Юридическая практика. Информационный бюллютень центра права специального юридического факультета СПБГУ №2 часть2

Дело №22-1285 Воркутинского городского суда 25. Для правильной квалификации хищения чужого имущества при введении в организм потерпевшего одурманивающих веществ с целью приведения в беспомощное состояние следует устанавливать свойства и характер вещества, примененного при совершении преступления, с учетом состояния потерпевшего, возможных противопоказаний к лекарственным препаратам. Смесь димедрола с алкоголем согласно «Списку одурманивающих веществ», утвержденному Постоянным комитетом по контролю наркотиков 9 октября 1996 г. является одурманивающим веществом М и Б. признаны виновными в тайном хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, а М. — как лицо, ранее два и более раз судимое за хищение. Судебная коллегия приговор суда отменила, а дело направила на новое рассмотрение, указав следующее. Как видно из материалов дела, осужденные с целью хищения, и.шоили С. смесью димедрола и спиртного, после чего похитили принадлежащее ему имущество. Обосновывая тайный характер действий осужденных и квалифи¬цируя их как кражу, суд сослался на показания потерпевшего, что за МС шцинской помощью он не обращался, и на показания заведующего что осужденные использовали всего три таблетки димедрола и гакая концентрация не создавала опасности для жизни и здоровья потерпевшего. Согласно ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все преду¬смотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Тем не менее не все обстоятельства дела, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, были надлежащим образом исследованы. Смесь димедрола с алкоголем согласно «Списку одурманивающих веществ», утвержденному Постоянным комитетом по контролю наркотиков 9 октября 1996 г., является одурманивающим веществом. В соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 31 от 22 марта 1966 г. (в ред. постановления от 25 октября 1996 г.) для правильной квалификации хищения чужого имущества при введении в организм потерпевшего одурманивающих веществ с целью приведения в беспомощное состояние, следует устанавливать свойства и характер вещества, примененного при совершении преступления, с учетом состояния потерпевшего, возможных противопоказаний к лекарственным препаратам. Указанные вопросы должны устанавливаться только с помощью специалиста, обладающего специальными познаниями, либо экспертным путем. Таким образом, при новом рассмотрении дела следует выяснить все обстоятельства, имеющие значение для правильного его раз¬решения, в зависимости от чего решить вопрос о виновности либо невиновности М. и Б. Дело №22-1315 Усть-Вымского районного суда 26. Если умысел двух лиц был направлен на совершение грабежа, а один из участников применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего или высказал угрозу применения такого насилия, то его действия квалифицируются как разбой, а действия другого лица как грабеж Д. и. В. признаны виновными и осуждены соответственно: по п. «а», «б», «в», «г» и «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ, п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ; и по п. «а», «б», «г» и «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ, п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Материалами дела установлено, что у Д. и В. возник умысел на открытое завладение имуществом К. С этой целью они незаконно проникли в квартиру последней и с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, похитили бидон с брагой. Спустя несколько минут осужденные вновь вернулись в квартиру К. и стали требовать у нее деньги в сумме 12тыс. р., при этом Д. угрожал поджечь квартиру, а затем воспламенил бумагу и бросил ее на подушку. В. потребовал, чтобы Д. прекратил свои действия, после чего последний сбросил горящую бумагу на пол. При указанных обстоятельствах следует признать, что Д., применяя к потерпевшей насилие, опасное для жизни и здоровья, вышел за пределы состоявшегося с В. сговора на грабеж, в связи с чем Судебная коллегия квалифицировала действия Д. по п. «б» и «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ а содеянное В. по п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ, со снижением наказания. Дело №22-1266 Сосногорского районного суда 27. Угроза применением насилия, направленная на получение имущества в будущем, при отсутствии признаков нападения, образует состав вымогательства и не требует дополнительной квалификации как грабеж. Л. В. и М. признаны виновными и осуждены по «б» ч. 3 ст. 163 и и «а», «б», «в» и «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (за вымогательство и грабеж) i г.пличным срокам лишения свободы за то, что вымогали у Поручившего. крупную сумму денег, угрожая убийством, а 17 марта м [9 марта 1997 г. они без применения насилия, а лишь высказывая угрозы применения такового в будущем, при не возврате всей 11 "дуемой суммы, получили часть вымогаемой суммы. Правильно установив фактические обстоятельства дела в той части, осужденные вымогали у потерпевшего крупную сумму денег, угрозу убийством, суд необоснованно квалифицировал их действии по двум статьям Уголовного кодекса как вымогательство и |р||1)СЖ Принимая во внимание указанные выше обстоятельства, Судебная ни приговор в отношении Л., В. и М. в части осуждения их по У К РФ отменила и дело производством прекратила. Дело №22-1053 Усинского городского суда 28. Суд необоснованно признал в действиях виновного наличие состава вымогательства, поскольку он не преследовал корыстной цели П. предложил осужденному Д. продать медный кабель в количестве 10 нарубленных кусков, поскольку сам не имел возможности реализовать его. Когда же Д. забраковал данный кабель ввиду малого содержания меди, П. показал ему место вдоль забора старой колонии, где, по его словам, должно быть много кабеля — длиной около 50 