иностранная валюта, в которой открыт соответствующий корреспондентский счет уполномоченному банку Российской Федерации. Из смысла указанной нормы следует, что истец как банк — нерезидент мог за счет средств, поступивших на его рублевый корреспондентский счет с 01 июня 1996 г., покупать свою национальную валюту либо иностранную валюту, в которой открыт счет «Ностро» уполномоченному банку (в данном случае — КБ «Межкомбанк») у истца. При указанных обстоятельствах правомерным является вывод ответчика о нарушении истцом п. 2 ст. 8 и п. 2 ст. 2 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле», а так же признание указанных сделок недействительными на основании п. 4 ст. 2 указанного Закона с привлечением истца к ответственности, предусмотренной подпунктом «а» п. 1 ст. 14 указанного Закона. Следовательно, у суда отсутствовали основания для признания недействительным решения ответчика по указанным основаниям. На основании изложенного, руководствуясь ст. 174, 175 (п. 2) Арбитражного процессуального кодекса, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03 марта 1998 г. по делу № А56-1542/98 отменить, в иске отказать. РЕШЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06 апреля 1998 года по делу № А56—3241/98 (Извлечение) Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области рассмотрел в судебном заседании дело № А56-3241/98 по иску АО «Айзкрауклес банк» к Северо-Западному региональному центру Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю (далее — ФСВЭК) с участием Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу в качестве третьего лица о признании недействительным решения ФСВЭК о взыскании в доход государства всего полученного по недействительным сделкам. Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения сторон, суд не нашел оснований для признания сделок по покупке иностранной валюты не соответствующими требованиям Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». АО «Айзкрауклес банк» осуществляло свою деятельность на территории Российской Федерации через корреспондентские счета, открытые в КБ «Балтийский банк» в рублях и иностранной валюте. КБ «Балтийский банк» является в соответствии с Законом РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» уполномоченным банком, так как имеет лицензию Банка России на проведение валютных операций. Истец осуществлял сделки по покупке иностранной валюты в соответствии с: — Инструкцией Банка России № 16 от 16 июля 1993 г. «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации», согласно п. 3 разд. IV которой банком-нерезидентом за счет средств, поступивших на рублевые корреспондентские счета в уполномоченных банках Российской Федерации с 01 июня 1996 г. может быть куплена его национальная валюта либо та иностранная валюта, в которой открыт соответству¬ющий корреспондентский счет уполномоченному банку Российской Федерации; — Инструкцией Банка России № 7 от 29 июня 1992 г. «О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, органи¬зациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации», которой установлен порядок покупки и продажи иностранной валюты: нерезиденты имеют право покупать без специальных разрешений Банка России и без указания целей покупки иностранную валюту на внутреннем валютном рынке Российской Федерации через уполномоченные банки за счет средств на тех своих рублевых счетах, открытых в уполномоченных российских банках в установленном Банком России порядке, режим которых позволяет осуществлять операции по покупке иностранной валюты за рубли. Ответчики дают неверное толкование положения п. 3 разд. IV Инструкции Банка России № 16 и, соответственно, делают неправильный вывод о том, что «банк-нерезидент может покупать только ту иностранную валюту, в которой открыт соответствующий кор¬респондентский счет уполномоченному банку Российской Федерации в данном банке-нерезиденте». Инструкция Банка России № 16 не ставит возможность продажи и покупки валюты в зависимость от наличия у уполномоченного банка корреспондентского счета в той же валюте в банке-корреспонденте. Положение пункта 3 разд. IV Инструкции Банка России № 16 предусматривает единственное ограничение при совершении сделки купли-продажи валюты — это наличие лицензии у банка на осуществление операций в конкретной валюте. На основании вышеизложенного суд считает требования истца обоснованными и подлежащими удовлетворению. Руководствуясь ст. 93,124-127,132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил: признать недействи¬тельным решение ФСВЭК. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА от 29 июня 1998 года по делу № А56-3241/98 (Извлечение) Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа рас¬смотрел в судебном заседании кассационные жалобы Северо-Западного регионального центра Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю (далее — ФСВЭК) и Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Санкт-Петербургу (далее — ФСНП) на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 6 апреля 1998 г. по делу № А56-3241/98 по иску АО «Айзкрауклес банк» о признании недействительным решения ФСВЭК о взыскании в доход государства всего полученного по недействительным сделкам. Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, установил следующее. В результате проведенной ФСВЭК и ФСНП проверки было установлено, что АО «Айзкрауклес банк» за счет средств, поступивших на его рублевый корреспондентский счет в КБ «Балтийский банк» за период с 01 июня 1996 г. по 31 июля 1997 г., осуществил операции по покупке иностранной валюты, при этом счет «Ностро» в иностранной валюте уполномоченному банку согласно Инструкции № 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» открыт не был, чем, по мнению проверяющих, истец нарушил п. 2 ст. 8 и п. 2 ст. 2 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». По результатам проверки ФСВЭК вынесено решение о взыскании с АО «Айзкрауклес банк» в доход государства всего полученного по недействительным в силу указанного Закона сделкам. В соответствии со ст. 7 указанного Закона нерезиденты могут иметь счета в иностранной валюте и в валюте Российской Федерации в уполномоченных банках. Порядок открытия и ведения уполно¬моченными банками счетов нерезидентов в иностранной валюте и в валюте Российской Федерации устанавливается Банком России. Нерезиденты имеют право продавать и покупать иностранную валюту за валюту Российской Федерации в порядке, устанавливаемом Банком России, через уполномоченные банки (п. 2 ст. 4, п. 2 ст. 8 Закона). Согласно Инструкции Банка России № 7 от 29 июня 1992 г. «О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации» иностранная валюта может быть куплена и продана на внутреннем валютном рынке Российской Федерации через уполно¬моченные банки с учетом требований указанной Инструкции. Нерезиденты имеют право покупать без специального разрешения Банка России и без указания целей покупки иностранную валюту на внутреннем валютном рынке Российской Федерации через уполно¬моченные банки за счет средств на своих рублевых счетах, открытых в уполномоченных банках, в установленном Банком России порядке, режимы которых позволяют осуществлять операции по покупке иностранной валюты за рубли (п. 20 Инструкции № 7). Как следует из материалов дела и объяснений представителей ответчика и третьего лица, открытие вышеуказанных счетов банку-нерезиденту в уполномоченном банке не противоречит действующему валютному законодательству, каких-либо нарушений при их открытии банку-нерезиденту проверкой не установлено. Согласно п. 3 «к» разд. IV Инструкции № 16 банком-нерезидентом за счет средств, поступивших на рублевые корреспондентские счета в уполномоченных банках Российской Федерации с 01 июня 1996 г., может быть куплена его национальная валюта либо та иностранная валюта, в которой открыт соответствующий счет уполномоченному банку Российской Федерации. Из содержания указанного пункта не усматривается, что соответствующий счет должен быть открыт КБ «Балтийский банк» в АО «Айзкрауклес банк» в рамках корреспо¬ндентских отношений между ними, как считают ответчик и третье лицо. Указывая на нарушение п. 2 ст. 2 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле», ответчик и третье лицо ни в акте проверки, ни в решении не указали закон, нарушаемый нерези¬дентами, как указано в п. 2 ст. 4 Закона, что не позволяет суду дать правовую оценку действиям банка-нерезидента по совершенным сделкам. Инструкция № 16 однозначно не определяет правила, которыми должны руководствоваться нерезиденты в своей деятель¬ности на российском рынке. Единственное требование валютного законодательства — приобретение иностранной валюты нерезидентом только через уполномоченный банк Российской Федерации — истцом выполнено. Не открытие соответствующего счета банком Российской Федерации на территории государства банка-нерезидента не может явиться причиной применения ответственности к истцу в связи с вышеизложенным. Суд кассационной инстанции полагает, что решение, принятое по материалам проверки, обоснованно признано судом первой инстанции недействительным, так как контролирующим органом не указана норма, которой противоречили бы действия банка-нерезидента. На основании изложенного, руководствуясь ст. 174, п. 1 ст. 175 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленин¬градской области оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения. ОБЗОРЫ. РЕКОМЕНДАЦИИ. КОММЕНТАРИИ Обзор кассационной практики Судебной коллегии Санкт-Петербургского городского суда по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних за 1998 г. В 1998 г. Судебной коллегией по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних рассмотрено в кассационном порядке 249 дел (464 чел.), что на 2 дела и 74 чел. больше, чем в 1996 г. Отменено 9 приговоров, в том числе: с направлением дела на новое расследование — 3 и с направлением дела на новое судебное рассмотрение — 6. Частично отменены с прекращением производства по делу 4 приговора. Наибольшее количество приговоров отменено в Петроградском (5), Выборгском (3) районных судах. За истекший период не имели отмен приговоров 15 районных судов. Судебной коллегией в кассационном порядке были изменены 82 приговора: с изменением квалификации, из них: со смягчением наказания — 13; без снижения наказания — 9; со смягчением наказания — 10 приговоров. Кроме того, в приговоры были внесены прочие изменения, не учитывающиеся стат. отчетностью. 