м и весом около 150 кг. Д. перекопал снег в указанном месте, но кабель не нашел и избил П. за обман на почве личной неприязни. Правильно установив обстоятельства дела, суд необоснованно квалифицировал содеянное Д. как вымогательство. Судебная коллегия приговор изменила, переквалифицировав содеянное Д. на ст. 116 УК РФ и назначив наказание по этой статье. Дело №22-1198 Усть-Куломского районного суда 29. Субъектом преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ является лицо, достигшее восемнадцати лет С, 13 сентября 1981 г. р., признан виновным и осужден по п. «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ и п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ (склонение к потреблению наркотических средстве отношении заведомо несовершеннолетнего, совершенное в мае 1997 г.,). Судебная коллегия переквалифицировала содеянное С. с п. «в» ч. 2 ст. 230 УК РФ на ч. 1 ст. 230 УК РФ, указав следующее. Квалифицируя действия С. по п. «в»ч. 2 ст. 230 УК РФ как деяние, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетнего, суд не учел, что по смыслу закона этот квалифицирующий признак должен вменяться лицу, достигшему на момент совершения преступления восемнадцати лет. С. во время совершения деяния совершеннолетним не являлся, а поэтому его действия следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 230 УК РФ. Дело №22-1212 Княжпогостного районного суда 30. В соответствии со ст. 62 УПК РСФСР отвод, заявленный судье, разрешается остальными судьями в отсутствие отводимого в совещательной комнате Рассматривая дело по обвинению Б., М. и П. поч. 4 ст. 111 и п. «в» ч. Зет. 162 УК РФ, суд в установленном законом порядке не разрешил отвод, заявленный осужденным Б. председательствующему, чем нарушил его право на защиту. Нарушение ст. 46 УПК РСФСР является существенным, влекущим отмену приговора с направлением дела на новое рассмотрение. Дело №22-1470 Сыктывкарского городского суда 31. В соответствии со ст. 201 УПК РСФСР по ходатайству обвиняемого или его защитника следователь вправе разрешить им раздельно знакомиться с материалами предварительного следствия Определением суда дело по обвинению Г. по ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ возвращено прокурору для производства дополнительного следствия Судом предложено следователю выполнить требования ст. 201 УПК РСФСР. Как видно из материалов дела, органы предварительного следствия 1ми;1Комили обвиняемого и адвоката с материалами дела раздельно, in к кильку последние об этом ходатайствовали. Так, адвокат представил следователю телефонограмму, в которой 1Л, что вопрос о выполнении ст. 201 УПК с обвиняемым и знакомиться с материалами дела они будут раздельно о выполнении данного следственного действия и адвоката не возражал, о чем сообщил следователю в пи. 1.менной форме. Таким образом, требования ст. 201 УПК РСФСР, предусматрива¬вшие право обвиняемого после объявления ему об окончании Следствие на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника, выполнены следователем в полном объеме, С чем Судебная коллегия определение суда отменила и дело и на новое рассмотрение. Дело №22-1432 Усть-Целемского районного суда 32. Суд прекращает дело производством по основаниям, преду¬ смотренным ч. 2 ст. 253 УПК РСФСР (при неявке без уважительных причин потерпевшего по делам частного обвинения), только в том случае, если по делу не проводилось предварительное следствие или дознание Суд необоснованно прекратил уголовное дело в отношении К., который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ по основаниям ч. 2 ст. 253 УПК РСФСР, поскольку по данному уголовному делу проводилось дознание. Кроме того, суд не установил действительную причину неявки потерпевшей, в связи с чем Судебная коллегия постановление суда отменила, дело направила на новое рассмотрение. Дело №22-1278 Эжвинского районного суда 33. Не предоставление подсудимому последнего слова является существенным нарушением уголовно-процессуального законо¬дательства и влечет отмену приговора (ст. 297 УПК РСФСР) Рассматривая дело по обвинению Ю., суд в нарушение ст. 46, 297 У П К РСФСР не предоставил ему последнее слово, чем нарушил право подсудимого на защиту. Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло отмену приговора с направлением дела на новое рассмотрение. Дело №22-1284 Воркутинского районного суда 34. В соответствии со ст. 393 УПК РСФСР заключение под стражу несовершеннолетних может применяться лишь в исключительных случаях с соблюдением требований ст. 91, 96 и 122 УПК РСФСР М., 22 февраля 1980 г. р., обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 161 УК РФ. Суд оставил без удовлетворения жалобы М. и его адвоката на незаконность и необоснованность ареста. Судебная коллегия постановление суда отменила как вынесенное без учета данных о личности обвиняемого, состояния его здоровья. Кроме того, из представленных суду материалов нельзя установить выполнил ли прокурор требования ч. 3 ст. 96 УПК РСФСР об обязательном допросе несовершеннолетнего обвиняемого при ранении вопроса о санкции на арест, что позволило бы проверить обходимость избрания такой меры пресечения для несовершен¬нолетнего обвиняемого. Дело № А-22/2 Сосногорского городского суда ПРАКТИКА АРБИТРАЖНОГО СУДА 1. Встречный иск подлежит возвращению при отсутствии надлежащих доказательств уплаты госпошлины Закрытое акционерное общество «Объединенная металлургическая торговая компания» (далее — ЗАО «Объединенная металлургическая торговая компания») обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу «Стройкомплект» (далее — ЗАО «Стройкомплект») о взыскании задолженности за товар, поставленный по договору от 02.04.98, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Ответчиком подано встречное исковое заявление о внесении изменений в договор от 02.04.98. Определением от 19.10.98 встречное исковое заявление возвращено подателю в связи с тем, что не представлено надлежащего доказатель¬ства уплаты госпошлины по встречному иску. ЗАО «Стройкомплект» подало кассационную жалобу, в которой поставлен вопрос об отмене указанного определения по следующим основаниям: — встречное исковое заявление оформлено в соответствии с требованиями ст. 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; возврат искового заявления суд мотивировал тем, что не представлено надлежащего доказательства уплаты госпошлины по встречному иску, но не указал, по каким признакам платежное поручение от 16.10.98, приложенное к исковому заявлению, является ненадлежащим. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность обжалуемого судебного акта в кассационном порядке, постановил определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.98 по делу № А56-1593 7/98 оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО «Стройкомплект» — без удовлетворения по следующим основаниям. В определении Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.98 действительно не указано, в связи с чем суд посчитал представленное платежное поручение ненад¬лежащим доказательством уплаты госпошлины. Однако справка на возврат государственной пошлины в связи с возвратом встречного искового заявления после принятия определения от 19.10.98 ЗАО «Стройкомплект» не выдавалась. Довод представителя ответчика о том, что такая справка была выдана после решения суда, неубедителен. В названной справке указано платежное поручение от 16.10.98. По утверждению представителя ответчика, именно это платежное поручение было приложено к встречному исковому заявлению, возвращенному определением от 19.10.98. Между тем в справке на возврат пошлины указано, что пошлина возвращается не на основании определения от 19.10.98, а на основании решения арбитражного суда от 25.12.98, которым, в том числе, отказано в принятии другого встречного иска, предъявлявшегося ответчиком 25.12.98. Изложенное позволяет сделать вывод, что ответчику обоснованно было возвращено встречное исковое заявление определением от 19.10.98, что не лишало его возможности исправить допущенное при оформлении уплаты пошлины нарушение и использовать это поручение при вторичном предъявлении встречного иска. 2. Требование об отмене определения о возвращении встречного иска не подлежит удовлетворению после вынесения решения по первоначальному иску Закрытое акционерное общество «Объединенная металлургическая торговая компания» (далее — ЗАО «Объединенная металлургическая торговая компания») обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу «Стройкомплект» (далее — ЗАО «Стройкомплект») о взыскании задолженности за товар, поставленный по договору от 02.04.98, и процентов за пользование чужими денежными средствами. Ответчиком подано встречное исковое заявление о внесении изменений в договор от 02.04.98. Определением от 19.10.98 встречное исковое заявление возвращено подателю в связи с тем, что не представлено надлежащего доказательства уплаты госпошлины по встречному иску. ЗАО «Стройкомплект» подало кассационную жалобу, в которой поставлен вопрос об отмене указанного определения по следующим основаниям: — встречное исковое заявление оформлено в соответствии с требованиями ст. 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; — возврат искового заявления суд мотивировал тем, что не представлено надлежащего доказательства уплаты госпошлины по встречному иску, но не указал, по каким признакам платежное поручение от 16.10.98, приложенное к исковому заявлению, является ненадлежащим. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность обжалуемого судебного акта в кассационном порядке, не нашел оснований для отмены определения Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.10.98 по делу № А56-15937/98. При этом суд указал следующее. Жалоба на определение от 19.10.98 подана со значительным пропуском срока — после принятия 25.12.98 арбитражным судом решения, которое не отменено ко времени рассмотрения жалобы на определение о возвращении встречного иска. Коль скоро встречный иск может рассматриваться только совместно с первоначальным, т. е. до принятия решения, то требование ответчика об отмене определения, которым возвращено встречное исковое заявление, после вынесения решения само по себе не подлежит удовлетворению. 3. Проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются при уплате долга по мировому соглашению, утвержденному судом, при отсутствии в соглашении сроков уплаты и своевременном получении исполнительного листа взыскателем Индивидуальное частное предприятие «Вира» Разумовского В. И. (далее — ИЧП «Вира») обратилось в Арбитражный суд города Санкт- Петербурга и Ленинградской области с иском к государственному унитарному предприятию «Октябрьская железная дорога» (далее — ГУП «Октябрьская железная дорога») о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 10.06.98 по 10.09.98 на основании ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с несвоевременным исполнением мирового соглашения, утвержденного определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.06.98 по делу №А56-8315/98. Решением от 30.11.98 в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 05.01.99 данное решение оставлено без изменения. В кассационной жалобе ИЧП «Вира» просит решение отменить и исковые требования удовлетворить. Податель жалобы ссылался, в частности, на следующее: — при подписании мирового соглашения стороны предусмотрели, и это отражено в акте сверки расчетов от 20.05.98, что до момента исполнения обязательства по всем исполнительным листам, указан¬ным в акте, в том числе и по делу № А56-8315/98, проценты будут начисляться до момента фактического погашения долга; — составленный график (п. 4 протокола от 20.05.98 преду¬сматривает гарантийное письмо) не может считаться соглашением, а составлен как взятое на себя ответчиком обязательство по добро¬вольному исполнению решений арбитражного суда; — не предъявление исполнительного листа в банк, обслуживающий ответчика, связано с тем, что ответчик не поменял наименование владельца расчетного счета в соответствии с решением Реги¬страционной палаты от 01.08.97, не исполнил п. 7 протокола совещания от 20.05.98, в соответствии с которым обязался представить спои реквизиты; — неоднократные обращения в банк, обслуживающий ответчика, и налоговые органы и судебному исполнителю с заявлением об осязании ответчика привести в соответствие наименование владельца расчетного счета наименованию предприятия так и остались не решенными. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, промерив законность и обоснованность решения и постановления и кассационном порядке, постановил решение от 30.11.98 и постановление апелляционной инстанции от 05.01.99 Арбитражного города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-21180/98 оставить без изменения, а кассационную жалобу -без удовлетворения. При этом суд указал следующее. Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.06.98 по делу № А56-8315/98 утверждено мировое соглашение, заключенное между ИЧП «Вира» и ГУП «Октябрь¬ская железная дорога», согласно которому ГУП «Октябрьская железная дорога» признало исковые требования по упомянутому делу. На основании данного определения ИЧП «Вира» получило исполни¬тельный лист № А56-8315/98 на соответствующую сумму. Исполни-тельный лист ко взысканию не предъявлялся. Мировым соглашением срок исполнения обязательства не установлен. В соответствии с подписанным ИЧП «Вира» и ГУП «Октябрьская железная дорога» графиком от 21.05.98 погашение задолженности по исполнительным листам, в частности и по исполнительному листу № А56-8315/98, должно быть произведено до 25.12.98. Платежным поручением от 04.09.98 ГУП «Октябрьская железная дорога» перечислило ИЧП «Вира» денежные средства, в том числе и по исполнению мирового соглашения по делу № А56-8315/98. Таким образом, просрочки в уплате денежных средств не имеется, следовательно, в соответствии со ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации нет оснований для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. Довод ИЧП «Вира» о том, что при подписании мирового соглашения стороны предусмотрели, что проценты будут начисляться до момента фактического погашения долга, противоречит тексту мирового соглашения. График погашения задолженности от 21.05.98 является дву¬сторонним соглашением, поскольку подписан полномочными представителями ИЧП «Вира» и ГУП «Октябрьская железная дорога». По каким основаниям исполнительный лист не был предъявлен к исполнению, не имеет правового значения для разрешения данного спора. При указанных обстоятельствах суд правомерно отказал в удовлетворении исковых требований. 4. В случае подписания договора без указания на имеющиеся разногласия и в отсутствие Протокола разногласии, подписанного всеми сторонами по договору, он считается заключенным без разногласий Акционерное общество «Ленэнерго» (далее — АО «Ленэнерго») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленин¬градской области с иском к государственному производственному объединению «Завод им. Калинина» (далее — ГПО «Завод им. Кали¬нина») о взыскании 9 332 044 р. 66 к. задолженности по договору энергоснабжения от 01.01.97 и 13 498 747 р. 78 к. предусмотренных договором пеней за просрочку платежа. Решением от 20.11.98 взыскано с ГПО «Завод им. Калинина» в пользу АО «Ленэнерго» 8 059 809 р. 56 к. задолженности. В части взыскания 506 955 р. 28 к. задолженности иск оставлен без рассмотрения. В остальной части иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 11.01.99 данное решение оставлено без изменения. В кассационной жалобе АО «Ленэнерго» просит решение отменить в части отказа во взыскании пеней и взыскать 10 959 125 р. 27 к. пеней. Податель жалобы ссылается на следующее: — судом неправильно применены ст. 432, 438 Гражданского кодекса Российской Федерации; — представленный ответчиком протокол разногласий со штампом ''Энергоинспекции от 05.01.97 был заявлен после подписания договора от 01.01.97 и может быть рассмотрен только как предложение о внесении изменений и дополнений в договор от 01.01.97; — АО «Ленэнерго» никогда не получало протокол разногласий от ответчика, что подтверждается приказом Ленинградского районного энергетического управления «Ленэнерго» от 22.10.91 и образцами штампов, которые ставятся на входящие документы (указанные образцы не совпадают со штампом Энергоинспекции); на штампе также отсутствуют подписи уполномоченных лиц Энергосбыта ЛО «Ленэнерго» о принятии протокола разногласий; — на основании п. 1.5 устава АО «Ленэнерго» является право¬преемником государственного предприятия Производственное объединение энергетики и электрификации «Ленэнерго» в пределах, установленных планом приватизации от 22.12.92; на 01.01.97 в составе АО «Ленэнерго» отсутствовало подразделение Энерго инспекция и штамп на протоколе разногласий не имеет никакого отношения к АО «Ленэнерго». Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность и обоснованность решения и постановления в кассационном порядке, указал следующее. Вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что исковые требования в части взыскания пеней удовлетворению не подлежат, поскольку условие об уплате пеней сторонами не согласо¬вано, является необоснованным. АО «Ленэнерго» (энергоснабжающая организация) и ГПО «Завод им. Калинина» (абонент) заключили договор энергоснабжения от 01.01.97. В соответствии с п. 6.1 договора он вступает в силу с 01.01.97, действует по 31.12.97 и считается продленным на следующий год, если ни одна сторона не заявит до окончания срока действия договора об отказе от условий данного договора или о пересмотре последних. Пунктом 4.5 договора предусмотрено, что платежное требование энергоснабжающей организации оплачивается абонентом в срок до 15 числа текущего месяца; датой оплаты считается дата поступления денежных средств на счет энергоснабжающей организации. Согласно п. 5.4 договора при неоплате платежных требований в установленный договором срок абонент уплачивает пеню в размере 0,5 % от неуплаченной или несвоевременно уплаченной суммы за каждый день просрочки. Довод ответчика о том, что договор энергоснабжения от 01.01.97 подписан с протоколом разногласий, является необоснованным. Надпись «с протоколом разногласий» имеется только на экземпляре договора, представленном ответчиком, на экземпляре договора, представленном истцом, данная надпись отсутствует. Протокол разногласий не подписан представителем АО «Ленэнерго». Имеющийся на протоколе разногласий штамп Энергоинспекции со входящим от 05.01.97, не может быть признан доказательством подписания договора с протоколом разногласий. Договор подписан сторонами и вступил в действие с 01.01.97, т. е. за 4 дня до получения протокола разногласий. В материалах дела не имеется доказательств, что указанный прокол разногласий получен АО «Ленэнерго». Согласно приказу директора Ленинградского районного энергетического управления «Ленэнерго» от 22.01.91 Энергоинспекция была преобразована в Санкт-Петербургское областное отделение промышленных потребителей электроэнергии (ООППЭ) с 01.11.91, т. е. более чем за 5 лет до стоящей на штампе Энергоинспекции даты Кроме того, на протоколе разногласий нет подписи представителя АО «Ленэнерго» о его получении. Наличие задолженности по оплате электроэнергии на общую сумму 8 059 809 р. 56 к. подтверждается актом сверки, подписанным сторонами по данному делу. При указанных обстоятельствах исковые требования о взыскании пеней за просрочку оплаты с 16.02.97 по 09.09.98 подлежат удовле¬творению на основании ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд кассационной инстанции полагает, что неустойка должна быть уменьшена на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации до 5 450 000 р. в связи с ее явной несоразмерностью последствиям нарушения обязательства. При этом суд учитывает, что неустойка значительно превышает сумму возможных убытков, вызванных нарушением обязательств. Учитывая изложенное, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменил решение от 20.11.98 и постановление апелляционной инстанции от 11.01.99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-17555/98 в части отказа во взыскании пеней, и постановил взыскать с ГПО «Завод им. Калинина» в пользу АО «Ленэнерго» 5 450 000 р. пеней, а в остальной части иска о взыскании пеней отказать. 5. Отказ в государственной регистрации дополнительного выпуска акций по мотиву неуплаты налога на операции с ценными бумагами признан незаконным Открытое акционерное общество «Вектор» (далее — ОАО) обратилось в арбитражный суд с иском к Санкт-Петербургскому региональному отделению Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (далее — ФКЦБ) о признании незаконным отказа в государственной регистрации дополнительного выпуска акций ОАО, оформленного распоряжением от 02.07.98, и обязании ФКЦБ зарегистрировать данную дополнительную эмиссию. В государственной регистрации было отказано ввиду несоблюдения требований и. 19 Стандарта эмиссии акций при учреждении акционерных , дополнительных акций и их проспектов эмиссии,постановлением Федеральной комиссии по рынку тнпых бумаг от 17.09.96 № 19, и неуплаты согласно требованиям ст. 5 закона Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» налога на операции с ценными бумагами при повторном обращении ОАО с просьбой о регистрации (первоначальный отказ ФКЦБ от 06.03.98). Решением арбитражного суда от 01.10.98 в иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 24.11.98 решение оставлено без изменения, со ссылкой в мотивировочной части на то, что несоблюдение требований ст. 5 Закона Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» не является основанием для отказа в регистрации. В кассационной жалобе ФКЦБ просит отменить постановление апелляционной» инстанции частично и исключить из его мотивиро¬вочной части вывод суда о том, что «отказ в государственной регистрации ценных бумаг по мотиву нарушения ст. 5 Закона Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» является неправомерным». При этом ФКЦБ ссылается на неправильное использование судом понятий «объект налогообложения», «период налогообложения» и «срок уплаты налога» при применении судом ст. 2, 3 и 5 вышеназванного Закона и абз. 4 п. 7 Инструкции Министерства финансов Российской Федерации отОЗ.03.92 № 2 «О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг на территории Российской Федерации», поскольку данными нормами установлено, что в случае отказа от государственной регистрации эмиссии налог на операции с ценными бумагами не возвращается и при повтором обращении взимается вновь. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы. При этом суд указал следующее. Согласно ст. 21 Закона Российской Федерации «О рынке ценных бумаг» основаниями для отказа в регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг являются: — нарушение эмитентом требований законодательства Российской Федерации о ценных бумагах, в том числе наличие в представленных документах сведений, позволяющих сделать вывод о противоречии условий эмиссии и обращения эмиссионных ценных бумаг законо¬дательству Российской Федерации и несоответствии условий выпуска эмиссионных ценных бумаг законодательству Российской Федерации о ценных бумагах; — несоответствие представленных документов и состава содержа¬щихся в них сведений требованиям настоящего Федерального закона; внесение в проспект эмиссии или решение о выпуске ценных бумаг (иные документы, являющиеся основанием для регистрации иыпуска ценных бумаг) ложных сведений либо сведений, не соответству¬ющих действительности (недостоверных сведений). Пункт 8 Инструкции Министерства финансов Российской Федерации от 03.03.92 № 2 «О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг на территории Российской Федерации» также не преду¬сматривает возможности отказа в регистрации ценных бумаг по основанию неуплаты в бюджет на момент подачи заявления суммы налога на операции с ценными бумагами. В соответствии с Законом Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» данный налог уплачивается при регистрации проспекта эмиссии ценных бумаг, а также при их купле-продаже на вторичном рынке. При регистрации проспекта эмиссии данный налог может быть отождествлен с регистрационной пошлиной, поскольку уплате налога корреспондируется встречная услуга. Из п. 