1. Отмена приговоров ввиду нарушения требований ст. 20 УПК РСФСР В соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР суд, прокурор и следователь обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, при этом закон обязывает всесторонне исследовать данные о личности обвиняемого, подсудимого. Неполнота и односторонность предварительного и судебного следствия, выразившиеся в поверхностном исследовании данных о личности обвиняемого и подсудимого, повлекшие нарушение права на защиту, послужили основанием к отмене приговора с направлением дела на новое расследование. Красносельский районный суд по делу Цаплева, осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ, не назначил судебно-медицинскую экспертизу для установления механизма образования телесных повреждений и степени их тяжести у потерпевшего Якутенко, поверхностно и неполно допросив его, не выяснил причины противоречий в показаниях потерпевшего в процессе предварительного и судебного следствия. Не дал суд и соответствующей оценки показаниям потерпевшего Якутенко в совокупности с другими, имеющимися в деле доказатель¬ствами. Указанные нарушения уголовно-процессуального закона привели к тому, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. На основании п. 1 и 2 ст. 342 УПК РСФСР приговор суда отменен и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В связи с неполнотой судебного следствия был отменен приговор Петроградского районного суда в отношении Газарьянца, Захарова и Федорова, осужденных по п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158, кроме того Газарьянца и Федорова по ст. 30, ч. 2 п. «а», «б», «в», «г» ст. 158 УК РФ. Дело рассмотрено в отсутствие свидетелей и потерпевших, не выяснены причины их неявки. Отсутствуют и данные о том, что они надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения уголовного дела. Изложенное свидетельствует об односторонности и неполноте судебного следствия, вследствие чего выводы суда о переквалификации действий подсудимых нельзя признать обоснован¬ными, поскольку не были допрошены потерпевшие и свидетели, показания которых имели существенное значение для выводов суда о виновности или невиновности подсудимых и квалификации их действий. В силу изложенного в соответствии с п. 1 и 2 ст. 342 УПК РСФСР приговор отменен, дело направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение. По аналогичным основаниям отменен приговор Петроградского районного суда в отношении Лебедева, осужденного по п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. В связи с неполнотой предварительного и судебного следствия Судебной коллегией отменен приговор Петроградского районного суда в отношении Шиятенко, осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Органы предварительного расследования предъявили обвинение с нарушением требований ст. 144 УПК РСФСР и не в соответствии с полученными по делу доказательствами. Суд не принял мер по устранению нарушений, допущенных органами расследования. Сформулировав в общем виде обвинение, суд не указал, какие конкретно действия им совершены, не привел мотивов исключения из обвинения действий, которые, по мнению органов расследования, совершены лично Шиятенко. Также следствием и судом надлежащим образом не установлена личность потерпевшего, который, согласно материалам дела, незаконно находился на территории Российской Федерации. Сам потерпевший в судебном заседании допрошен не был, хотя его показания имеют существенное значение для дела. 2. Отмена приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела (п. 2 ст. 342, ст. 344 УПК РСФСР) Судебной коллегией отменен приговор Выборгского районного суда в отношении Новикова и Федорова, а дело направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение. Рассматривая дело в отношении несовершеннолетних, суд допустил существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильно применил уголовный закон, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В нарушение ст. 35 УПК РСФСР уголовное дело в отношении несовершеннолетнего судьей рассмотрено единолично. Как видно из материалов дела, Новиков и Федоров обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 206 УК РСФСР, а именно в том, что 19 марта 1996 г., около 18 часов, во дворе д. 20, корп. 2, по Тихорецкому пр. Санкт-Петербурга, находясь в состоянии опьянения, из хулиганских побуждений подошли к потерпевшему Болатаеву и стали избивать его кулаками и ногами по лицу и телу, причинив менее тяжкие телесные повреждения. Переквалифицируя действия Новикова и Федорова с ч. 2 ст. 206 УК РСФСР нач. 1 ст. 213 УК РФ, суд по существу не дал юридической оценки их действиям и не определил степень тяжести деяния в части причинения потерпевшему телесных повреждений, что свидетель¬ствует о неправильном применении судом уголовного закона. Заключение судебно-медицинского эксперта свидетельствует о причинении потерпевшему вреда средней тяжести, в связи с чем преступные действия Новикова и Федорова не охватываются составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ. Применяя ст. 76 УК РФ, ст. 9 УПК РСФСР, суд не учел, что освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, если совершено преступление небольшой тяжести, возможно при наличии примирения и возмещения ущерба потерпевшему. По делу установлено, что потерпевший не только не заявлял о примирении с подсудимыми, но в деле имеется его гражданский иск, который не разрешен судом. Данные обстоятельство говорит об отсутствии примирения по делу. Изложенное также свидетельствует о неправильном применении уголовного закона. Выводы суда признаются несоответствующими фактическим обстоятельствам дела, если не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Также Судебная коллегия не усмотрела в действиях осужденных приговором Калининского районного суда Соколовой, Петроканской, Вересова необходимых элементов состава хулиганства — ст. 213 УК РФ — применения насилия к гражданам либо угрозы его применения, а равно уничтожения или повреждения чужого имущества. Приговор в части осуждения Соколовой, Петроканской и Вересова по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ отменен и дело в этой части прекращено за отсутствием состава преступления. 3. Отмена приговоров ввиду существенного нарушения норм уголовно-процессуального закона Судебной коллегией отменен приговор Петроградского районного суда в отношении Щукина в связи с не утверждением обвинительного заключения прокурором согласно ст. 213 и 214 УПК РСФСР. Так как обвинительное заключение не подписано, то и вопросы, подлежащие разрешению прокурором по делу, поступившему с обвинительным заключением, не были проверены, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Судебная коллегия отменила приговор Выборгского районного суда в отношении Праздничнова в связи с нарушением судом требований ст. 47 и 276 УПК РСФСР. Подсудимый Праздничное заявил ходатайство о допуске Лебедевой О.Н. в суд в качестве защитника, направленного обществен¬ным объединением РОСС. Ходатайство было вызвано тем, что подсудимый считал недостаточной защиту его интересов защитником, предоставленным в порядке ст. 49 УПК РСФСР. Суд при разрешении ходатайства не учел, что согласно ст. 47 УПК РСФСР к участию в деле по определению суда в качестве защитников могут быть допущены «и другие лица». Суд не выяснил обстоятельства, связанные с заявленным ходатайством, не уточнил, в каком качестве просит подсудимый допустить Лебедеву О.Н. При таких обстоятельствах права Праздничнова на защиту были нарушены. Изменение приговоров Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела привело к изменению приговора суда. Выборгский суд в приговоре в отношении Семенова и Варламова пришел к неправильному выводу о совершении Варламовым и Семеновым разбойного нападения с целью хищения чужого имущества. Суд не доказал умысел на присвоение и обращение осужденными в свою собственность имущества, взятого в квартире потерпевших. Объективных доказательств, свидетельствующих, что Варламов и Семенов имели цель присвоить изъятое имущество, у суда не имелось. Поэтому Судебной коллегией действия осужденных Варламова и Семенова переквалифицированы с п. «а», «в», «п> ч. 2 ст. 162 УК РФ на ст. 200, 207 УК РСФСР с изменением наказания: вместо лишения свободы назначены исправительные работы по месту работы с удержаниями из заработка. В соответствии со ст. 15, 78', 94 УК РФ, п. 4 ст. 5 УПК РСФСР Варламов и Семенов от наказания были освобождены. При осуждении лица за кражу, совершенную до вынесения первого приговора за аналогичное деяние, Выборгский районный суд в приговоре необоснованно признал наличие в действиях данного лица неоднократности преступлений. Суд, правильно установив обстоятельства совершения Щеголевым преступлений, дал им неправильную юридическую оценку. Необоснованно суд сделал вывод, что Щеголев совершил преступление, являясь лицом, ранее два раза судимым за хищение. Так, из материалов дела следует, что по второму приговору Щеголеву назначено наказание по совокупности преступ¬лений на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР. Учитывая, что Щеголев совершил преступление, за которое осужден по второму приговору до вынесения приговора по первому делу, он не может быть признан лицом, ранее два раза судимым за хищение, как это предусмотрено в п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Поэтому действия Щеголева Судебной коллегией были переквалифицированы с п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. «а», «б», «в», «п> ч. 2 ст. 158 УК РФ со снижением срока лишения свободы до 4 лет 6 месяцев. Приговор Кировского районного суда в отношении Рыжкова был изменен, поскольку Рыжков на момент совершения преступления имел только одну судимость, потому что новое преступление он совершил по истечении года после отбытия лишения свободы и согласно п. «а» ст. 95 УК РФ судимость была погашена. На этом основании действия Рыжкова квалифицированы по признаку неоднократности, а также по признакам грабежа. С учетом смягча¬ющих обстоятельств и степени опасности совершенного преступления наказание было изменено и определено в виде 3 лет лишения свободы. В соответствии со ст. 10 УК РФ и ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса РФ», уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу. А уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. В частности, Судебной коллегией были изменены по изложенным основаниям следующие приговоры судов — в части изменения квалификации совершенного преступления Изменен приговор Кировского районного суда в отношении Шестова и Надеждина. Действия осужденных переквалифицированы с п. «а», «б» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на п. «а», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, так как новый уголовный закон вступил в действие на момент рас¬смотрения дела судом. Санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ по верхнему пределу наказания в виде лишения свободы является более мягкой по сравнению с санкцией ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, поэтому Судебная коллегия применила более мягкий закон. — в части определения размера стоимости похищенного имущества Действия Козина, осужденного Василеостровским районным судом по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, Судебной коллегией были пере¬квалифицированы на