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.98 № 7-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год" в связи с жалобами ряда граждан и запросами судов» следует, что при анализе конституционности целевого налога необходимо исходить не только из признаков платежа как фискального явления, но и из соответствия платежа тем конституционным целям, ради которых ему придан целевой характер. Цель взыскания пошлины или сбора — это покрытие издержек государственного учреждения, в связи с деятельностью которого взимается пошлина. Пошлина не обусловливает существование государственного органа, так как он может финансироваться и из других источников. Взимание пошлины в данном случае обусловлено реализацией ФКЦБ своих функций. Статья 3 Закона Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» определяет, что в случае отказа в регистрации налог не возвращается. Данной норме не противоречит правило, установленное абз. 4 п. 7 Инструкции Министерства финансов Российской Федерации от03.03.92 № 2 «О правилах выпуска и регистрации ценных бумаг на территории Российской Федерации»что при повторном представлении документов на регистрацию ценных бумаг налог на операции с ценными бумагами взимается повторно. Однако в силу ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации и пункта 3 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации выше¬названные нормы налогового законодательства не могут ограничивать гражданские права и обязанности, установленные ст. 19—21 Закона Российской Федерации «О рынке ценных бумаг». При указанных обстоятельствах вывод суда относительно отсутствия оснований для отказа в регистрации по мотиву несоблю¬дения требований ст. 5 Закона Российской Федерации «О налоге на операции с ценными бумагами» соответствует действующему законодательству. Учитывая изложенное, Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа оставил без изменения постановление апел¬ляционной инстанции от 24.11.98 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-17091/98, а кассационную жалобу Санкт-Петербургского регионального отделения Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг — без удовлетворения. 6. Отказ заказчика от исполнения договора при существенном отступлении подрядчиком от условий подряда, не согласованном с заказчиком, признан правомерным Филиал Всесоюзного научно-исследовательского института теории архитектуры и градостроительства в г. Ленинграде (далее — «Филиал ВНИИТАГ в г. Ленинграде») обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Компании Инфокард Лимитед (остров Мэн) о взыскании задолжен¬ности за выполненные работы по договору от 15.08.97, пеней за просрочку оплаты и убытков, связанных с односторонним отказом ответчика от исполнения договора. Решением от 19.11.98 в удовлетворении исковых требований отказано. Судебное решение обосновано тем, что работы выполнены истцом с отступлениями от договора подряда, являющимися существенными и неустранимыми, в связи с чем ответчик правомерно отказался от исполнения обязанности по оплате выполненных работ. В апелляционном порядке законность и обоснованность принятого судебного акта не проверялись. Решение от 19.11.98 обжаловано истцом в кассационном порядке. Податель жалобы просит отменить принятый судебный акт, ссылаясь на нарушение судом норм материального права. В жалобе, в частности, указывается на то, что суд игнорировал буквальный смысл задания на проектирование, которое предусматривало, что сметная стоимость строительства не может быть ниже указанной в п. 2.12. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа не нашел оснований для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта в связи со следующим. Из материалов дела следует, что ответчиком для реконструкции помещения кинотеатра Дворца культуры им. Ленсовета (г. Санкт-Петербург, Каменноостровский проспект, д. 42) в мае 1997 г. проведен тендер по выбору проектанта для создания на базе кинокорпуса многопрофильного клуба среднего класса. Условия проведения тендера предусматривали заключение договора с победителем на выполнение проектных работ. Победителем тендера был признан истец в связи с тем, что предложенное им решение обладает наибольшей оригинальностью и ориентировочная стоимость проектирования и общая стоимость строительства составляют приблизительно 1,8 млн долл. США, что отвечает инвестиционным возможностям заказчика. По итогам тендера между сторонами 15.08.97 заключен договор на разработку проекта реконструкции д. № 42 по Каменноостровскому проспекту, неотъемлемой частью которого являются задание на проектирование и календарный план работ. Разногласия между сторонами возникли в связи с толкованием п. 2.12 задания на проектирование, согласно которому минимальная сметная стоимость строительства определена в 9 280 000 000 рублей (и старом масштабе цен). При этом в соответствии с п. 1.5 задания на проектирование основанием для проектирования являются, помимо прочего, результаты тендера. Согласно имеющемуся в материалах дела решению конкурсной комиссии по подведению итогов тендера по выбору проектанта одним и i оснований для присуждения победы в тендере истцу послужило то 0бстоятельство, что он предложил ориентировочную стоимость проектирования и строительства около 1,8 млн долл. США, что отвечало инвестиционным возможностям фирмы-заказчика. Между тем в предложенном истцом варианте сметная стоимость строительства составила 7,5 млн долл., что существенно превышает в задании на проектирование стоимость. Согласно ст. 758 Гражданского кодекса Российской Федерации по Договору подряда на выполнение проектных работ подрядчик. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа постано¬влением от 06.10.98 все вышеназванные судебные акты по данному делу отменил и передал дело на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области. При новом рассмотрении дела арбитражный суд определением от 24.07.98 привлек к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчиков акционерное общество закрытого типа «ИНИЦ Тетрад». Решением от 01.10.98 в удовлетворении иска отказано полностью. При этом арбитражный суд в соответствии со ст. 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произвел процес¬суальное правопреемство и заменил АООТ «Ай-Си-Эн Полифарм» на открытое акционерное общество «Ай-Си-Эн Полифарм». Апелляционная инстанция постановлением от 09.12.98 решение оставила без изменения. В кассационной жалобе ее податель просил решение и поста¬новление арбитражного суд отменить и иск удовлетворить, ссылаясь на то, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм материального права. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность названных судебных актов в кассационном порядке, постановлением от 11.02.99 оставил решение от 01.10.98 и постановление апелляционной инстанции от 09.12.98 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-7932/97 без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения. При этом арбитражный суд указал следующее. Статья 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определяет подведомственность арбитражному суду дел по экономическим спорам, возникающим из гражданских, админи¬стративных и иных правоотношений. К экономическим спорам, разрешаемым арбитражным судом, в частности, относятся споры о разногласиях по договору, заключение которого предусмотрено законом или передача разногласий по которому на разрешение арбитражного суда согласована сторонами. Пункт 4 ст. 445 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что обязать заключить договор в судебном порядке можно только тогда, когда для соответствующей стороны заключение договора является обязательным в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации или иными законами. Применительно к настоящему спору следует признать, что заключение договора лизинга для ОАО «Ай-Си-Эн Полифарм» не является обязательным в силу закона, в связи с чем арбитражный суд правомерно отказал истцу в иске об обязании первого ответчика заключить договор. Доказательства того, что сторонами была согласована передача разногласий по договору на разрешение арбитражного суда, в материалах дела отсутствуют. Не подлежат отмене обжалуемые судебные акты и в части отказа ООО «Новэкс» в иске о взыскании штрафа. Как при разрешении спора, так и при пересмотре дела в апелляционном порядке арбитражным судом надлежащим образом исследованы все обстоятельства дела, дана полная и всесторонняя правовая оценка представленным сторонами доказательствам и приняты судебные акты, которые не содержат нарушений норм материального и процессуального права. Учитывая вышеизложенное, суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых решения и постановления. 9. Общая собственность возникает на имущество, которое невозможно разделить без изменения его назначения либо в силу закона Товарищество с ограниченной ответственностью «Стиль» (далее — ТОО «Стиль») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акци¬онерному обществу «Услуга» (далее — ОАО «Услуга») о признании права на долю в размере 7,9 % в праве собственности на общее имущество в здании, расположенном по адресу: Санкт-Петербург, Нарвский проспект, дом 18. Решением от 04.11.98 иск удовлетворен. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. В кассационной жалобе ОАО «Услуга» просило решение отменить и в иске отказать, указывая, что у сторон не возникало общей собственности, поскольку владеют они разными объектами собствен¬ности, а единый объект отсутствует. Податель жалобы полагал, что суд необоснованно применил аналогию закона, удовлетворив иск на основании норм, регламентирующих правовой режим жилых помещений, к которым принадлежащие сторонам объекты не относятся. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность обжалуемого судебного акта в кассационном порядке, постановлением от 09.02.99 отменил решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.11.98 по делу № А56-18956/98. При этом суд указал следующее. В соответствии с ч. 4 ст. 244 Гражданского кодекса Российской Федерации общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона. Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором. В данном случае имеется имущество, состоящее из нескольких составных частей, каждая из которых имеет своего собственника: приобретенное в собственность ОАО «Услуга» здание и выделенное в нем помещение, приобретенное в собственность ТОО «Стиль», являющиеся разными предметами разных гражданско-правовых договоров. Общей собственности на объекты здания — крышу, фундамент, коммуникации и др. — не возникало, поскольку эти объекты не поступали в собственность двух или нескольких лиц, а вместе со зданием находятся в собственности только ОАО «Услуга». Договора, в результате которого возникла бы общая собственность на это имущество, стороны не заключали. Законом предусмотрено возникно¬вение общей собственности на объекты дома, не подлежащие разделу, обеспечивающие нормальное хозяйственное использование жилищ, но не использование нежилых помещений. Системы коммуникаций, места общего пользования в здании принадлежат ответчику, который предоставляет истцу услуги по их обслуживанию на основании договора о техническом обслуживании, что не образует в отношениях сторон признаков совместной собственности в виде совместного использования общего имущества. 10. Аналогия закона недопустима в случаях, когда применение схожего законодательства противоречило бы существу спорных отношений Товарищество с ограниченной ответственностью «Стиль» (далее — ТОО «Стиль») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу «Услуга» (далее — ОАО «Услуга») о признании права на долю в размере 7,9 % в праве собственности на общее имущество в здании, расположенном по адресу: Санкт-Петербург, Нарвский проспект, д. 18. Решением от 04.11.98 иск удовлетворен. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. В кассационной жалобе ОАО «Услуга» просило решение отменить и в иске отказать, указывая, что у сторон не возникало общей собственности, поскольку владеют они разными объектами собствен¬ности, а единый объект отсутствует. Податель жалобы полагал, что суд необоснованно применил аналогию закона, удовлетворив иск на основании норм, регламентирующих правовой режим жилых помещений, к которым принадлежащие сторонам объекты не относятся. Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа, проверив законность обжалуемого судебного акта в кассационном порядке, постановлением от09.02.99 отменил решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.11.98. При этом суд указал следующее. В соответствии с ч. 4 ст. 244 Гражданского кодекса Российской Федерации общая собственность возникает при поступлении в собственность двух или нескольких лиц имущества, которое не может быть разделено без изменения его назначения (неделимые вещи) либо не подлежит разделу в силу закона. Общая собственность на делимое имущество возникает в случаях, предусмотренных законом или договором. В данном случае имеется имущество, состоящее из нескольких составных частей, каждая из которых имеет своего собственника: приобретенное в собственность ОАО «Услуга» здание и выделенное в нем помещение, приобретенное в собственность ТОО «Стиль», являющиеся разными предметами разных гражданско-правовых договоров. Общей собственности на объекты здания — крышу, фундамент, коммуникации и др. — не возникало, поскольку эти объекты не поступали в собственность двух или нескольких лиц, а вместе со зданием находятся в собственности только ОАО «Услуга». Договора, в результате которого возникла бы общая собственность на это имущество, стороны не заключали. Законом предусмотрено возникновение общей собственности на объекты дома, не подлежащие разделу, обеспечи¬вающие нормальное хозяйственное использование жилищ, но не использование нежилых помещений. В связи с отсутствием в законодательстве таких норм относительно нежилых помещений суд счел возможным в соответствии со ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации применить аналогию закона и на основании ст. 289, 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 3 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» признал, что ТОО «Стиль» как собственник нежилого помещения, расположенного в здании, принадлежащем ОАО «Услуга», обладает правом на долю в праве собственности на общее имущество, став совладельцем инженерного оборудования и мест общего пользования. Этот вывод суда является ошибочным, поскольку указанное судом имущество общим не является, а применение аналогии закона в данном случае недопустимо. Так, ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет применить аналогию закона лишь при наличии совокупности предусмотренных в ней условий: не урегулированности соответ¬ствующих отношений законодательством или соглашением сторон, отсутствия обычая делового оборота, наличия схожего законо¬дательства при его не противоречии соответствующим отношениям. Последнее условие по настоящему делу отсутствует, поскольку имеется противоречие между примененным судом по аналогии законо¬дательством и спорными отношениями. Положения ст. 289 и 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, как и ст. 3 Закона Российской Федерации «О прива¬тизации жилищного фонда в Российской Федерации», регулируют правовой режим таких объектов права собственности, как жилые помещения. Различаясь и по субъекту, и по объекту, правовые режимы права собственности на жилые и на нежилые помещения не могут устанав¬ливаться одними и теми же нормами закона, поскольку это противо¬речило бы существу регулируемых в данном случае правоотношений. Жилые помещения являются особым объектом права собствен¬ности, имеют строго целевое назначение и предназначены для проживания граждан. На общее имущество собственников квартир в многоквартирном доме устанавливается общая долевая собственность этих собственников. Указанное право регулируется общими правилами гражданского законодательства о праве общей долевой собственности, однако за некоторыми изъятиями. Главное из них состоит в запрете собственнику квартиры или иного жилья отчуждать свою долю в праве на общее имущество жилого дома и совершать иные действия, влекущие передачу этой доли отдельно от права собственности на жилье (ч. 2 ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации), что определяет специфику правового режима объектов общей собственности собствен¬ников жилья в многоквартирном жилом доме Системы коммуникаций, места общего пользования в здании принадлежат ответчику, который предоставляет истцу услуги по их обслуживанию на основании договора о техническом обслуживании, что не образует в отношениях сторон признаков совместной собственности в виде совместного использования общего имущества. Руководствуясь вышеизложенным, суд кассационной инстанции постановил решение арбитражного суда по делу № А56-18956/98 отменить, в иске ТОО «Стиль» отказать.