п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в соответствии с ч. 2 примечания к ст. 158 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, в 500 раз превышающая МРОТ, установленный на момент совершения преступления, а стоимость имущества, похищенного Козиным, значительно меньше. В данном случае применяется новый закон, улучшающий положение Козина. — в части назначения наказания По тому же основанию изменен приговор Красносельского районного суда в отношении Зашибина, Кузьмина, Левенталь. Суд, переквалифицировав действия осужденных со ст. 148 УК РСФСР на ст. 166 УК РФ, нарушил требования ст. 10 УК РФ, а при назначении наказания на том же основании неправильно применил ст. 69 и 70 УК РФ вместо ст. 40 и 41 УК РСФСР. В приговоре Выборгского районного суда в отношении Фадеева В. А. и Фадеева С. В. суд должен был руководствоваться ст. 40 УК РСФСР, а не ст. 69 УК РФ, так как преступление было ими совершено до 1.01.97 г. и ст. 40 УК РСФСР предусматривает возможность поглощения наказания, поэтому этот закон является более мягким по сравнению со старым уголовным законом. Выводы суда, содержащиеся в описательной и резолютивной части приговора, противоречат друг другу в части квалификации преступлений. Так, Выборгский суд, войдя в противоречие со своими выводами, указал в приговоре, что подсудимые Короткое и Мифтахутдинов каждый похитили имущество потерпевшего тайно. При этом суд признал их виновными в открытом похищении имущества, однако доказательств этого в деле не имеется. Судебной коллегией действия Короткова и Мифтахутдинова переквалифицированы с ч. 2 ст. 161 на ч. 2 ст. 158 УК РФ. Суды не всегда отграничивают хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий. В приговоре Кировского районного суда в отношении Котова и Глушенко суд сам фактически в приговоре признал, что действия осужденных в отношении потерпевшего являются хулиганством, выразившимся в перебрасывании кепки потерпевшего друг другу, и не указал, какие именно действия виновных свидетельствуют об умысле на разбой, совершившийся до нападения на потерпевшего, доказательств этому в материалах дела нет. Судебная коллегия пришла к выводу, что эти действия являются хулиганством и квалифицировала по ч. 1 ст. 213 УК РФ, поскольку имело место грубое нарушение общественного порядка, выража¬ющееся в явном неуважении к обществу, сопровождающееся примене-нием насилия к гражданину. Дальнейшие действия Котова и Глушенко, выразившиеся в согласованном, по сговору, открытом изъятии имущества потерпевшего, к которому в это время применялось насилие, были квалифицированы по п. «а»,«г»ч. 2ст. 161 УК РФ, а не по п. «а» ч. 4 ст. 146 УК РСФСР, как квалифицировал районный суд. Определением Судебной коллегии был исключен квалифи¬цирующий признак — применение оружия, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ из приговора Красносельского районного суда в отношении Тимофеева, Глебова, Махонько по следующим основаниям. Судом было установлено, что между тремя участниками преступления был предварительный сговор на совершение преступления. Для запуги-вания жертвы была договоренность продемонстрировать пистолет, и потерпевший воспринял его как огнестрельное оружие. Таким образом, была угроза применения насилия, опасного для жизни. В дальнейшем неожиданно был произведен выстрел газом из пистолета. Газовый пистолет не может быть расценен в качестве огнестрельного оружия. Поэтому суду необходимо исходить из того, что была угроза насилия, опасного для жизни и здоровья, однако разбойное нападение совершено без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Красносельский районный суд при назначении наказания Кудрявцеву необоснованно указал в приговоре обстоятельством, отягчающим ответственность осужденного, совершение им ряда особо тяжких преступлений. Кудрявцевым преступления были совершены в 1996 г. и на тот момент уголовный закон не содержал понятия особо тяжкого преступления, оно было введено в УК РФ с 1.01.97 г. Судебная коллегия исключила из приговора данное указание. На этом основании Кудрявцеву была определена исправительная колония общего режима и вместо ст. 70 УК РФ применена ст. 41 УК РСФСР — назначение наказания по нескольким приговорам. Кроме того, Судебная коллегия с учетом личности Кудрявцева смягчила ему наказание. В результате, Судебной коллегией окончательно к отбытию Кудрявцеву было определено 6 лет, 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, вместо назначенных приговором Красносельского районного суда 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Не всегда суды первой инстанции обращают внимание на изменение перечня обстоятельств, отягчающих ответственность. В связи с этим Судебная коллегия внесла соответствующие изменения в приговор Ленинского районного суда в отношении Волкова, Богданова и Докторовой, осужденных по п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, а Волков и Богданов — и по п. «б» того же закона. В приговоре было указание на отягчающее ответственность обстоятельство — совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Совершение преступления в состоянии опьянения как обстоятельство, отягчающее наказание ранее было предусмотрено ст. 39 УК РСФСР, в новом уголовном законе оно отсутствует и из приговора судебной коллегией было исключено. Назначение наказания Как уже отмечалось, Судебная коллегия по делам о преступлениях несовершеннолетних вносила в приговоры и другие изменения, не связанные с изменением квалификации действий осужденных. В некоторых случаях они касались применения наказания. Изучение судебной практики показало, что суды в соответствии с требованиями ст. 60,67 УК РФ в основном принимают правильные и обоснованные решения в части назначения наказания, учитываются при этом и конкретные обстоятельства дела, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность подсудимых, данные о личности. Однако судами допускались при назначении наказания и ошибки, ведущие к изменению приговоров. В некоторых случаях они касались смягчения наказания вследствие его суровости. Так, наказание, назначенное по приговору Выборгского районного суда осужденному Козлову, Судебной коллегией было снижено. С учетом ходатайства благотворительного общества об освобождении Козлова из-под стражи и конкретных обстоятельств дела Судебная коллегия пришла к выводу, что исправление Козлова возможно без отбывания наказания и постановила назначенное наказание считать условным. Кировский районный суд при определении наказания учел степень общественной опасности и характер совершенного преступления и обоснованно пришел к выводу об изоляции осужденной Люлюшкиной от общества. Но назначил наказание, близкое к максимальному сроку для несовершеннолетних лиц, не учел положительные данные о личности осужденной, ее роль в совершении преступления, несовершеннолетний возраст на момент совершения преступления. Судебная коллегия сочла назначенное наказание несправедливым вследствие суровости и смягчила его с 9 до 7 лет лишения свободы. Судебной коллегией был изменен приговор Фрунзенского районного суда в отношении Зарандия. При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности и все обстоятельства дела. Зарандия был осужден по п. «а», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Однако суд не учел, что Зарандия совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, ранее к уголовной ответственности не привлекался, тяжких последствий от его действий не наступило, с мая 1997 г. содержался в СИЗО, находился на учете в туберкулезном отделении учреждения ИЗ-45/4. Судебная коллегия применила к Зарандия ст. 64 УК РФ и смягчила наказание до 1 года 2-х месяцев лишения свободы. Судами первой инстанции допускались и другие ошибки при назначении наказания. Вопросы назначения дополнительного наказания Из приговора Красногвардейского районного суда Судебная коллегия исключила возложение на условно осужденных Пономарева А. Е. и Герасимова Е. В. дополнительного наказания в виде обязанности не менять места жительства и периодически являться на регистрацию в органы внутренних дел. Судом нарушены требования ст. 10 УК РФ, поскольку преступление ими совершено до 1.01.97 г., а действовавший на тот момент уголовный закон не предусматривал возможности возложения на условно осужденного такой обязанности. В приговоры судов вносились изменения и в связи с неправильным назначением дополнительного наказания в виде конфискации имущества. Нарушаются требования, содержащиеся в ст. 88 УК РФ, — конфискация имущества не может быть назначена несовершеннолетнему, и требования ст. 10 и ч. 4 ст. 73 УК РФ — не применяется конфискация имущества при условном осуждении. Например, Невский районный суд в приговоре в отношении Максимова, Кочина, Слабова допустил нарушения ст. 88 и ч. 4 ст. 73 УК РФ. Всем осужденным была назначена конфискация имущества, хотя они совершили преступление в несовершеннолетнем возрасте. Более того, Кочину назначено наказание условно и в соответствии с ч. 4 ст. 73 УК РФ конфискация ему назначена быть не может. При назначении наказания с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ судам необходимо учитывать, что сложение реального и условного наказания не допускается, а приговоры подлежат самостоятельному исполнению. Так, по приговору Калининского районного суда необоснованно применена ч. 5 ст. 69 УК РФ при назначении наказания Ермакову, так как за ранее совершенное преступление он был осужден условно, а по второму приговору — к 2,5 годам лишения свободы. Вопросы определения начала срока отбытия наказания В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы. На этом основании Судебной коллегией изменен приговор Невского районного суда в отношении осужденного Дитриха. Из материалов дела видно, что Дитрих был задержан по первому делу 10 августа 1996 г. и ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. 4 декабря 1997 г. Дитриху была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей по другому делу. Впоследствии эти дела были объединены судом в одно дело, по которому и вынесен указанный приговор. В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ по данному приговору срок отбытия наказания Дитриху должен был исчисляться с момента задержания по первому делу, т. е. с 10 августа 1996 г. Октябрьский районный суд при назначении наказания осужденным Праксину, Белоусову, Николенко допустил ряд ошибок. Так, Белоусов и Николенко в момент совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ, являлись несовершеннолетними, поэтому в соответствии с п. «б» ст. 78 и ст. 94 УК РФ подлежат освобождению от наказания. Кроме того, приговор был уточнен в части исчисления срока наказания Праксину и Белоусову. В соответствии с ч. 3 ст. 40 УК РСФСР в срок назначаемого наказания засчитывается наказание, отбытое осужденными полностью или частично по первому приговору, что не сделал суд. Вопросы определения режима отбытия лишения свободы Несовершеннолетние мужского пола, осужденные впервые к лишению свободы, отбывают наказание в воспитательных колониях общего режима. При определении режима отбытия наказания в колониях для взрослых режим не может быть заменен на более строгий. Так же и лица, совершившие преступления в несовершенно¬летнем возрасте, ранее не отбывавшие наказание, должны отбывать лишение свободы в исправительных колониях общего режима, согласно п. 6 ст. 88 УК РФ. Данный вывод подтверждается и ст. 140 Уголовно-исполнительного кодекса РФ о переводе лиц, достигших совершеннолетия, из воспитательной колонии в исправительную колонию общего режима. На этом же основании были изменены приговоры Калининского районного суда в отношении Федорова; Красносельского районного суда в отношении Юдина и Атласюка; Октябрьского районного суда в отношении Кузнецова и в отношении Конева. Истечение сроков давности Не всегда учитывались судами положения п. 3 ч. 1 и ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР о том, что осужденный подлежит освобождению от наказания в случае истечения сроков давности. В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года. Кроме того, на основании ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные ст. 78 и 83 УК РФ, при освобождении несовершенно-летних от уголовной ответственности сокращаются наполовину. Судебной коллегией был освобожден от наказания Судаков, осужденный на основании приговора Выборгского районного суда. Так как срок давности привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 213 УК РФ составляет 1 год и исчисляется со дня совершения преступления, по данному делу он истек до приговора. Определение сроков погашения судимости В соответствии с п. «б» ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста 18 лет, сроки погашения судимости, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УК РФ, сокращаются и, соответственно, равны: а) 1 году после отбытия лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести; б) 3 годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление. В связи с нарушением указанного закона подвергались изменению приговоры районных судов. Например, из приговора Куйбышевского районного суда в отношении Николаева было исключено указание о совершении им преступления при наличии непогашенной судимости. Николаев 28.07.81 г. был осужден в несовершеннолетнем возрасте и в 1987 г. освобожден после отбывания наказания в виде лишения свободы. Новый уголовный закон, вступивший в действие после совершения Николаевым преступлений, улучшает его положение по сравнению со ст. 57 УК РСФСР, поэтому подлежит применению ст. 86 УК РФ, согласно которой судимость Николаева во время совершения новых преступлений была погашена. Разрешение в приговоре вопроса о мере пресечения в виде залога Октябрьский районный суд в приговоре в отношении Праксина и Белоусова обратил денежный залог в доход государства. Судебная коллегия приговор изменила на основании ст. 99 УПК РСФСР и обращает внимание судов, что залог, внесенный в обеспечение явки обвиняемого, подозреваемого по вызовам лиц, производящих дознание, следователя, прокурора, суда, является мерой пресечения и обращается в доход государства только в случае уклонения лица от явки в указанные органы. Отмена приговоров в части гражданских исков В истекшем году Судебной коллегией было отменено 5 приговоров в отношении 10 лиц в части гражданских исков, поскольку исковые требования потерпевших удовлетворены без учета норм действующего законодательства. Судебная коллегия разъясняет, что согласно ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. В соответствии с п. 2 ст. 1074 ГК РФ, когда у несовершенно¬летнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Кроме того, они возмещают ущерб, причиненный преступлением, в долях, а не солидарно. Так, Красногвардейский суд в приговоре в отношении Колбаско и Калюкова гражданские иски потерпевших разрешил неправильно. Суд возложил материальную ответственность за причиненный преступлением ущерб в солидарном порядке на родителей осужденных. А так как граждане, несущие по закону материальную ответственность за действия осужденного, возмещают материальный ущерб, причинен¬ный преступлением, в долях, то Судебная коллегия приговор в этой части отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Красносельский районный суд в приговоре в отношении Егорова в части гражданского иска не указал, какой иск рассматривался судом: о возмещении морального вреда или ущерба в связи с санаторно-курортным лечением потерпевшего. Судом иск не был обоснован, не были приведены доводы, конкретно подтверждающие необходимость его удовлетворения. Судебная коллегия приговор в части гражданского иска отменила. Н. К. Шилов, судья 1-го квалифи¬кационного класса, член Санкт-Петербургского городского суда ТАМОЖЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО Понятие перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации Понятие перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации является — одном из основных в таможенном законодательстве. В соответствии с положе¬ниями ст. 1 Таможенного кодекса РФ (далее — ТК), таможенное дело в РФ составляют, в частности, порядок и условия перемещения через таможенную границу РФ товаров и транспортных средств. Точное определение необходимо также в целях: — реализации в полном объеме прав лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу РФ, поскольку, в соответствии с положениями ст. 19 ТК, все лица на равных основаниях имеют право на ввоз в РФ и вывоз из РФ товаров и транспортных средств, и никто не может быть лишен этого права или ограничен в этом праве, за исключением случаев, предусмотренных ТК и другими законодательными актами РФ; — точного понимания и реализации полномочий государства по запрещению ввоза в РФ и вывоза из РФ товаров и транспортных средств (ст. 20 ТК), а также по установлению ограничений на ввоз и вывоз (ст. 21 ТК); взимания таможенных платежей, поскольку такие таможенные платежи, как таможенная пошлина, налог на добавленную стоимость, акциз, во многих случаях сборы за таможенное оформление, уплачиваются в связи с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ (ст. 110-114 ТК, ст. 2 Закона РФ «О таможенном тарифе», ст. 2, 3, 5, 6 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость», Федеральный закон РФ «Об акцизах»); — соблюдения законности при привлечении лиц к ответственности за таможенные правонарушения, как уголовные, так и админи¬стративные, поскольку необходимым элементом многих составов правонарушений являются либо действие по перемещению товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ (ст. 188, 189 УК РФ, ст. 274-276,278 ТК РФ), либо действия (бездействие), тем или иным образом связанные с такими товарами и транспортными средствами (ст. 190, 194 УК РФ, ст. ст. 255, 256, 265, 271, 277, 279, 280 ТК РФ); — взыскания таможенных платежей, в том числе при незаконном перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ (ст. 124 ТК). Для того чтобы определить, что понимается в законодательстве под перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу, необходимо в первую очередь обратиться к положениям ст. 18 ТК, где разъясняется значение основных понятий, используемых в Кодексе. В п. 5 ст. 18 ТК дается следующее определение понятия перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ: «Перемещение через таможенную границу Российской Федерации — совершение действий по ввозу на таможенную территорию Российской Федерации или вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом, включая пересылку в международных почтовых отправлениях, использование трубопроводного транспорта и линий электропередач. К указанным действиям относятся: при ввозе товаров или транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации и при ввозе с территории свободных таможенных зон и со свободных складов на остальную часть таможенной территории Российской Федерации — фактическое пересечение таможенной границы Российской Федерации; при вывозе товаров или транспортных средств с таможенной территории Российской Федерации и при ввозе товаров или транспортных средств с остальной части таможенной территории Российской Федерации на территорию свободных таможенных зон и на свободные склады — подача таможенной декларации или иное действие, непосредственно направленное на реализацию намерения соответственно вывезти либо ввезти товары или транспортные средства». Для правильного понимания приведенного определения необходимо учитывать, что в соответствии с положениями ст. 3 ТК таможенную территорию РФ составляют: сухопутная территория РФ, террито¬риальные и внутренние воды, воздушное пространство над ними, а также находящиеся в морской исключительной экономической зоне РФ искусственные острова, установки и сооружения, над которыми РФ обладает исключительной юрисдикцией в отношении таможенного дела. Пределы таможенной территории РФ, а также периметры свободных таможенных зон и свободных складов являются таможенной границей РФ. Из приведенного выше определения понятия перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ видно следует: — во-первых, под таковым понимается совершение действий. То есть перемещение — это действия неких лиц, а не движение некоего предмета в пространстве. Это важно в связи с тем, что термин «перемещение» может означать как действия по перемещению (передвижению) чего-либо, действия, направленные на перемещение (передвижение) чего-либо, так и результат этих действий — не посред¬ственное перемещение (передвижение) предмета, являющегося объектом этих действий. Кроме того, перемещение как событие, как результат действий каких-то сил, зачастую является следствием не усилий человека, а действий сил природы; — во-вторых, перемещение может выражаться как в действиях по ввозу товаров или транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации (в том числе с территории свободных таможенных зон и свободных складов), так и в действиях по их вывозу с этой территории (либо по ввозу их на территорию свободных зон и на свободные склады); — в-третьих, формулировка содержит внутреннее противоречие относительно того, какие именно действия могут быть отнесены к действиям по перемещению товаров или транспортных средств через таможенную границу РФ при их ввозе на таможенную территорию РФ (в том числе с территории свободных таможенных зон и со свободных складов). Так, в абзаце первом п. 5 ст. 18 ТК говорится о ввозе (вывозе) любым способом и, таким образом, перечень действий по ввозу (вывозу) не может быть закрытым. Однако в абзаце в котором к действиям по ввозу отнесено лишь фактическое пересечение таможенной границы РФ, т. е. только одно действие. Можно заметить, что подобным образом оказался ограничен только перечень действий по ввозу, поскольку, в соответствии с положениями абзаца третьего рассматриваемой